Р!
17 ОКТЯБРЯ 2019
16 октября 2019

«Хоббит: Битва пяти воинств»: Ну, вот и всё

«Что-то кончается, что-то начинается» — философски говорил герой одной популярной фентези-саги с эльфами. К чему это вспомнилось, раз рецензия не на польскую игру, а совсем даже на фильм Питера Джексона? Ко вселенской грусти, конечно.

Не подумайте плохого. Грусть вызвана отнюдь не тем, что «Хоббит: Битва пяти воинств» в режиссёрской версии будет явно полнее и круче. Ну, по крайней мере, станет понятно, каких балрогов ловили в Мории Тауриэль и Леголас, если это никак не нашло своего отражения в дальнейшем. И не потому грусть, что сцена изгнания Саурона очень уж напоминает вставной номер – особенно если вспомнить, что аккурат вот такое же лицо было у Галадриэль, когда её временно обуяли силы зла во «Властелине колец». Кто помнит – тот испугался. И уж тем более не от того тоска, что в финальной части трилогии так много мелкого негодяя Алфрида, что он уже напоминает ковёрного на арене между выходами укротителя и борцов. Ерунда это все и смятение умов. Мелочи, не стоящие внимания. Так веснушки и прочие несовершенства делают ещё милее любимую женщину. Горечь печени и печаль селезёнки заключаются в том, что ничего подобного никто не сделает уже никогда.

Никто уже не возьмёт в руки лукавую детскую книжку – и не сделает из неё девять-одиннадцать часов несравненного героического эпика в трёх частях. Никому не придёт в голову мысль, что сага о Нибелунгах, где все передрались за проклятое драконье золото – это, конечно, хорошо. Но не сделать ли нам из этого миф о Ясоне, который поплыл за золотым руном, чтобы вернуть себе дом – а дом в конце концов возьми да упади ему на голову? Никто не соберёт не слишком известных, по сути, актёров, чтобы использовать то, что они умеют лучше иного Брэда Питта, да ещё их обаяние впридачу. Серьёзно: смотреть на то, как воюет со своим внутренним драконом Торин-Армитидж, на острую и холодную жалость Трандуила-Пейса или на вернувшегося в пустой дом Бильбо-Фримена можно только с чувством глубокого уважения. Потом. Раз в пятый, когда начнёшь видеть за героями актёрскую игру.

И уж совершенно точно – вряд ли кто-то будет способен так показать битву. Как все хорошие режиссёры, Питер Джексон только кажется взрослым. На самом деле он так и остался мальчишкой, который месяцами ждал ролики со сценами из Харрихаузена на восьмимиллиметровой плёнке и испортил духовку матери, когда пек маски для фильма. Возможно. у кого-то другого от сорока пяти минут батальных сцен можно было бы устать. Но Джексон вводит в бой полчища стенобитных троллей и выводит войска из тоннелей, прогрызенных под землёй. Джексон сбрасывает с небес медвежий десант и в критический момент вводит в бой авиацию из летучих мышей. Джексон даёт такое ледовое побоище, от которого хочется одновременно вжаться в кресло и бежать на все четыре стороны разом. А если всего этого ещё мало – то Джексон ещё умудряется поставить лицом к лицу своих героев, чтобы всем было понятно, каковы они настоящие. Своих героев и смерть, чтобы всем было видно, чего они стоят.

Ничего этого уже никогда не будет. Есть, конечно, «Сильмариллион» — но одновременно есть вполне себе живые потомки Толкина, которые категорически против. Так что история, можно сказать, заканчивается этой зимой, когда последний фильм трилогии «Хоббит» выходит на экраны и смыкается с трилогией «Властелин Колец». Да как смыкается! Как точно рассчитанное – и в то же время искреннее и тёплое рукопожатие. Он ведь очень тёплый, Джексон. Храни бог его круглое пузо, гениальную голову и большое сердце.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ