Р!
22 СЕНТЯБРЯ 2019
20 сентября 2019
19 сентября 2019

«Усть-Орда+Иркутск»: Сельское хозяйство – гордость и надежда округа

Сельхозпродукция из Усть-Ордынского Бурятского округа славится своим высоким качеством на всю Иркутскую область и близлежащие регионы. Баяндаевское мясо, осинское молоко, эхирит-булагатские полуфабрикаты — кажется, Приангарье уже и не проживёт без натуральных продуктов из округа на прилавках рынков и магазинов… Но всё ли так ладно в традиционной для усть-ордынских бурят отрасли спустя 10 лет после объединения с областью, разбирался портал «ИрСити» во время поездки по одному из ударных сельхозрайонов округа и всего региона — Баяндаевскому.

В апреле 2006 года Иркутская область и Усть-Ордынский Бурятский автономный округ пережили второе рождение, согласившись во время референдума стать единым субъектом. Портал «ИрСити» к 10-летию со дня голосования подготовил спецпроект о жизни и её изменениях в округе за прошедшие годы.

Имеющиеся данные официальной статистики не дают исчерпывающей информации, как повлияло объединение на развитие сельского хозяйства в округе. В инфографике видно, что, допустим, число коров за 8 лет сократилось на 13 тысяч голов, а птица прибавила в количестве аж на 53 тысячи. В одних отраслях очевиден спад в пределах 10%, в других – рост.

Сельхознадежды Половинки

А что цифры? Статистика, говорит встретивший нас заммэра Баяндаевского района Виталий Еликов, вещь спорная: «Основной объём продукции дают личные подсобные хозяйства. Я вот личник, держу у себя три головы. Статистика берёт моих коров помножает на три условных тысячи литров молока и прибавляет их к основному показателю надоев. Но это не совсем правильная информация. Иногда у меня корова не доится, её телёнок сосёт, к тому же, основная масса продукции личника идёт на употребление самой семье, детям и только потом на продажу».

Чуть мы выехали из Баяндая, за иномаркой взвился столб пыли, а на горизонте показались редкие домики – село Половинка, в его окрестностях и строят большие деревянные цеха.

На месте нас встретил председатель одноимённого сельскохозяйственного производственного кооператива «Половинка» Владимир Петров.

«Видите, как получается, у нас реализационные цены на сельхозпродукцию – сезонны. Когда наступают август и сентябрь, жители деревень массово, перед школой, продают продукцию – а перекупщики сбавляют цену. Получается, что мы свой труд отдаём бесплатно. А с цехом мы хотим выровнять стоимость. Чтобы круглогодично была реально обоснованная закупочная цена. Серьёзная работа проделана – в июне-июле должны уже запустить переработку. Вопросы ещё остаются с водоснабжением, канализацией, отоплением», — деловито отчитался глава хозяйства.

В цехе предусмотрены убойный и разделочный отделы, холодильные камеры. Сельчанину, сдающему сюда скот, будет гарантирована безопасность забоя, а скупщикам – качество. Таким образом, мясопереработка и торговля в Половинке и Баяндае должны выйти на новый уровень. При этом, как отметил Петров, цех убоя и переработки – это только часть масштабного проекта, а если всё получится, то здесь появится ключевое «деревнеобразующее» предприятие.

«Мне, как человеку, который всю жизнь проработал в сельском хозяйстве, очень печально смотреть на всё, что творится в отрасли. Без работы молодёжь уезжает. Вот мы и исходили из того, что в деревне должны быть рабочие места. Сейчас в Половинке для совместной работы объединились личное подсобное хозяйство, крестьянско-фермерское хозяйство, производственный кооператив «Половинка» и потребительский кооператив. К 2017 году рассчитываем, что у нас будет до 35 рабочих мест. Нам нужен полный цикл – и обработка земли, и откорм скота, и убой», — делился планами председатель, заметив при этом, что такой крупный проект не сдвинется с места без государственной поддержки.

Немного потоптавшись в будущих цехах, а ныне пустых и холодных помещениях, где пахнет свежим срубом, мы снова загрузились в иномарку Еликова и отправились на типовую молочную ферму Андрея Гончарука, которая была построена в 2014 году на месте исчезнувшей в 60-х годах XX века деревни Игоревка близ села Тургеневка.

В дороге — об успехах

Время в пути до следующего пункта нашей поездки не было потрачено впустую — Еликов с удовольствием рассказывал о том, как Баяндаевский район стал лидером среди муниципалитетов округа по участию в федеральной целевой программе «Поддержка семейных животноводческих ферм». Местные хозяйственники за несколько лет заполучили аж девять грантов на развитие хозяйств, три из которых уже работают, ещё шесть – на разных этапах строительства.

Деньги на открытие небольшой фермы, как оказалось, нужны немаленькие – порядка 15-20 миллионов рублей. Федеральная программа покрывает только 60% трат, похожая областная – 70%. Порядка 5-6 миллионов рублей должен выложить фермер из собственного кармана.

«Нужно понимать – дело это непростое. Создаётся бизнес-проект, расписываются стоимости. Пока вся процедура от выигрыша в конкурсе до получения денег пройдёт, курс валюты изменится, все изначальные траты, как правило, возрастут. Люди, которые идут на это дело, знают о рисках, но всё равно идут в программу – брать огромный кредит для личника (человек, владеющий личным подсобным хозяйством) и делать всё на ровном месте – это почти невозможно», — вздыхает Еликов, внимательно глядя на дорогу, по обе стороны которой степь да пасущиеся коровы, лошади, овцы.

По его мнению, сельское хозяйство в районе должно развиваться путём создания множества семейных ферм: «У нас люди привыкли жить родом, большой семьёй, поэтому путь дальнейшего развития мы видим через фермы. Ну и немаловажна роль личных подсобных хозяйств – в них, в общей сложности, самое высокое количество скота. В этом случае, надо объединяться в кооперативы».

Недолго поразмыслив над вопросом, связано ли как-то развитие отрасли с объединением округа и области, Еликов пришёл к выводу, что до объединения Усть-Орда существенно отставала, какой-то период был потерян, но прямой связи территориального слияния с развитием он не нашёл.

«Область обратила внимание на проблемы сельского хозяйства округа только после того, как хозяйствами начала заниматься федерация. Порядка 5-6 лет назад началось постепенное восстановление», — констатировал он.

В разговорах, незаметно, мы доехали до отворота с асфальтированной дороги на размякшее весеннее бездорожье, где нас уже ждал весь испещрённый грязевыми каплями старенький «УАЗ» и фермер Дмитрий. Иномарку пришлось оставить – дальше на ней не проедешь.

Лесные коровы

В Баяндаевском районе люди в основном держат крупный рогатый скот: кто на мясо, кто на молоко. Ферма Гончаркука, на которую ехали мы, молочная, существует уже как 2 года. Более 100 голов скота ежедневно приносят молоко, которое через крупное перерабатывающее предприятие района «Хадайский» доезжает до Иркутска, а затем попадает к нам в холодильники в составе продуктов «Детской молочной кухни».

Кто бы знал, сколько весенней грязи перемесила фермерская машина, чтобы качественный, богатый жирами и белками напиток доехал сначала до Баяндая, а потом и до областного центра.

«Это вы приехали в самое неблагоприятное время. Вообще-то, здесь дорога нормальная и зимой, и летом, и осенью. Но хуже весенней грязи нет ничего – сейчас не до всякой фермы доберёшься», — широко улыбнулся заммэра.

До места добирались молча – машина тарахтела, гремела, стучала о кочки, грязь летела во все стороны, какие уж тут разговоры. Пейзаж за окном сменялся – то пахотные земли, то берёзовый лес, то луга, а впереди – грязь, да грязь.

Изрядно потрясённые после около 15 минут дороги мы подъехали к ферме, где на тот момент находились телята и дойные коровы – весь основной скот пасся в полях.

В хозяйстве на более чем сотню коров работает 5-6 человек. Бурёнки здесь свободно гуляют в тёплое время года, а по утрам и вечерам доятся в специальном полностью автоматизированном доильном цеху. Стерильное тёплое молоко льётся по молокопроводу в резервуар-охладитель, животные в это время лакомятся мукой из специальных контейнеров, а потом отправляются ночевать на мягкие соломенные настилы.

«Это называется безпривязное содержание скота на глубоком подстиле. Технологию мы позаимствовали у Красноярска, а те опирались на европейские стандарты. Что значит беспривязное на глубоком подстиле? Корова не на привязи, она ходит вольно, делает, что ей хочется. Животное в безстрессовой, удобной среде», — объясняет Еликов.

По его словам, соседний, Красноярский край, в основном занимается крупным производством мяса, а фермерств у них немного, поэтому теперь красноярцы уже ездят в Баяндай перенимать опыт. Также за знаниями и технологиями к хозяйственникам Баяндая зачастили фермеры из Забайкалья и Бурятии.

«Никогда Гончарук не пошёл бы на строительство фермы за свои деньги. Это нереально. При процентной ставке кредита и прочих нюансах – никогда. Нереально осуществить проект за 2 года стоимостью 17 миллионов рублей для такого относительно небольшого фермерского хозяйства», — подчеркнул чиновник, говоря о важности и нужности федеральной и областной поддержки.

Фермер тем временем молча ходил за нами – открывал двери, калитки. На вопросы отвечал, но очень коротко. Так, будто спрашиваю я у него совершенно простые, с рождения каждому понятные вещи.

«А как проходит на ферме день? Как организована работа?» – спрашиваю.

«Ну как? Как везде. В 7.00 — дойка. Как подоили, скот выпустили. Если стельные есть, ещё их в обед доим – телят поим. Потом вечером, в 18.00, подоили опять, и всё. Сейчас летом трава пойдёт – на ночь даже выпускать будем», — говорит Дмитрий.

По его словам, бурёнковое хозяйство разрастается – вот уже и выделенных земель мало. Надо арендовать или выкупать новые площади.

«Коров вам, наверное, надо пофотографировать. Они вон, в лесу; уже обратно понемногу подтягиваются», — махнул рукой Виталий Тимофеевич в сторону берёз.

Молочные коровушки разбрелись меж деревьев, как бы робко намекая хозяину, что готовы уже и полежать на своём «глубоком подстиле».

Поездка в Баяндаевский район, как и официальная статистическая выкладка, к сожалению, не могут дать полной картины состояния дел в ключевой сфере жизни Усть-Ордынского Бурятского округа — слишком уж большой округ, у каждого района свои особенности, да и вряд ли заммэра района по экономике упустил бы возможность акцентировать внимание СМИ именно на успехах в своей сфере. Тем не менее, даже если нам показали именно лучший пример поддержки сельского хозяйства в округе и области, стоит отметить, что он есть, да ещё и не абы какой — строительством с нуля девяти ферм и обрабатывающих цехов может похвастаться не каждый регион, не то что район.

Важно и то, что АПК Баяндая и всего округа своими нынешними успехами в большей части должны быть благодарны господдержке, которая оказывалась ещё в докризисные годы. Стоит ли ждать развития этих успехов напрямую зависит от внимания к сфере региональных и, в первую очередь, федеральных властей, которые, к сожалению, не всегда способны сконцентрировать его на всех внутренних делах, особенно с учётом серьёзных бюджетных потерь.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила