НОВОСТИ
18 ОКТЯБРЯ
17 октября
16 октября

Виктор Пушкин: Инвалидность – не конец, а новая форма возможностей

Фото: предоставлено В. Пушкиным

Этот человек действительно может стать примером для подражания для каждого. В 16 лет он упал с дерева и стал инвалидом. Но это его не сломило, а дало шансом доказать, что всё возможно. Сейчас это успешный спортсмен, общественный деятель и хороший человек Виктор Пушкин. Портал «ИрСити» побеседовал с Виктором об объединении благотворительных фондов, доступной среде для инвалидов и о том, как дальше жить, если попал в сложную ситуацию.

— В начале года стало известно о вашем новом проекте – объединение благотворительных фондов. Расскажите о нём поподробнее. Кто объединяется? Какая цель?

— Это была моя идея объединения. Для чего? У каждого фонда есть свои ресурсы и связи. Чтобы одному моему проекту не было тяжело в развитии, я предложил объединить несколько фондов. Фонд «Губерния» – это бизнес. Фонд администрации – это административный ресурс, они могут помочь с предоставлением площадок для проведения мероприятия. И так можно перечислять очень долго.

Наша цель – создание сообщества фондов, чтобы мы могли совместно проводить благотворительные мероприятия.

— Вы уже проводили совместные мероприятия?

— Первым мероприятием, была стратегическая сессия с Яной Варшавской (бизнес-консультант в области маркетинга, менеджмента и профессиональных коммуникаций – ред.). Нам провели бизнес-тренинг. На этой встрече мы обсуждали понятие благотворительности.

Можно помогать людям в переходе, давая деньги, но ты не знаешь, на что ты даёшь – на выпивку, кусок хлеба или одежду. Мы должны были сами для себя понять, что такое благотворительность. К концу занятия мы пришли к выводу, что мы должны помогать, создавая условия, создавая идею в головах, что люди с инвалидностью должны быть полезны обществу. Например, спортивную малокалиберную винтовку изобрёл Михаил Марголин, который был слеп. Получается, Марголин был инвалидом, но в нём нуждались и ему предоставили условия для работы и проживания.

Свой проект «Отдыхай на Байкале» (спортивно-оздоровительная база отдыха для инвалидов-колясочников на Байкале – ред.) я сделал не для того, чтобы люди туда приезжали и выпивали, а для того, чтобы у любого человека была возможность проявить себя, начать заниматься спортом, открыть новые навыки и в дальнейшем быть полезным обществу.

Фото: предоставлено В. Пушкиным

— Поддерживает ли вас администрация Иркутска, иркутские политики?

— Мой проект не настолько раскручен и известен. Могу сказать честно и откровенно, благотворительные фонды, хоть и делают добро, но между собой всё равно конкуренты. У каждого руководителя фонда свои амбиции и желание помогать.

Да, ты помогаешь, но некоммерческих организаций около 600, если не больше. Есть хорошие, которые нормально двигаются и делают то, что считают нужным, а есть те, которые ничего не делают, а только портят. Поэтому, когда объединяются несколько мощных организаций, то они уже под себя забирают какую-то долю. И что касаемо объединений, с одной стороны, это хорошо, это будет эффективнее, интересней и мощнее, с другой стороны, кому-то это не подойдёт.

Например, мы проводим благотворительный аукцион, люди пришли, потратились. Другой фонд тоже хочет провести аукцион, зовёт тех же людей, а они уже не идут, потому что потратились на предыдущем. Все люди конкурируют между собой, неважно, благая цель или бизнес.

— Как вы считаете, какие главные проблемы у иркутских инвалидов?

— Насколько я вижу, проблем нет. Возьмём меня и любого другого человека. Я активный, более уверенный и пробивной. И для себя я не вижу никаких проблем.

Если брать не таких людей как я, то проблема в первую очередь в голове. Многие думают: «Кто виноват в том, что я не могу выйти из дома? Государство, которое не предоставляет условия».

Но есть и другой вариант: «Я не могу выйти из дома. Что мне для этого надо сделать? Мне надо поднять свой зад с дивана, начать действовать. Найти человека, который мне поможет установить пандус, подъёмник, поручень, перила и тактильную плитку, чтобы я смог выйти из дома». И всё – ты начинаешь это делать.

Я проблем не вижу, они у нас в голове, а доступную среду можно сделать. Люди говорят: «Давайте поможем инвалиду, сделаем пандус, подъёмник». Ему сделали, а он не пользуется. Он сидит дома в депрессии и не выходит, он так привык и начинает деградировать в своём сознании и мышлении.

Но если говорить о глобальных проблемах, то это комфортная и безопасная среда. Это первое. Второе – отношение. Почему люди стараются отгородиться от инвалидов? Человек боится. Боится, что то же самое может произойти с ним. Человек боится этой слабости и безнадёжности. У меня есть знакомый, и он мне сказал: «До встречи с тобой, когда я видел инвалидов, я их сторонился». Но когда он познакомился со мной, то был в шоке. Он понял, что не я инвалид, а он.

Фото: предоставлено В. Пушкиным

— Я читала вашу историю, вы в 16 лет стали инвалидом. Как вы смогли найти внутренние резервы и силы для восстановления?

— Я сейчас возвращаюсь и понимаю, что когда с тобой происходит что-то подобное, сразу появляется страх. Главный вопрос – почему это случилось со мной, нет желания жить. Ты полностью теряешь почву под ногами.

Когда это только произошло со мной, была истерика – как я буду в инвалидном кресле, я не хочу быть слабым и ущербным. Это самое первое мгновение. Потом появляется надежда. Она появляется у всех инвалидов и живёт какое-то время: «Я всё равно восстановлюсь и начну ходить». Потому что когда ногу отрезают, ты видишь, что её нет, и она не вырастет, а если происходит парализация, то вроде ноги есть, и тебе кажется, что это временно, ноги на месте, значит всё восстановится. И вот эта надежда остаётся, и ты начинаешь жить.

Лично у меня были депрессивные дни, иногда месяцы. Я лежал и ничего не хотел делать. Когда ты садишься в кресло или лежишь – я год лежал в кровати, – ты привыкаешь к этому состоянию. Ты становишься малоактивным, ничего не хочешь делать, начинается депрессия. Меня вывела из этого состояния, как любого человека, мечта. Я хотел заниматься предпринимательством, встречаться с девушками, водить автомобиль, быть в обществе. И вот это всё побудило меня не сдаваться.

— Когда возникло желание помогать людям? С чего всё началось?

— В своё время мне всё время помогали: кто-то отвёз, привёз, помогали деньгами, из этого появилось первое желание помогать людям. Помогали мне, пока я не мог что-то делать сам, потом я окреп, и появилось желание помогать самому. Ещё к этому прийти мне помогло волонтёрство. Я съездил на «Байкал — 2020». Мне стало интересно, и пошло.

Мне кажется, что у меня, получается убеждать людей на благотворительные проекты. Либо «давай займёмся бизнесом» или «дай мне, и это пойдёт во благо или в помощь нуждающемуся».

— Помните свой самый первый проект?

— Честно, я не помню свой первый проект. Самый запоминающийся, когда мы нашли социальное такси для Алины Джамаевой (социальный проект, когда волонтёры помогли девушке инвалиду второй группы найти специализированный транспорт для поездки в университет – ред.). Мы нашли транспорт и деньги, и она ездила бесплатно на учёбу. Мне была приятна её благодарность. Я помню, как сам ездил, за меня платила телекомпания «Аист», а мне лично помог Юрий Дорохин (российский кинорежиссёр, один из создателей студии «REC. Production – ред.). Я всегда помнил об этом, и вот тут я решил, что настала моя очередь помогать.

— Вы учитесь в институте физической культуры, с чего вы начали заниматься спортом?

— Я начал заниматься спортом благодаря Артуру Чупрову (инвалид-колясочник, спортсмен – ред.), который увидел меня, привёл пример, сказал, что я тоже могу заниматься, – и так появилось желание. Захотелось посоревноваться: как это так, все занимаются, а я нет. И я начал.

Первое, чем я начал заниматься, – пауэрлифтинг, жим штанги лёжа. Стал чемпионом Санкт-Петербурга, Ленинградской области в своей категории, серебряным призёром Кубка России 2011 года, получил кандидата в мастера спорта. А потом у меня заболело плечо. Пил 4 года обезболивающие и понял, что совсем тяжело. Переквалифицировался на лёгкую атлетику, метание копья. Стал заниматься, но плечо всё равно болело. Недавно сделал операцию, не помогло.

Пока занимался спортом, был на соревнованиях в Алексине, и там был преподаватель из Санкт-Петербурга. Он мне рассказал, что у них, в Российском государственной педагогическом университете имени Герцена на факультет физической культуры, есть направление адаптивного спорта, и я могу там учиться. Меня это заинтересовало, и мне захотелось пожить в Питере. Это подкупило. Я поступил и жил в Питере. Сейчас я заканчиваю университет.

— Что вы можете посоветовать людям, которые попали в сложную ситуацию и получили инвалидность? Как помочь принять человеку самого себя в таком состоянии?

— Первое – это осознать, то, что это есть, и оно никуда не уйдёт. Это уже часть твоей жизни. Надо принять случившееся.

Второе – понять, что это не конец, и можно жить ещё лучше, чем ты жил до этого. Это как некая форма новой возможности поменять свою жизнь в лучшую сторону.

Третье – заниматься спортом, чтобы активизировать себя и попасть в общество. Ну, а дальше строить планы или продолжать старые. Главное – продолжать себя реализовывать.

— Какие ваши планы на будущее?

— Я всегда, когда говорю о планах на будущее, они почему-то не сбываются (смеётся).

В ближайшее время планирую запустить благотворительные аукционы выходного дня. Аукцион выходного дня – это доступное мероприятие, куда может прийти любой человек, где лот будет стоить от 200 рублей.

Сейчас на всех аукционах стартовая цена от 50 тысяч рублей и выше, а я хочу, чтобы на аукционы могли приходить люди с любыми финансовыми возможностями – студенты или те же самые инвалиды, чтобы всем было по карману, и люди знали, что все деньги пойдут во благо. Планирую, что такие аукционы будут проходить каждый месяц. Так же планирую сделать интернет-аукционы.

Ещё хочу написать книгу. Как говорят, посадить дерево, построить дом, родить сына и написать книгу. У меня всегда была эта мечта. Недавно разговаривал со своим товарищем Евгением Чумаковым, и он говорил, что когда с человеком происходит травма, он остаётся один, и ему надо понять, где люди, ему нужен пример. Раньше был Валентин Дикуль, но больше нет примеров. И в книге я хочу написать, как не сдаваться, какой я был до травмы, после, что я не был хорошим ребёнком, о жизни после травмы, кто я сейчас, как и чем живу. Всё до мельчайших подробностей.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить