Р!
16 СЕНТЯБРЯ 2019
14 сентября 2019
13 сентября 2019
12 сентября 2019

Политически игры и ошеломительное объединение - в обзоре областных газет

Газета «Байкальские вести» опубликовала ещё одно весьма неожиданное интервью с представителем строительной отрасли недовольным властями Приангарья. На этот раз своё веское слово высказал генеральный директор «ИркутскгипродорНИИ» Анатолий Косяков. Он считает, что пора бы уже остановить «властный беспредел». По его мнению, строители стали заложниками политических игр, а его компанию выдавливают с рынка проектно-изыскательских услуг. Косяков в интервью также раскрыл секрет, почему развязка Академического моста в Иркутске упирается в дом.

Анатолий Косяков: Остановить беспредел!

Заслуженный строитель России, генеральный директор ИркутскгипродорНИИ считает, что под разговоры о создании конкурентной среды в строительной и дорожной отрасли практически все подряды необоснованно отдаются фирмам-варягам, а область остаётся без денег и рабочих мест.

— Анатолий Яковлевич, с какими свершениями и с каким настроением завершаете год?

— У нас каждый год сдаются объекты, которыми гордимся и мы, и строители, да и простые люди. По прошлому году такими объектами стали Иркутский городской перинатальный центр, мост через реку Баргузин в Бурятии. В этом году на 101-м километре федеральной автомобильной дороги М 55 «Байкал» (Иркутск — Улан-Удэ — Чита) по нашему проекту строители — ЗАО «Дорожник» — сдали в эксплуатацию путепровод через Транссиб. Ранее переезд находился между Култуком и Слюдянкой и обрёл печальную славу у всех автомобилистов, проезжающих по пути Улан-Удэ — Иркутск, переезд приходилось закрывать более чем на 12 часов в сутки, поскольку ежесуточно на этом участке проходит порядка 120 поездов. Что касается автотранспорта, то и здесь поток внушительный — 9 тысяч автомобилей и 200 маршрутных автобусов в среднем в сутки. Неудивительно, что на федеральной трассе периодически образовывались многокилометровые пробки. Особенно проблемным было летнее время.

Сложность этого объекта в том, что он совмещает в себе мост через реку Култушную и путепровод. Чтобы конструкция была надёжной и долговечной, мы в проекте предусмотрели использование новых материалов — мост построен из стальжелезобетона, а на подходах применена геосотовая конструкция высотой в один метр. Часть участка проходит по болотистой местности, и эта технология позволила распределить нагрузку по насыпи. Грубо говоря, не даёт провалиться. Благодаря этому срок службы путепровода составит 80-120 лет.
Ещё один участок на этой трассе с 57-го по 64-й километр введён в эксплуатацию ООО «Регионспецстрой» уже после капитального ремонта. Проект на капремонт тоже выполнен нашими проектировщиками. Здесь было предусмотрено уширение земляного полотна до 12 метров и проезжей части до 7 метров с обустройством двух дополнительных полос на подъём для грузового транспорта. Так что теперь и водителям большегрузных машин, и простым автолюбителям ездить стало комфортно и безопасно.

Кроме того, у нас есть неплохой задел по проектированию и на других федеральных автомобильных трассах: «Лена» (Невер — Якутск), «Сибирь» (Новосибирск — Кемерово — Красноярск — Иркутск), «Колыма» (Якутск — Магадан), «Амур» (Чита — Хабаровск). Есть объекты, включая мостовые переходы, на Чукотке, в Новосибирске, Якутии, Амурской области, на Сахалине. А в Иркутской области — нет. К сожалению. И это оптимизма не прибавляет.

— А как получилось, что у ИркутскгипродорНИИ, который больше полувека связан с Иркутской областью, — почти весь город по вашим проектам построен — Нижняя набережная, Академический мост, сквер Кирова, улица Байкальская — и нет работы? Кто же тогда проектами-то занимается?

— Варяги. Мы за два последних года не смогли пробиться ни в один из ста лотов в торгах, которые проводила ОГКУ «Дирекция по строительству автомобильных дорог Иркутской области». Ни в один! По первым проигранным торгам начали разбираться. Почему, где недоработали. Мне мои специалисты в один голос: «Анатолий Яковлевич, вы посмотрите, конкурсная документация сделана под конкретного подрядчика. Всё решено заранее». Мы в ФАС, в прокуратуру — а в ответ одни отписки.

В итоге мы уже сами провели анализ и получили вот такую статистику. За 2013 год было разыграно 63 лота на сумму 710 миллионов рублей. Назову лишь крупные объекты: мост через Витим в Бодайбо, Схема развития автомобильных дорог Иркутской области, автодорога Тайшет – Чуна — Братск, автодорога Усть-Кут — Уоян. 33 лота на сумму 548 миллионов рублей выиграл Московский институт ГипродорНИИ.

В этом году ситуация повторилась. 36 лотов разыгрывалось на сумму 474 миллиона рублей. 10 лотов на сумму 233 миллиона рублей выиграл Московский институт ГипродорНИИ. ООО «Вест Лайн» — компания известна едва ли не единственным проектом в сфере градостроительства (коттеджный посёлок «Гринленд». — Прим. авт. ) — выиграла 11 лотов на сумму 70 миллионов рублей, и ООО «Сибстрой» — 11 лотов на сумму 99 миллионов рублей. Замечу, что опыта проектирования линейных объектов — автомобильных дорог ни у той, ни у другой нет. Интересный факт: снижение цены контракта от первоначальной составило от 7 до 13%.

ОАО «ИркутскгипродорНИИ» участвовало во всех торгах. Нами предлагались более выгодные условия по цене контракта, на отдельные объекты снижение составляло до 25% от заявленной цены. Однако цена, как оказалось, значения не имеет. Деньги-то государственные, зачем их считать. Основным критерием оценки конкурсных предложений был критерий «Квалификация».

— А что в этом плохого? В кои-то веки заказчик озаботился выбором подрядчика, исходя из его квалификации, чтобы на стройку или на проект не выходили все кому не лень. Типа «цену скинем, а там хоть шапками закидаем».

— Правильно. Абсолютно согласен. Ситуации, когда на работы, в том числе проектные, выходит кто ни попадя, быть не должно. Посыл правильный. Только получилось по Черномырдину: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». А в нашем случае у меня есть большие сомнения, что даже хотели как лучше. Например, в критерий «Квалификация» включён такой пункт: опыт проектирования по контракту со стоимостью контракта в 100 или 80 процентов от стартовой стоимости, то есть с понижением. Должны были быть перечислены аналогичные объекты, ранее выполненные организациями. Хотя победителями признавались компании, у которых такого опыта нет.

Ещё один хитрый пункт содержал требование о предоставлении программы работ и пояснительной записки без чётких критериев оценки, что позволяло подходить к оценке субъективно. Или требование о наличии специалистов с учёными степенями или международными сертификатами. Мы расцениваем эти факты как нарушение закона о конкуренции.
По моему мнению, под благовидным предлогом создания конкурентной среды идёт сознательное выдавливание нашей компании с рынка проектно-изыскательских услуг. Это началось не сегодня. В июле 2012 года в нашем регионе в очередной раз произошла смена власти. И она первым делом взялась за инспектирование строек в областном центре. Микрорайон «Луговое» и развязки Академического моста — мы с Ильичевым, главой компании «ВостСибстрой», тогда попали под раздачу за нарушение сроков строительства. При этом наши проблемы и трудности никого не интересовали. А проблемы-то не от нас, строителей, зависели.

Хочу напомнить — у нас к весне, когда основное строительство развязки было в самом разгаре, выяснилось, что остались неснесенными десяток жилых домов. Чтобы не снижать темпы — ведь город в это время испытывал настоящий транспортный коллапс, и мы понимали, что нужно строить любой ценой, — дома, подлежащие сносу, расселяли самостоятельно, хотя это не наша обязанность. Последний снесли только в июле 2012-го, когда экскаватор буквально стоял у его крыльца.

— А что в этом плохого? В кои-то веки заказчик озаботился выбором подрядчика, исходя из его квалификации, чтобы на стройку или на проект не выходили все кому не лень. Типа «цену скинем, а там хоть шапками закидаем».

В июле же, вопреки предусмотренному проектом и конкурсной документацией сроку ввода объекта в эксплуатацию — четвёртый квартал, пошли навстречу горожанам и разделили сдачу объекта на две части — улицу Байкальскую для проезда транспорта открыли на несколько месяцев раньше. Тем не менее на заседании правительства Иркутской области прозвучало заявление министра строительства и дорожного хозяйства Литвина о недопущении ИркутскгипродорНИИ к участию в торгах и аукционах.

Я тогда подумал: «Министр — человек новый, ну не вник, не разобрался». Кадровая чехарда в минстрое свою негативную роль тоже сыграла. Однако уже в феврале на правительственном уровне проходит совещание с участием Московского института ГипродорНИИ, где звучит вполне официальное предложение директору: уважаемый Владимир Николаевич Дмитриев, генеральный директор ГипродорНИИ, чем вы нам можете помочь, а то свои проектировщики у нас косорукие. Вон какую развязку напроектировали — в дом упирается!

— Но ведь упирается…

— Да не должно его там быть! По генплану там магистральная улица проходит до улицы Ширямова! Губернатору Мезенцеву я тогда ещё говорил: давайте поднапряжемся и сделаем сразу. Ну где ж! Надо было скорей-скорей мост-долгострой закончить, чтобы с помпой его сдать, а ещё 350-летие Иркутска отметить.
Понимаете, строители часто оказываются заложниками политических игр. К сожалению, мы это наблюдаем и сегодня, при нынешнем губернаторе. Не просто наблюдаем, ощущаем на собственной шкуре. В части проектирования области уже помогли. В кавычках. Быстренько открыли в Иркутске филиал. В результате налоги ушли в Москву, а мы оказались на грани выживания.

— Анатолий Яковлевич, вы возглавляете Союз дорожников Иркутской области, владеете ситуацией в целом по отрасли. Как обстоят дела у дорожных строителей?

— В том, что касается областных объектов, так же. Плохо. У нас есть дорожно-строительные компании, работающие в отрасли более четверти века. У них репутация, опыт, современная техника, они используют передовые технологии. Но они не работают в Иркутской области. Почему? Потому что почти 90 процентов торгов выигрываются одной компанией — Дорожной службой Иркутской области. Недавний пример. В Союз дорожников за помощью обратилась дорожно-строительная фирма СПМК-7. У них был заключен контракт на строительство автодороги Еланцы — Хужир. Часть работы фирма выполнила, хотя уже во время выполнения работ начала получать необоснованные претензии со стороны заказчика. Не буду вдаваться в подробности, скажу суть — заказчик расторг с ними контракт по совершенно надуманным основаниям. Заказчик — все та же Дорожная служба.

Директор фирмы пришёл к нам, говорит: ребята, давайте что-то делать, этот беспредел нужно остановить. И ведь на самом деле: то, что творят и с дорожной, и со строительной отраслью, иначе как беспределом не назовёшь. Поэтому мы совместно с Союзом строителей Иркутской области провели заседание правлений и определились, что вопрос о взаимоотношении дорожного и строительного бизнеса и власти нужно ставить ребром.

Сегодня в стране в целом нелёгкая ситуация. Всем сложно. На этом фоне правильным было бы поддержать свои местные компании. Ведь мы здесь платим налоги, а бюджет Иркутской области дефицитный более чем на 10 млрд рублей. И наши налоги лишними никак не будут. Мы обеспечиваем работой тысячи людей, которой они могут лишиться, потому что в отрасли искусственно создали критическую ситуацию. Будем проводить большую конференцию, к участию в которой приглашаем все заинтересованные стороны.

— Удастся ли стабилизировать ситуацию?

— Это очень верное слово — стабилизация. То, чего катастрофически не хватает Иркутской области: стабильности, преемственности власти. У нас с 2005 года каждый новый губернатор приводит свою команду правительства и министров и двигает новые идеи — то агломерация, то газификация, то мост строим вдоль, то поперёк. Ну ребята, так же нельзя до бесконечности. Рано или поздно наступает предел. Вот мы к нему сейчас подошли. Я надеюсь на то, что здравый смысл, а где-то и правосудие победят.



Наталья Авенина, «Байкальские вести»

Жители Ангарска и Ангарского района 10 ноября проголосовали за объединение в единый городской округ. Теперь дело за Законодательным собранием Иркутской области – депутаты на ближайшей сессии 26 ноября должны принять законопроект «О преобразовании муниципальных образований Ангарского района Иркутской области». После чего полномочия мэров и депутатов четырёх поселений прекратятся досрочно, а в апреле 2015 года в районе уже пройдут новые выборы мэра и депутатов. Журналист Юлия Переломова из газеты «Конкурент» удивилась стремительному развитию ситуации с объединением Ангарска и Ангарского района, до этого вяло тянувшейся почти десять лет.

«Быстрота ошеломляет»

На сессии Заксобрания Иркутской области 26 ноября может быть рассмотрена законодательная инициатива «О преобразовании муниципальных образований Ангарского района Иркутской области». Ранее прошли публичные слушания и состоялись решения Дум Мегета, Савватеевки, Одинска и Ангарска об объединении в городской округ в рамках района. Если законопроект будет принят Заксобранием, то полномочия мэров и депутатов четырёх поселений прекратятся досрочно, а в апреле район ждут новые выборы мэра и депутатов. Если объединение состоится, то это событие станет историческим. Впервые с 2004 года, когда была начата муниципальная реформа, в Ангарске будет решена проблема двоевластия. Между тем эксперты предлагают подумать и о том, каким образом будет финансироваться новый округ и на чьи плечи лягут так называемые «сельские льготы» трёх присоединяемых к Ангарску посёлков.

Ситуация с объединением Ангарска и Ангарского района, вяло тянувшаяся с 2004–2006 годов, вдруг начала стремительно развиваться за последние месяцы. В июне 2014 года губернатор Иркутской области заявил о том, что поддерживает объединение. «Мы сделаем всё возможное для объединения города и района в один муниципалитет. Всем созидательным силам необходимо объединиться для решения этой задачи», – заявил он тогда, а к осени его слова уже воплотились в реальность. 10 ноября прошли публичные слушания по объединению Ангарска, Одинска, Савватеевки и Мегета в единый городской округ. На прошлой неделе в Ангарске побывал первый зампред правительства Виктор Игнатенко, последовали решения Дум об объединении на основе публичных слушаний. И наконец, на прошлой неделе Дума АМО собралась на внеочередное заседание и внесла в Заксобрание Иркутской области законопроект об объединении в городской округ. Как сообщил директор Института регионального законодательства им. М.М. Сперанского Алексей Петров, по проекту объединённый городской округ будет считаться созданным с 1 января 2015 года. Согласно федеральному законодательству, муниципальные выборы в новом муниципальном образовании должны пройти в течение шести месяцев после его создания. То есть их можно будет проводить не позднее 1 июля. Апрель представляется оптимальным периодом для проведения выборов – и времени для кампании достаточно, и переходный период надо делать по возможности более коротким. По проекту объединённый городской округ будет считаться созданным с 1 января 2015 года.

«Быстрота ошеломляет» – таково было общее резюме наблюдателей процесса. «Десять лет нас водили за нос, рассказывая о том, что только референдум может исправить ошибку иркутских авторов реформы местного самоуправления. Оказалось же, что всё можно было решить очень быстро и без волеизъявления народа. Думцы проголосовали, и всё хорошо, – заметил региональный координатор ассоциации «Голос» Алексей Петров. – Все разговоры о том, что ничего не делалось из-за бывшего мэра Ангарска Владимира Жукова, по-моему, не самое честное объяснение. Если бы региональные власти захотели убрать Жукова, они бы это сделали, как с Якубовским, например. Значит, здесь были какие-то иные мотивы».

Напомним, что в 2006 году в АМО прошёл референдум об объединении, тогда за создание округа высказались Ангарск, Савватеевка и Мегет, Одинск воздержался до 2007 года, позже голосование тоже не было проведено. Весной 2012 года в Ангарске состоялось голосование по типу референдума о создании на базе города городского округа, 83,4% жителей высказались «за». С 2011 года в районе также работала инициативная группа, но уже созданная по воле районной власти – мэра Владимира Жукова. Тогда за создание городского округа в рамках целого района высказались Думы Одинска, Мегета, но Савватеевка не проголосовала. Противостояние Михайлова и Жукова, один из которых ратовал за создание округа в рамках города, а другой – района, снова завело процесс в тупик. Однако в 2014 году за дело взялись областные юристы.

По мнению адвоката, депутата Думы АМО Вячеслава Иванца, ситуация с объединением изменилась в связи с тем, что появился пример Гурьевского городского округа в Калининградской области. 16 октября 2013 года Верховный суд РФ вынес определение об оставлении без изменений решения Калининградского областного суда, не удовлетворившего иск о признании нелегитимным закона «Об объединении поселений, входящих в состав Гурьевского муниципального района, и организации местного самоуправления на объединённой территории». Поскольку закон этот был принят на базе проведённых публичных слушаний, а не референдума, Верховный суд подтвердил правомочность такой схемы.

В разговоре с «Конкурентом» Вячеслав Иванец посетовал, что пока не получил освещения ряд вопросов – каким образом будут формироваться административные подразделения в новом статусе, как жителям поселений будут компенсированы ранее существовавшие в структуре района и города льготы. «Настораживает некоторая поспешность в решении вопроса, – заметил Иванец. – Надо отметить и тот факт, что представители администрации города Ангарска настаивают на нарушении процедуры назначения публичных слушаний. Между тем поспешные действия создают основания для последующего оспаривания принятых решений в суде, которыми не преминут воспользоваться представители оппозиции. Объединение необходимо, но отчего такая спешка – непонятно». Депутат ЗС от Ангарска Сергей Бренюк напомнил, что ангарчане в 2006 и 2012 годах участвовали в голосованиях по типу референдумов. И вопросы были прямо противоположные – сначала им предложили высказаться за создание округа в рамках района, а шесть лет спустя – в рамках города. И в обоих случаях «за» проголосовало большинство. «Что это означает? Что людям надо решить основную проблему – им не нужны две администрации, два КУМИ, две контрольно-счётные палаты. Им нужно нормальное единое управление, в какой бы форме оно ни реализовалось, – говорит Сергей Бренюк. – 95% населения проживает в городе, это факт. И ранее об этом говорилось, но на областном уровне мы не встречали поддержки. Впервые областные власти пошли нам навстречу, и вот результат – законопроект внесён в Заксобрание».

Директор института регионального законодательства пояснил, почему в данном случае не идёт речь о голосовании по типу референдума. «В соответствии с федеральным законом об общих принципах организации местного самоуправления объединение поселений – а именно это и должно произойти, если законопроект будет принят – производится при согласии каждого поселения, но согласие выражает представительный орган. Поэтому референдум по этому вопросу не проводится», – сказал он. Вместе с тем Петров подчеркнул: «Тем не менее надо учитывать, что голосования 2006 и 2012 годов сохраняют своё значение – в них выражена, пусть и с теми или иными нюансами, воля жителей муниципалитетов Ангарского района прекратить двоевластие, объективные предпосылки которого заложены в территориальной структуре организации местного самоуправления в районе».

«Вы помните, что несколько лет назад я готовил проект закона об объединении поселений Шелеховского района, в 2007 году состоялся референдум, на котором практически 99% жителей Шелехова и Шелеховского района высказались за воссоединение в одном муниципальном образовании, – отметил заслуженный юрист РФ, профессор ИГУ Сергей Шишкин. – После чего я подготовил соответствующую законодательную инициативу. Но тогда при обсуждении моего законопроекта на комитетах в ЗС были получены отрицательные отзывы как от парламента, так и от правительства и других структур – прокуратуры, минюста. Сработала тема «юридического перфекционизма»: сторонники муниципальной реформы, начатой в 2004 году, ссылались на невозможность преодоления юридических барьеров. Ситуация была как в знаменитой фразе Ленина: «По форме правильно, а по сути – издевательство».

Люди-то в разъединённых муниципалитетах 10 лет были в подвешенном состоянии между двух администраций. В нынешней ситуации, я думаю, проведение референдума невозможно. Вспомните нынешнюю явку на выборах Думы в Иркутске – чуть более 18%, а для признания референдума легитимным нужно, чтобы свою волю высказала половина населения плюс один голос. В случае проведения референдума мы ничего не решаем. Попросту «консервируем» неудобную для населения схему власти, ничего не изменив. Поэтому тема с публичными слушаниями и последующим принятием решения Думами – это, может быть, решение с юридическими «примесями», не совсем безупречное, но единственно правильное в данной ситуации. То, что сегодня делают губернатор Сергей Ерощенко и его заместитель Виктор Игнатенко, – правильно. Я лично выступаю за скорейшее объединение и решение вопроса в пользу населения Ангарского района».

«Главное, чтобы граждане не испытали дискомфорта, не тратились миллионы на сокращение администраций (у нас это часто бывает) при наших дефицитных бюджетах. Ну и, конечно, чтобы было меньше юридических коллизий в дальнейшем, – сказал координатор ассоциации «Голос» Алексей Петров. – Пусть всё-таки властные юристы объяснят чётко: как, что и почему». Сергей Бренюк заметил: «Хотелось бы, чтобы к моменту рассмотрения закона на сессии ЗС были даны гарантии, что Ангарск в связи с этим объединением не потеряет финансовые средства. Муниципалитет такого типа создаётся в регионе впервые. Братск и Усолье-Сибирское обладают статусами городских округов, однако другие поселения выделены в отдельные районы. Мы же берём Одинск, Савватеевку и Мегет в состав округа. Сейчас встаёт вопрос, не лягут ли так называемые «сельские льготы» на бюджет города. Каким образом будет финансироваться городской округ – этот вопрос нужно чётко осветить и дать гарантии достаточного финансирования до принятия закона об объединении».
Пока озвучиваются схемы первоочередных расходов. «И выборы мэра, и выборы депутатов предполагается проводить одновременно, – пояснил директор Института регионального законодательства и правовой информации Алексей Петров. – Расходы на эти выборы возлагаются на областной бюджет – это требование федерального закона (поскольку ещё нет бюджета городского округа)». Таким образом, вопрос должен получить разрешение 26 ноября на сессии Законодательного Собрания, если областные парламентарии посчитают возможным вынести его на обсуждение. Если закон будет принят, это создаст первый прецедент в Иркутской области, когда после муниципальной реформы 2004 года поселения сумели запустить и реализовать процесс объединения.



Юлия Переломова, «Конкурент»

Алёну Махнёву из газеты «Конкурент» растрогала мэрия, которой пришлось уговаривать банки взять недвижимость в залог для строительства жилья, потому что городу необходимо выполнять федеральные программу по расселению ветхих и аварийных домов. Журналистка в своём материале заверила горожан, что центральный рынок администрация продавать не собирается, ведь мэр Кондрашов привёл железные аргументы, мол, смотрите, на рынке ведь стоянка заработала и «вообще, мы собрались оттуда всех перекупщиков с телефонами выгнать».

На рыночные деньги

Муниципальное имущество отдано в залог для строительства жилья

Три муниципальных здания – Центральный рынок и администрации Правобережного и Октябрьского округов – заложила мэрия Иркутска в качестве обеспечения по банковскому кредиту для Управления капитального строительства города. На прошлой неделе мэр областного центра Виктор Кондрашов попытался развеять появившиеся в информационном поле слухи о том, что город может лишиться муниципального имущества, заверив, что «изъять его у муниципалитета практически невозможно». Однако низкая залоговая стоимость Центрального рынка вызывает большие сомнения у экспертов.

На прошлой неделе после долгого перерыва Виктор Кондрашов возобновил встречи с представителями СМИ. Вопросов к градоначальнику накопилось действительно много. В частности, о том, как и почему были заложены здания, принадлежащие муниципалитету.

По словам мэра, три здания – МУП «Центральный рынок» (ул. Чехова, 22), администрации Правобережного (ул. Марата, 14) и Октябрьского округов (ул. Декабрьских событий, 27) ушли в залог банкам по кредитам для муниципального же Управления капитального строительства.

«Ни один банк сегодня не даёт кредит под честное слово, – посетовал мэр. – Нам необходимо выполнять федеральные программы по расселению из ветхого и аварийного жилья, для этого целые микрорайоны строятся в Ново-Ленино. Наша гарантия не принимается, поскольку это сразу же влечёт увеличение дефицита бюджета, а имуществом можно распоряжаться». Мэрии даже «пришлось уговаривать банки» взять недвижимость в залог, отметил Кондрашов, поскольку финансисты понимают, что изъять его у муниципалитета в случае невозврата кредита «практически невозможно, это достаточно сложная процедура».

Тем не менее, УКС получило кредиты на сумму более 500 млн рублей, но «выбрало» лишь часть – около 300 млн. Сомнений в том, что здания останутся в муниципальной собственности, у мэра города нет. Свою позицию он аргументирует тем, что УКС обеспечен контрактами по федеральным программам расселения ветхого и аварийного жилья, к тому же, несмотря на кризис, продажи у муниципального застройщика только растут. Впрочем, город отказался от планов строительства второй очереди 6 микрорайона в Ново-Ленино: «Не рискуем, потому что переходим со строительством на сдачу жилья в конце 2015 года, а там неизвестно какой рынок будет, – объяснил мэр. – Те дома, которые уже начаты, обеспечены продажами и контрактами, под них и работаем».

Залоговая стоимость здания рынка составила 280 млн рублей, администраций округов – 165 и 78 млн рублей. Оценку выполняла «лицензированная компания, выигравшая конкурс», название которой Виктор Кондрашов оставил в тайне, уточнив при этом, что для надёжности мэрия заказывает обычно две оценки, а также привлекает БТИ. По словам главы города, цифры, которые выдают оценщики, как правило, различаются не более чем на 2-3%. Однако на практике это далеко не так, достаточно вспомнить пример судебного спора по поводу стоимости помещений бывшей «Стратосферы» (ул. Карла Маркса, 15): оценки объекта, выполненные по заказу областного минимущества и арендатора «ТриО и К», разошлись практически вдвое и послужили предметом долгих разбирательств в арбитраже.

Сумма, в которую оценили «Центральный рынок», вызывает сомнения у экспертов регионального рынка недвижимости. По грубым подсчётам, если разделить 280 млн на примерно 9,3 тыс. кв. метров общей площади рынка, цена получается более чем скромная – около 30 тыс. рублей за квадрат. Даже за вычетом складских и подсобных помещений рыночный квадрат получается странно дешёвым. В настоящее время средняя цена торговой площади в центре города составляет около 80 тыс. рублей за кв. м, отмечают эксперты в сфере недвижимости, а по недавним аукционам по некоторым объектам минкультуры ценник доходил до 100 тыс. рублей за квадрат и выше. Стоит отметить, что только кадастровая стоимость земельного участка, на котором находится рынок, составляет 216,4 млн рублей.

Тем не менее, в мэрии оценку считают адекватной. Виктор Кондрашов утверждает, что продажа рынка в планы администрации не входит. «Если мы гипотетически примем решение о продаже Центрального рынка, это решение должно войти в прогнозный план приватизации, который принимает Дума, – подчеркнул градоначальник. – Мы, наоборот, сейчас улучшаем работу рынка. Обратите внимание, что там происходит, как стоянка заработала, как заасфальтировали площадку, какие входы сделаны. Мы предусматриваем установку внутри эскалаторов, хотим выгнать оттуда всех перекупщиков с телефонами. Подчищаем работу, естественно, это вызывает недовольство». С предложением о покупке рынка в мэрию пока никто не обращался, уточнил мэр.



Алёна Махнёва, «Конкурент»

Корреспонденты газеты «СМ Номер один» выяснили, что в Иркутске инвалиды не могут даже перейти дорогу. Журналисты вместе с волонтёрами побывали в пяти организациях Октябрьского района города и убедились, что путь людей с ограниченными возможностями в них тернист и долог. Добровольцы собираются написать письмо на имя депутата Иркутского района Анастасии Егоровой, для того чтобы она помогла инвалидам помогла выступить на сессии Законодательного собрания и добиться того, чтобы в городе была создана комиссия, которая будет проверять новые строительные объекты на доступность для всех групп населения.

В областном центре инвалиды не могут даже перейти дорогу

Иркутская область вошла в число 12 субъектов России, которые в 2013 году получили субсидии из федерального бюджета по программе «Доступная среда для инвалидов и других маломобильных групп населения» на 2013—2015 годы. Размер субсидии составил 15,9 миллиона рублей. В областном бюджете предусмотрено ещё 29,5 миллиона рублей. Программа подразумевает, что человек с ограниченными возможностями без особых усилий передвигался по городу. Но пока что инвалидам очень сложно передвигаться по Иркутску. В начале октября в городе была создана инициативная группа, которая проверяет на себе, доступен ли наш город для людей с ограниченными возможностями. Мы присоединились к одной из проверок и вместе с инвалидом-колясочником Виктором Пушкиным, идейным вдохновителем проекта «Доступная среда в Иркутске», узнали, куда открыты двери инвалидам…
Уже 5 проверок провели в Иркутске волонтёры, и результат плачевный. Высокие бордюры, узкие двери, куда не проезжает коляска, отсутствие пандусов — их не имеет большинство учреждений города… А если где-то и есть пандусы, то нет перил, за которые человек в инвалидном кресле может держаться. Виктор вместе с единомышленниками уже проверил центральную часть города, которая оказалась малодоступной для инвалидов. Очередной рейд состоялся в Октябрьском районе.

Начали с бизнес-центра «Лисиха», что в одноимённом микрорайоне. Оказалось, что он имеет уникальную парковку, где есть специально оборудованные места для стоянки инвалидов. Специализированных мест на стоянке оказалось 15. Такие парковки в городе, говорят инвалиды, можно по пальцам пересчитать.

К недавно построенному центру есть удобный подъезд для колясочника, без бордюров и резких перепадов. Для тех, кто не может подняться по лестницам, предусмотрен пандус с перилами двух уровней, который также является образцово-показательным для нашего города. Но чтобы попасть в двери, пришлось помучиться. Строители допустили ошибку — порог крыльца, за которым следует дверной порог, не позволил Виктору заехать с первого раза. Впрочем, это малость. Хотя эта малость именно здесь очень важна.

— Каждый день сюда ездят десятки инвалидов, потому что здесь располагается Главное бюро медико-социальной экспертизы. Если бы сделали плавный заезд с резинового покрытия к дверям, мне было бы намного легче заехать.

Следующим объектом проверки стала аптека на улице 30-й Дивизии. Для того чтобы попасть к ней, нам нужно перейти через подземный переход. Но Виктор принимает решение перейти улицу через дорогу, нарушив правила.

— Нам ещё придётся пройти через переход на другую сторону улицы Байкальской. Два раза мы просто физически не сможем его преодолеть, — говорит молодой человек.
Подъезды к аптеке есть, но попасть внутрь здания нам не удалось — пандус представляет собой залитый цементный заезд под углом больше 45 градусов. Виктор пытался заехать, но упёрся в открытую дверь. Вывод: пандус сделан для галочки.

Впереди нас ждало самое тяжёлое: необходимо было перейти ул. Байкальскую по подземному переходу. В переходе есть и пандусы, и перила. Но по этим пандусам не рискуют ходить даже мамы с колясками — очень крутой угол наклона и скользкая плитка. Приходится спускаться задом по ступенькам. Подняться по пандусу на другой стороне перехода инвалиды тоже не смогли — проехав два метра вверх, коляска начала скатываться вниз, хотя вверх ее толкал спортивный молодой человек и, подтягиваясь на поручнях, ему помогал Виктор. Подняться вверх получилось, только когда на помощь пришли ещё двое мужчин, благодаря которым коляску удалось поднять буквально на руках. Один такой подземный переход ставит крест на передвижении колясочников.

Подъездные пути к супермаркету кое-как преодолели: переехали через бордюр и поднялись по пандусу. Впереди у нас на пути церковь во имя Надежды, Любви и матери их Софии. Но церковь осталась неприступной для Виктора — чтобы поставить свечку, необходимо подняться почти по вертикальному пандусу либо по ступенькам.
В тот же день мы побывали в кинотеатре «Баргузин». Возле него парковок не предусмотрено. После реконструкции кинотеатр оборудовали пандусом и перилами, правда почему-то только с одной стороны…

Также мы зашли в Иркутский торгово-экономический колледж. Зашли — сильно сказано. Даже на территорию не смогли попасть из-за узкой калитки, которую к тому же перегородил автомобиль. Заглянув в калитку, Виктор увидел высокое крыльцо без пандуса — ещё один недоступный объект.
Так, из пяти проверенных зданий только одно оказалось доступным для инвалида-колясочника. Все остальные либо частично удовлетворяют современным требованиям, либо им не отвечают совершенно.

— Сейчас мы собираем фото- и видеодоказательства, после чего напишем письмо на имя депутата Иркутского района Анастасии Егоровой, для того чтобы она нам помогла выступить на сессии Законодательного собрания. Мы хотим, чтобы в Иркутске была создана комиссия, которая будет проверять все построенные объекты на доступность для всех групп населения, — сообщил Виктор Пушкин.



Кирилл Шипицин, «СМ Номер один»

Юлия Ли из газеты «Сибирский энергетик» в своём материале дала развёрнутое представление о том, каким планируют сделать исторический центр Иркутска. Наконец-то выражения «чайна-таун по типу 130-го квартала» и «торговая ось» обрели чёткие очертания. Однако, как отметила Юлия Ли, информации всё равно не хватает. И поэтому, возможно, головы иркутян не смогут принять идею чайна-тауна как места, где будут торговать китайские граждане, и вся задумка умрёт, так и не успев родиться.

Центральный вопрос

Мэрия готовится к реконструкции исторического района Иркутска

Привести в порядок центральную часть города, создав привлекательную городскую среду, – такую задачу ставят перед собой власти областного центра. Первый шаг на пути к этому был сделан летом с разгоном несанкционированного рынка «Шанхайка». Теперь на его месте должен появиться чайна-таун по типу 130-го квартала. О том, какие ещё перемены ждут городской центр, читайте в материале «СЭ».

Нынешним летом городская общественность была взбудоражена историей о разгоне «Шанхайки» в самом центре Иркутска. Едва торговые ряды опустели, иркутяне задались вопросом, что же появится на месте разорённого к удовольствию одних и неудовольствию других рынка. Поиск ответа на него осложнялся непростым диалогом с собственниками земли в районе улиц Горной, Софьи Перовской и Байкальской. Городская администрация, тем не менее, была полна решимости довести до конца свой проект по приведению центральной части города в приличный вид. Так с подачи чиновников на слуху появились идеи создания в этом районе «торговой оси» и «пешеходной зоны». И вот совсем недавно внимание многих жителей города оказалось вновь приковано к бывшей «Шанхайке», на месте которой власти планируют создать чайна-таун.

Новый виток интереса к «шанхайскому» треугольнику вызвала городская администрация, объявив о том, что «многолетнее сопротивление собственников земельных участков переменам» в районе бывшего рынка наконец преодолено. Крупные собственники земли, по словам городских чиновников, наконец-то согласились с тем, что перемены назрели и 108-й квартал, на территории которого прежде находились самопальные торговые ряды, нуждается в изменении. Таким образом, сложная мозаика муниципальных и частных участков перестала быть камнем преткновения на пути транс¬формации облика центральной точки города.

Концептуальное предложение

Урегулирование споров вокруг бывшей «Шанхайки» стало ключевым этапом на пути развития центра Иркутска, утверждают чиновники. В будущем этот участок должен стать одной из главных точек так называемой общественно-торговой оси, которая протянется от ТЦ «Меркурий» через площадь Труда, улицы Пролетарскую, Урицкого и Партизанскую к ТЦ «Иркутский». Также она захватит выезды к 130-му кварталу и комплексу «Иерусалимская гора».

Работы над проектом реконструкции городского центра начались ещё в 2013 году. Разработкой концепции занималась Сибирская лаборатория урбанистики по заказу мэрии. Сегодня она включает в себя подробные мастер-планы 11 кварталов на общей площади 42 га.

– Кварталы, которые мы детально прорабатывали, лежат в границах улиц Тимирязева, Подгорной-Горной и Карла Либкнехта. Также в эту территорию входят кварталы между улицей Подгорной и Центральным парком, – говорит руководитель экспертного совета Сибирской лаборатории урбанистики, эксперт по региональному и городскому стратегическому развитию Алексей Козьмин.

Этот участок, как утверждают специалисты и власти, в первую очередь должен быть приведён в порядок. В самом его центре и расположена бывшая «Шанхайка», собственники которой прежде отказывались идти с властями на диалог. Споры завязались настолько острые, что положительный исход, о котором недавно заявили чиновники, оказался для многих неожиданным. В первую очередь владельцы земли и зданий боялись, что концептуальные предложения архитекторов ущемят их права – участки будут урезаны, а некоторые дома и вовсе снесены.

Такое развитие событий было возможно ещё минувшим летом. Тогда всерьёз рассматривалась возможность расширения и дополнительной пробивки некоторых улиц. В таком случае несколько построек действительно могли быть уничтожены. Однако к нынешнему моменту известно, что никаких глобальных сдвигов красных линий согласно концепции, предложенной архитекторами, не будет. Это в немалой степени повлияло на согласие собственников с проектом Сибирской лаборатории урбанистики.

– Конечно, нужно понимать, что ко¬гда мы говорим об урегулировании спора с владельцами земли, речь идёт о крупных собственниках, которых насчитывается около десятка, – отмечает Алексей Козьмин. – И в их число не входят владельцы каждого частного дома, хотя нужно отметить, что все постройки согласно концепции должны остаться. Их снос не планируется – мы отказались от расширения улиц, оставив их в прежних исторических рамках.

Касается это в первую очередь улицы Софьи Перовской. Она, вопреки одному из прежних вариантов, предложенных администрацией, не станет общегородской магистралью. «Мы предлагаем отказаться от её расширения, потому что оно ничего не решит». Не коснутся перемены и улицы Чехова, которую прежде собирались продлить в сторону Тимирязева: «В этом был бы смысл, если улица Партизанская становилась пешеходной, закрытой для движения на участке от Софьи Перовской до Тимирязева. В таком случае было бы необходимо место для манёвра транспорта. Но мы, рассчитав этот вариант, пришли к решению оставить всё как есть», – рассказывает Козьмин.

В результате пешеходной, согласно предложенному решению урбанистов, станет лишь сама улица Софьи Перовской на участке её пресечения с улицей Борцов революции и Байкальской. «Пешеходная доступность по Байкальской тоже существенно улучшится, – продолжает рассказ Алексей Козьмин. – Там появится выделенная полоса для общественного транспорта, которая протянется от самого Диагностического центра. Это решение должно быть совмещено с пробивкой улицы Седова, куда будет направлено движение частного транспорта».

В целом проект реновации подразумевает улучшение пешеходной доступности всего городского центра. «Где-то будут участки, полностью закрытые для транспорта, – подтверждает Козьмин. – Это будет касаться в том числе улицы Урицкого, которую нужно сделать нормальной пешеходной улицей, а не как сейчас, площадок у цирка и Центрального рынка. Кроме этого, планируется появление пешеходных бульваров внутри кварталов». Чтобы добиться намеченного и сделать городской центр более подходящим для пеших прогулок, в концепции упомянуты ужесточение парковочной политики и снижение скорости движения в центре.

– Мы предлагаем сделать всю парковку центра платной. Ограничение движения пока не предусмотрено, но есть механизмы, которые помогут его замедлить. Добиться этого можно с помощью всё той же выделенной полосы для общественного транспорта или особого дорожного покрытия, которое не позволяет двигаться на высокой скорости. Оно может появиться, например, на улицах Партизанской и Пролетарской, – объясняет Алексей Козьмин. – Наша задача, чтобы движение в центре было свободным, но при транзитном сообщении, например, между Байкальской и вокзалом, было бы выгоднее пользоваться объездным путём, а не добираться через центр. Конечно, в таком случае нужно позаботиться о том, чтобы объездные пути были удобными для частного транспорта.

В целом, подчёркивает Козьмин, пока все возможные сценарии, разработанные специалистами лаборатории, – лишь предложения. Какие из них будут реализованы, а какие так и останутся лишь на бумаге, говорить рано: «Проект реновации части исторического центра – концептуальный документ, а не проектная или градостроительная документация». Тем не менее, воплощение этого проекта уже началось. После уже завершённой проработки мастер-планов 11 кварталов планируется приступить к разработке проектов планировки, изменения градостроительной документации и проектированию инженерных сетей.

На смену уличным торговцам

Пока обсуждение будущего центральной части города лишь продолжается. Но уже известно, что на месте бывшей «Шанхайки» планируется появление чайна-тауна.
Это концептуальное решение, по словам его вдохновителей – всё тех же специалистов Сибирской лаборатории урбанистики – уже предварительно согласовано с администрацией и собственниками участков на месте прежнего рынка.

Стоило новости о появлении чайна-тауна лишь появиться в информационном пространстве, многие заявили о том, что выступают против его создания в самом центре Иркутска. Одни связали это чуть ли не с китайской экспансией в городе, другие отметили, что больших социальных и культурных предпосылок для этого нет. Мнение специалистов на этот счёт не столь категорично:
– В крупных западных городах чайна-тауны за условные 200 лет существования прошли очень большую эволюцию, – говорит профессор, доктор исторических наук Виктор Дятлов. – Сначала они были территорией первичной адаптации китайцев, а теперь это туристические зоны, где производят туристический продукт. Население городов, где есть чайна-тауны, не особо против их существования, потому что это места паломничества туристов. Нам такое, правда, вряд ли грозит в обозримом будущем. Появление в своё время Шанхайки объясняется волей властей, – продолжает он. – Китайские продавцы, когда появились в начале 1990-х в Иркутске, создали невыносимую атмосферу: из-за их торговли на той же улице Урицкого было не протолкнуться. В итоге мэрия отвела около гектара земли на месте сапоговаляльной фабрики под рынок, чтобы люди могли нормально работать. Тогда это было хорошее решение. В целом, весь тот район в дореволюционные времена был местом торговли. Мне кажется, что история города привела к тому, что весь район Центрального рынка (к которому относится и «Шанхайка». – Авт. ) за 350 лет превратился в территорию для продажи и покупок.

Исходя из этих же соображений идеологи проекта чайна-тауна настаивают на его целесообразности, указывая на сложившиеся исторические связи: «Иркутск традиционно торговый город, большинство иркутских купцов поднялись на торговле чаем, – отмечает Алексей Козьмин. – Одна из улиц в этом районе в народе звалась китайской – это осталось в документах. Так что исторические основания для концепта есть».

Иркутский чайна-таун не будет иметь ничего общего с теми, что существуют в других городах, – это не место компактного проживания иркутских китайцев, но торгово-инфраструктурный проект, призванный разместить новую нишу товаров и услуг, которых в городе прежде не было. «Это даже не район, а небольшой квартал дорогих магазинов китайских товаров, хороших ресторанов, салонов традиционных услуг, – продолжает объяснять суть будущего чайна-тауна Козьмин. – Это бизнес-проект по реновации центра, где мы хотим создать привлекательную городскую среду за счёт частных инвестиций. Для того, чтобы в него были готовы вкладывать деньги, нужно сделать его привлекательным. Выбор уникальной ниши – наиболее эффективный способ это сделать».

Несмотря на то что иностранных инвестиций из КНР в воплощении проекта никто не исключает, устраивать истерику относительно китайского захвата преждевременно и абсурдно, отмечают собеседники «СЭ»:
– В своё время такая история развернулась вокруг «Балтийской жемчужины» (район на 35 тыс. жителей в Санкт-Петербурге. – Авт. ). Основным инвестором выступали китайцы. Тогда в городе многие говорили, что они строят жильё для себя и заполонят город. Ничего подобного в итоге не случилось, – вспоминает Виктор Дятлов. – Эта проблема скорее надуманная. С другой стороны, довольно самонадеянно полагать, что можно как-то повлиять на появление чайна-тауна. Конечно, власти могут рассчитать, выгодно или нет такое образование на карте города. В своё время так появился 130-й квартал, который до сих пор остаётся предметом споров: многие считают его новоделом и подделкой. Однако, на мой взгляд, тут всё зависит от точки зрения. Стилизация под старину действительно смешна, но как культурно-развлекательный центр на месте трущоб – это замечательная идея.

Параллелей между намечающимся проектом 108-го квартала и уже существующего 130-го действительно проводится много. И не без оснований, подтверждают сами архитекторы:
– С точки зрения замысла наш проект использует некоторые подходы, выработанные при появлении 130-го квартала – в частности, инвестиционный. Но у него другое лицо, покупатель. Конечно, мы учли ошибки, сделанные в том проекте, – говорит Алексей Козьмин. – В Иркутске очень сложно это объяснить, но по работе я много где бываю, участвую в различных обсуждениях: 130-й квартал везде упоминается как лучшая практика городского планирования. Причём это звучит не от иркутян, а просто приводится в докладах урбанистов как пример создания привлекательной городской среды с экономической эффективностью. Проект можно ругать, но он выстрелил с точки зрения дохода и формирования городского облика.

Прямая речь

Профессор, доктор исторических наук Виктор Дятлов:

– Реконструкция этого района города неизбежна и необходима. Очевидно и то, что он должен стать торгово-развлекательным кластером. Поэтому появление некой «ниши» для китайской торговли – правильное решение. Но зачем называть этот район чайна-тауном? Чайна-таун исторически – это место компактного проживания, экономической деятельности и социальной организации китайских мигрантов и их потомков. Здесь таких планов нет, да и странно было бы, если бы они были. Хотя бы потому, что китайцы не так уж и рвутся приезжать в Иркутск на постоянное или длительное жительство. И не факт, что те, кто всё же это делает, захотят жить в таком анклаве. Да и общество вряд ли такую идею примет с восторгом. Поэтому слово «чайна-таун» в этом проекте – скорее бренд. И бренд неоднозначный, раздражающий значительное число иркутян. Так стоит ли его использовать?

Международный эксперт в области бренд-стратегии, основатель и старший консультант компании Mitrofanov&Partners Сергей Митрофанов:

– Город борется за инвестиционные и людские ресурсы. Создание брендов территорий – трудоёмкий процесс, который должен быть застрахован от смены власти. Если участие в создании бренда не принимают жители, а бизнес не понимает, зачем ему нужен сильный региональный бренд, то успеха не будет. Если они не примут идеи развития города, как это произошло с Пермью, то не будет успешного проекта даже при наличии красивого логотипа. Он не будет работать сам по себе. Это вопрос о вовлечении людей в создании нового образа.
В этом смысле, смысле стабильного подхода, Иркутск опережает многие города европейской части России, где такие процессы только задумываются. Я общался с администрацией, здесь запущены процессы системного развития города и региона, их образа с привлечением социальных инструментов и общественных организаций.

Что касается споров вокруг появления чайна-тауна в Иркутске, то вполне возможно, что команда проекта не может донести свою идею до населения. Понятно, что не замечать повышения активности российско-китайских отношений для Иркутска неразумно. Думаю, что большинство жителей в принципе понимают, что связь с Китаем и экономическое взаимодействие принесёт пользу. Задача авторов проекта сейчас – объяснять, как город станет успешнее благодаря появлению чайна-тауна. Само по себе его наличие или отсутствие в копилку города ничего не добавит, в чём его достоинство, непонятно. Не хватает информации. И это, кстати, одна из больших проблем взаимодействия власти с обществом – боязнь дать достаточно информации.



Юлия Ли, «Сибирский энергетик»

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ