Р!
20 ОКТЯБРЯ 2019
19 октября 2019
18 октября 2019
17 октября 2019

Петров подменяет прогулы заменой занятий – мнение ректора ИГУ

Кировский районный суд 19 января вынес решение по иску политолога, координатора регионального движения в защиту прав избирателей «Голос» Алексея Петрова к ИГУ о восстановлении его в должности доцента исторического факультета. Ректор ИГУ Александр Аргучинцев на самом процессе не присутствовал и только 22 января в своём блоге на сайте вуза опубликовал своё мнение о происходящем. Портал «ИрСити» публикует тот самый пост, который руководитель университета назвал «Замена занятий и прогулы: подмена понятий».

Осенью 2016 года Алексей Петров был уволен из ИГУ после прокурорской проверки по заявлению активиста «Национального освободительного движения» Сергея Позникова. В день увольнения Петрова прошёл пикет в поддержку политолога, собравший около 200 человек. Против увольнения историка также высказались его коллеги, студенты и профком. При этом проверка прокуратуры выявила нарушения трудового и бюджетного законодательства в университете. Проблемы в вузовском делопроизводстве также всплыли на суде по иску Петрова о восстановлении в должности. Вуз не сообщал об исправлении нарушений трудового и бюджетного законодательства, об этом в своём посте не говорит и Аргучинцев.

***

Ознакомился с мониторингом сообщений в средствах массовой информации региона после окончания судебных заседаний по делу об увольнении доцента исторического факультета.

Некоторые комментарии.

Крайне удивило, что человек, позиционирующий себя как борец за справедливость, правду и искренность, в деле, касающемся лично его, идёт на полуправду, если не сказать больше. В логике такой приём называется подменой тезисов.

Конкретно по пунктам.

1) Факт многодневных прогулов без уважительных причин заменяется тезисом о том, что занятия не были сорваны, а была произведена замена преподавателя. Да, в компетенцию декана или уполномоченного им лица входит право замены преподавателя для обеспечения выполнения учебного плана. Но в компетенцию этих лиц не входит выяснение характера причин, вызвавших необходимость такой замены.

Уважительными причинами могут быть только четыре:
а) болезнь, подтверждённая листком нетрудоспособности;
б) отпуск;
в) отпуск без содержания;
г) командировка.

Да, в жизни бывают разные ситуации. Иногда проще подлечиться дома, не толкаясь полдня в поликлинике ради листка нетрудоспособности. В этом случае можно просто написать заявление на отпуск (а он у преподавателя составляет 64 дня) или отпуск без содержания. Оформление через систему документооборота Directum, работающую в ИГУ, занимает считаные минуты. Ничего подобного в данном случае сделано не было.

2) В ряде СМИ идёт подробное описание судебного процесса, вплоть до эмоций присутствующих, но практически нигде не указана главная причина, вызвавшая необходимость второго судебного заседания. Истец на вопросы представителя ИГУ, прокуратуры и судьи о том, где он всё-таки находился с 16 по 20 октября 2016 года отказался отвечать. Суд вынужден был обратиться с запросом в транспортные компании. На втором заседании и был оглашён документ авиаперевозчика, подтвердивший отсутствие истца не только в городе, но и в регионе в эти дни. Если взглянем на календарь, то увидим, что пропущена практически вся рабочая неделя без какого-либо объяснения причин. Таким образом тезис о многодневном прогуле с выездом из города заменён «отлучкой в библиотеку», «научной работой на дому» и т. п.

3) Тезис о превращении университета в «казарму», когда, надо отпрашиваться чтобы отлучиться в библиотеку. Это я неоднократно комментировал: «Университет всегда был территорией демократии. Никто и никогда не требовал постоянного присутствия преподавателей в корпусах университета во внеучебное время. Но у всего есть границы. Отсутствие в Иркутской области и в России на протяжении десятков дней в рабочее время без какого-то либо обоснования необходимости этого для образовательной или научной деятельности – это уже анархия».

4) «Десятки дней» – это выявленные прокуратурой за предыдущие полтора года факты отсутствия в регионе и стране без уважительных причин на протяжении 75 рабочих дней. Ещё одна подмена: в ряде СМИ 75 дней превратились в 75 часов. Хорошо, что ещё не минут.

5) «Такому специалисту, как доцент, за такие копейки, которые платит университет, нужно позволить свободный график для чтения 15-18 лекций в год». Нужно заметить, что уволенный работник работал на полную ставку доцента, размер которой для данной категории преподавателей составляет весьма неплохие для Иркутска почти 45 000 рублей в месяц (в данном документе суммы указаны без 50% коэффициента, т. е. числа нужно умножать на 1,5) с 64-дневным официальным отпуском. Если режим работы на полную ставку не устраивал, то никто не мешал перевестись на работу на меньшую долю ставки или работу по совместительству. Тезис о необходимости подобных привилегий рассматриваю просто как оскорбление для подавляющего состава наших добросовестных преподавателей, многие из которых имеют гораздо более значимые научные и педагогические заслуги.

6) «Студенты не имеют никаких претензий». Очередная подмена тезиса. Речь идёт о трудовом законодательстве, действующем в государственном образовательном учреждении. Не секрет, кстати, что некоторые студенты в некоторых вузах не имеют никаких претензий к преподавателю, который вообще не ходит на занятия, а выставляет в конце семестра всем хорошие отметки.

7) «Трудовой коллектив исторического факультета, профком ИГУ единогласно выступили в защиту истца». Да, имеется письмо, подписанное значительной частью преподавателей факультета, в котором не отрицается факт нарушения, но содержится просьба ограничиться менее строгим дисциплинарным взысканием. Письмо не оформлено как решение собрания трудового коллектива, не подписано ни одним заведующим кафедрой и многими ведущими учёными. Кстати, именно поведение доцента на заседании профкома (откуда взялся тезис о единогласном решении?), явилось последней каплей при выборе варианта дисциплинарного взыскания. Насколько я понял, свою позицию Алексей Викторович считал абсолютно правильной и в случае простого объявления выговора, видимо, продолжал бы подобное поведение.

Можно анализировать подобные тезисы и далее, но самое главное: любой непредвзятый анализ показывает, что в данном случае мы имеем дело с нарушением всех возможных границ адекватного поведения преподавателя, который на протяжении ряда лет должен был готовить новые поколения достойных граждан нашей страны.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ