Перейти к мобильной версииПерейти к версии для ПК

Подземные конюшни декабриста Муханова

Старинный дом по адресу Тимирязева, 47 не найдёшь на карте Иркутска в «ДубльГИС». А здание существует – большое, с резными деталями на кровле и полным подвалом мусора, в котором, в прямом смысле слова, можно утонуть. Журналисты «БайкалПост» вместе с клубом молодых учёных «Альянс» заглянули в окна дома, которому, по некоторым подсчётам более 170 лет и увидели удивительную историю его жизни XIX века по соседству с домом декабриста, литератора и историка Петра Муханова.

Эту достопримечательность в центре Иркутска легко не заметить со стороны улицы Тимирязева – она закрыта профлистом. Чтобы присмотреться к памятнику федерального значения поближе, мы зашли во дворы соседних жилых домов и сразу же встретили местного жителя Юрия Васильевича, который вышел, чтобы узнать цель визита незваных гостей.

«В доме, наверное, лет 30 никто не живёт. Жильцов расселили, здание продают одному-другому, те приходят мерят всё, смотрят, но ничего не реставрируют. Я сам окна заколотил, чтобы бомжи не лазили», — рассказал собеседник.

Пожалуй, заколачивать окна, было не обязательно – в доме совсем нет пола, вместо него на огромной площади на несколько метров вглубь лежат отходы человеческой жизнедеятельности.

«Квартал с домами в этой местности обозначен на красной линии в плане города 1784 года. Но, по-видимому, это ещё не наш дом. В 1843 и 1856 годах зафиксированы первые приусадебные постройки, и вот они уже больше походят на тот дом, возле которого мы находимся. Самый знаменитый иркутский пожар 1879 года не затронул этого здания, поэтому есть предположение, что мы видим постройку, которая уже была в 1843 году – ей больше 170 лет. Необычно то, что памятником архитектуры дом признали только 15 лет назад – в 2000 году», — сообщил председатель клуба, историк Алексей Петров.

Юрий Васильевич припоминал, кто тут жил в советское время: «Дуловы жили, Нина, Молокины… семей десять. Дом принадлежал Слюдяной фабрике, но тут располагались не только её работники».

Алексей заглянул в исторические справки и выяснил, что в здании две части – одна совсем старинная, а вторая – пристрой послереволюционных времён 1917 года. В начале двадцатого века дом использовали мещане Скрипковы, державшие в больших отапливаемых погребах жилища вино, которым торговали в близлежащем собственном магазине. Верхние комнаты во флигеле хозяева частично сдавали работникам Забайкальской железной дороги.

Мы осмотрели дом со стороны одного двора, заглянули в окна, но войти не решились – доски начали шататься уже на подходе к деревянной развалине. Тогда было решено посмотреть внутрь с другого ракурса, мы обошли вокруг.

С другой стороны увидеть что-то новое также не получилось. Однако неожиданно, как в сказке, отворилось окно соседнего дома и на нас заинтересованно посмотрела бабушка. Как выяснилось, эта местная жительница Таисия Сергеевна, которая живёт в доме по соседству с 1974 года.

«Раньше там жил купец какой-то, под этим домом держал конюшню. В советское время тут на половину жили работники слюдфабрики. А в последние годы, лет 35, никто не живёт – полы начали проваливаться, жильцов расселили. Дом стоял бесхозный. Люди с рынка шли – всё сбрасывали. Потом бомжи тут жили, мы их гоняли. До тех пор всё это продолжалось, пока сосед окна не заколотил», — вспоминает пенсионерка.

По словам Таисии Сергеевны, которые позже подтвердила другая местная жительница Анна, дом, в котором она живёт, тоже памятник, сильно погоревший в 2013 году по вине соседа. Здание датировано 1853 годом – его строил для себя декабрист Муханов.

Жительница Мухановского дома Анна помнит истории о деревянном памятнике по соседству с детства, так как рядом жили сотрудники дома-музея Трубецких, которые ей их рассказывали.

«Этот дом — Муханова, который декабрист построил для себя и будущей семьи в 1853 году. А этот, что рядом, был возведён раньше и должен был служить дворовой постройкой с конюшнями. Для этого по его периметру вырыт большой котлован. Сам Муханов в новом доме прожил всего год, так как заболел и умер», — объяснила Анна.

По словам Анны, Мухановского дома тоже не было на карте города вплоть до 2013 года, пока не случился пожар, уничтоживший большую часть внешней и внутренней архитектуры памятника. Дом починили, Анна, Таисия Сергеевна и другие люди продолжают в нём жить, однако от былой старинной красоты не осталось и следа.

Говоря о бывших конюшнях, Анна вздыхает: «А кто его восстановит? Все снести хотят и что-нибудь новое построить, а не разрешают. Реконструировать дорого – одно только месторасположение сколько стоит».

Мы в последний раз взглянули на Мухановские конюшни, которым, как выяснилось, и правда далеко за сто, и отправились по домам с новой историей об исчезающем городе.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Опрос предпринимателей

Общественная приёмная проводит опрос с целью выявления круга наиболее актуальных проблем и трудностей для предпринимателей города Иркутска.

Какую проблему Вы считаете самой важной для существования и развития Вашего бизнеса?

Ваш ответ принят