НОВОСТИ
18 СЕНТЯБРЯ
17 сентября
16 сентября
15 сентября

Испытано на себе: Иркутский квест в поисках экстренной помощи

Экстренная медицинская помощь предполагает, что врач поможет больному оперативно. Но, к сожалению, на деле это не всегда так. Часто между пациентом и доктором вырастает стена из бумаг или бюрократических процедур, которые нужно преодолеть, чтобы наконец получить заветную медицинскую помощь. Ситуация усложняется, если вы не прописаны в Иркутске.

Прожить зиму и не упасть в Сибири, конечно, редкая удача. Особенно в городах, где машины утрамбовывают снег и превращают его в ледяные накаты. Так случилось и со мной. Падение было из разряда «это фиаско, братан» и вызвало жуткую боль в спине и затылке.

Полежав минуту и умывшись слезами, я встала и продолжила свой путь. Через 20 минут я уже забыла про боль и неудачное падение. Моя встреча с иркутской землёй напомнила о себе на следующее утро: отозвалась болью в шее. «Ушиб», — подумала я и продолжила спокойно жить. Но уже через несколько часов тошнота, головокружение и боль в глазах при попытке разглядеть предметы по левую сторону дали понять, что ничего не проходит бесследно. И тут начался мой трёхчасовой квест в поисках экстренной помощи.

В первую очередь я отправилась в травмпункт на Байкальской. До него ехать было быстрее всего. Сдав куртку в гардероб и надевая бахилы, я надеялась, что уже через 15 минут (это с учётом очереди) доктор будет осматривать меня. Но местная регистратура встретила пустой – там не было никого. Рядом только стоял напуганный парень, который внимательно рассматривал перевязанные пальцы.

Спустя 10 минут к заветному окошечку подошла женщина, с кипой бумаг в руках. Спросив меня и парня, «что у нас», вручила нам по бумажке, сказала «заполняйте» и вновь исчезла. Бумажкой оказалась форма согласия на обработку персональных данных. На её заполнение ушло 5 минут. Но в регистратуре так никого и не было. За мной и парнем с перевязанными пальцами уже скопилась очередь, которая мешала другим пациентам входить в травмпункт. Между тем головокружение забрало все краски с моего лица, что напугало стоящих в очереди.
— Девушка, вам плохо?

— Присядьте, мы вас позовём, если кто-то подойдёт!

— Девушка, вы бледная, надо воды! – проявляли участие посетители травмпункта.

Спас меня и всех за меня волнующихся врач травмпункта. Он сам принял согласие на обработку персональных данных, внёс их в программу, спросил, что со мной случилось, и отправил меня ждать помощи у кабинета №3. Туда же отправил и молодого человека с перевязанными пальцами.

Ожидание вызова проходило нервно. Парень постоянно приговаривал «Лишь бы пальцы остались целы» и пытался снять с безымянного кольцо. В конце коридора плакала женщина. Когда, наконец, над кабинетом загорелась лампочка «Входите», я облегчённо выдохнула.

Тот же врач, что принял меня в регистратуре, взял в руки мой полис обязательного медицинского страхования, спросил, что меня беспокоит, помолчал и стал что-то писать на сером листе бумаге.

— А вы осматривать меня не будете? – робко спросила я.

— А у нас нет нейрохирурга. Да и прописка у вас не иркутская. Я вам направление пишу в областную больницу, — ошарашил меня врач.

После короткого объяснения, куда именно в областной больнице мне нужно обратиться, я покинула травмпункт, где, видимо, срочную медицинскую помощь оказывают только по прописке.

Таксист, который вёз меня в Областную, проявил максимум участия: и останавливался, когда меня сильно тошнило, и окно мне приоткрывал, и советы давал, как лечить сотрясение головы. Под конец поездки даже поделился печальным опытом.

«Получить помощь у нас не всегда легко. Мой сынишка отдыхал у бабушки в Братске летом, упал и получил рваную рану колена. Когда его в местную больницу привезли, никто не спрашивал ни документов, ни тем более прописку. Сразу помощь оказали. Зашили рану и всё. Сказали, через месяц снять швы. Мы пошли уже здесь, в Иркутске, нам заявили в двух больницах: «Где швы накладывали, там пусть и снимают». Пришлось самим дома снимать», — вздохнул мужчина.

В областной больнице, чтобы не потеряться, не наткнуться на новые препятствия, я сразу подошла в справочную. Показала направление и спросила, куда мне надо идти. Милая девушка в белом халате подробно объяснила, где я получу помощь.

На пути, правда, снова возникла регистратура. В областной поликлинике мимо неё нельзя было пройти. Я решила брать эту крепость штурмом, так как мне становилось всё хуже. Не взяв талон сразу прошла к свободному окошечку и, показав направление, с мольбой в голосе сказала: «Мне плохо, как попасть к врачу?».

— Ой, девушка, а я вам ничем не могу помочь. Запись к нейрохирургу только через 2 дня. Записать вас? И направление у вас не до конца оформлено, помимо печати врача, ещё печать больницы должна быть. Исправить бы вам съездить, — ответила девушка.

— Постойте. Мне нужна помощь сейчас, я упала…

— Но врач не сможет вас сейчас принять. Он работает по записи. И его рабочий день заканчивается уже через 20 минут, — прервала меня женщина из окошечка.

— А разве экстренно получить помощь нельзя?

— Ну вы можете подняться к заведующей, её спросить.

— Вы серьёзно? – спросила я, сглатывая слёзы обиды.

— Да. Поднимайтесь на второй этаж.

У кабинета заведующей сидели две женщины, видимо, пациентки, которых напугал мой вид.

После моего короткого рассказа, они наперебой стали говорить, что мне лучше пойти в местную скорую, куда экстренно привозят больных. Пройдя больничные лабиринты, я дошла до медицинского поста, где снова услышала слово, от которого моя тошнота усиливались: «Регистратура». Простояв 20-минутную очередь, заполнив документы, поставив подписи, я получила карточку больного и вернулась к медицинскому посту.

Пришлось, конечно, отсидеть ещё две очереди – на рентген и в смотровой кабинет. Но я всё-таки попала в руки заботливого врача, который меня внимательно осмотрел и выслушал, назначил лечение и отправил в процедурный на укол. Когда всё закончилось, прямо в больнице меня настигла рвота. И мне казалось, что рвало меня словами «регистратура», «заполните бумажку», «по записи».

Я верю, что есть врачи, готовые оказать больному помощь в любую минуту, они неравнодушны к горю пациентов, понимают их состояние, сочувствуют. Но бюрократические правила стоят над каждым из них, превращая каждого пациента в ворох бумаг, довлея над каждым из больных. Почему нельзя оформить эти документы после того, как пациенту окажут помощь, тем более если помощь нужна экстренно? Потому что правила, регламенты, постановления, указы…

Поэтому, милые иркутяне, берегите себя. Пожалуйста, никогда не падайте, не ломайте пальцы, руки, рёбра. Не получайте ушибы колен, не повреждайте связки. Смотрите под ноги! Не вздумайте поскользнуться и удариться головой об иркутскую землю. Не надо. Прошу вас. Иначе получить экстренную помощь вам будет непросто.

6 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ооо, я сама могу рассказать, как скорая помощь не приехала к человеку с отеком мозга, хотя оператору был зачитан диагноз от невролога. Сказали - у нас 70% населения страны с отеком, выпейте аспирин. 

Я буду писать в минздрав, это категорически неприемлемо. И Вам советую все это описать. У них на сайте форма обращения есть.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А толку писать в минздрав. У них всегда все хорошо. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Дровосек. Это точно, почитайте на сайте минздрава какую [***] они там освещают. Сплошные встречи, симпозиумы, форумы, выступления, а вот практической медицины для граждан России и вовсе нет. Это министерство преступлений против своих граждан. Отхватили себе зарплату, привилегии, сами лечатся не в своей медицине, а где-нибудь в Германии, а только постепенно, но верно убирают всю медицину в стране.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ко мне однажды скорая не приехала, например. Очень болела голова. Мне сказали: "А выпей таблетку". Ну ок

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Когда-то 3 года, будучи студентом медина медбратом, а потом врачом-анестезиологом 10 лет, но в советское время (72-85 гг.), я работал в кабинете экстренной стомпомощи, а иногда (дать наркоз, чтобы вправить вывих) и втравмпункте, про который идет речь. Но тогда они находились в 3-х этажном здании напротив подземного перехода. В праздники бывало более сотни человек принимали (зашивали раны, шинировали челюсти, вскрывали периоститы и др.). А также  - удаляли зубы хитрецам, которые специально тянули время до закрытия стомполиклиник и шли с "зубной болью" в травмпункт, зная какие "спецы" здесь работают. Никому не отказывали (здесь я еще студентом научился "рвать" зубы правой и левой рукой на всякий случай). Паспортов не спрашивали, т.к. в то время  их никто не носил с собой (разве только тот, кто "надеялся" получить по физиономии), писали со слов, если потерпевший мог сообщить. Если нет, то писали - "неизвестный", а потом разбирались. Здесь же был стационар, кого нужно - госпитализировали. Все это было, естественно, бесплатно. Периодически были собрания, на которых дискутировали на тему "Цветы или бутылка коньяку взятка или не взятка!". Но это были "плохие" советские времена. А сейчас - хорошие капиталистические. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А теперь с каждым годом всё смешнее и смешнее.  Скоро кол-во врачей в гос.поликлиниках сравняется с количеством поликлиник. Будет сидеть один человек и всем выписывать витамины. Было бы смешно, если бы не было так страшно. 

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить