Р!
16 ОКТЯБРЯ 2019
15 октября 2019
14 октября 2019

«Исчезающий Иркутск»: Разваленная лавка и старинное фотоателье под снос?

Перекрёсток Милицейского переулка и улицы Красногвардейской в центре Иркутска. Маленький каменный дом, от которого веет XIX веком, череда богатых на резьбу деревянных зданий – часть из них скрылась за высокими воротами и закрытыми ставнями – контрастируют с домами советской постройки.

Этот кусочек города со старинными лавкой Берёзкина и фотоателье Мамонова, кажется, на грани гибели. В очередном путешествии по «Исчезающему Иркутску» журналист «ИрСити», фотограф Яна Ушакова и руководитель клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров обследовали местность и пришли к заключению, что в Милицейском переулке за железными оградами творится мутная история: собственник заявил о намерении снести дом в старинной усадьбе известного иркутского фотографа.

Проект портала «ИрСити» «Исчезающий Иркутск» существует более 2 лет, за это время журналисты посетили около 40 деревянных домов, некоторые из которых уже исчезли с улиц города.

Лавка Берёзкина: декорация для мусорной ямы

Знакомство с переулком началось с памятника на углу Красноармейской и Милицейского. Деревянный резной дом вплотную примыкает к небольшому одноэтажному каменному зданию. Напротив него стоит Петров и местный житель, который, спотыкаясь о мат, пытается рассказать о том, что тут было в 80-е и 90-е.

А была здесь, по его словам, автошкола, бухгалтерия, цеха по ремонту машин и гаражи. Резной домик ломали паркующиеся во дворе бульдозеры, молодые люди приходили заниматься на тренажёрах для вождения. В середине 80-х произошёл пожар, часть двора выгорела, однако каменный дом и деревяшка по Красногвардейской, 31 остались на месте. Сейчас одно служит муниципальному унитарному аварийно-ремонтному предприятию Правобережного округа, второе – декоративно-резной стеной, скрывающей отвратительную картину разрухи и замусоренности. Ею надо ужасаться со двора.

По данным Петрова, этот угловой дом – лавка Зосима Берёзкина, который на рубеже веков жил тут с семьёй и приторговывал чем угодно. Улица тогда называлась Поплавской. В 1904 году он давал объявление в газету, что продаёт английский мужской велосипед за 60 рублей и недорого тележку со сбруей. В 1906-м писал, что в усадьбу требуется кухарка, а в 1907 году Берёзкина — можно полагать жена или родственница хозяина лавки — продавала через газету дойную корову.

Фамилия Берёзкин в иркутских хрониках тех лет встречается неоднократно. На Котельниковской (сейчас это улица Фурье – ред.) жил Василий Архипович Берёзкин, возможно, брат лавочника. Ещё в хрониках значится некий чернорабочий Григорий Берёзкин 1856 года рождения, который был расстрелян в 1938 году как враг народа и реабилитирован в 1956-м и Иосиф Аронович Берёзкин, живший на Подаптечной, 20.

Петров предполагает, что Иосиф и Зосим теоретически могут быть одним и тем же лицом, по-разному записанным в разных документах.

Сейчас во дворе усадьбы стоит стена с окнами, оставшаяся от разрушенного здания, каменный красивый, но обшарпанный домик – офис муниципального предприятия, списанные старые машины и гаражи, где ремонтируется автотехника. Всё. Никакой тебе больше истории и её свидетелей.

Дом фотографа Мамонова без окон, без дверей

А ведь век назад, представьте, стояла на перекрёстке лавка Берёзкина, а рядом с ней в переулке, тогда Жандармском, находилось фотоателье знаменитого фотографа-портретиста Иркутска Дмитрия Николаевича Мамонова. Кто знает, может, два этих иркутянина были хорошими друзьями, добродушными соседями, или вдруг, на случай тяжёлых характеров, непримиримыми врагами.

«Заведение иркутского мастера Дмитрия Николаевича Мамонова «Сибирская фотография» работало с 1891-го по 1927 годы в его усадьбе, расположенной вблизи Интендантского сада. Фотограф снимал портреты строителей Транссибирской магистрали, общественных и культурных деятелей, простых иркутян. Многочисленные стеклянные негативы, изготовленные Мамоновым, и павильонная деревянная фотокамера ХIХ века хранятся в фондах музея истории города Иркутска», — говорится в книге Рудольфа Берестёнева «Яркий почерк светописцев. Фотообразы времени».

Петров к этому добавил, что усадьба только по одним данным принадлежала Мамонову, по другим – её владелицей была госпожа Орлова, а фотограф, возможно, арендовал у неё площади.

Сегодня в эту усадьбу не зайти. За железными высокими воротами стоят два дома. Один из них выходит закрытыми ставнями на переулок. Стучимся – глухо.

«Туда не попадёшь, там от Москвы здание. Мы туда не лезем», — говорит местный житель, жестами показывая, что там живут крутые и опасные хозяева.

На весь переулок ни один человек не смог рассказать хоть какую-то историю этого места. В первой постройке на стук в окно откликнулся молодой парень, пожавший от недоумения плечам, во второй – мужчина: он только сказал, что в одном доме по Милицейскому переулку живут узбеки – их почти никогда не бывает, а в другом, предполагаемом ателье Мамонова, таксист, который тоже всегда в разъездах.

Казалось бы, на этом история окутанного неизвестностью переулка должна закончится. Однако из-за железной ограды вдруг вышел хозяин. Беседу он вёл неохотно.

Утверждает, что дом – памятник только на бумагах, а на самом деле «этот памятник уже отменяется». Он хочет снести его, чтобы построить что-то современное.

«Такая красота. Мы бы хотели сделать несколько фотографий», — просит Петров впустить за ворота, но получает отказ.

«Вы приходите во вторник, там сейчас КамАЗ стоит, вы ничего не сможете сфотографировать», — отнекивается собеседник.

Никакого КамАЗа за воротами не стояло — нас просто почему-то не хотели пускать. Право хозяина, но всё-таки, о какой отмене памятника речь?

Глава службы по охране объектов культурного наследия Приангарья Евгений Корниенко не помнит, чтобы в ведомство приходили какие-то запросы на вывод усадьбы из реестра памятников, начальник отдела госохраны памятников архитектуры и оформления охранных обязательств Виталий Соколов также впервые слышит о таких намерениях.

«Это объект культурного наследия регионального значения, соответственно, у нашей службы нет полномочий по принятию решений по нему. Решение принимает правительство РФ. Документов или заявлений по данному вопросу, на моей памяти, в ближайшие годы не поступало. Поэтому информацию не могу ни подтвердить, ни опровергнуть», — комментирует Соколов.

Он уточнил что собственник может проводить какую-то работу напрямую с Минкультуры России, однако даже в этом случае рано или поздно министерство должно запросить у субъекта позицию по вопросу об исключении дома из реестра. Такого запроса пока не было.

В конце прогулки осталось ощущение недосказанности. Смотришь на дома и очевидно, что в них спрятана не одна городская история. Как минимум о развитии фотографии в Иркутске начала XX века. Вот только эта история с одной стороны перекрёстка разваливается, а с другой — находится под угрозой сноса.

По крайней мере, заявление о таком намерении уже сделано.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ