НОВОСТИ
24 ОКТЯБРЯ
23 октября
22 октября
21 октября
20 октября

Омуль как бренд Байкала. Жизнь после запрета на вылов

Фото: Борис Слепнёв

1 октября вступил в силу бессрочный запрет на вылов омуля на Байкале для сохранения эндемика. Запрещён промышленный и любительский лов, в том числе для коренных малочисленных народов озера. Исключение сделали для рыбалки со льда Байкала бормашовой удочкой. В аэропорту Иркутска омуль уже исчез с прилавков сувенирных ларьков, на Центральном рынке распродают оставшуюся рыбу. Представителям местных туристических компаний пока сложно оценить ущерб от запрета на вылов символа региона, но они обращают внимание на то, что восстановить популяцию омуля одним запретом невозможно.

Космические цены на омуль

Фото: ИА "БайкалПост"

Байкальский омуль – ценная промысловая рыба рода сигов семейства лососёвых, эндемик озера Байкал. Весит обычно 0,25 – 1,5 килограмма, встречаются особи весом до 7 килограммов. Длина взрослой особи составляет 30-60 сантиметров. далее

В международном аэропорту Иркутска продавщица сувенирного ларька, где продаются узнаваемые байкальские бренды – кедровые орехи, чай из байкальских трав, мягкие игрушки-нерпы, – уверяет, что у них никогда не продавался омуль, потому что нет условий для его хранения – холодильников.

«Хотя туристы иностранные, особенно китайцы, спрашивают иногда, есть ли у нас омуль, хотят купить, своим увести попробовать. Знаю, что во внутреннем терминале точно продавался омуль», — говорит продавщица.

Фото: ИА "БайкалПост"

В здании внутренних авиалиний женщина в одном из ларьков поясняет, что омуль сняли с продажи в аэропорту за месяц до запрета, но даже сейчас люди часто спрашивают рыбу, особенно москвичи — её привозят в качестве сувенира друзьям и родственникам.

«Да, раньше мы здесь продавали омуль, в упаковке было две рыбки холодного копчения, стоила такая упаковка 270 рублей, много никогда не брали, просто как подарок. Омуль и сейчас популярен, но у нас его нет, во всех ларьках аэропорта нет», — рассказывает продавщица.

Жду полчаса у киоска, что кто-нибудь подойдёт и спросит омуль, но безрезультатно. Пассажиры спрашивают жевательную резинку, воду и серу.

Фото: ИА "БайкалПост"

На Центральном рынке Иркутска распродают остатки омуля, по крайней мере, так говорят продавцы. Где-то на прилавках его нет совсем, где-то осталось немного. Цены, мягко говоря, космические, в среднем 700 рублей за килограмм копченого омуля, 400 рублей за малосолёного. Одна продавщица призналась, что ценник омуля кладёт на пелядь, чтобы хоть как-то привлечь покупателей, а когда они уже клюют на удочку, объясняет, что это пелядь, но она тоже вкусная. Хитро, обывателю сложно отличить пелядь от омуля – внешне похожи.

— Запрет на вылов омуля, конечно, сильно повлияет на спрос. К нам постоянно приходят и туристы, и местные жители. Омуль всегда покупают, в больших объёмах. Сейчас говорят распродавать остатки. Я продала уже весь омуль, нового поступления нет, — поясняет продавщица первого ларька в рыбном ряду.

— А мне жалко людей, которые живут на побережье Байкала в Бурятии и Иркутской области, — вмешалась в разговор продавщица с соседнего ларька. – Ведь они зарабатывают тем, что ловят омуль. Да и вообще омуль – это символ Байкала, очень вкусная рыба, нежное мясо у неё, её так хорошо покупают, причём не только туристы, но и местные жители с удовольствием берут. Конечно, понимаю, что омуль надо восстанавливать, но такой запрет для торговли – это плохо.

Фото: ИА "БайкалПост"

Все продавцы одинаково негативно настроены по отношению к введённому запрету. Его значимость понимают, но сетуют: «На чём делать заработок?».

— Подходите, девушка, берите у нас рыбку, наша рыбка самая вкусная, — подзывает другая продавщица.

— Я не покупать рыбу пришла. Я журналист, наша редакция готовит материал об омуле в связи с запретом на вылов…

— Нет! – резко и грубо обрывает меня ещё секунду назад дружелюбная киоскерша. – Я ничего говорить не буду, у меня уже нервов не хватает, все спрашивают про омуля, кому-то про запрет приходится объяснять, а кто-то вообще просит документы на оставшийся омуль, мол, законно ли он выловлен.

Конечно, совсем байкальский эндемик с прилавком не исчезнет, его искусственно разводят, например, в Братском и Усть-Илимском водохранилищах. Но логично, что запрет скажется на цене рыбы. Уже сейчас, в первые дни запрета, цифры на ценниках пугают, а что будет летом, в самый разгар туристического сезона в Иркутской области?

«Нужен не запрет, а рыборазводные предприятия»

Если продавцы рыбы относятся к запрету на вылов омуля негативно, отмечая, что нечего будет продавать туристам, то представители туристических компаний Иркутска большой трагедии в этом не видят. По словам руководитель турагентства «Кросс Сибириа Трэвэл» Людмилы Шпориной, она уже не первый раз сталкивается с подобным запретом.

«Я начала работать в туризме, когда был полный запрет на вылов омуля (в Советском Союзе такой запрет вводился на 13 лет – ред.), но всё равно понемногу где-то да был омуль, поэтому всем туристам омуль попробовать давали. Единственное, что иностранцы сырую солёную рыбу не едят, этом мы, русские, такое любим, поэтому русские туристы тогда чаще спрашивали, где купить солёный омуль», — вспоминает Шпорина.

По её словам, среди иностранных туристов омуль не является узнаваемым брендом, но когда гиды рассказывают о байкальском животном и растительном мире, их уникальности и эндемиках, среди которых числится омуль, то проявляют интерес к этой рыбе.

«На самом деле свой «омуль» везде есть. Я в Греции была, там как деликатес давали рыбу, которую мы в России даже есть бы не стали. Но тем не менее омуль – неотъемлемая часть Иркутской области. Это как в Южной Азии кокос. Вот как там без кокоса? Люди родились и выросли рядом с этим продуктом, также как и у нас. Мы, люди в Сибири и на Дальнем Востоке, едим столько рыбы, что нигде её столько не едят», — говорит Шпорина и отмечает, что при таком потреблении рыбы, в том числе омуля, нужно беречь водные биоресурсы, поэтому запрет в какой-то степени оправдан.

С понимаем к введённому запрету на вылов омуля относится и директор туркомпании «Baikalov» Анатолий Казакевич.

«Ценность Байкала для туристов с каждым годом становиться всё ниже и ниже в силу пожаров и хаотичной застройки, запрет – это ещё один такой фактор, но это необходимо, чтобы популяция омуля восстанавливалась. Что у нас происходило? Государство выдавало лицензии на вылов омуля, брало за это деньги, а взамен новая рыба не выпускалась в Байкал, то есть люди у природы брали, но ничего не отдавали, и это продолжалось достаточно долго, несколько десятилетий. Сейчас ввели запрет, я, конечно, не специалист в рыбах, но понятно, что популяция долго будет восстанавливаться. Моё мнение, чтобы она быстрее восстанавливалась, нужно активно заниматься рыборазведением, выращивать мальков и выпускать в Байкал, нужны программы, которые будут ежегодно и ежемесячно оплачивать выпуск этих мальков, а их нет», — заявил Казакевич.

Фото: http://www.ogirk.ru

По его словам, омуль является одним из главных символов Байкала для российских туристов, поэтому его надо сохранить.

«Люди, когда едут на Байкал, одна из их потребностей – попробовать омуля, если омуля не будет, это будет печально для туризма. Байкал и омуль – две неразделимые вещи», — подытожил собеседник ИА «БайкалПост».

Председатель Сибирской Байкальской ассоциации туризма (СБАТ) Игорь Коваленко заявил, что омуль узнаваем не только для российских туристов, но и европейских. Про эту рыбу спрашивают американцы и англичане. Азиатские туристы, несмотря на то что чаще всего даже в Иркутской области предпочитают свою кухню, всегда пробуют местное рыбное меню, куда входит омуль. При этом, отметил Коваленко, спрос у туристов есть и на кухню коренных народов Байкала, поэтому альтернатива омулю есть, и она уже сейчас достаточно популярна.

«Если запрет будет на непродолжительный период, то никаких потерь для местного туризма не будет. Тем более запрет ввели в октябре, когда туристический сезон утих, потребности и спросы туристов снижены. Кроме того, сейчас у некоторых ресторанов и кафе есть замороженный омуль, конечно, всем хочется свежий, но и такой пойдёт на ура. Поэтому омуль не исчезнет из меню, у туристов будет возможность попробовать его. Если запрет будет длиться долго, и рыбное меню исчезнет, в какой-то мере на местный туризм это повлияет, но пока трудно сказать, насколько и как», — пояснил председатель СБАТ.

Коваленко солидарен с мнением коллег, что запрет на вылов омуля нужен для восстановления популяции.

«Мы заинтересованы в том, чтобы омуль был в Байкале. Байкал и его биоразнообразие нужно сохранять и беречь, поэтому с понимаем относимся к запрету. Но помимо запрета, нужны рыборазводные предприятия, как это было раньше, во времена Советского Союза. Нужно предпринимать все меры, чтобы сохранять и омуль, и сам Байкал», — сказал Коваленко.

О необходимости восстанавливать популяцию омуля именно рыборазведением говорил и директор Лимнологического института Сибирского отделения Российской академии наук (ЛИН СО РАН), доктор геолого-минералогических наук Андрей Федотов в интервью ИА «БайкалПост».

«У нас есть четыре рыборазводных завода, но они не работают в полную мощность — не хватает финансирования. Нужно сделать так, чтобы они заработали в полном объёме, то есть нужны деньги для этого», — заявил он корреспонденту агентства.

К слову, Федотов отметил и бессмысленность запрета на вылов омуля, который был введён в Советском Союзе: «А почему он возник, почему рыбы не стало? Начали строить дороги, появились новые средства доставки, и рыболовам стало невыгодно сдавать рыбу на заводы. На несколько десятков копеек больше они бы получили, если бы сами везли эту рыбу в Иркутск и перепродавали её на рынках. Рыночная цена омуля превышала государственную в 4 раза. Поэтому омуль и тогда был, но он уходил не на завод, а в Иркутск или по железнодорожным станциям. А государство подумало, что рыбы не стало, потому что на заводы её стало поступать меньше».

***

Омуль является визитной карточкой Байкала и Иркутской области благодаря работе туристических компаний и операторов, которые грамотно распиарили рыбу, позволив продавцам продавать её на каждом углу и заламывать космическую цену за один хвост. С таким же успехом представители туризма и продавцы сделают любую другую байкальскую рыбу – щуку, хариус, сиг или пелядь – уникальным товаром для приезжающих туристов. Государство должно озаботиться грамотным использованием биоресурсов озера Байкал, чтобы сохранить их и само озеро. Запретить вылов и ждать, когда рыба начнёт размножаться, — не самый лучший способ. Нужен не запрет, а контроль и рыборазведение.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить