Р!
БЛОГИ

Как губернатор шапками кидается

В Иркутской области хороший губернатор. Потому что верит, что может всё, и старается — круглыми сутками – причинять добро. Например, ездил в Москву. Что он там делал – неизвестно (любименький «Инстаграм» помалкивает), но наверняка Игорь Кобзев договаривался о больших поставках вакцины и лекарств от коронавируса, утрясал вопросы по «Усольехимпрому», доказывал федеральному минфину, что региону не помешает пара-тройка миллиардов хотя бы в качестве поощрения за «экономически безопасные показатели» бюджета.

Колонка впервые опубликована в субъективном разборе событий недели, который вышел на «ИрСити» 4 июля.

Зато инстаграм рассказывает кучу других интересных вещей. Ладно, пост про то, что все обращения жителей Приангарья, поступившие на прямую линию президента, будут взяты в работу, комментировать не буду, выбора у «серого дома» всё равно нет. Но есть пост, который привлёк меня своим размахом. Настолько – что я несколько дней хожу под впечатлением.

«Раз и навсегда закрыть вопрос с выявленными объектами культурного наследия. Такую задачу поставил на ближайшие годы. Нам необходимо провести их экспертизу и понять, какое здание является памятником, а какое — нет», — написал Игорь Кобзев.

Губернатор замахнулся на то, на что у других не хватало сил и/или смелости, — проредить наконец-то ужасно длинный список потенциальных памятников, сформированный ещё в 80-90-е годы. Неистовая мощь.

До 2030 года служба по охране объектов культурного наследия должна проверить более 4,4 тысячи памятников в 36 муниципальных образованиях. Даже посчитали уже, что в год нужно осматривать по 500-600 объектов. При этом сейчас объёмы в десятки раз ниже. По данным всё той же многострадальной службы, в 2019 году проэкспертировали 50 памятников, в 2020-м – 39, в 2021-м работы проведут только на 13 объектах.

Вдогонку к этому губернатор предлагает проработать с вузами вопрос о расширении списка экспертов, которые как раз и будут определять, «какое здание является памятником, а какое – нет». Не знаю, кто насоветовал это Игорю Ивановичу, но любой мало-мальски интересующийся темой культурного наследия человек скажет, что выдавать заключения может только аттестованный в Минкульте эксперт. Не меньше. Как вузы тут могут помочь, я не знаю. Но очень хочу узнать.

Такая глобальная работа стартует в 2022 году. Даже представить страшно, на каких оборотах должна работать служба, чтобы не закопаться. Поэтому нужно подготовиться. На это – всего полгода.

А тут ещё главный вопрос: где взять столько денег? Например, чтобы элементарно оплатить услуги тех самых экспертов, а это недёшево. Но сохранение памятников в Иркутской области финансируется по остаточному принципу, на это выделяют стыдные суммы. И тут бы ещё помнить, что больше 70% бюджета уходит на социалку – зарплату и инфраструктуру. Плюсом две бетонные плиты – ликвидация последствий наводнения двухгодичной давности и борьба с коронавирусом, из-за которого власти перетряхивают и режут госпрограммы.

И как эта работа по инвентаризации памятников вписывается, например, в концепцию развития деревянного зодчества, которая уже довольно долго просто «висит» на сайте службы – ну хоть есть-пить пока не просит. Как эти грандиозные планы влияют на разработку проектов зон охраны объектов и границ исторического поселения Иркутска, от которых у местных экспертов только боль и тоска — благо, что люди сплошь интеллигентные и не позволяют себе скатываться в непечатные выражения.

Я знаю, что пугает в этой истории. То, что всегда можно ошибиться. И ошибиться по-крупному. В комментариях к посту Кобзева вспомнили усадьбу на перекрёстке Халтурина и Декабрьских Событий, принадлежавшую купцам Медведниковым. Это старейшая каменная постройка в Иркутске – здание имеется в генплане от 1792 года. Комплекс был в списке выявленных объектов, но в 2017 году его исключили. Заказчиком экспертизы выступило ООО «Фортуна». Сегодня с усадьбой ничего хорошего не происходит – она пустует и разрушается.

Думаете, с признанными памятниками нет проблем? Ошибаетесь. На неделе заксобрание поддержало приватизацию двух старинных домов в центре Иркутска. Один из них – известнейший в городе Дом Кузнеца. С 2017 года власти обещают привести его в порядок.

В 2019-м планировали открыть в нём филиал Московской консерватории имени Чайковского, но затем от этой идеи отказались. Одна из причин — помещения совершенно непригодны для обучения классической музыке. Для региона комплекс оказался неподъёмным. В год из бюджета на минимальное содержание расходуется 5,7 миллиона рублей. Стоимость проекта реставрации оценивается в 67 миллионов, а самой реставрации – в 10 раз больше. Поэтому комплекс планируют продать за 215 миллионов рублей. Власти уверяют, что покупателя обяжут сохранить и отремонтировать объект. Но кому нужна такая головная боль за такие деньги?

Выходом было бы отдать Дом Кузнеца в льготную аренду за рубль. Но механизм, который предусмотрен в региональном законодательстве ещё пять лет назад, вообще не проработан. О нём вспомнили в прошлом году и вновь благополучно забыли.

Поэтому «раз и навсегда закрыть вопрос» не получится. Это шапкозакидательство. Одной политической воли «сказать» недостаточно. Нужны деньги, силы, время и уважение к тем, кто защищает и болеет за сохранение культурного наследия. А всего этого я пока не вижу. Но сделать нужно — это уже жизненная необходимость, особенно для Иркутска, где нет общего подхода, где нет концепции сохранения средовой застройки, где нет вообще ничего, кроме усталости и неприязни к сгоревшим и полусгнившим развалюхам. Тоньше надо быть. И работать с умом – поменьше на выборы, побольше на людей.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила