НОВОСТИ
24 ОКТЯБРЯ
23 октября
22 октября
21 октября
20 октября

Нейтронная бомба и евгеника в речах главы иркутского минздрава

Парламентский час на очередной, 53-й, сессии Законодательного собрания Иркутской области 25 сентября был посвящён доступности медицинской помощи в отдалённых районах региона. Сначала министр здравоохранения Олег Ярошенко долго и достаточно настойчиво рассказывал о положении дел, о том, что медицинская помощь оказывается всем, кто в ней нуждается, но, как оказалось, депутаты оказались недоверчивые и как могли пытались вывести министра на чистую воду.

Первые полчаса Олег Ярошенко как будто пытался внушить всем присутствующим в зале, что в медицине у нас только мелкие проблемы – заменить бы старые машины скорой помощи на новые, оборудовать бы вертолётные площадки, чтобы они могли принимать «тяжёлых» пациентов круглые сутки, а не только днём, а в остальном, как в песне: «Всё хорошо, всё хорошо».

Пересыпая речь громкими фразами типа «краеугольный составной элемент эффективной медицины» и «альфа и омега доступной медицинской помощи», Ярошенко минут за 20 рассказал доклад и, кажется, хотел вернуться на своё место, но у депутатов было к министру слишком много вопросов.

Первым вступил Илья Сумароков, уточнивший, оправдано ли сокращение коек в стационарах. Министр отрапортовал – койки должны работать, а не простаивать. А также заметил, что сейчас его ведомство занимается реанимацией больниц, закрытых в 90-е годы и которые выглядят так, «будто там взорвалась нейтронная бомба».

Далее в диалог вступил депутат Андрей Микуляк, он тоже был обеспокоен количеством койко-мест и тем, что в 2017 году новых мест в стационарах введено не было.

— Это ваш вопрос или ваша позиция? — уточнил министр.

— Это ответ ваших работников, — заметил депутат.

— Я ещё раз повторюсь: команда губернатора Иркутской области взяла курс на исполнение указов президента. В 2016 году – 155 коек введено в Кутулике, в следующем году 155 коек – Боханская районная больница, в прошлом году – 75 коек Бодайбинская районная больница. Я удовлетворил ваш вопрос своим ответом? – доложил Ярошенко, не особо прояснив ситуацию с тем, что же с местами в стационарах в текущем году.

Фото: Пресс-слжба министрества здравоохранения Иркутской области

Следующим огорошил главу минздрава депутат Игорь Гринберг: «Вы сделали такой бодрый доклад, будто у нас всё хорошо и проблем особых нет, но я к вам несколько раз обращался. Один вопрос: вы на самом деле считаете, что у нас качество медицинского обслуживания на высоком уровне? Второй: за 5 лет мы должны были в Черемховском районе построить шесть ФАПов, пока ещё нет ни одного, я хотел бы узнать, в этом году будет там что-то делаться, обещают уже 3 года».

Министр попросил вернуть нужный ему слайд и повторил ту часть доклада, которая была про строительство фельдшерско-акушерских пунктов, рассказал, что области нужно 100 объектов, до 2019 года всё спланировано, минздрав свою работу выполняет в полной мере, а вот само строительство – это уже к другому ведомству. Ответил Ярошенко и на первый вопрос о том, «всё ли так прекрасно» — министр отметил, что стакан всегда у кого-то наполовину полный, а у кого-то пустой, угодить каждому нельзя, а доклад – это объективная и достоверная информация. «Скрининг 2016 года проведён», — резюмировал министр.

Гринберг ответом остался неудовлетворён, и переспросил – построят ли что-нибудь в Черемховском году. Министр сначала уверил, что построят, а потом добавил несколько интимно: «Я реалист и диалектик, я изложил всё в презентации, что будет в этом году и на следующий год».

Гринберг признался, что не услышал ответа на свой вопрос, даже несмотря на то, что Ярошенко трижды повторил, что ФАП будет, а добивать докладчика взялась Ирина Синцова. Её интересовало лечение онкологических заболеваний. Депутат заявила, что 8 месяцев вела с министерством переписку по ситуации одной пациентки, которая не могла собрать полный пакет документов для получения компенсации при прохождении химиотерапии. К сожалению, пока велась переписка, женщина скончалась. Поэтому возник вопрос о том, как быть онкобольным из отдалённых районов для прохождения химии, так как нужно искать деньги на дорогу, а потом собирать кипу документов для получения компенсации. Часто денег нет, а болезнь есть. Синцова поинтересовалась, нет ли планов пересмотреть эту схему.

Ярошенко ответил, что компенсацию на проезд получают не только люди с онкологическими заболеваниями, и все они должны подтвердить факт поездки, предоставить заявление. При этом министр заявил, что такая система работает в регионе уже не первый год и никаких проблем с ней не возникает.

«Бывают, конечно, особые случаи. Но вы же тоже, когда раньше сдавали командировочные, могли ошибиться», — зачем-то вставил Ярошенко, на что получил замечание от Синцовой о неуместности сравнения. Министр тут же вернулся к теме: вопрос изменения системы – это не к нему, а к службе по тарифам, но лишний раз подчеркнул – всё славно работает, а спорадические случаи «были, есть и будут всегда».

Фото: Владислав Костин, ИА "ИркутскМедиа"

Ситуацию ещё больше накалила Анастасия Егорова, она с первых фраз дала понять, что настроена не слишком дружелюбно: «Я так понимаю, что вопрос ФАПов не самый ваш любимый, но всё-таки хотелось бы, чтобы в ближайшее время вы рассказали нам эту тайну, когда, в каких районах и в какие сроки будут построены ФАПы, потому что уже на протяжении нескольких лет мы задаём вопрос, по какому критерию было выбрано строительство ФАПов. Например, Иркутский район, динамично развивающийся, больше 119 тысяч населения, и по какой-то причине строительство ФАПа назначено на 2020 год, и никто не может ответить на этот вопрос. И второе, что у нас происходит с роддомами в отдалённых районах, как у нас рожают женщины, расскажите, пожалуйста. И третье, сколько медицинских учреждений у нас оборудованы для посещения инвалидов?»

Министр ответил в том же тоне: «Уважаемая Анастасия Олеговна, по поводу любви и не любви, попрошу вас оставить данные оценки при себе, я не выразил никаких субъективных подходов, чтобы давать такие характеристики. Нет никакой тайны, неоднократно на всех уровнях всем органам исполнительной власти доводился план о строительстве с учётом демографических показателей, наличия ФАПов и их изношенности, потребности. Эта информация легитимна, прозрачна и доступна. Мы ещё раз воспроизведём эту информацию и выведем её из рамки тени, как вы говорите».

Дальнейший диалог был настолько прекрасен, что его можно не комментировать:

— Так вы тогда сейчас и ответьте по поводу Иркутского района, раз у вас вся информация есть.

— Анастасия Олеговна, я ещё раз говорю, что эта информация есть в виде таблицы, это сотни ФАПов, и они все распределены на все эти годы. Как вы правильно заметили, 3 года, я в должности 1 год и 10 месяцев, поэтому не могу отвечать за то, что было до того, как я вошёл в должность. А критерии отбора я вам в очередной раз доведу.

— А вы сейчас не можете эти критерии отбора рассказать?

— Я же вам сказал: наличие ФАПа, изношенность, отдалённость.

— Так вот я вам хочу сказать по поводу Иркутского района ещё раз: огромное количество жителей, которое каждый день увеличивается, и почему Иркутский район поставлен на 20-й год, а вот такие труднодоступные районы, где население уменьшается, как, по-моему, Тулунский район, там на 18-19-й годы поставлено по несколько ФАПов, логику мне объясните!

— Логика в отсутствии дискриминации, это моя логика! Медицина – это очень гуманитарная отрасль и приводить принципы евгеники, о которых вы говорите, Анастасия Олеговна, это не моя стезя.

Отвечая на второй вопрос, Ярошенко рассказал, в каких роддомах могут рожать женщины, и добавил, что существующая в регионе система позволила снизить уровень детской смертности. А все мероприятия по доступной среде реализуются, всё работает, все деньги расходуем. Ответил о доступности медучреждений для инвалидов, как вы, наверное, уже догадались, с этим в регионе тоже нет абсолютно никаких проблем. Но Егорова не думала сдаваться.

«Сергей Фатеевич, у меня просьба огромная, я понимаю, что бодро докладывать – может, по этому критерию вас на работу и взяли (реплика к министру здравоохранения — ред.)), но всё-таки давайте попросим, чтобы нам отдельно доложили конкретику, а не лозунги о том, как у нас всё великолепно в Иркутской области. Мы вообще-то не слепые, и люди, которые к нам обращаются, они тоже, знаете, с головой дружат. И если они говорят, о том, что происходит, то не надо делать из нас, собственно говоря, идиотов, у нас всё отвратительно в здравоохранении! Вы зайдите в больницы, в ФАПы и посмотрите, что там происходит. Когда нам доложат, какая конкретно у нас ситуация с ФАПами?» — возмутилась депутат.

Ярошенко возмутился, припомнив Егоровой, что на предыдущей сессии она заявляла о возможном уголовном деле в отношении минздрава из-за проблем с лицензированием частных медицинских организаций. «Прошло 4 месяца, такие безапелляционные безответственные ваши заявления, прошу контролировать их в таком высоком собрании», — министр, казалось, неистовствовал.

Скандал утих также внезапно, как и разгорелся. Обсуждение закончилось на том, что минздрав оповестит депутата о планах по строительству ФАПов, о критериях, по которым выбираются районы для возведения объектов, и сделано это будет в самое ближайшее время.

Дальше депутаты поговорили о том, как нужны новые машины скорой помощи, и что выделить на это 180 миллионов — не такая уж непосильная задача. В конце концом информацию минздрава приняли к сведению, и заседание потекло своим чередом, тихо, спокойно и без потрясений.

Святая вера минздрава в то, что в медицине всё прекрасно, умиляет. Глава ведомства старается быть таким убедительным, что в какой-то момент даже хочется ему поверить. Но потом ты оказываешься в больнице, где очереди, хамство и бюрократия – это только верхушки айсберга, и не веришь уже ничему.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить