НОВОСТИ
20 ОКТЯБРЯ
18 октября

Сергей Язев - о школьной астрономии, конфликте в планетарии и астрологии

Фото: Евгений Козырев

Моё интервью с Сергеем Арктуровичем проходило в астрономической обсерватории Иркутского госуниверситета. Незадолго до моего приезда в здании отключили электричество. По тёмным коридорам мы пришли в один из кабинетов, где полную темноту нарушал яркий солнечный свет, прямо как в космосе.

Сергею Язеву в этом году исполнилось 60 лет. Сейчас он руководит астрономической обсерваторией ИГУ, как когда-то его мама и дед. Отец Сергея Арктуровича, которого назвали в честь звезды Арктур в созвездии Волопаса, с удовольствием продолжил дело своего отца, занимаясь астрономическими исследованиями. Мать — Кира Мансурова — окончила МГУ с красным дипломом по специальности «Астрономия» и в 1957 году приехала в Иркутск, так как здесь нуждались в специалистах, которые умели работать с новыми телескопами. Позже, с 1972 по 1988 год, она возглавляла обсерваторию.

Сергей Арктурович с самого детства был погружён в астрономию. Одно из первых впечатлений в жизни вспоминает так: «В 1961 году, когда мне было 3 года, маме нужно было защищать диссертацию в МГУ, и ей пришлось взять меня с собой. Я очень хорошо запомнил салют 14 апреля в Москве, когда встречали Гагарина после полёта в космос (12-го он выполнил полёт, 14-го его встречала Москва). И этот яркий салют в небе чуть ли не самое первое, что я помню. Когда я повзрослел, не было вариантов, какой путь в жизни выбрать. Я пришёл работать в Институт солнечно-земной физики СО РАН, закончив физический факультет».

— У вас совсем не возникало мыслей заниматься чем-то другим?

— На самом деле возникали. Ещё до первого класса хотел стать архитектором, проектировать дома, но это быстро прошло. Потом были серьёзные мысли стать журналистом. Но моя бабушка мне сказала: «Если ты будешь профессионалом, неважно в какой области, то сможешь писать дополнительно к своей основной деятельности, — если у тебя есть к этому способности. А если способностей нет, то совершенно бессмысленно учиться на журналиста, всё равно ничего не получится». В конечном итоге я пошёл в астрономию. Позже я много писал статей для разных иркутских изданий, а потом — книги. Но это рассматриваю как дополнение к основной работе. Главное — это занятия астрономией, научными исследованиями и с некоторых пор преподавание.

— Раз уже заговорили о преподавании, как вы отнеслись к отмене изучения астрономии в школах?

— Конечно, резко негативно. Вся астрономическая общественность была в негодовании. Мы очень многое пытались сделать: писали письма министру образования, собирали подписи, Московский планетарий запустил петицию со сбором подписей за возвращение астрономии. Это было время, когда государство сильно сократило финансирование науки. Практически остановились космические исследования, были брошены космические проекты, тогда считалось, что всё это — ненужное порождение социализма. Я хорошо помню, что тогда происходило в сфере науки. Учёные массово уходили просто потому, что не на что было жить.

Что получили в итоге? Всероссийский центр исследования общественного мнения в 2007 году провёл опрос. Почти 32% опрошенных считали, что Солнце движется вокруг Земли. За 4 года до этого было всё-таки меньше — около 28%, что тоже, конечно, плохо. В 2011-м таких было ещё больше. Процент довольно весомый. Я считаю, что если человек не знает такие элементарные вещи, то он не знает ничего в этом мире.

Казалось бы, зачем менеджеру супермаркета знать, чем планета отличается от звезды? Один из доводов — чтобы его не обманули. Например, такие телеканалы, как Рен-ТВ и ТВ3 постоянно дают ложную информацию. Как показывает рейтинг канала, 8% населения всё это смотрит — мистические передачи о духах, постоянных концах света, про планету Нибиру и так далее. Как-то у меня была дискуссия с иркутским журналистом, который искренне не понимал, зачем вообще нужны учёные. То, чем мы пользуемся, — различные гаджеты, техника, связь, интернет, энергетика, медицина — это дело рук учёных, а не природы и не продавцов супермаркета.

Вы спросите: «В чём польза астрономии?». Есть очень интересный факт — сейчас мы обнаружили, что каждый день около Земли пролетает примерно пять-шесть астероидов, которых мы раньше вообще не замечали, потому что соответствующей техники не было. В 2017 году впервые было обнаружено более 2 тысяч астероидов, которые проносятся рядом с Землёй. Ясно, что когда-то один из них столкнётся с нашей планетой, и нужно за этим наблюдать, чтобы вовремя принять меры. Вспомните челябинский метеорит, его никто заранее не увидел, потому что он летел по дневному небу со стороны Солнца. Ни один телескоп ничего не увидит на дневном небе. Для этого необходимо ставить специальные телескопы на спутниках, которые могли бы смотреть в сторону Солнца. Этим может заняться только астрономия.

Ещё пример — приборы ГЛОНАСС и GPS, которые определяют координаты и маршруты с помощью спутников, сориентированных на квазары — яркие ядра далёких галактик. Чтобы в этом разбираться, нужна астрономия. Наука самым неожиданным образом врывается в нашу жизнь. Почти четверть века в наших школах не было астрономии, теперь она возвращается, чему я очень рад.

Фото: https://newtambov.ru

— Как вы оцениваете уровень преподавания после возвращения астрономии?

— Есть несколько проблем. Во-первых, знания самой астрономии у педагогов. Как раз сейчас меня привлекают к переподготовке кадров. Я провёл уже несколько курсов астрономии для учителей Иркутска и области, летал в Читу, проводил видеоконференции для краснодарских педагогов, в начале года вместе со своими московскими коллегами читал лекции по астрономии в Москве. Могу сделать вывод, что в Иркутской области ситуация не самая худшая. Во многом благодаря тому, что в Иркутском пединституте не прекращалось обучение астрономии и физике. И выпускники, перед тем как идти преподавать в школы, всё-таки получали базовые знания. А есть регионы, где вообще нет специалистов.

Вторая проблема — это нехватка кадров в сельских школах. На курсах переподготовки я спрашивал у учителей, какие предметы они преподают. Большинство — физики, но были и учителя географии, математики и один учитель иностранных языков. Он даже слов таких не знает, которые используются в базовом курсе, но директор ему сказал учиться, и куда ему было деваться-то? Но чему он научит детей?

И третья проблема — это учебники. Их же нужно обновлять. После ухода астрономии произошло много открытий и важных событий в науке. Я как раз был на совещании в Москве, где обсуждался вопрос об обновлённой школьной программе. Я поспособствовал, например, чтобы включили раздел про Солнце и его влияние на Землю. В прошлом году вышел учебник Виктора Чаругина, но когда в него заглянули даже не профессионалы, а любители астрономии, то обнаружили порядка 200 ошибок. Когда мои коллеги подняли эту тему с министром (министр просвещения РФ Ольга Васильева — ред.), выяснилось, что она даже не знала о такой проблеме. Сейчас, конечно, всё быстро исправляется, где опечатки, где нужно переформулировать. Но факт остаётся фактом, получается, что сейчас нет готового учебного пособия.

Астрономия всегда считалась третьесортным предметом. За 18 лет моего преподавания, я не помню ни одной проверки или контрольной работы из города, области или министерства. Никто не проверял знания. Но с прошлого года в билетах ЕГЭ по физике появился 24-й вопрос, он весь астрономический. И если ты не изучал астрономию, то на вопрос не ответишь. Насколько я знаю, с 2019-го это будет уже не один вопрос, а гораздо больше. Я считаю этот ход очень мощным. Конечно, отдельного ЕГЭ по астрономии не будет, но астрономические вопросы в ЕГЭ по физике прочно закрепились.

— Среди учеников есть потребность в изучении астрономии?

— Многое зависит от преподавателя. Заинтересованный учитель всегда может «заразить» любым предметом своих детей. В целом мы видим, что интерес к астрономии растёт. Люди спрашивают про кружки, лекции. Моё ощущение такого: неприятия астрономии нет.

— Вы говорили, что в период, когда сократили финансирование на науку, многие учёные ушли. Почему вы не бросили астрономию?

— Что касается меня, я считаю так: жизнь одна, и заниматься тем, чем тебе неинтересно, хуже некуда. Приходилось выкручиваться. Я преподавал в нескольких школах. Тяжело было, но ситуация наладилась. Я вижу, что количество ребят, которые идут в науку, увеличивается, и это радует.

— Насколько я знаю, вы работали в иркутском планетарии. Почему ушли?

— У нас есть команда астрономов, не все профессионалы, есть и любители. Мы дружим почти 20 лет. В первую очередь это Дмитрий Семёнов, который сыграл огромную роль в открытии планетария в Иркутске. Во время экспедиции на севере области он убедил руководителя группы компаний «Метрополь» Михаила Слипенчука, что Иркутск нуждается в планетарии. И фактически на личные средства Слипенчука он был построен в 130-м квартале. И с 2010 по 2015 год Семёнов занимался проектом. Это очень сложный процесс, все расчёты, контроль за строителями. Если бы не он, то планетария бы не было, или был, но плохой и кривой. Планетарий открыли, Дима стал исполнительным директором, я — научным руководителем, и вся наша команда начала там работать.

Почти 1,5 года мы с большим удовольствием организовывали работу, проводили сеансы, но практически с самого начала были недопонимания с гендиректором. Произошёл конфликт, и Семёнов был вынужден уйти в «долгий отпуск». Его должность занял Павел Никифоров, который, на мой взгляд, повёл себя непорядочно по отношению к нашей команде, и работать там стало невозможно. Сначала ушли где-то человек пять, в том числе я и те, кто работал в штате. Были ещё специалисты, которые приглашались для чтения лекций, но и они со временем ушли. В общем где-то человек восемь нашей команды уволились, либо прекратили сотрудничать с этим планетарием

Сейчас никаких контактов с планетарием нет. Мне трудно оценить его состояние, так как я туда не хожу. Но я знаю, что сейчас в его штате нет ни одного специалиста в области астрономии. Там есть люди с любительским уровнем знания астрономии. Любители — это когда человек знает звёздное небо, созвездия, где сейчас находится та или иная планета, но современная астрономия заключается не в этом.

Сейчас наша команда во главе с Дмитрием Семёновым при поддержке администрации Иркутска готовит к открытию новый планетарий в школе №19, который и по размерам будет больше, и технически оснащён лучше. Для учеников иркутских школ вход в планетарий будет бесплатным. Кроме того, его могут посетить не только школьники, но и все желающие.

— Чем новый планетарий будет отличаться от того, который в 130-м квартале?

— Мы тоже будем показывать фильмы на полнокупольном экране. Мы постараемся, чтобы фильмы были более современные и новые. Также будем возвращать старую традицию, чтобы специалисты могли отвечать на вопросы после просмотра, читать лекции, которые будут сопровождаться демонстрациями на экране планетария, и мы хотим заняться производством программ про космос, космические полёты, про галактики, Солнечную систему. Конечно, будут кружки для детей, астроклуб, дискуссии, чтобы каждый мог найти в планетарии что-то для себя. К сожалению, нам рассказывают, какие «перлы» выдают сейчас работники планетария в 130-м квартале. Я думаю, что так работать нельзя.

— Помимо наблюдений за небесными телами на экране, можно будет наблюдать за ними в телескоп?

— В городе очень большая ночная засветка, поэтому посмотреть в телескоп сложно, — только на Луну и планеты. Поэтому ставить телескоп в городе смысла нет. Как раз планетарий в 130-м предлагает хорошую практику выездных мероприятий. На своих машинах люди выезжают за 80 километров от города в падь Глубокую по Култукскому тракту, где можно без засветки посмотреть на звёздное небо. Но это довольно затратное по времени мероприятие и рассчитано на энтузиастов, а не на массовый охват.

Фото: http://www.vgoroden.ru

— Когда вы в первый раз посмотрели в телескоп, какие эмоции были и на что смотрели?

— Впервые посмотрел на Луну, конечно, эмоции были сильные. Было видно кратеры, тени, выпуклости, неровную поверхность. Её можно долго разглядывать. Ещё очень впечатлил Сатурн, его кольца вызывают восторг.

— Какие самые распространённые заблуждения, касающиеся космоса, вам доводилось слышать? Если не брать в расчёт инопланетян.

— Очень широко распространён миф про планету Нибиру, которой на самом деле нет. Это чистой воды выдумка. Тем не менее про неё пишут, и есть информация в «Википедии». Нибиру так часто упоминают, и для неспециалистов может показаться, что она существует и угрожает Земле. Ни один астроном её не видел. Дальше по степени распространённости — всё, что связано с астрологией. Астрономия и астрология вообще не дружат. На сегодня очевидно, что это полная чепуха.

— Вообще всё?

— Абсолютно. Вся астрология построена на том, что выводятся связи между положением планет на фоне того или иного созвездия в день вашего рождения и судьбой. Это всё ерунда. Планеты ни на что не влияют, где бы они ни были — на западе или на востоке. При этом существуют разновидности астрологии, например, календарь огородника и садовода, это тоже неправда. Это очень распространённое заблуждение, ни в одном учебнике по ботанике нет такой информации.

— Ну как-то космос влияет на человека? Например, вспышки на Солнце.

— Наверное, влияют. Тут работает физика. Во время вспышки выбрасываются потоки заряженных частиц, которые с огромной скоростью летят во все стороны. Бывает, что поток попадает в Землю, но она защищена своим магнитным полем, и оно их отклоняет. Но бывает, что этот поток нарушает само магнитное поле Земли, которое меняется по направлению и по напряжённости. Компас при этом начинает дёргаться и поворачиваться куда попало. Мы говорим, что это магнитная буря. Статистика показывает, что есть люди, чувствительные к этому явлению. Как это влияет, какие механизмы действуют, пока непонятно. Уже около сотни лет вопрос изучается, но точного ответа пока нет.

— Столько обмана, касающиеся космоса, особенно в интернете. На каких сайтах, в каких книгах искать правду?

— Да, это большая проблема. Я даже затрудняюсь ответить. Есть небольшое количество таких сайтов, но они, как правило, не адаптированы для широкой публики, в основном для профессионалов. Фейковых источников очень много. Могу посоветовать читать книги об астрономии, сейчас много очень хорошей качественной литературы, например, Владимира Сурдина. Благодаря ему в России есть более сотни научно-популярных книг по астрономии, где он был либо автором, либо редактором, либо автором-составителем. Это как прививка. Если человеку попадёт в руки такая книга, то, когда он увидит информацию о космосе, с лёгкостью определит, правда это или нет.

2 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

круто!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Зашёл только потому что хотел узнать секрет Нибиру. а это оказалось выдумка (((((