НОВОСТИ
17 ЯНВАРЯ
15 января
14 января

Маленькие моногорода с большими проблемами

В Иркутской области восемь моногородов, в которых живёт 16% населения области. Об этих поселениях часто говорят, обсуждают их проблемы, но до сих пор так и непонятно, хорошо это или плохо – жить в моногороде. О том, что же это такое, а также о том, что ждёт такие муниципалитеты в будущем – в материале «ИрСити».

Что такое моногород?

Если говорить о самом понятии «моногород», то это населённый пункт, экономическая деятельность которого тесно связана с единственным предприятием. При этом на предприятии должно быть занято как минимум 20% населения.

Министерство экономического развития России делит моногорода на три категории. К первой относятся города с наиболее сложным социально-экономическим положением – среди муниципалитетов Иркутской области это Байкальск, Усолье-Сибирское и Тулун. Вторая категория – моногорода с рисками ухудшения социально-экономического положения. Это Черемхово, Саянск, Усть-Илимск и Железногорск-Илимский. Третья категория — населённые пункты со стабильной социально-экономической ситуацией. В Приангарье это Шелехов.

Как видно, только один город развивается стабильно. Сегодня в Шелехове работают алюминиевый и кабельный заводы, есть стабильные рабочие места, в то время как Усолье-Сибирское, которое к тому же имеет статус территории опережающего развития, часто мелькает в новостных сводках – резиденты не идут, рабочие места создавать негде, проблема на проблеме.

На встрече, посвящённой моногородам, министр экономического развития Иркутской области Евгений Орачевский отметил, что таким муниципалитетам уделяется много внимания, в том числе финансируются государственные программы для комфортного проживания людей, но особо выделяется бизнес как движущая сила, способная развить территорию. По словам министра, именно для бизнеса создаются льготные условия, функционируют различные фонды поддержки, что, впрочем, не позволило избежать некоторой стагнации.

Министр отметил, что сегодня бизнес в моногородах может работать на выгодных условиях, получая невозвратные субсидии или кредиты с выгоднымми ставки и оплатой первоначального взноса, создавая бесплатно бизнес-планы, занимаясь на обучающих семинарах. Всё это для того, чтобы бизнес давал населению работу и приносил прибыль.

По состоянию на 1 ноября 2017 года в моногородах Иркутской области создано 3,6 тысячи постоянных и временных рабочих мест. До конца года эта цифра должна вырасти до 4 тысяч. Сейчас существуют риски, что Тулун и Черемхово не достигнут целевых показателей. По словам Орачевского, это связано с тем, что планка по рабочим местам слишком высокая.

Кроме этого, до конца текущего года должно быть привлечено 7,3 миллиарда рублей инвестиций, сейчас этот показатель выполнен на 93% — 6,8 миллиарда рублей.

Бизнес и власть – без договорённости

По мнению министра экономического развития региона, главная проблема, которая существует при явных выгодах, — неинформированность бизнеса. Предприниматели в муниципалитетах не знают, что могут обратиться за поддержкой. Большинство сделок заключается в Иркутске и Ангарске, маленькие города не идут за помощью.

«Часто бывает как: мы звоним в администрацию муниципалитета, говорим, что хотим приехать к ним, чтобы рассказать о своих инструментах. Мэрия, как правило, собирает тех, кто трётся где-то рядом, это тот бизнес, который на слуху. Они в очередной раз всё это послушали и всё. А надо чтобы на муниципальном уровне привлекались люди с реального рынка, для этого нужно зайти в несколько дверей – магазины, производственные предприятия, которые не ходят к вам каждый день», — пояснил Орачевский.

Депутат законодательного собрания Ольга Носенко возразила, что сегодня созданные для поддержки моногородов и предпринимателей фонды не дают той отдачи, которой от них ожидают.

«Пример – фонд капитального ремонта. 4 миллиарда рублей лежат на его счетах, это деньги наших граждан. Посмотрите, то же будет и с фондом поддержки моногоров, никаких особых результатов для того, чтобы эти моногорода задышали, и чтобы там закипела жизнь, я не ожидаю. В прошлом году на развитие моногородов было потрачено 1,6 миллиарда рублей из всех бюджетов, хотелось бы видеть результаты», — отметила Носенко.

Она также отметила, что за всеми госпрограммами не видно человека, который живёт в городе и который нуждается в комфортном существовании, в стабильной работе и зарплате. Депутат также сделала акцент на том, что кризис в моногородах, на градообразующих предприятиях связан с тем, что их продукция не востребована на внешнем и внутренних рынках, как пример – целлюлоза в Байкальске. Носенко предположила, что если бы на продукцию был спрос, то никакие экологические проблемы не остановили работу комбината. Однако выхода из ситуации депутат не предложила.

Будущее без перспективы

Как сегодня будут развиваться моногорода, непонятно. Так, например, представители администрации Усолья-Сибирского сообщили, что муниципалитет реализует общую для всех моногородов программу комплексного развития, какого-то отдельного плана с чётко прописанными положениями нет. Стратегии и планы их реализации будут разработаны, но позже, к 2019 году, а пока – только общие слова: развитие инвестиционной привлекательности и создание комфортной городской среды. При этом в Усолье отмечают – для толчка к развитию нужен крупный инвестор (сейчас его нет), а ориентироваться на малый бизнес не имеет смысла.

В перспективе у Усолья-Сибирского – строительство фармацевтического завода, который обеспечит работой более 2 тысяч человек, но пока это туманное будущее. Компания «Фармасинтез» готовит проектную документацию, получила земли в аренду, сроков окончания работ нет.

Представители мэрии Шелехова также отмечают, что нужно ориентироваться на крупных резидентов. В городе есть три заявки, но у двух компаний финансовые проблемы. Говоря о малом бизнесе, представители муниципалитета добавляют: бизнес не охотно идёт на кредитование или лизинг, их не устраивают условия – ограничение по сумме, короткие сроки, оплата фондом только процентов.

Министерство экономического развития в перспективе, по словам министра, готово идти навстречу, искать варианты для каждого, но получается, что у бизнеса нет доверия к власти. Кроме этого, есть проблема с тем, что сегодня большое количество предпринимателей работают по «серой» схеме, а вхождение в систему территории опережающего развития, например, в любой фонд – это автоматическое «отбеливание» всех процессов, что не нужно бизнесменам.

Отвечая на вопрос, что же будет с моногородами, если инвесторы так и не придут туда, не создадут необходимых условий, Орачевский ответил просто и логично: из таких муниципалитетов люди начнут выезжать.

«Будут происходить естественные процессы. Магнитом является город Иркутск, сегодня есть тенденция, что сюда едут люди. Будущее Иркутской области – это сильный Иркутск, сильная агломерация, численность которой существенно превысит 1 миллион человек. И сильный бизнес на территориях, где заняты местные жители и вахтовики. И это нормально, так развивается вся Россия. Люди рациональны, и не будут жить без комфорта», — заключил министр.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить