Р!
20 ОКТЯБРЯ 2019
19 октября 2019
18 октября 2019
17 октября 2019

Обманутые дольщики и няня-отравительница – обзор областных газет

Обманутые дольщики, депутаты-строители, зачарованный Кашпировский, вузы и сборы в школу, несчастный случай в детском саду – самые острые темы рассмотрели на страницах газет журналисты Приангарья на минувшей неделе.

Автор газеты «Губерния» от 19 августа Ольга Мутовина в своей статье рассказывает читателям о загадочном доме №13 по улице Мира в Иркутске, который возвели без соответствующего разрешения два строителя – Сергей Чистяков и Афган Исмаилов. Четырёхэтажка зарождалась на участке, где некогда стоял частный дом с сараем, а деньги на её строительство перечисляли сами владельцы будущих квартир. Только вот свой уголок дольщики получить так и не смогли – их квартиры были перепроданы другим людям, которые уже оформили их в свою собственность. Поэтому пострадавшие от рук недобросовестных застройщиков и обратились к журналистам за помощью.

Дом под номером 13

О том, что его квартира в новостройке была продана другим людям, Владимир Геращенко узнал случайно. Сын приехал проверить, как идёт отделка, но дальше лестничной площадки попасть не смог: проход в квартиру преграждала новая железная дверь, замки были заперты. На внешней стороне двери висел листок с номером телефона. На звонок ответил мужчина. Он сказал, что дверь поставил на том основании, что это его жилплощадь. Владимир был вынужден обратиться в полицию, с помощью сотрудников ОБЭП удалось выяснить, что буквально через восемь дней после того, как продавцы взяли полную стоимость квартиры с Владимира и заключили с ним предварительный договор (к этому времени дом не был сдан), они повторно продали его квартиру. Новые претенденты на квартиру уже успели оформить документы на собственность. А в руках Владимира только предварительный договор и расписка о передаче денег.

К сожалению, мужчина стал не единственным покупателем квартиры в Иркутске в доме по адресу: ул. Мира, 13. Точнее, три года назад дома ещё не было, люди отдавали деньги на строительство. Взамен должны были получить жильё по выгодной цене. 25-метровая студия продавалась на разных этапах строительства по цене от 920 тыс. до 1,2 млн рублей. Сейчас симпатичная четырёхэтажка с закруглённым стеклянным торцом красуется на въезде в Иркутск II. Но люди, которые заплатили деньги за квартиры в этом здании, сегодня могут лишь посмотреть на него со стороны. На их квадратных метрах обживаются другие. Хотя, если бы обманутые покупатели, прежде чем отдавать свои кровные, повнимательнее изучили документы или проконсультировались с юристом, сразу могли бы заподозрить, что с домом что-то не так.

Сергей Чистяков выбрал, мягко говоря, необычный способ заработать на продаже квартир. В июле 2011 года он вместе с компаньоном Афганом Исмаиловым приобрёл участок в Ленинском районе Иркутска. Предприниматели не стали утруждать себя получением разрешения на строительство. Возводить многоэтажку начали на участке, на котором стоял частный дом с сараем. Вырыли котлован, дали объявления о продаже квартир и стали собирать деньги.

Татьяна Тахинаева хотела переехать в Иркутск из Усть-Илимского района. «На Чистякова я вышла через риелторов. 11 сентября 2011 года мы подписали предварительный договор. Все деньги, 920 тысяч рублей, я отдала сразу. Когда подписывали бумаги, я видела участок, видела, что котлован вырыт и работы идут. Поэтому никаких сомнений у меня не возникло. В августе 2012 года я должна была получить ключи от своей квартиры. В Иркутске я не жила, поэтому за строительством следить не могла. Я была уверена, что всё идёт хорошо, периодически созванивалась с Чистяковым», – рассказывает Татьяна.

Руслан Доржиев решил приобрести сразу две малометражки по 25 квадратов. Договор, как и Татьяна, он заключил в сентябре 2011 года. Мужчина собирался продать эти квартиры, когда дом построят, и на эти деньги приобрести себе жильё поближе к центру города.

Елена Смаколина внесла первый платёж – 400 тысяч рублей – за такую же квартиру-студию в ноябре 2011 года. «С ребёнком я живу в общежитии, площадь нашей комнаты – 12 квадратов. Можете представить, как мы ждали эту квартиру, – Елена говорит спокойно: за месяцы неопределённости и отчаяния эмоции улеглись. – Началось с того, что я увидела объявление в газете: продаются квартиры. Позвонила в агентство, риелтор предложила приехать в офис на улицу Баррикад и выбрать подходящий вариант. На строительстве я тоже побывала, там был котлован и стояли стойки. Я живу там недалеко, стройка шла на моих глазах. Я была уверена, что всё в порядке. Чистяков мне сказал: чтобы квартира гарантированно осталась за мной, нужно заплатить хотя бы треть от стоимости. Я ему отдала 400 тысяч рублей».

Владимир Геращенко не только видел, как идёт строительство. Он заходил в подъезд и даже иногда бывал внутри своей квартиры. Точнее, он думал, что своей. «Мы переехали в Иркутск из Великого Новгорода. Продали там дом, хотели купить себе жильё и небольшую квартиру для сына.

Он должен был вернуться из армии. Мы рассчитывали, что сын будет работать на авиазаводе, и жильё подбирали неподалёку, – делится несостоявшимися планами Владимир. – Это сейчас в Ленинском районе много новостроек, а пару лет назад выбора особого не было. Вот мы и остановились на этом варианте. Договор заключили в апреле 2012 года. За 25 квадратов площади я заплатил ровно миллион рублей».

По проекту четырёхэтажный дом был рассчитан на 48 квартир. Цоколь предназначался под магазины. Напомним, на момент заключения договоров с покупателями Сергей Чистяков не имел права привлекать деньги для долевого участия в строительстве. Да и само строительство было незаконным: во-первых, участок не был предназначен под многоквартирный дом, во-вторых, отсутствовало разрешение на строительство.

Мы можем только догадываться, какие способы воздействия мог применить продавец, чтобы люди отдавали ему деньги фактически под «честное слово». «Я спрашивала, есть ли разрешение на строительство. Чистяков сказал, что документ есть, только мэр его ещё не подписал», – вспоминает Елена.

Люди верили ему и готовы были ждать сколько понадобится. «Я как строитель понимаю, насколько трудно пройти согласования, получить разрешение. Это всё можно понять и можно подождать, если бы нам в итоге передали наши квартиры», – рассуждает Владимир.

В 2012 году Чистяков сообщил покупателям, что ввод дома откладывается из-за судов. Якобы управляющая компания необоснованно отказывается подключать к объекту воду и тепло и, чтобы добиться справедливости, он обратился в суд. И действительно, во время строительства дома сетевая компания тянула с подводкой коммуникаций – то отказывала, то уклонялась от ответа. Ведь по документам на участке находится частный дом площадью 88 квадратных метров. А фактически нагрузка увеличивалась до 48 домохозяйств плюс магазины в цоколе. Как следует из документов Ленинского районного суда Иркутска, Чистяков и компания в конце концов добились решения в свою пользу.

Февраль нынешнего года мог бы стать для наших героев месяцем долгожданных новоселий. Всё двигалось к счастливой развязке. После десятков месяцев неизвестности и ожидания дом был готов принять новосёлов. К зданию были подведены электричество, вода, отопление, канализация. Но радость была недолгой. Как только люди предприняли попытку вселиться в квартиры, они узнали, что помещения, за которые они отдали деньги, на деле им не принадлежат.

«В феврале 2014 года Чистяков собрал всех вкладчиков у себя в офисе в магазине «Дока» на улице Байкальской и объявил, что он передаёт нас Афгану Исмаилову. Мол, тот будет оформлять документы на квартиры, – рассказывает Елена Смаколина. – Назавтра я встретилась с Исмаиловым возле нашего дома, чтобы передать копию паспорта. Афган попросил показать, какая именно квартира моя. Я объяснила. Он мне говорит: «Я же её продал». Я ему: «Как продал?» Он говорит: «Вот так. Деньги забирай у Чистякова». По словам Елены, жилплощадь продали ещё в 2011 году, неделю спустя после того, как она заключила договор.

В редакцию обратились и принесли документы четыре человека, которые не могут получить свои квартиры. По их расчётам, всего обманутых вкладчиков должно быть около 10 человек. Это те люди, квартиры которых сначала продал Сергей Чистяков, а через несколько дней повторно его компаньон Афган Исмаилов.

Ещё одну пикантную подробность выяснили совсем недавно несостоявшиеся владельцы. Сейчас ни Чистяков, ни Исмаилов к этому дому не имеют никакого отношения. Земля под домом с 30 мая 2012 года принадлежит некой Инне Белоусовой. Она же в сентябре 2013 года через суд узаконила самовольную постройку и является единоличной владелицей имущества. Получив такую информацию, люди и вовсе запутались – к кому обращаться, с кого требовать деньги.

Нам удалось по телефону связаться с Сергеем Чистяковым. Тот с готовностью взялся объяснить ситуацию. По его словам, ещё в 2012 году он вышёл из бизнеса. Обязательства перед вкладчиками взял на себя Афган Исмаилов. Но в 2014 году, когда подошло время регистрации документов, он, Афган, не стал отдавать людям квартиры. И теперь Чистяков через суд собирается вернуть себе дом. «Я подал иск в Свердловский районный суд, в этом районе находится фирма, которая строила. Все расписки у меня есть, что я вкладывал деньги, всё было вложено в бетон, в камень, в окна. В удовлетворении иска мне отказали, но в решении написано, что это я давал деньги на строительство. С этим решением я пойду в Ленинский суд. Ответчиком по моему иску, скорее всего, будет Инна Белоусова. Я собираюсь вернуть дом обратно. Как только пройдёт суд, люди получат свои квартиры. Даже если кто-то уже оформил жильё в собственность, на недвижимость имеет право тот, кто первым заключил договор. Я думаю, людям надо подождать месяц-полтора, и они смогут оформлять квартиры на себя», – заверил продавец. Как считает Чистяков, все покупатели квартир по ул. Мира, 13, получили либо квартиры, либо обратно деньги. Не рассчитались только с четырьмя людьми, которые и были в редакции.

В то, что Чистяков или его компаньоны добровольно рассчитаются с обманутыми вкладчиками, теперь не верят даже сами покупатели его квартир. Люди пошли по инстанциям. «Я решила больше Чистякова не слушать. Написала письмо в администрацию президента, местным чиновникам я не доверяю. Из прокуратуры и полиции нас отправляют в суд, говорят, что не усматривают мошенничества. И что между нами сложился гражданско-правовой спор, который мы должны решать самостоятельно в судебном порядке. Помогать нам никто не хочет», – возмущается Татьяна Тахинаева.

Когда редакция обратилась в администрацию города, там ответили, что ведение надзора за строительством домов не входит в полномочия местных властей. А в областном стройнадзоре пояснили, что служба является административным органом, её задача – выписывать предписания и возбуждать административные дела. Эти доказательства и должна использовать местная власть, добиваясь соблюдения закона. По словам ведущего специалиста службы Василия Баторова, по дому на ул. Мира, 13, предписания выносились и дела возбуждались.

Однако, когда в суде рассматривалось дело о признании прав за Инной Белоусовой на самовольную постройку, ни представитель администрации, ни сотрудник службы стройнадзора на заседание не явились.

Оставаясь безнаказанным, Сергей Чистяков продолжает свою предпринимательскую деятельность. В списке проблемных объектов, опубликованных на сайте стройнадзора, фамилия застройщика Чистякова встречается едва ли не чаще остальных. На его счету три много­квартирных дома в Куйбышевском районе, два на улице Карпинской и один по Напольной. Иски о сносе всех трёх самовольных построек рассматривает сейчас Куйбышевский суд. Инициатором сноса 4-этажного многоквартирного дома по Напольной выступает стройнадзор, с заявлением относительно дома по улице Карпинского с совместным иском обратились мэрия и стройнадзор. Самовольно занятый участок по улице Карпинского требует освободить областное министерство имущественных отношений. По информации дольщиков, Сергей Чистяков активно занимается продажей 11 домов в посёлке Пивовариха Иркутского района, которые также являются самовольными постройками.

«При чём здесь остальные дома, которые я строю? 70% домов в городе самовольные постройки. Но не всех выставляют на сайт стройнадзора. Кстати, они не имеют права ничего выставлять, мои объекты им не поднадзорны. Просто у меня вышел конфликт с бывшими партнёрами, вот они мне палки в колёса и вставляют», – так Сергей Чистяков ответил на наш вопрос, почему он продолжает продавать людям квартиры в самовольных постройках.

«У меня в голове не укладывается мысль, как обычное физическое лицо может свободно строить 3-4-5-этажные многоквартирные дома на территории города, обходя органы власти, при этом после постройки домов выигрывать суды и продавать квартиры? – задаётся резонным вопросом Татьяна Тахинаева. – Я написала обращение в региональное правительство, чтобы нам помогли разобраться с этим вопросом. Ответ пришёл из министерства строительства, дорожного хозяйства, где было сказано, что за нашим домом строительный надзор не осуществлялся, и предложено обратиться в суд. На мой вопрос к министерству, почему у них под носом захватываются самовольно земли и строятся дома, внятного ответа я не услышала. Писала также обращения мэру Иркутска, но, странным образом, зарегистрированный документ спустя 30 дней в приёмную так и не поступил. У меня вопрос: почему местные власти не могут повлиять на Чистякова, позволяют ему делать на территории Иркутска то, что ему хочется? А от нас, граждан России, отмахиваются, не решив проблему, отправляют в суд?»



Ольга Мутовина, газета «Губерния»

Ещё одной тему, связанную со стройками Иркутска, подняла автор газеты «Иркутский репортёр» Мария Шмелёва. Она рассказала читателям о нарушениях, выявленных в жилом комплексе «Берёзовое» в микрорайоне Ново-Ленино, принадлежащем компании ООО «Нью-Лен-Ойл». Во-первых, в жилом комплексе на 5,7 тысячи жителей будет лишь один детский сад, да и тот встроенно-пристроенное помещение на первом этаже многоэтажки, всего на 40 мест. Причём на генеральном плане города ещё в 2011 году в этом районе было предусмотрено строительство двух детских садов – на 220 и 60 мест. Однако в процессе работы над проектом детские сады с генплана исчезли. Зато на их месте и уже не только на бумаге появились жилые дома. Во-вторых, трёхэтажное здание с подвалом в 3 метра считается уже четырёхэтажным, а значит строительство должно идти под надзором, проектная документация должна проходить экспертизу, а разрешение на ввод не может быть выдано без решения службы. Пострадают в первую очередь дольщики – квартиры людей, заключивших договоры с застройщиком, не могут быть сданы в эксплуатацию, а значит, и право собственности на них не оформить.

«Что за собрание и без меня?»

Вместо двух детских садов – дома, вместо парковочных мест – их отсутствие. В понедельник руководитель Службы государственного жилищного и строительного надзора области Маргарита Ли вместе с представителями СМИ побывала в Ново-Ленино и рассказала о нарушениях, которые выявили специалисты при строительстве нескольких жилых комплексов компании ООО «Нью-Лен-Ойл».

– После сильного ливня глина стекает по дорогам, машинами заставлено всё, пройти с коляской невозможно – между домов нет пешеходных дорожек. В общем, Красноштанов (такую фамилию носит, по информации Стройнадзора, учредитель ООО «Нью-Лен-Ойл». – Ред. ) сделал для себя деньги, для людей – гадость, – Олег, житель микрорайона Берёзовый в Ново-Ленино, не очень доволен квартирой в новостройке. Жильё недорогое, зато некачественное, говорит мужчина. Впрочем, свои претензии к окнам, межкомнатным стенам и жилому комплексу в целом, которые он с удовольствием озвучивает журналистам, отказавшись назвать фамилию, застройщику он предъявлять не стал.

– Что за собрание и без меня? – обращается к группе журналистов уверенная женщина средних лет, проходя мимо. Получив ответ, что речь идёт о качестве строительства, бросает: – Качество хорошее, мне нравится. Только я отсюда съезжаю.

А вот специалисты Стройнадзора солидарны скорее с первым собеседником. Во-первых, в жилом комплексе на 5,7 тысячи жителей будет лишь один детский сад, да и тот встроенно-пристроенное помещение на первом этаже многоэтажки, всего на 40 мест. Причём на генеральном плане города ещё в 2011 году в этом районе было предусмотрено строительство двух детских садов – на 220 и 60 мест. Однако в процессе работы над проектом детские сады с генплана исчезли. Зато на их месте и уже не только на бумаге появились жилые дома, говорит Маргарита Ли, руководитель службы. С самими зданиями тоже не всё в порядке.

– С виду это трёхэтажные дома, – объясняет чиновник. – Значит, их проектная документация не проходит экспертизу с участием службы, надзор в ходе строительства не осуществляется и вводятся они администрацией города Иркутска на основании представленных документов и проведённых осмотров. Но если зайти в дом, там обнаружится подвал глубиной 3 метра, а значит, это полноценный четвёртый этаж, пусть и подземный.

Потолки в подвалах, которые используются для размещения коммуникаций, – на так называемых технических этажах – не могут быть выше 1,8 метра, — добавляет Маргарита Ли. Когда застройщик делает трёхметровый подвал, это говорит о том, что там будут коммерческие площади – например, кафе, рестораны или магазины.

– Следовательно, строительство должно идти под нашим надзором, проектная документация должна проходить экспертизу, а разрешение на ввод не может быть выдано без решения службы, – продолжает Ли.

Пострадают в первую очередь дольщики – квартиры людей, заключивших договоры с застройщиком, не могут быть сданы в эксплуатацию, а значит, и право собственности на них не оформить. Не говоря уже о том, что социальной инфраструктуры в их микрорайоне нет. Проверка ещё не завершена, количество участников долевого строительства уточняется.

Нарушения обнаружились, когда этим летом совместно с администрацией города служба проводила осмотры новостроек на предмет наличия парковочных мест, благоустройства территории и соответствия генплану.

– По поводу садика как-то воздействовать на застройщика мы не можем, это полномочия органов местного самоуправления, – добавляет Маргарита Ли. – В любом случае, дома на месте дошкольного учреждения уже построены, свободной площади под садики нет. Наша цель – привлечь внимание жителей города, чтобы, выбирая жильё, они смотрели, где его приобретают, обращали внимание на то, что будет вокруг, можно ли будет подъехать к этому жилью, доступны ли будут садик, школа, поликлиника.

Сейчас застройщику грозит лишь ответственность за строительство по проектной документации, прошедшей экспертизу без осуществления строительного надзора, в виде штрафа от 200 тысяч рублей. Однако такие санкции, по словам главы Стройнадзора, обычно не пугают застройщиков. Кроме того, чтобы ввести дома в эксплуатацию, застройщику придётся уменьшить подвалы таким образом, чтобы они попадали под определение технического этажа, а это тоже затраты.

Аналогичных проблем в других частях города Стройнадзор не заметил.

– Даже в одноимённом Берёзовом компании «НордВест», которая никогда не отличалась тем, что старалась наполнить свои комплексы соцобъектами, сейчас строится детский сад, – утверждает чиновник. – Застройщики приходят к тому, что создание социальной инфраструктуры выгодно не только для людей и города, но и для самой компании – оно делает жильё более привлекательным для покупателей. Компания «Восток» у нас строит ЖК «Стрижи», одновременно – детский сад, в ЖК «Союз» строительство не начато, но земля под детские сады предусмотрена.

В микрорайоне Юбилейный ещё один объект с нарушениями этой же компании – группа жилых домов возле областной больницы. В высокой степени готовности уже две блок-секции со встроенно-пристроенным магазином.

– Только когда мы откроем проектную документацию и внимательно её прочитаем, то увидим: весь проект и экспертиза были согласованы при условии, что администрация города выделит земельный участок площадью 1200 квадратных метров для размещения парковки у жилых блок-секций и магазинов. За несколько лет участок не выделен, – констатирует Маргарита Ли. В итоге многоэтажному зданию не хватает 139 парковочных мест (74 машино-места для жителей, 65 – для магазинов). А значит, автомобили будут парковаться хаотично, в том числе на улицах, где ездит городской транспорт, и создавать пробки.



Мария Шмелёва, газета «Иркутский репортёр»

О том, как строители метят в депутаты думы Иркутска, рассказала в своей статье Юлия Переломова в газете «Конкурент». По её словам, такого количества кандидатов, какое дала строительная отрасль, нет ни у кого. Интерес строителей к мандатам городской Думы вполне понятен – депутатский статус, как правило, даёт ощутимые преимущества при получении выгодных земельных участков. А эксперты отмечают, что формирование нынешней думы как нельзя лучше иллюстрирует принцип, когда за муниципальной властью идут не профессиональные политики, а бизнесмены, которым необходим властный ресурс для осуществления конкретных планов.

Зашли на объект

Шесть человек на одно место претендуют в Думе Иркутска. Львиная доля претендентов – представители различных строительных компаний и аффилированных с ними организаций. Десять человек сумела зарегистрировать семья строителей Красноштановых. Своих людей в Думу ведут «Новый город», СК «Новая эра» семьи Якубовских, снова попробуют силы семьи Истоминых и Ильичёвых, штурмуют пространство власти владельцы крупных торговых центров, к примеру ТЦ «Карамель». Эксперты полагают, что такой ажиотаж вызывает вопрос распределения свободных земель на территории областного центра, но не исключают, что у строителей могут быть и другие цели – к примеру, получить определённое влияние на процессы избрания градоначальника.

Избирательная кампания входит в самую острую свою фазу. Более полутора тысяч человек изъявили желание участвовать в муниципальных выборах, из 1536 кандидатов были зарегистрированы 1251. Стадия регистрации кандидатов завершена. 14 сентября предстоит избрать 15 мэров и 15 глав поселений, 21 Думу первого уровня и одну – второго. По данным облизбиркома, на 25 мест в Думу Ангарского района претендуют 92 кандидата. В Думу Братска идут 47 одномандатников и 100 человек по спискам. В Думу Иркутска предварительно шли 335 человек (сотне отказали в регистрации, 13 человек подавали документы повторно), этап регистрации удалось пройти только 223 кандидатам. Но и в этом случае на одно парламентское кресло претендуют шесть человек. 51 идёт самовыдвижением, остальные – от партий. «Из 223 кандидатов, зарегистрированных в Думу Иркутска, 172 были выдвинуты избирательными объединениями: по 35 кандидатов – от партии «Единая Россия» и Коммунистической партии социальной справедливости, 34 человека – от КПРФ, 22 кандидата – от ЛДПР, 29 – от «Справедливой России», семь – от «Гражданской платформы», шесть – от партии «Яблоко», три – от партии «Родина» и один – от «Республиканской партии России – Партии народной свободы», – сообщает облизбирком. Как рассказал вчера, 18 августа, на брифинге председатель облизбиркома Эдуард Девицкий, в качестве претендентов на посты глав муниципальных районов и городских округов было зафиксировано 103 кандидата, регистрацию прошли 73, двое выбыли уже после регистрации. За пост мэра АМО будут бороться 10 кандидатов, за пост мэра Братска – семеро, Саянска – трое.

Кандидат с наркотиками

Изменения в федеральном законодательстве породили любопытный феномен этих выборов – во власть массово отправились бывшие осуждённые. 52 кандидата с судимостями были выявлены в Иркутской области в ходе этой избирательной кампании, сообщила областная избирательная комиссия. Двигались кандидаты от всех политических партий. 21 человек осуждён за тяжкое преступление. По законодательству они могут принимать участие в выборах в том случае, если с момента погашения судимости прошло 10 лет. У семи кандидатов это условие не было выполнено, то есть с момента погашения судимости десятилетия не прошло, а человек уже посчитал, что вина его снята и он может быть избран людьми во власть. Как сообщает облизбирком, часть из этих кандидатов не указали наличие у них судимости и, согласно требованиям законодательства, избирательная комиссия, организующая выборы, обязана отказать им в регистрации или обратиться в суд об отмене регистрации. Впрочем, кандидатам с судимостями не позавидуешь: все сведения о совершённых преступлениях вне зависимости от срока давности по закону будут представлены публично, и каждый избиратель сможет ознакомиться с прошлым кандидата.

Один из кандидатов, зарегистрированных на выборах в Думу Иркутска, был осуждён по статье 228 УК РФ (часть 1, часть 3, пункт «в») – «Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ». Судимость была погашена в 2003 году, сейчас человек работает заместителем директора одного из охранных агентств города и желает быть депутатом. Его поддерживает партия «Гражданская платформа», а в своё время он выиграл праймериз «Единой России». Правда, узнав о судимости, партия поддерживать его отказалась.

Всего же в Думу Иркутска пытались баллотироваться пять претендентов с погашенной судимостью. Ещё один кандидат от «Гражданской платформы», подававший документы по округу номер 17, был когда-то осуждён по части 1 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), ему было отказано в регистрации. Другой кандидат, пытавшийся пройти регистрацию в двенадцатом округе, был осуждён по статье 145, части 2 УК РСФСР («Грабёж»), статье 218, части 1 УК РСФСР («Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ»), его судимость была снята в 1996 году, однако ему в регистрации было отказано по иным, не связанным с его био­графией, причинам. Во втором округе шла женщина-кандидат, осуждённая по статье 206, части 2 УК РСФСР («Злостное хулиганство»), её судимость была погашена в 1988 году, однако и она не прошла фильтр избиркома.

В 23 округе документы на регистрацию подавал человек, судимость которого была снята в 2007 году. Мужчина в своё время был осуждён по статье 318, части 1 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти») и статье 161, части 2 УК РФ («Грабёж»). Он сам 5 августа уведомил комиссию об отмене выдвижения.

На места в Думе Ангарска претендовали три человека, когда-то имевших судимость, и все по треть­ему округу. Один кандидат был осуждён по части 3 статьи 206 УК РСФСР («Злостное хулиганство»), судимость, впрочем, у достаточно немолодого человека была погашена в 1977 году. Сейчас он трудится в экологической организации. Однако кандидату было отказано в регистрации по причинам, не связанным с его прошлым. Ещё один претендент на кресло в Думе Ангарского района был осуждён по части1 статьи 218, 207, части 1 статьи 40 УК РСФСР («Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ», «Угроза убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества…»), судимость была снята в 1995 году. Этот самовыдвиженец не сумел собрать достаточного количества достоверных подписей в свою поддержку. Как и третий кандидат, судимость которого была погашена в 2003 году. Его судили по части 1 статьи 264 УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью человека в ДТП.

Все прошедшие регистрацию и имевшие когда-то судимость должны будут смириться с тем, что на стендах избирательных участков будет рассказано об их биографиях не просто с указанием статей, а и с расшифровкой названия статьи, слов «грабёж» и «наркотики» избежать не удастся. «Я не понимаю этих людей, а ещё больше не понимаю политические партии, которые с такими статьями УК берут кандидатов в свои ряды. На что они рассчитывают, только им и известно», – заметил региональный координатор ассоциации «Голос» Алексей Петров. Другие эксперты отмечают: надо смотреть, а будут ли избиратели интересоваться биографиями кандидатов. «Насчёт того, что про судимости мелким шрифтом написано на информационных стендах, кандидатам совершенно можно не беспокоиться – большинство избирателей эти стенды не читают, – сказал новосибирский политолог Алексей Мазур. – При низкой явке депутатом станет тот, кто сумеет привести, буквально за руку, больше «своих» избирателей. Криминальные наклонности тут даже дают преимущество – ведь нет более эффективного способа «привода» избирателя, чем подкуп».

Строительная Дума

Строительное лобби на этих выборах в Иркутске особенно сильно. В списках кандидатов просматривается достаточно много представителей ИАПО, РЖД и компании «Байкалэнерго» во главе с гендиректором Владимиром Потаповым, есть представители управляющих компаний. Но такого количества кандидатов, какое дала строительная отрасль, нет ни у кого. Успешно прошла регистрацию группа, представляющая интересы строителей Красноштановых. Вице-президент фонда Красноштанова Светлана Кузнецова подавала документы дважды и всё-таки была зарегистрирована. Прошёл регистрацию и президент фонда Евгений Молчанов, а также директор ООО «ИркутскСтрой» Дмитрий Красноштанов. Кстати, в сведениях об источниках доходов Дмитрия Красноштанова значатся доходы, полученные в СПМК-7. Директор СПМК-7 Александр Ерохин также успешно зарегистрирован на выборах. Как и директор ООО «Атаир» Анастасия Красноштанова и директор ООО «Союз» Антон Красноштанов. Будет участвовать в выборах и кандидат Людмила Красно­штанова, сведения об акциях и ином её участии в коммерческих организациях занимают несколько строчек. Красноштанова владеет 96-процентной долей в ООО «Нью-Лен-Ойл», 36% в ООО «Торговый дом «Иркутская топливная компания», 99,95% в ООО «СибЛесПром холдинг», 100% в ООО «ИркутскСтрой», 50% в ООО «СОЮЗ», 86,01% в ООО «СПМК-7». К блоку Красноштановых нужно отнести и Александра Витовского, заместителя директора по производству ООО «Вега», которым Людмила Красноштанова владеет на 41,23%. В «Нью-Лен-Ойл» трудится и Геннадий Воронецких, вице-президент фонда Красноштанова по работе с ветеранами. Главный инженер ООО «АльфаСтрой» Сергей Сидоров в сведениях об источниках доходов за 2013 год указал работу. Всё в том же ООО «Нью-Лен-Ойл». Людмила Красноштанова имеет акции и в ООО «Седьмая миля», где трудится вице-президент фонда Красноштанова по работе с общественными организациями Леонид Усов. Таким образом, Красноштановы сумели провести в зарегистрированные кандидаты десять своих человек.

Но на этом строительно-предпринимательская тема на нынешних выборах далеко не исчерпана. В выборах будут участвовать начальник МУП «УКС города Иркутска» Евгений Савченко, директор МУП «Агентство городского развития» Василий Истомин, сын депутата ЗС Геннадия Истомина, гендиректор ЗАО «Управляющая компания «Востсибстрой» Виктор Ильичёв, самовыдвижением идёт замдиректора бизнес-центра «Ладога» Дмитрий Бердников, владеющий более 70% акций УК «Ладога». Сын бывшего мэра города Владимира Якубовского Александр идёт от СК «Новая эра», от ЗАО «Объединение «Ермак» – известный всем Олег Геевский.

Практически каждая партия представила того или иного претендента, занятого в строительном бизнесе или в аффилированных с этой отраслью организациях. ЛДПР ведёт гендиректора ООО «Байкал-недвижимость» Павла Хилова и гендиректора АНО «Региональный учебный центр «Академия образования профессионалов недвижимости» Жанну Нестерову, а «эсеры» – Илью Кручинина, гендиректора СК «Гранд­Строй», аффилированную со строительными компаниями «Тихвинский посад» и «ИркутскПартнёрСтрой». От «эсеров» идёт и директор филиала по Иркутской области, Бурятии и Якутии некоммерческого партнёрства «Балтийский строительный комплекс» Александр Друзенко.

КПРФ в 17 округе ставит на Юлию Гурковую, владеющую 100% ООО «Байкальские строительные технологии», в 21 округе – на Илью Котова, замдиректора ООО «Стройдорхолдинг». «Гражданская платформа» – на Сергея Сергеева, гендиректора ООО «Содружество», указавшего в доходах за 2013 год работу в комитете по городскому обустройству мэрии Иркутска. Крупнейшую строительную компанию «Новый город» представляют начальник отдела кадров Елена Черкасова, руководитель департамента по работе с недвижимостью и землёй Дмитрий Ружников, исполнительный директор Фонда Александра Битарова Александр Квасов. Самовыдвиженец по пятнадцатому округу Дмитрий Морозов является гендиректором ООО «Инфра-Строй».

«Единая Россия» выдвинула Михаила Титова, директора по производству ООО «Идеальное решение», занимающегося операциями с недвижимостью. Кроме того, Титов имеет 33,33% долей в ООО «Элит Инвест», также занятом операциями с недвижимостью, и 30% в ООО «Бета-Строй», основной вид деятельности которого – производство общестроительных работ по возведению зданий. У Титова имеются акции в ООО «Бизнес-центр Даниловский» и ООО «Мебель-сити». Он же известен как владелец ТЦ «Карамель», пакет акций которого имеется у жены известного муниципального и региональногополитика Николая Хиценко.

«Интерес строителей к мандатам городской Думы вполне понятен – депутатский статус, как правило, даёт ощутимые преимущества при получении выгодных земельных участков», – заметил новосибирский политолог Алексей Мазур. Эксперты отмечают, что формирование нынешней Думы как нельзя лучше иллюстрирует принцип, когда за муниципальной властью идут не профессиональные политики, а бизнесмены, которым необходим властный ресурс для осуществления конкретных планов. Многим, видимо, не даёт покоя серьёзный взлёт несколько лет назад лидера группы компаний «Такота» Виктора Кондрашова. «В этом году вообще бум кандидатов, – заметил региональный координатор ассоциации «Голос» Алексей Петров. – Какие только люди не пожелали пойти в депутатское кресло. Строителей можно понять – все желают получить некие властные рычаги и ресурсы для своего бизнеса, и «корочка» депутата в этом деле не помешает». Лидер регионального отделения партии «Демократический выбор» Сергей Беспалов полагает, что у строителей пришёл «аппетит во время еды» и новая возможность поучаствовать в распределении власти подняла большинство тех, кто ранее пассивно относился к депутатству. Кроме того, Беспалов считает, у строителей есть и более серьёзные амбиции, чем просто распределение земель. Возможно, есть желание влиять и на то, кто будет находиться у руководства городом- в качестве мэра. «Я думаю, там есть уверенность, что все пройдут и, если что, могут снять мэра. Да, Кондрашову осталось до переизбрания не так много времени. Но процедура отзыва через депутатов есть по закону, значит, её можно реализовать», – считает эксперт.



Юлия Переломова, газета «Конкурент»

Ещё одним ярким событием минувшей недели стал приезд целителя Анатолия Кашпировского, который в далёкие 80-е исцелял всю Россию с экранов телевизоров. Как пишет автор Марина Рыбак в газете «МК Байкал», доктор Кашпировский по-прежнему востребован массовым зрителем. Этот зритель не слишком интересуется, как работает «волшебник», он руководствуется жаждой получить исцеление, минуя работу над собой и не привлекая здравый анализ. По благодати. На халяву. Вера в неё неистребима, особенно в русском уме. Как ни прячь его в карман. Он и из кармана к халяве дотянется. И будет держаться за неё мертвой хваткой. Оставим лирику. Пусть сам загадочный гастролёр, мечущий «невидимые стрелы», расскажет о себе. И пусть, подобно тому, как организм способен сам себя восстановить, образ Анатолия Кашпировского сам себя выстроит перед взором читателя.

Бездна Кашпировского

Второе пришествие целителя Анатолия Кашпировского многие чуткие граждане восприняли как предвестие наступающих смутных времён. «Ну, жди общественных катаклизмов», — сокрушаются они. Триумф нашумевшего психотерапевта пришёлся на 1988—1989 годы, именуемые лихими 90-ми. Давно замечена связь между социальной нестабильностью, хаосом и появлением на исторической сцене разного рода «чудотворцев». Вот прямо чувствую на себе сверлящий взгляд Анатолия Михайловича и слышу его командный окрик. Он категорически открещивается от компании всяких там экстрасенсов, мистиков и магов, настаивая на революционной научности своего метода. Подчеркивает, что имеет степень доктора психологических наук. Тут же педалирует тему, что практически никто не в состоянии понять глубину и суть открытого им «философского» метода, настолько он ушёл вперёд в научном поиске и практике воздействия на человеческий организм.

Наш разговор со звездой длился семь минут с перерывами. Новатор отдавал полярные императивы: «Не пишите. Я ещё ничего не разрешил вам писать!», «Включайте ваш диктофон!», «Выключайте! Мы закончили! Всё!». Завершающим было настойчивое напутствие: «Девочки, не надо вам об этом писать, вредить моему великому делу. Вы сырые в этой теме, не понимаете ничего. И не знакомы с моим сайтом. Не лезьте вы в эти глубины. Это сфера подсознательного. Там бездна! Бездна! Байкал! Вы мелко плаваете, чтоб это постигнуть».

Стоит согласиться. Постигнуть нелегко. Умом понять, аршином измерить — практически невозможно. У нас с подругой перед встречей с пионером фантастических исцелений позиции были разные: у меня более скептическая, у неё — доверительная.

— За методом психологического воздействия на организм ради его самоисцеления — будущее человечества, — говорит она. — В каждой клетке живет память изначального совершенства, заложенного природой в зародыш. Нашим клеткам можно дать «команду», которая позволит «вспомнить» эту идеальную матрицу здоровья. И тогда организм сам запустит механизмы «автоналадки». Над этим работали многие передовые умы. Только такой путь перспективен. У меня большие претензии к традиционной медицине, которая в упор не видит пациента внутренним зрением, опираясь на стереотипы. Надо не насильственно вмешиваться в организм, а сотрудничать с ним, апеллируя к его глубинному потенциалу. Кашпировский идет по этому пути с отвагой и энтузиазмом.

— Да, не скажешь, что с робкой осторожностью, — отвечаю я. — Сам принцип мне представляется логичным и убедительным. Но каков механизм? Кашпировский говорит, что влияет на подсознание с помощью информации. Но сама эта информация строго засекречена. К ней не допущен никто, как к формулам алхимиков средневековья. Каким образом пионер этих новаций влияет на нас? Нет фундаментального исследования, нет научных описаний психотехнологии, нет учеников. Только единственный и неповторимый, уникальный и непостижимый феномен, акцентирующий собственную исключительность. Я далека от мысли, что Кашпировский — фокусник. По всей видимости, воздействие имеет место, эффекты реальны. Но какова их природа? Почему первооткрыватель не заботится о продолжении своего дела? Отчего так оберегает свою «монополию на подсознание»? Не Фауст ли перед нами?

Оставим лирику. Пусть сам загадочный гастролёр, мечущий «невидимые стрелы», расскажет о себе. И пусть, подобно тому, как организм способен сам себя восстановить, образ Анатолия Кашпировского сам себя выстроит перед взором читателя.

Спрячьте ум в карман

Сначала зрители смотрят ролик о мужчине из Красноярска, который упал с седьмого этажа, получив множественные травмы, но на сеансах Кашпировского фантастическим образом восстановился. Были раздроблены кости стопы, тазовые кости, пять позвонков, травмирован череп. Со встречи со знаменитым доктором бежал трусцой с костылями под мышкой.

— В организме сокрыт мощнейший механизм восстановления! — утверждает наш герой. — Каждый из вас своим естеством гениален. Родилось новое философское учение. Можно вызвать обратный ход, побудить тело вернуться к норме. Самостоятельно этого не может сделать никто. Ум становится препятствием, он во власти прошлых заблуждений. Ум в тело не вхож. Тело наше во много раз старше и мудрее ума. К этой мудрости я и обращаюсь. Как я это делаю? Это слишком сложно, чтоб объяснить в двух словах. «Сказано вам будет не говоря!» — так гласит Писание. Я воздействую ничем на ничто. Мои целительные команды вы не слышите, не видите, никак не ощущаете. Как можно почувствовать изменение молекулярного движения? Это невозможно. Вы не чувствуете, как у вас растут волосы, ногти, опухоли. Так же нельзя почувствовать, как рассасываются новообразования, разглаживаются инфарктные рубцы, регенерируются костные ткани. Но налицо результаты. За считанные минуты исправляются и начинают дышать сломанные носы, исчезают возрастные морщины, проходят аритмия, тахикардия. Ко мне на встречи приходил чемпион мира по кик-боксингу, четыре операции на носу перенес, никакого толку. Нос был крючком, задыхался. У меня избавился от последствий за две секунды. Как я это вызвал? Не важно! Создал программирующую ситуацию. Никакая вера тут не нужна. Вера вашего ума бессильна, спрячьте свой ум в карман. Я бросил вызов своему поколению, увидел законы, которые могут стимулировать изменения телесных состояний. Впервые в истории человечества я совершил удалённую анестезию полостных операций по телевизору во время телемостов Москва — Киев и Киев — Тбилиси в 1988 и 1989 годах. Женщины прекрасно перенесли операции без медикаментозного наркоза. Это сенсация была, прорыв в представлениях о возможностях терапии. Недавно я отмечал юбилей, получил звание доктора наук. Планета промолчала. Промолчала наша страна.

Гнилые зубы «Комсомолки»

«Комсомолка» в очередной раз показала свои гнилые зубы. Я не обижаюсь, я делаю выводы. Современники абсолютно не готовы к спасению. Мой метод атакуют всевозможные шарлатанские толкователи. Что ж, Джордано Бруно тёмные мракобесы сожгли. «Нет пророка в своём Отечестве». Один болгарский псевдоучёный называет меня «психофашистом». «Не мог щадить он нашей славы, не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку поднимал…». Дурь была и будет всегда, она перейдёт и в IV тысячелетие, чтобы мучить себя и планету. Главное — конечный результат, фактаж. Это единственно ценное свидетельство. Придется терпеть зависть, нападки. Всю мелюзгу злопыхателей забудут, а мои факты останутся навсегда. Вот как воскрес этот красноярский переломанный мужик.

У кого аритмия, поднимите руки! Также сегодня вы уйдете другими, смертники бывшие. У меня масса исцелений болезни Бехтерева, масса! И я не думаю, что она вообще существует…

Это не лечение в привычном понимании. Это использование того, что есть. На видеодиске мои шесть телепередач. Сегодня я сказал только «А», а там весь алфавит. Слушайте, смотрите. Это нужно не мне, а вам. Потом вспомните меня!

Гнилые зубы «Вдохнул, упал и исцелился»

После небольшого перерыва монолог дополнился интерактивом. На сцену пошли аллергики. Кто забыл взять с собой аллерген, тому Кашпировский даёт спичечный коробок — сделать три спасительных вдоха. «Ваш аллерген в этом коробке. Весь мир в этом коробке!» — вдохновляет режиссер самоисцелений. Дав пациенту вдохнуть, психотерапевт быстрым ударом повергает его на пол. Упавшие лежат неподвижно, оставаясь в сознании. (Кашпировский многажды повторяет, что не использует гипноз как бесполезную технику, хотя на заре своей практики прибегал именно к ней. Но сегодня массовый гипноз запрещён законодательно. — прим. автора). Он предлагает женщине встать на пальцы лежащего паренька каблуками и основательно потоптаться. Демонстрирует, что подопытный не чувствует боли. Поднявшись по команде мастера, люди свидетельствуют, что чувствуют себя отлично. Тот заверяет, что они могут распроститься с аллергией.

За этим следует бросание на пол очередников из зала. Лежачими заполняется место у сцены, проход.

— Были времена, я стадионы укладывал! — ностальгически отмечает целитель. — А результаты каковы?! Проходят диабет, псориаз. Вообще охват нарушений, на которые удается найти управу, огромен. Я даже все не упоминаю. Вот у кого болел копчик? Я о нем сегодня не говорил. Поднимите руки, у кого прошла боль. Проверьте, поерзайте на стуле! Напишите копчиком «Кашпировский». Все отлично? А я ведь не называл копчики. Само аукнулось. И, заметьте, я не стал вас усыплять. Я стал вас пробуждать! Вечером приходите. Буду менять цвет глаз и волос, отбеливать зубы. Из ста человек у трёх-четырёх произойдет пломбирование зубов. Кто еще на такое способен? У Матфея сказано: «Не клянись головою своей, ибо ни одного своего волоса не сделаешь ни белым, ни чёрным…». А на моих встречах у людей темнеют седые волосы. Вот так.

Публика преимущественно преклонного возраста. Не аншлаг, но народу достаточно. Вход свободный, поэтому многие приходят по нескольку дней подряд. Узнаю свою пожилую знакомую, она тоже проводит здесь не первое посещение. Если большинство посетителей серийные, аудитория с 8 августа должна была стать молодой и цветущей. Ведь, как утверждается на сайте Кашпировского, морщины уходят в течение «трёхминутки». Как и множество патологий здоровья.

Америка кишит умельцами

— Анатолий Михайлович, чем вызвано ваше возвращение? — спрашиваем гостя после выступления.

— Что значит возвращение? Я что, куда-то пропадал?

— Ну, мы долгое время о вас не слышали…

— Где, в Иркутске? А я что, должен сидеть в Иркутске все эти годы? Вот я скоро уеду, значит, исчезну, что ли? Откройте мой сайт, раздел «выступления». Вы увидите, что я практиковал в Праге, Берлине, Нью-Йорке, Филадельфии, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, в Киеве, Москве, по всем городам и весям России. Если вы об этом ничего не слышали, так я не стремился к шумихе. Я в Польше много выступал, вёл телепередачу «Клиника доктора Кашпировского». Премию Виктора получил. Из неполяков её удостоились только двое — я и Папа Римский (прежний Папа Иоанн Павел — поляк, Анджей Войтылла. — прим. автора. ) В состоянии «пропажи» я получил эту награду.

— Как вы относитесь к феномену Луизы Хей?

— Кого? Я не знаю такого. Мне это не интересно. Там, в Америке, кишит этими «умельцами». За ними нет фактажа, нет результатов.

— Вы говорите, что не занимаетесь душевным здоровьем, работаете только с телом человека. Не призываете работать с духом…

— Стоп! Что значит, я работаю с телом или с духом? Открылась новая страница возможностей влияния на соматические, телесные нарушения. Если у человека прошёл псориаз, наверное, и дух кверху пошёл. Он радуется. В здоровом теле здоровый дух. Навязчивые состояния, страх, бессонница, — я вышел за эти рамки. Это всё не влияет на продолжительность жизни. Во всяком случае, как аритмия, стенокардия, инфарктные рубцы. Меня это влечёт. Остальным пусть занимается кто угодно… Вот парень из Астаны должен был перенести пересадку сердца. Я категорически запретил. Потому что есть опыт, что сердце может восстанавливаться. Он смотрел только мои диски. Мы с ним встретились в апреле прошлого года. А нынче зимой он выбежал мне навстречу, бегал, приседал. Никакой одышки, синевы. За операцию он бы выложил 200 тысяч долларов. Спрашивается, какой дух у него после этого? Когда не надо ложиться под нож, лезть в долговую яму. С духом, наверное, тоже все в порядке. Или нет? Да или нет?!

— Вы говорите о позитивных эмоциях, а я о духовном росте.

— Девочки, мы закончили! Вы мистичны. Вы не готовы к разговору об этих материях. Спасибо за урок: вы последние, с кем я разговариваю из журналистов…

— Ещё один вопрос. Зачем менять цвет глаз? Это не влияет на продолжительность жизни.

— Кто вам сказал, что нет? Дело в том, что возможности человека преогромны. Цвет глаз не изменял никто никогда. Я ищу новые вершины, как можно повлиять на соматику. Согласна ли она? Тело не согласно. А я преодолеваю это. Если у женщины в 60 лет глаза выцвели, потеряли яркость — и вдруг стала бирюза. Что это плохо? Если у альбиноса потемнели глаза, что это плохо? Если седина темнеет, плохо это? Зачем? А интересно. Я все время думаю, что же ещё показать этим людям? Их ничего не берёт. Телемосты с операциями провёл — а им все равно. Нос выровнялся и задышал — ноль внимания. Зубы отбеливаются, зубные камни теряются, наращивается новая эмаль. За три минуты! Это интересно или нет? Что человек может давать такие реакции! А потом, есть случаи, когда попутно исчезает и глаукома. Это как-то связано с изменением пигмента в радужке. Один раз у пожилого человека восстановилось стопроцентное зрение, когда изменились глаза. Теперь понимаете?

— Как это происходит?

— Я что, биохимик?

— Значит, это дар?

— Дар?! Да нет такого вообще. Никто не рождается сапожником, сразу умеющим тачать сапоги. Всему надо учиться. Я много изучал, совершенствовался. Ещё пятилетним я читал «Общественный договор» Руссо, всегда был жаден до знаний. Тренировался.

— Но Моцарт родился Моцартом.

— Чего? Это всё враки. Мифы, больше ничего. В общем, не мучайте себя. И не вредите моему делу. Не суйтесь вглубь того, что вам недоступно.

Доктор Кашпировский по-прежнему востребован массовым зрителем. Этот зритель не слишком интересуется, как работает «волшебник», он руководствуется жаждой получить исцеление, минуя работу над собой и не привлекая здравый анализ. По благодати. На халяву. Вера в неё неистребима, особенно в русском уме. Как ни прячь его в карман. Он и из кармана к халяве дотянется. И будет держаться за неё мертвой хваткой.



Марина Рыбак, газета «МК Байкал»

Автор газеты «Конкурент» Елена Коркина рассказывает читателям о бюджетных местах в вузах Иркутска. Если верить представителям вузов, количество заявлений на поступление в прошлом и в нынешнем году принципиально не отличается: в ИрГСХА и ИГМУ говорят о незначительном сокращении интереса, ИрГТУ, ИГУ и ЕАЛИ заявляют о его повышении. Более того, бюджетный набор на ряд направлений был закрыт в первую волну. Несмотря на отдельные успехи, общая тенденция ясна: вместе с проходным баллом снижается и конкурс. Обратные примеры редки, и в большинстве случаев появляются на фоне ухода конкурирующих вузов из бюджета в коммерцию, а ещё чаще – на фоне сокращения количества бюджетных мест, отмечает автор.

Сдай экзамен на 2+ и поступи в университет

Вступительная кампания практически закончилась. Вузы рапортуют: бюджет бакалавриата и специалитета закрыт. Исключением стала ИрГСХА: академия, как и в прошлом году, вынуждена объявить дополнительный призыв по четырём специальностям: «Агрономия», «Агрохимия и агропочвоведение», «Агроинженерия» и «Теплоэнергетика и теплотехника». Впрочем, назвать кампании других вузов сверхуспешными было бы наивно.

Скажем, на пяти специальностях ИрГТУ и одной ИГУ проходной балл не смог переползти за сотню. То есть студентами стали те, кто принёс в крупнейшие вузы города минимальные баллы из возможных. К тому же, из ряда вузов уже после второй волны зачисления документы уносят туда, где эта самая вторая волна ещё идёт. В итоге заполненные было бюджетные места превращаются в пустые. Иногда это явление приобретает пугающие масштабы. Так, на физфаке ИГУ в результате вместо 40 будущих радиофизиков будет учиться 27, а направление «Электроника и наноэлектроника» потеряло больше половины студентов – 13 из 25.

Оценки ниже, возможностей больше

«ЕГЭ сдали хуже, чем в прошлом году, поскольку были ужесточены условия проведения. Особенно это прослеживается на предметах естественно-научного профиля», – отмечает ответственный секретарь приёмной комиссии ИГУ Дмитрий Матвеев. «Русский и математику тоже сдали плохо», – продолжает заместитель ответственного секретаря центральной приёмной комиссии ИрГТУ Дмитрий Кокоуров. «Да и иностранный язык…» – вздыхает директор ЕАЛИ (бывшего ИГЛУ) Александр Каплуненко.

В ответ на аховые результаты Рос­обрнадзор снизил порог успешности ЕГЭ. По русскому языку с 36 до 24 баллов, по математике с 24 до 20. Правда, лишь для того, чтобы горе-выпускники могли получить диплом. При этом их попытки подать документы в вуз окончились ничем. «20 июня нам позвонили и сказали, что абитуриентов с такими баллами вуз принимать не имеет права», – комментирует ответственный секретарь приёмной комиссии ИрГСХА Светлана Окладчик. И правило это коснулось всех вузов, в том числе и коммерческих направлений.

Впрочем, и без двоечников с аттестатом вузам есть от чего схватиться за голову. Имея возможность набрать 300 баллов за три экзамена, большинство выпускников приносят в приёмные комиссии меньше 200, а некоторые – меньше 100. И ведь поступают.

Конечно, одной гребёнкой здесь не обойтись. Минимальный проходной зависит как от вуза, так и от направления. Скажем, для поступления в ИГУ на «Геологию» достаточно было иметь минимальные для университета 100 баллов, а вот на «Журналистику» потребовалось (с учётом дополнительных пунктов творческого конкурса) минимум 333. В ИрГТУ разброс был от 96 по ряду специальностей до 305 из 400 у архитекторов. Самый низкий проходной в БГУЭП – 120, на «Землеустройстве и кадастрах», самый высокий, как и положено, на различных профилях экономики – от 206 до 226.

Поступить во ВСГАО можно было, имея от 109 («Экология и природопользование» и «Специальная психология») до 177 («Прикладная информатика»). В ИрГСХА требовалось также от 100 до 154 баллов (самый высокий порог у ветеринаров). Достаточно ровной можно назвать ситуацию в ИГМУ: здесь минимальные баллы на пяти специальностях колеблются от 191 до 202 (наивысший по «Стоматологии»). Несколько выбивается из общего ряда «Медико-профилактическое дело» и его 178 баллов. В ЕАЛИ, где количество мест в связи с присоединением к МГЛУ в этом году уменьшилось с 300 до 170, средний балл составил от 170 на направлении «Конфликтология» до 198 на «Туризме».

Цифры относительны

Если верить представителям вузов, количество заявлений на поступление в прошлом и в нынешнем году принципиально не отличается: в ИрГСХА и ИГМУ говорят о незначительном сокращении интереса, ИрГТУ, ИГУ и ЕАЛИ заявляют о его повышении. Более того, бюджетный набор на ряд направлений был закрыт в первую волну. Среди них «Дизайн» ИрГТУ и несколько направлений ИГУ, в том числе «Сервис», впервые предлагавший бюджетные места, а также «Журналистика», «Филология. Русский язык», «Филология. Бурятский язык», «География» и «Экология и природопользование». Кстати, в борьбе за студентов по последнему направлению геофак ИГУ победил конкурентов с большим преимуществом. Если здесь проходной балл составил 175 (127 в 2013-м), то на биофаке того же ИГУ лишь 119, а во ВСГАО – 109.

Несмотря на отдельные успехи, общая тенденция ясна: вместе с проходным баллом снижается и конкурс. Обратные примеры редки, и в большинстве случаев появляются на фоне ухода конкурирующих вузов из бюджета в коммерцию, а ещё чаще – на фоне сокращения количества бюджетных мест. Есть и другие причины. Скажем, на том же филфаке ИГУ высокий проходной балл продемонстрировали абитуриенты направления «Филология. Бурятский язык». Отчасти это связано с крошечным количеством бюджетных мест (их пять), но больше, кажется, с тем, что тест по бурятскому языку сдаётся не в форме ЕГЭ, и именно здесь поступающие демонстрируют высочайшие баллы.

Аналогично обстоят дела и с конкурсом. Скажем, в ЕАЛИ. Александр Каплуненко отмечает: в лингвистическом институте сегодня наиболее популярными направлениями являются «Зарубежное регионоведение» и «Педагогическое образование» (25 человек на место). В 2013-м­ году – 15 и 7 человек на место соответственно. Однако эти цифры не должны вводить в чрезмерную эйфорию, ведь численность бюджетных мест в вузе за год упала на 43%.

Нужны инженеры и физики, учим всех

«К сожалению, в течение многих лет спросом пользуются направления социально-экономического и гуманитарного профиля. В этом году конкурс доходил до 80 человек на место. На направления естественно-научного профиля от 3 до 6 человек», – формулирует одну из главных проблем Дмитрий Матвеев. Причина такой любви – мода и присутствие в пакете экзаменов злосчастного обществознания, которое многими и за предмет-то не считается. В ИГУ даже увеличили минимальный проходной балл по предмету до 44, оставив физику и химию на уровне 36. Впрочем, это мало помогло.

По мнению представителей вузов, менять ситуацию нужно сверху. «Надо начинать со школы, – уверен Александр Каплуненко. – Я знаю две школы. В одной преподавателю физики 74 года, преподавателю математики – 71 год. В другой, в Иркутском районе, преподавателю физики 84 года. И его не отпускают. А ведь кто-то готовит учителей». «Да они не хотят в школы идти: зарплата, условия… – продолжает Дмитрий Матвеев. – Я сам два года отработал в лицее учителем химии. Я не знаю, как можно записаться на ЕГЭ по химии, если у них всего один час химии в неделю. И то же самое с другими предметами».

Государство своё мнение по этому поводу выражает вяло. Пока преимущественно разговорами и охотным увеличением числа бюджетных мест на проблемных направлениях. Если вуз об этом просил (ИГУ заказал 50 мест для геологов про запас и получил все) и даже если не просил. «Направление «Эксплуатация автомобильного транспорта». Мы заказывали 50 мест, а нам выделили 86», – приводит в пример Дмитрий Кокоуров. И там, и там, кстати говоря, проходной балл в итоге в пределах сотни.

Кроме общей организации камни со стороны представителей вузов летят в сторону ЕГЭ. Дмитрий Кокоуров говорит о недостатках в порядке проведения экзамена, Дмитрий Матвеев, как и многие, сетует на то, что подготовка к этому экзамену сродни натаскиванию и не даёт должных знаний.

О возможном и резонном сокращении числа вузов, направлений или бюджетных мест собеседники «Конкурента» говорят неохотно, в то время как именно вузы подают заявки на бюджетные места и именно они потом вынуждены принимать в студенты даже тех, у кого средний балл за ЕГЭ – 33 из 100 (или 1,65 из 5), что больше похоже на «двойку» с плюсом. «Те, у кого 96 баллов, обычно довольно быстро отчисляются, к тому же зачастую (я сам эксперт ЕГЭ по химии) в экзамене некорректно формулируются вопросы, – смягчает ситуацию Дмитрий Матвеев. – Ещё у них может быть 96 баллов и аттестат без троек, а кто-то просто переволновался». Дмитрий Кокоуров, в свою очередь, уверен: сокращать число бюджетных мест не имеет смысла. «Если в 2006—2007 годах абитуриентов было 25-26 тысяч, то сегодня – 14 тысяч, а количество бюджетных мест не уменьшилось. Демографическая яма, конечно, влияет, – говорит он. – Но сейчас в девятых классах уже 25 тысяч человек. И если уйти сейчас, что будет через пять лет, когда мы выйдем на те же цифры?»

Александр Каплуненко напоминает об общем позитивном вли­янии высшего образования на личность. «Мы подписали болонское соглашение, согласно которому человек выходит из вуза с общим высшим образованием, и он гораздо менее склонен к совершению противоправных действий, гораздо лучше адаптируется. Учитывая, что общество стремительно меняется, такие люди необходимы в больших количествах». Проблема, правда, заключается в том, что выпускники вузов всё реже находят работу по своему профилю, в то время как работодатели отчаянно роют землю в поисках достойных специалистов даже на наводнённом вакансиями рынке экономистов и юристов. Ещё хуже дела обстоят с рабочими специальностями и с ссузами, которые, благодаря моде на диплом вышки, находятся на грани выживания.



Елена Коркина, газета «Конкурент»

Не менее актуальной темой в августе каждый год являются сборы детей к новому учебному году: покупка формы, учебников, канцелярии и всего остального. Именно этому событию и посвятила свой материал журналистка Алёна Корк в газете «Иркутский репортёр». По её словам, сборы в школу первоклассника в среднем тянут на 15–20 тысяч рублей, но кто-то щедро тратит и по 20–30 тысяч рублей на одного ребёнка. Расходы на школьников средних и старших классов повышаются за счёт стадной моды на бренды, более дорогие сумки и обувь, гаджеты.

«К четырём прибавить два…»

Через пару недель во всех российских школах начнётся учебный год, а пока родители собирают своих детей. Удовольствие это колоссальное, если говорить о деньгах. Учебники, рабочие тетради, портфель со всем содержимым, форма, обувь – мелочей в этом вопросе практически нет. «Иркутский репортёр» обсчитал портфель школьника, выяснил, сколько стоит комплект учебников и какие требования Роспотребнадзор предъявляет к школьной форме.

Учебники

Полностью бесплатные учебники в российских школах остались в прошлом веке. Традиция брать книги в библиотеке и сдавать их в конце года на какое-то время, увы, прошла. И последние 10–12 лет родители покорно выкладывали по 2–4–6 тысяч (в зависимости от программы и класса) за комплект учебников. Очевидно, что для многих семей, особенно многодетных, это серьёзные суммы.

– Когда мой первый сын собирался в первый класс, подруга предложила мне комплект учебников в хорошем состоянии. Программы у школ совпадали. Я тогда сидела в декрете с малышом, и экономия в 3 тысячи рублей пришлась бы нам очень кстати. Это был 2010 год, – вспоминает иркутянка Полина Миронова. – Но когда я заикнулась о своём желании учительнице на первом общешкольном собрании (в конце мая), меня строго осадили и сказали, что все пособия должны быть новыми. Так я вместе со всеми сдала на учебники 3 тысячи рублей. Сейчас мой старший сын перешёл в шестой класс и учебники обошлись нам уже в 6,5 тысячи рублей. Это при том, что два учебника выдали бесплатно. Надеюсь, плата не будет расти пропорционально классу, и в 10-11-м нам не придётся платить по 10-11 тысяч рублей.

Однако в последние два-три года мы снова постепенно возвращаемся к бесплатным учебникам. Но здесь многое зависит от той программы, что выбрана в начальной школе. Программ существует несколько – «Планета знаний», «2100», «Знание», «Школа России», «Гармония», «Перспектива», «Классическая начальная школа», «Начальная школа XXI век». По некоторым программам начальные классы иркутских школ обеспечиваются учебниками полностью, по некоторым – лишь частично.

– В нашей школе бесплатные учебники выдали по основным предметам – русский, математика, литературное чтение. На всё остальное мы сдали по 2,5 тысячи рублей, – рассказывает Анна Рыбакова, мама четвероклассника. – Дороже всего обошёлся учебник по английскому языку – более чем в 500 рублей, программа Enjoy English. Естественно, за свои деньги нам пришлось покупать все рабочие тетради, а их немало. Когда сын пошёл в школу, мне было удивительно, что к каждому предмету полагается рабочая тетрадь – они в них пишут, решают примеры, выполняют разные задания. Наше поколение знало лишь обычные тетрадки в линейку и клеточку, такие сейчас в школе тоже нужны, но существенная часть заданий приходится на рабочие тетради. Кстати, домашнюю работу сын любит выполнять в них – проще, писанины меньше. Обычно учитель задаёт «домашку» и для рабочей тетради, и для обычной. Нас сразу предупредили, чтобы учебниками мы пользовались аккуратно – в конце года они перейдут ученикам младших классов.

В среднем комплект учебников для ученика иркутской начальной школы обходится в сумму от 1,5 до 3 тысяч рублей. Со старшими классами всё сложнее – суммы возрастают. Хотя в некоторых учебных заведениях, например, в лицее ИГУ, все учебники бесплатные.

Планшеты

Как показал небольшой опрос «Иркутского репортёра», про электронные учебники не слышали многие родители не только Иркутска, но и Москвы. Хотя в некоторых школах столицы Приангарья это уже реальность.

– В конце мая я ходила на собрание первоклассников в школу № 5, микрорайон Синюшина гора. И случайно попала в «экспериментальный» класс, родители которого должны были сдать по 12 000 рублей на планшеты! – рассказывает Полина Миронова. – Причём, как оказалось, это специальные планшеты, которые школа закупает у одного поставщика. Игры и подключение к Интернету не предусмотрены. Я сбежала из этого класса, слишком большие для нас деньги. В целом, я за то, чтобы можно было скачивать учебники на обычный планшет. Это более разумный вариант с точки зрения защиты окружающей среды. Но ведь бумажные учебники – это такой бизнес, кто ж от него добровольно откажется? Ещё мне не нравится вариант с ограничениями – если я покупаю планшет за свои деньги, почему не могу ставить на него те программы, которые мне дополнительно необходимы? Ограничения же считаю возможными лишь на тех планшетных компьютерах, что куплены за счёт школы.

В министерстве образования правительства Иркутской области нам пояснили, что приоритетным направлением пока является закупка бумажных учебников. И о повсеместном внедрении планшетов пока говорить рано. В департаменте образования комитета по социальной политике и культуре администрации города Иркутска рассказали, что это дорогостоящий проект и за счёт бюджетных средств он пока не осуществляется, только за счёт родителей. Поэтому электронные учебники – это «фишка» лишь некоторых начальных классов иркутских школ.

Форма

Ситуация с формой остаётся непонятной для многих родителей. Многие считают формой обычный деловой стиль одежды. Поясняем: в 2013 году в Закон «Об образовании» были внесены единые требования к школьной форме. За каждым образовательным учреждением осталось право установить для школьной формы свои собственные отличительные знаки, также будут допускаться и небольшие цветовые вариации ученической одежды. Единым требованием для школьной формы во всей России стали деловой стиль и общепринятые санитарные нормы для детской одежды. Депутаты подчеркнули, что единая школьная форма для школьников всей страны (как в советском Союзе – коричневые платья и чёрные фартуки для девочек, синие костюмы для мальчиков) не вводится. Каждая школа, основываясь на базовых требованиях, что приняты в конкретном субъекте, крае или области, вырабатывает свой дресс-код.

Поэтому ситуация в школах Иркутска и области остаётся разнородной. Как показал наш опрос, в большинстве школ сохранён просто деловой стиль одежды – строгие пиджаки, брюки, сарафаны, жилеты спокойных, опять же деловых расцветок. В некоторых классах форма шьётся на класс. Это хлопотное занятие – с каждого ученика снимаются мерки, нужно выезжать как минимум на одну примерку. Но учителя довольны – класс в единой форме одежды выглядит опрятно и стильно.

– Мой сын пошёл в школу в 2011 году. На собрании в мае нас предупредили о форме. Сначала я пробовала возмутиться, но сдалась под общим натиском. Хотела «протащить» право на оранжевые рубашки, но и здесь не получилось. Рубашки мальчикам рекомендовали голубые, бежевые, белые, словом, нейтральных оттенков, – вспоминает иркутянка Анна Рыбакова. – А когда начался учебный год, я поняла, что учитель, настаивавший на единой форме, был прав. Класс выглядит аккуратно, опрятно и красиво – мы остановились на серых брюках и клетчатых жилетиках для мальчиков и серых сарафанах для девочек. Да и родителям с формой проще – не болит голова, как одевать ребёнка. Правда, для третьего класса брюки я уже заказывала у частной портнихи – купила ткань получше, она не скатывается в течение года, натуральных волокон в ней больше.

В среднем костюм в школу обходится в сумму 3000–3500 рублей. Есть более бюджетные, есть и более дорогие варианты. Имеет смысл потратиться на хороший костюм, потому что тогда он послужит весь учебный год. Дополнительные расходы возникают на рубашки, водолазки, блузки, обувь, физкультурную форму.

В Роспотребнадзоре по Иркутской области нам пояснили, что жёстких требований по содержанию в тканях синтетических и натуральных волокон у них нет. Ткани, из которых шьётся школьная фора и деловые костюмы для школьников, оцениваются по санитарно-химическому регламенту. Он включает органолептические показатели (запах, цвет, смываемость краски), гигроскопичность, влагопроницаемость и воздухопроницаемость, электризуемость (способность ткани образовывать и накапливать заряды статического электричества), индекс токсичности. В некоторых субъектах Российской Федерации территориальные подразделения Роспотребнадзора определяют для швейных фабрик и магазинов, из каких тканей должны шиться школьная одежда. Ну а в Иркутской области дают лишь рекомендации для родителей: школьная одежда должна содержать как минимум 40–50 процентов натуральных тканей. Смотрите на этикетки или заказывайте на пошив костюмы из хороших тканей.

Мелочи

Несмотря на дешевизну каждого отдельного предмета (ручки, карандаши, резинки, обложки, закладки и так далее), расходы на канцелярию тоже получаются внушительными – в среднем 1500–2000 рублей на школьника. Дороже всего обходятся ученики начальной школы – каждому нужно два пенала (для ручек, простых карандашей и ластиков и для цветных карандашей), коробка пластилина, наборы акварели и гуаши, несколько кисточек, альбомы для рисования, цветная бумага и картон, папки, фартук с нарукавниками (желательно). Чтобы сэкономить родителям немного денег, канцелярию часто дарят в качестве подарка на выпускной в детском саду.

Отдельная строка расходов – портфель или рюкзак. Здесь всё зависит от производителя, любимых мультяшных героев, наличия ортопедической спинки, цена колеблется от 500 рублей до пяти тысяч. Если ребёнок пользуется вещами аккуратно, есть шанс проходить с одним рюкзаком два, а то и все четыре года начальной школы.

К рюкзаку нужен мешок для сменной обуви. Необходима и сама «сменка», а также физкультурная обувь и форма.

– В прошлом году наши первоклассники-двойняшки обошлись нам в 36 тысяч рублей, – рассказывает Алла Макарова. – Расходы на дочку вышли подороже – за счёт бантов, колготок, блузок, водолазок. Но в целом, первый класс – дорогое удовольствие. В этом году расходы меньше – портфели, пеналы остались, у сына несколько рубашек ещё вполне продержатся год. У моей подруги ребёнок в этом году идёт в школу, их расходы составили 15 тысяч рублей. Так что сумма эта стабильная, можно так сказать. Если постараться, можно уложиться в десятку. Но кто-то щедро тратит и по 20–30 тысяч рублей на одного ребёнка.

Расходы на школьников средних и старших классов повышаются за счёт стадной моды на бренды, более дорогие сумки и обувь, гаджеты.



Алёна Корк, газета «Иркутский репортёр»

Автор газеты «Областная» Людмила Шагунова делится с читателями подробностями несчастного случая, который произошёл неделю назад в одном из частных детских садов в Иркутске. Малолетняя девочка скончалась от острого отравления, ещё восемь были госпитализированы в Ивано-Матрёнинскую больницу. Как выяснилось, квартира, где содержалось 11 детей, в санитарном плане не выдерживала никакой критики. В нелегальном частном детсаду полы, стены и потолки имели дефекты покрытия. Помещения были захламлены вещами, строительными отходами, досками. Диваны, на которых по двое-трое спали малыши, были продавлены, не имели одеял. По квартире валялись старые банки с остатками лекарств. Удивительно, но многие, причастные к этой истории люди, в один голос говорят, что няня была прекрасным педагогом и работала не один год.

Опасные «подпольщики»

В Иркутске умер годовалый ребёнок, находящийся на попечении у частной няни. Ещё несколько её воспитанников в возрасте до трёх с половиной лет госпитализированы. По факту ЧП 14 августа в правительстве региона состоялось экстренное совещание с представителями Роспотребнадзора, министерства образования и правоохранительных органов.

Заместитель председателя правительства Иркутской области Валентина Вобликова разъяснила, что накануне в Ивано-Матрёнинскую больницу из частной квартиры поступили восемь детей с диагнозом «интоксикация неуточнённой этиологии». Причины отравления малышей пока не установлены. Владелица данной квартиры оказывала услуги по присмотру за малолетними детьми. Известно, что в дневное время она покормила детей обедом, после чего уложила их спать.

Министр здравоохранения Николай Корнилов уточнил, что 13 августа в 14.15 на станцию скорой медицинской помощи поступил вызов с улицы Лермонтова, 333, квартиры 87. Бригада врачей прибыла в 14.19 и констатировала смерть одного ребёнка. Трое детей бригадой медиков были доставлены в Ивано-Матренинскую больницу Иркутска, а к вечеру 13 августа в клинику было госпитализировано ещё пятеро малышей. Сейчас состояние детей удовлетворительное, их планируют к выписке, отметил министр.

По словам главы минздрава, судебно-медицинское исследование погибшего ребёнка проведено, в ходе мероприятий установлен диагноз «острое токсическое повреждение неуточнённой этиологии». Окончательные результаты будут определены не позднее 5 сентября, сообщил Николай Корнилов.

– В Иркутской области работает 251 частная организация, оказывающая услуги детям дошкольного возраста, из них 27 лицензированы. Однако лицензированию подлежат только те дошкольные организации, которые оказывают образовательные услуги, остальные вправе работать без разрешительного документа, – отметила Валентина Вобликова.

То есть те организации, в арсенале которых только услуги по уходу и присмотру, лицензирование не проходят. В Иркутске насчитывается 221 такая организация и только 17 из них имеют лицензию.

О проведённом ведомственном расследовании доложила и начальник департамента образования города Иркутска Валентина Перегудова. Она рассказала, что в трёхкомнатной квартире осуществлялся уход за 11 малышами младшего дошкольного возраста. В налоговой инспекции данный «индивидуальный предприниматель» зарегистрирован не был, в ассоциации частных дошкольных организаций области не состоял. В департамент образования за финансовой и консультационной помощью частная няня также не обращалась. Со стороны участкового и соседей жалоб на её деятельность тоже не было. Возможно, если бы с места поступил какой-то сигнал, и последовала проверка, трагедии удалось бы избежать.

– Подобная ситуация осложняется тем, что, если на частной квартире организуется группа по присмотру и уходу за детьми, вход для работников образования в такое помещение бывает закрыт. Такие подпольные детсады может выявить только участковый или иные надзорные органы, – заявила Валентина Перегудова.

Как выяснилось, квартира, где содержалось свыше 10 детей, в санитарном плане не выдерживала никакой критики. Руководитель Управления Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач по Иркутской области Алексей Пережогин рассказал, что в нелегальном частном детсаду полы, стены и потолки имели дефекты покрытия. Помещения были захламлены вещами, строительными отходами, досками. Диваны, на которых по двое-трое спали малыши, были продавлены, не имели одеял. По квартире валялись старые банки с остатками лекарств.

– Установить, чем питались дети, было невозможно. Нами взяты пробы на микробиологические и токсико-химические исследования. Их результаты будут известны в ближайший понедельник, – проинформировал глава Роспотребнадзора.

Родители пострадавших детей на контакт идут неохотно. Один из отцов вообще отказался от госпитализации малыша. Удивительно, но многие, причастные к этой истории люди, в один голос говорят, что няня была прекрасным педагогом и работала не один год. При этом «прекрасный педагог» много лет вела незаконную деятельность и не хотела легализоваться, потому что требования к отдыху и питанию детей не соответствовали требованиям.

– Как ни странно, родители, по отзывам очевидцев, привозили детей на дорогих иномарках, но при этом не удосужились подумать, где остается их ребёнок. Договоры по оказанию услуг, скорее всего, тоже отсутствовали. Родители оставляли детей в опасном месте, а это, как минимум, безответственно. Проблема с детсадами есть, правительство области её решает, сделано уже очень многое, и в самое ближайшее время эта проблема будет решена. Сегодня задача родителей – не подвергать своих детей риску, доверяя их жизнь и здоровье сомнительным подпольным организациям, – подытожила Валентина Вобликова.

По информации пресс-службы областного ГУВД, в отношении женщины, которая оказывала услуги по присмотру за детьми, возбуждено уголовное дело. Владелицу частного детского сада подозревают в убийстве одного из подопечных по неосторожности. В настоящий момент решается вопрос об избрании подозреваемой воспитательнице меры пресечения.



Людмила Шагунова, газета «Областная»

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ