Р!
19 ОКТЯБРЯ 2019
18 октября 2019
17 октября 2019

Человек на поводке

Алексея Тараповского в 19 лет лишили возможности видеть. Избили напившиеся дембеля в армии. Сначала была частичная потеря зрения, диагноз «травма зрительного нерва», долгие 7 месяцев в госпитале, потом операция. Постепенно видеть Алексей перестал совсем. Четыре года назад в доме слепого появилась собака-поводырь. Но добиться её было непросто: пришлось обивать чиновничьи пороги.

Знакомство

Алексей встречает меня у подъезда. Он в синей рубашке и чёрных джинсах. На рубашке по шву немного разошёлся рукав, на джинсах – пара пятен. Нет, Алексей человек опрятный, просто ему этого не увидеть. В руках – трость. Рядом с ним сидит немецкая овчарка. Он не держит её за шлейку, как положено. Собака не убежит – она на работе.

— Давайте вашу руку, будем знакомы, — протягиваю навстречу ему руку. Он аккуратно её берёт, аккуратно пожимает.

— Какая маленькая у вас рука, — улыбается.

— Давай и с тобой знакомиться, — наклоняюсь к собаке. – Как её зовут?

— Грета. А вы попросите у неё лапу, если даст – вы ей нравитесь, — говорит Алексей.

Глажу Грету по голове, пальцы утопают в мягкой шерсти. Собака тяжело дышит, высунув язык. Ей жарко – на улице 33 градуса тепла.

— Дай лапу, — прошу её. Грета сначала облизывает мне руки, а потом доверительно протягивает лапу. Кажется, подружились.

— Давайте пойдём во двор, у нас там столик с лавочками, — предлагает Алексей.

Грете не нужна команда. Она услышала, что говорит её подопечный и сама направилась внутрь двора девятиэтажного ново-ленинского дома. Идём быстро и уверенно по узкой тропинке мимо подъездов, собака-поводырь останавливается не только у бордюров и ступенек, она обходит все ямы и даже небольшие выемки. Я не успеваю за моими новыми знакомыми. Возле арки сидит кошка, при нашем приближении изгибается дугой, но собака спокойно проходит мимо. Грета сконцентрирована, ей нет дела до глупых выгибающих спины кошек.

«Грета большая умница. Она все маршруты знает, мы с ней в больницу ходим, аптеку, банк, на рынок местный, в центр ездим, на дачу, с дачи ходим на речку. Она всё знает», — рассказывает Алексей.

Во дворе пахнет свежескошенной травой. На лавочках, куда мы направляемся, устроились два газонокосильщика. Один с чувством выполненного долга оглядывает проделанную работу – просторы двора, усеянные травой, – другой жуёт соломинку. Прошу их подвинуть оборудование.

«Грета, гуляй, гуляй, — Алексей гладит овчарку по загривку и отпускает поводок. — Пять лет будет в октябре как Грета с нами. В нашем питомнике «К-9» воспитывали её, Артем Саловаров тренировал. Ей недавно 6 лет исполнилось».

Газонокосильщики с интересом наблюдают за Алексеем и Гретой и вслушиваются в наш разговор.

Борьба

Моему собеседнику 45 лет. Родом он из села Малое Голоустное Иркутского района. К любимой девушке Оле (а ныне жене) в Иркутск перебрался 12 лет назад. Его супруга тоже незрячая. Познакомились они, когда Алексей жил в родном селе, а Ольга приезжала туда выступать в составе хора клуба слепых.

Алексей общительный, позитивный и улыбчивый человек. Вопросы задавать не приходится, сам охотно всё рассказывает.

О том, что ему по закону должны предоставить собаку-поводыря, Алексей знал. Но прежде чем собаку получить, пришлось пройти медицинскую комиссию, получить индивидуальную карту реабилитации, где собака указана как средство реабилитации, подать заявление в соцзащиту, отправить анкету в школу по подготовке поводырей, встать в очередь. Это обязательные условия.

В России всего два центра по подготовке собак-поводырей, и оба находятся в Москве. Благотворительная некоммерческая организация учебно-кинологический центр «Собаки – помощники инвалидов», которая живёт исключительно на средства спонсоров и работают в ней сплошь волонтёры. И негосударственное образовательное учреждение подготовки собак-поводырей Всероссийского общества слепых, которое раньше называлось «Школа собак-проводников в Купавне». Эта организация имеет государственную поддержку, поэтому попасть туда можно только через социальные органы и в порядке очереди.

Вот в Купавну Алексея и хотели направить. Сказали: стоять в очереди 2-3 года. Но он ехать за тридевять земель не захотел, как и не захотел ждать.

«Видите, Юля, получить собаку можно и в Москве. Но там её не дрессируют так как нужно. Потом за ней ехать туда, там быть с ней 2 недели, а затем как-то транспортировать обратно. Это проблема. Я считаю, что такие центры должны быть в каждом регионе, в областном центре. Слепые-то по всей России, а не только в Москве. Вот у нас, в Иркутске, питомник «К-9» отлично готовит. У меня нет претензий по дрессировке Греты. А из Москвы собаку привёз – её нужно приучать к новым маршрутам, здесь уже, на месте. А Артём (кинолог из «К-9» — прим. ред.) приезжал ко мне каждый день целый месяц, и мы вместе отрабатывали нужные мне маршруты. Когда уже спустя несколько лет мне снова понадобилась помощь кинолога, Артём приехал сразу», — делится мужчина.

Когда Алексей в местной соцзащите высказал своё «не поеду», его направили в региональное министерство социальной защиты опеки и попечительства. Сначала мужчина добивался согласия по телефону, потом лично приехал в ведомство. Там ему издевательски предложили инвалидную коляску, а не поводыря.

«А зачем мне коляска? Тогда пусть дают мне двух собак, чтоб они меня возили на коляске этой», — смеётся Алексей.

Мужчина в покое чиновников не оставил. Звонил каждый день в разные кабинеты, просил, чтобы собаку тренировали в Иркутске, сам предлагал варианты, объяснял, что кинологов, способных выдрессировать поводыря в городе хватает. Отказы бумажных душ Алексея не останавливали.

«Знаете, как ни странно, палки в колёса мне вставляла председатель регионального общества слепых Галина Катрук. Тоже незрячая, кстати. Но она утверждала, что бизнес этот должен остаться в Москве. Там, представляете, на одну собаку миллион рублей выделяют. А на содержание моей Греты питомнику выплатили 99 тысяч. А готовить её надо полгода. Чувствуете разницу? А ещё она (Катрук – прим. ред.) говорила, что собаки у нас неадекватные, а в Москве адекватные. Бред!» – недоумевает Алексей.

С упрямством должностных лиц он первый раз столкнулся, работая на иркутской фабрике «Бытовик». Это предприятие, где трудятся инвалиды по зрению, изготавливают матрасы, подушки, одеяла и постельное белье.

«Галина Катрук – директор на этой фабрике. Так вот мы к ней с коллегами подходили и просили, чтобы нам какой-нибудь маяк яркий поставили на входе или радиооповещение на территории, чтобы было легче добираться до мастерских. А она то отказывала, то говорила, что поставит и ничего не делала. Я потом плюнул и ушёл оттуда. Сейчас иногда встречаю бывших коллег, они жалуются, что условия там по-прежнему плохие. Да и зарплаты никакие – если 1,5 тысячи в месяц заработаешь, уже хорошо», — говорит он.

Через полгода звонков и хождений по кулуарам ведомства чиновники снизошли: разрешили питомнику «К-9» заняться дрессировкой собаки для Алексея. Правда перед этим хорошенько потрясли питомник на наличие документов, но там все необходимые документы, в том числе разрешения на дрессировку, были в порядке. Так Алексей стал инициатором открытия центра подготовки собак-поводырей на базе питомника для собак «К-9». И первым в Иркутской области человеком, который получил поводыря, не выезжая за пределы региона. Это был нонсенс.

Грета

В питомнике мужчине предложили выбрать породу собаки и пол. Алексей попросил найти ему немецкую овчарку девочку. Не каждая собака способна стать поводырём. По словам Алексея, только один щенок из 50 может иметь способности будущего поводыря. Грету искали целый месяц. И нашли в Смоленщине.

В течение полугода собаку готовили в «К-9». Но и тут Алексей проявил инициативу: попросил руководство питомника разрешить ему приезжать каждую неделю, чтобы навещать Грету. Путь от Ново-Ленино до «К-9» неблизкий, но мужчину это не смущало. Так собака сразу поняла, кто её подопечный и друг.

«Я приезжал к ней, лакомства привозил, с ней ходил по маршрутам и препятствиям, которые кинологи на территории питомника делали. Например, клали обычную палку. Она даже её обходила! Или натягивали тонкую верёвку, а она останавливалась перед ней. Грете, знаете, сообразительности не занимать. Вот мы с вами разговариваем, а она всё понимает. Знает, что о ней говорим», — Грета, которая сидит рядом с нами, поднимает голову и смотрит на хозяина.

Последний месяц подготовки тренировки уже проходили в Ново-Ленино, чтобы собака смогла освоиться в условиях города. Кинолог Артём вместе с Гретой приезжали к Алексею и отрабатывали маршруты на месте.

«Я Артёма просил нас наедине оставлять, чтобы она понимала, что со мной надо будет ходить всегда. А то она иногда сбивалась, она же тесно и с ним, и со мной работала. Он отходил и смотрел на нас издалека», — говорит мужчина.

Алексей наклоняется немного вперёд, пальцами нащупывает Грету и гладит её. По двору бродят бездомные собаки, громко лают, но она не реагирует. Играть с другими собаками Грете можно, но только тогда, когда хозяин скажет: «Иди поиграй».

Наш разговор прерывает звонок. Моему герою звонят. Телефон произносит имя звонящего «Алёна». Алексей отвечает Алёне, а мне думается: парадоксально, что технологии упрощают нашу жизнь, а чиновники усложняют.

«А мы так экзамен с ней интересно сдавали! Мне позвонил Артём и сказал, что приедет в субботу с тремя людьми с соцзащиты, клуба и питомника. Ну хорошо, жду. Потом звонит в пятницу и говорит, мол, давай приеду, будет контрольная тренировка. Я согласился. Он приехал, сказал ждёт меня у подъезда. Я вышел, звать его не стал, знаю, что наблюдает со стороны. Сходил на рынок, сделал потом ещё круг, вернулся к подъезду и зову его. Он подходит и говорит «Экзамен сдан». Оказывается, он специально мне сказал, что в субботу с комиссией приедет, чтобы я не нервничал, а сам с ними за мной и наблюдал в тот момент, они посмотрели, как мы с ней (кивает в сторону Греты) в обычных условиях работаем», — с улыбкой вспоминает мой собеседник.

Алексей рассказал, что встречался с человеком, который получал поводыря в Москве. Тот всё упрямился и не верил, что в Иркутске могут нормально воспитать и натренировать собаку. Алексей решил делом доказать – предложил ему пройтись с Гретой. После прогулки у знакомого сомнения отпали – собака замечательная, не подводит.

«Вот как там в Москве их воспитывают? В условия города не выводят. На 2 гектарах огороженной территории тренируют. А в городе и машины, и люди, и другие животные, и запахи резкие, и звуки громкие. Другой знакомый, который также там собаку получал, рассказывал, как долго потом не мог собаку приучить не бояться машин», — продолжает Алексей.

— Алексей, вы так долго были без собаки. Что изменилось в вашей жизни после появления Греты? — спрашиваю.

— Всё. С ней намного лучше. Когда иду без собаки, не чувствую себя так уверенно. Мы сработались с ней, друг друга чувствуем. Новые маршруты тоже вместе учим. Она всё быстро усваивает. Грета наш друг, от нас не отходит. Всегда и везде рядом. Вот я на даче наклоняюсь к грядке, чтобы понять, как там дела обстоят, и она тут как тут: сует свой нос, проверяет, что я делаю.

— А до Греты кто вам помогал?

— Ну я ещё с молодости некоторые маршруты в центре Иркутска помнил, так что мог ориентироваться. Но вот, например, когда переехал в Иркутск и на фабрику устроился, мне тёща показывала, как идти от дома до остановки, а там уже до работы. Один раз показала, объяснила, я запомнил. Но без собаки ходишь медленно, аккуратно, чтобы не наткнуться ни на кого, не запнуться.

— Вот вы говорите «Грета – наш друг».

— Конечно! Она нам положительные эмоции дарит. А ещё, когда мы с женой вдвоём куда-нибудь идём, Гретка смотрит, чтобы и мне шлейки хватило, и Оле. Так и ходим втроём. А если я куда-то без Греты хожу, а такое бывает, мне иногда жалко её по автобусам таскать, она на меня обижается, расстраивается, грустит.

Сейчас для четы Тараповских главное занятие – это дача. Со всем управляются сами.

«Вы бы видели, как я орудую тяпкой», — улыбается мой собеседник.

Добираются до заветного участка земли супруги на автобусе. Водители и дачники к Грете относятся с уважением.

«Бывает толкучка в автобусе, а она лежит на полу, занимая два места, я говорю «давайте собаку на руки возьму», а на меня все шикают «пускай лежит, лучше мы потеснимся». Это приятно».

Взаимопомощь

Борясь со странной системой получения собак-поводырей, Алексей помог не только себе, он протоптал тропинку для других незрячих. Кинологам в питомнике рассказал о знакомой девушке Инне, которой нужна собака, но её также отправляют в Москву. Для Инны в «К-9» воспитали лабрадора Дарли. Потом Алексей отправил в питомник соклубника Олега, теперь он тоже счастливый обладатель лабрадора-поводыря.

«Когда я ему всё объяснял, посоветовал в соцзащите не писать, что он просто отказывается от собаки, а что отказывается именно от московской собаки, но от иркутской не отказывается. А то мало ли, как бы они этот отказ расценили», — вспоминает хозяин Греты.

«Самое интересное, после этого всего чиновники зашевелились. Раньше в Москву в этот центр очереди были, а тут сразу для нашей области выделили пять квот и без всяких очередей отправили двух девушек из Ангарска и Култука за собаками», — продолжает рассказ мой герой.

Алексей всегда пытается помочь таким же, как он. Узнаёт о других незрячих, разговаривает с ними, разъясняет, на что они могут рассчитывать. Ведь многие даже не догадываются, что они могут получить собаку, и что государство может компенсировать содержание поводыря.

«Вот недавно услышал об одном местном парне. Его тоже направляли в Москву. Он не согласился. Тогда ему в соцзащите предложили купить собаку и выделили бесплатного дрессировщика. Не должен он был себе собаку покупать, понимаете! Вот если бы я о нём раньше узнал, помог ему, подсказал, как поступить», — грустно говорит Алексей.

Поводырями могут стать только немецкая овчарка, колли, лабрадор или ретривер. Поэтому тому молодому человеку собака действительно не дешёво обошлась.

«Я слышал, что сейчас чиновники снова не дают работать «К-9», министерство не предоставляет данные питомнику о слепых в области, чтобы кинологи могли предложить им свои услуги, это же бесплатно», — качает головой мужчина.

Прогулка

— А давайте прогуляемся? – предлагает Алексей.

— Обязательно! – соглашаюсь я. Надо оценить Грету в действии.

Встаём с лавочки, Алексей командует «Рынок», и собака устремляется вперёд к тропинке вдоль дома. Грета оберегает хозяина от кустов и бордюров. В какой-то момент она сворачивает не туда. Алексей это чувствует и снова говорит «Рынок». Собака меняет курс.

— А присутствие малознакомого человека не сбивает Грету? — предполагаю я.

— Она, конечно, настороженно относится к незнакомым. Наверное, волнуется за меня. Но спокойна и не агрессивна. Просто расслабилась сейчас.

Грета и Алексей с лёгкостью преодолевают узкие ступеньки, проходят между киосками и выходят на просторную площадь.

— Вот тут банк, мы в него ходим, — махает Алексей тростью в сторону финансового учреждения. – А вон там аптека, видите?

— Ага.

— В банке нас знают, всегда приветливо встречают, не ругаются, что собака заходит.

Грета останавливается возле высокого бордюра, Алексей переступает его.

На территории рынка многолюдно и тесно – типичная «шанхайка». Грета и Алексей преодолевают все препятствия: обходят столбы, ямки, мусор, выставленные продавцами столики с товаром, собака останавливается возле коробок, чтобы её подопечный смог переступить через них. Люди оборачиваются, смотрят на необычную парочку, улыбаются.

Подходим к крытому рынку. Грета подводит Алексея к двери, он безошибочно протягивает руку к ручке, открывает дверь, пропуская меня вперёд. Проходим весь рынок, продавцы здороваются с Гретой, ласково проводят рукой по её загривку, наклоняясь из-за прилавков.

Уже в павильонах замечаю на плече у Алексея мотылька. С красивыми пятнистыми крыльями. Мне кажется это символичным.

Останавливаемся возле прилавка со сладостями. Продавщица спрашивает у Алексея про здоровье и дела – он тут местная знаменитость. Пока они ведут разговор, к Грете подходит маленькая девочка и восторженно произносит: «Вот эта собака! Красивая собака!». Напуганная мамаша хватает ребёнка за руку и уводит, не понимая, что Грета не укусит, она не просто собака, у неё важная миссия.

Уходим с рынка, возвращаемся к подъезду. Снова встречается та кошка, выгибающая спину. Сейчас она деловито моет лапу. Она, кстати, трёхцветная. Это, говорят, к счастью.

P.S. Председатель регионального общества слепых Галина Катрук в своём комментарии ИА «БайкалПост» заявила, что она не была против открытия в Иркутске центра по подготовке собак-поводырей. Но отметила, что опыта работы с поводырями у московской школы в Купавне намного больше, там работают профильные специалисты по отработанной методике. Также в этом центре собаки проходят специальный отбор.

«Нести ответственность за работу иркутского центра я не могу. Тут нет специально обученных специалистов, которые должны готовить собак-поводырей для слепых. Но несколько наших людей брали в «К-9» собак, вроде все довольны. Но собаки, воспитанные здесь, игривые, а в Купавне их строго воспитывают, они более послушные. Хотя у одной девушки, которая в Москве собаку получала, были проблемы, её собака тоже игривая была, ей это не понравилось, и она обратно её в Купавну сдала. Кстати, здесь готовят собак за 99 тысяч рублей, а на тот момент в Москве готовили за 600 тысяч. То есть здесь выгоднее получается, местный бюджет может купить шесть собак», — пояснила в разговоре Галина Катрук.

О работе инвалидов по зрению на фабрике «Бытовик», женщина пояснила, что они работают строго по законодательству, не больше 7 часов в день, а средняя зарплата на предприятии 15-16 тысяч рублей.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила