НОВОСТИ
17 ОКТЯБРЯ
16 октября
15 октября
14 октября

Общежитие бывшего ИВВАИУ год спустя: Беспросветное отчаяние

Мы были здесь, в бывшем общежитии Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища (ИВВАИУ), ровно год назад. Тогда в этих тёмных, заваленных мусором комнатах у меня чуть было не случилась истерика от ужаса. Идя сюда сейчас, думала, что второй раз уже так не тронет, но, увы.

Жильцы общежития бывшего ИВВАИУ в конце сентября 2016 года остались без отопления и света. Для привлечения внимания они написали на крыше «SOS, Путин, помоги». Мэр Иркутска Дмитрий Бердников попросил Минобороны узаконить здание и расселить людей, региональные и городские власти не могут этого сделать, так как здание принадлежит федеральному ведомству. Министерство сообщало, что общежитие передано в муниципальную собственность, однако в мэрии Иркутска пояснили, что не приняли объект из-за его аварийного состояния, мэрия также предлагала Минобороны расселить жильцов в соседнее здание.

На подходе к дому я не теряла надежды, что всё-таки за год люди разъехались, убежали из этого страшного места. Но опрятные окна с цветами на подоконниках и белые занавески дали понять – здесь, среди сотен пустующих комнат продолжает теплиться жизнь.

Из четырёх подъездов открыто два, у одного из них большой кирпичный козырёк, который выглядит как седло на корове. Впрочем, как и объявления – ремонт квартир. В большинстве своём ремонтировать тут уже давно нечего, снести бы.

Фото: Валерия Алтарёва

В подъезде за год стены стали ещё более обшарпанными, краска висит кусками, а больше лежит на ступеньках, которые наполовину стёрлись, сбились. Длинный коридор, сквозной от первого до последнего подъезда пугает – местами нет света, мрак и зловещая тишина.

В подъезд быстро забегает мальчишка с рюкзаком за спиной, смотрит на нас подозрительно. Представляемся и пытаемся узнать, что здесь да как.

Фото: Валерия Алтарёва

«Давно уже тут живём, сейчас есть отопление, свет, вода, слава богу, перезимовали прошлую зиму. Раньше часто кто-то приезжал, сейчас такое чувство, что на нас наплевать, — мальчик умолкает, а потом тихо добавляет: «Хотя, так и есть».

Школьник говорит, что его семье обещали дать квартиру, но пока не дают. А жить в таких условиях страшно.

«Только вы сейчас-то никого не найдёте, все на работе», — добавляет мальчишка и исчезает в одной из десятков дверей, и снова коридор кажется совсем нежилым.

Идём, заглядывая то в одну, то в другую двери – там мусор, брошенные старые телевизоры, матрасы, разобранная мебель, одежда и обувь – всё, что раньше создавало уют в комнатах сотен семей.

Фото: Валерия Алтарёва

В одной комнате собраны матрасы, куртки, в угол составлена мебель, как будто снесённая из других помещений, тут же пара телевизоров, не совсем целый принтер, системные блоки. Кажется, как будто собрали в одно место вещи, которые можно продать. Вероятно, тут ночуют бомжи, что не удивительно – тепло, крыша над головой, им больше и не надо.

В другой комнате посреди стоит стол-верстак, под ним гора опилок. Тут, видимо, оборудовали мастерскую.

Фото: Валерия Алтарёва

Чем дальше уходим от первого подъезда к последнему, тем становится жарче. Спёртый воздух, духота, на стенах – плесень. В какой-то момент, не выдержав, выходим на улицу, где причина проясняется. Из открытой двери подвала валит пар, душно, как в бане. Оказывается, прорвана труба, подвал затоплен кипятком, но всё это открыто, никакого ремонта не видно.

Фото: Валерия Алтарёва

Отдышавшись, возвращаемся, поднимаемся на второй этаж, он, к слову, верхний в пятиэтажке – в три оставшихся не попадёшь, двери заварены, забиты от нежданных гостей.

Случайно мы оказываемся в тёмной общей душевой комнате – две трубы с лейками, деревянная скамейка и два стула – никаких перегородок или шторок. Посреди – большая лужа, капает вода. Душевой пользуются, потому что в комнатах сантехники нет. Выглядит всё это жутко, даже общий туалет так не пугает.

Фото: Валерия Алтарёва

На выходе из этого общего чистилища нам попадается молодая женщина, испуганно вопрошающая: «А что вы тут делаете?»

На наши вопросы она отвечает неохотно, говорит, что недавно дали отопление, но часто отключают свет и воду, что сами меняли трубы, что приезжают иногда из полиции, иногда из мэрии.

«Обещали летом расселить нас, но так и живём здесь, больше идти некуда», — грустно говорит собеседница и скрывается за дверью, где жалобно мяучит кот.

В мэрии нам пояснили, что решить проблему жителей общежития невозможно из-за того, что Министерство обороны России, которому принадлежит земля ИВВАИУ, не передаёт её муниципалитету.

«Пока нет акта передачи, мы не можем переселить людей. Как можем, помогаем, за свой счёт подключили отопление, но так как коммуникации ветхие, прорвало, будем ремонтировать. Глава Октябрьского округа постоянно на связи с людьми, держим ситуацию на контроле», — пояснили в пресс-службе.

Но так было и год назад, да, наверное, и два, ведь общежитие разрушалось постепенно, и всё это время решение было одно – договариваться с Минобороны, а они далеко, они в Москве, и им всё равно, что десяток семей где-то далеко в Сибири живут в нечеловеческих условиях.

Фото: Валерия Алтарёва

Но если в прошлом году после визита в это отделение ада мне было до слёз жалко всех тех, кто застрял здесь, то сейчас появилась злость – почему они молчат? Почему эти 20-30 человек не выходят с пикетами и митингами, не заявляют о своих правах на нормальное существование? Почему они смирились со своей участью и воспитывают в этом кошмаре детей? Может быть, пора начинать активные действия?

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить