Р!
21 СЕНТЯБРЯ 2019
19 сентября 2019
Всё о Байкале

Чем жило Приангарье в 2014 году - в обзоре событий года

Информационное агентство «БайкалПост» подготовило дайджест самых знаменательных и важных событий Иркутской области. О политических баталиях, экономической неразберихе, социальных проблемах Приангарья — читайте в обзоре событий года.

Строительный бунт, единый Ангарск и борьба против сити-менеджера — политические сотрясения Приангарья

Проблема губернаторов — одна из насущных в регионе. Большая «текучка» и недоверие народа — главные колдобины на пути к рождению действительно эффективной политической элиты в Приангарье. В конце 2014 году по области поползли слухи — губернаторские выборы грядут. А ведь срок полномочий Сергея Ерощенко закончится лишь в 2017-ом.

Который месяц в Иркутской области идут разговоры о том, что уже в 2015 году в регионе могут пройти выборы губернатора, несмотря на то, что полномочия действующего главы Приангарья Сергея Ерощенко должны закончиться только в 2017-м.

На днях политолог, региональный координатор движения «Голос» Алексей Петров на своей странице в Facebook опубликовал «свеженькую» новость из Москвы: приближённые к Государственной думе сообщили ему, что выборы губернатора действительно пройдут в следующем году, более того, у президента страны Владимира Путина на столе лежит список с кандидатами в губернаторы Иркутской области. В нём -действующий глава региона Сергей Ерощенко, депутат заксобрания Приангарья Александр Битаров и депутат Госдумы Иван Грачёв. Будут ли выборы в 2015 году, есть ли на самом деле список с кандидатами, и кто станет претендентом на кресло губернатора?

Байка о списке

Алексей Петров в беседе с корреспондентом ИА «БайкалПост» ещё раз подтвердил существование списка: «Сейчас всех кандидатов в главы регионов выдвигают, но надо понимать, что обязательно нужно проходить муниципальный фильтр, поэтому всё равно все ключевые кандидаты обсуждаются где-то в закромах Госдумы или в вышестоящих органах».

Политолог, блогер Сергей Шмидт в список «если честно» не верит: «Я с трудом себе представляю, что на стол Путину кладут фамилии Битарова или Грачёва, думаю, он просто не знает, кто это такие».

В пресс-службе Александра Битарова отказались комментировать появление загадочного списка, сославшись на то, что информация официально нигде не подтверждена.

Выборам быть!

По мнению большинства экспертов, выборы в 2015 году должны состояться. Петров основной причиной для этого называет нежелательное совмещение федеральной и региональной выборных кампаний: «У федералов есть такая практика, она подразумевает разделение выборов. Поскольку в 2016 году должны состояться выборы депутатов Госдумы, то высока вероятность того, что в следующем году в Иркутской области будут назначены выборы главы Приангарья. Возможно, по всей России пройдёт широкомасштабная кампания по выборам губернатором, потому что на сегодняшний день переизбрали всего около половины глав регионов».

Он также полагает, что в Иркутске может пройти двойная выборная кампания – по выборам мэра и губернатора. При этом, например, Сергей Ерощенко может пойти в паре с каким-нибудь кандидатом, то есть выборы могут называться «Губернатор Ерощенко и мэр Кондрашов».

Мнение Петрова поддерживает председатель комитета по собственности и экономической политики законодательного собрания региона коммунистка Ольга Носенко. По её данным, Сергей Ерощенко может пойти в отставку и снова стать кандидатом в главы области.

Политолог Сергей Шмидт также заявил, что выборы губернатора скорее всего назначат на 2015 году не только для того, чтобы не совмещать разные выборные кампании, но и потому что федеральному центру выгоднее, чтобы в регионах были избраны губернаторы, обладающие определённым ресурсом доверия.

Ранее своё видение по этой теме высказал и генеральный директор Байкальского аналитического центра Сергей Ильин. Он привёл несколько разных точек зрения, одна из них — это согласование, которое Ерощенко не смог получить у президента РФ Владимира Путина в 2014 году: «В этом году кандидатуру Сергея Ерощенко не согласовали и не просто так. Несколько десятков губернаторов и некоторые даже с меньшим сроком, чем у Ерощенко, идут на выборы через временное исполнение обязанностей. Думаю, что Ерощенко дали контрольный срок, пока на год, для приведения его результатов по области в соответствие с требованиями. В это время он будет под наблюдением и рекомендателей, и президента, а правительство РФ будет внимательно отслеживать местные министерства. В итоге: либо Ерощенко рекомендуют, либо ему «по-тихому» предложат уйти в отставку».

О тех, кто в списке, и не в нём

Давая оценку тем, кто вошёл в настольный путинский список, Сергей Шмидт пояснил, что больше вероятности в том, что на выборах победит действующий губернатор: «Грачёв вообще мало известен в области, Битаров не знают за пределами Иркутска, а у Ерощенко есть известные форы: примерно четверть избирателей всегда голосует за действующую власть, плюс Ерощенко известен в Приангарье. Поэтому, я думаю, что если будут выбирать между этими тремя, то нынешний губернатор победит в первом же туре».

Алексей Петров также считает, что самые высокие шансы на кресло губернатора на возможных выборах в 2015 году у Сергея Ерощенко: «Шансы переизбраться у него большие по очень простой причине: у нас есть муниципальный фильтр, и если вдруг какой-то потенциальный кандидат объявит о политических амбициях, и действующая власть почувствует, что он может помешать действующей власти остаться, то будут предприняты все попытки для того, чтобы он сошёл с избирательной кампании на уровне регистрации».

О планах на участие в выборах главы Приангарья ИА «БайкалПост» поинтересовалось у представителя Ивана Грачёва. Секретарь совета бюро Иркутского отделения партии «Справедливая Россия» Лариса Егорова отметила, что ещё рано говорить, пойдёт ли сам Грачёв на выборы губернатора области. При этом она предположила, что «внутренне» он может быть готов к этому, однако пока об этом вслух ещё не заявлял. Секретарь также добавила, что «Справедливая Россия» совершенно точно выдвинет кандидатуру на пост главы региона.

Ещё один шанс для Левченко

Если список кандидатов в губернаторы и существует, то в него, по мнению политологов, явно забыли включить депутата Госдумы, первого секретаря комитета Иркутского областного отделения партии КПРФ Сергея Левченко.

Алексей Петров и Сергей Шмидт как один утверждают, что Левченко — реальный соперник для Ерощенко на предстоящих выборах. «Участвовать в выборах губернатора – дело чести для КПРФ. Наверно, если партия заинтересована в сохранении какой-то серьёзности, она должна выдвинуть кандидатуру самого известного иркутского коммуниста – Сергея Левченко. С моей точки зрения, он был бы вполне нормальным участником этих выборов. Может, дело дошло бы даже до второго тура», — заявил Шмидт.

Петров в свою очередь подчеркнул, что у КПРФ, кроме всего прочего, всегда были сильные позиции в Иркутской области.

Первый секретарь горкома КПРФ, депутат Ольга Носенко пообещала, что партия будет участвовать на выборах, но не назвала точной кандидатуры. При этом парламентарий согласилась с экспертами, что Левченко – самый достойный претендент на пост главы Приангарья. Носенко также напомнила о выборах в 2001 году, когда Левченко отстал от победителя выборов главы региона Бориса Говорина всего на 2%: «Во всех крупных городах области тогда победил Сергей Левченко. Мы уже почти что праздновали победу, однако, когда проходил подсчёт голосов, везде выключили электричество, в это время начали привозить с глухих деревень протоколы, из-за которых Левченко отстал на 2% от Говорина».

Депутат в подтверждение своих слов привела в пример случай с Дмитрием Дмитриевым, который наглядно показал, что протоколы можно подделать, а в деревнях и тем более – ведь там не всегда есть наблюдатели. На выборах 19 августа 2001 года Сергей Левченко набрал 45,26% голосов, Борис Говорин – 47,63%.

Исходя из мнения людей знающих – политологов и самих политиков, губернаторские выборы в Иркутской области в 2015 году состоятся. Это подтверждает не только обилие слухов со списками и без, но и поведение кандидата №1 — самого Сергея Ерощенко — с его обещаниями создать в 2020-х годах всевозможные кластеры мегаразвития и ускоренной перестройкой муниципальной власти в ключевых городах региона уже к 2015-му. Никак подготовка плацдарма для попадания в правильный список.



Снежана Масник

Первого декабря компания депутата заксобрания Иркутской области Александра Битарова «Новый город» вывела около 2 тысяч строителей и дорожников. Масса людей с плакатами и без них дружно подхватывала финальную реплику почти каждого из выступающих: «Долой губернатора!».

Первый день зимы ознаменовался морозным, но вполне энергичным митингом против коррупции, на который компания депутата заксобрания Иркутской области Александра Битарова «Новый город» вывела около 2 тысяч строителей и дорожников. Масса людей с плакатами и без них дружно подхватывала финальную реплику почти каждого из выступающих: «Долой губернатора!».

Отчаянный и отчаявшийся Битаров

Первым на сцену вышел сам Битаров и произнёс печальную речь. По его словам, впервые за 18 лет своего существования компания «Новый город» рассматривает возможность сокращения производственной программы и штатной численности. Причина тому – сложности с реализацией проектов на Малом Чертугеевском полуострове в микрорайоне Солнечный Иркутска и в посёлке Малая Елань в Иркутском районе, куда компания должна была выйти ещё весной 2014 года.

Так, по мнению Битарова, экс-министр строительства, дорожного хозяйства региона Михаил Литвин отказался подписывать генеральный план, который был утверждён депутатами Мамонского поселения. При этом губернатор Сергей Ерощенко обвинил компанию в том, что она блокирует изменения генплана для стройки новосибирской компании «Дискус плюс». Кроме того, компании было поставлено в вину отсутствие комплексного подхода в реализации проекта.

«Я в ответ заявляю, что губернатор лжёт. Концепция застройки Малой Елани с эскизом генплана была передана ему лично, а также экс-министру Литвину ещё осенью прошлого года. И там предусмотрено всё: детские сады, школы, поликлиника, спорткомплекс, аквапарк, торговля, зелёные зоны. Мы сегодня по-прежнему не можем выйти на стройку, а где Новосибирская компания со своим генпланом? Её по-прежнему нет на нашей территории. Просто господин Литвин представил наш проект в Минстрое России как свой собственный и, получив одобрение, решил отобрать у нас Малую Елань», — заявил депутат.

Он также напомнил недавний скандал с Малым Чертугеевским полуостровом: «Нашему компаньону, который в итоге продал этот земельный участок нам, предлагалась уступить его чуть ли не даром в пользу проекта губернатора «Аэро-сити». Только вот непонятно, причём здесь аэропорт с игровой зоной и наш земельный участок? Скорее причина в другом — в соседстве с элитным посёлком «Гринлэнд», который принадлежит губернатору, и он мне прямо сказал, что не даст нам строить».

Битаров сообщил, что в ближайшие дни компания намерена подать иск в суд с финансовыми претензиями к мэру и думе Иркутска.

Кроме того, он заявил, что на прошлой неделе более 40 руководителей строительных и дорожных компаний подписали обращение в адрес полпреда президента в Сибири Николая Рогожкина, депутатов Госдумы и Общественного народного фронта с просьбой вмешаться в ситуацию в Иркутской области.

«А в отношении губернатора у нас сформировалась своя позиция: в связи с многочисленными фактами коррупции в правительстве Иркутской области, неспособностью организовать нормальную работу в рамках закона в строительной и дорожной отрасли, продвижением своих коммерческих интересов с использованием служебного положения, отказать ему в доверии. Мы обращаемся к президенту страны Путину с просьбой отправить Ерощенко в отставку в связи с утратой доверия. Наше доверие он уже утратил!», — провозгласил Битаров.

Свои поддержали

Довольно жёсткими выступлениями откликнулись коллеги по отрасли. Каждый выход неизменно сопровождался овациями.

Так, представитель трудового коллектива «Спецлессрой» Иван Никифоров поделился своим впечатлением о выступлениях губернатора и министра: «Мы с вами все не умеем работать и думаем только о том, как бы заработать лёгкие деньги. А вот приглашённые строители с соседних регионов строят дёшево и качественно. Всё просто: такие строители пользуются невиданной технологией, которая для нас неприемлема. Её не преподают в институтах, эта технология зависит от суммы отката и наполненности конверта. Поэтому я думаю, что все мы, рабочие люди, неинтересны нашему правительству. Мы откаты не давали, не даём, и не собираемся давать!».

По его мнению, для пришлых компаний главное — «заколотить деньгу и побыстрее уйти из региона». При этом страдает качество работ. Он привёл в пример капремонт дороги в Иркутск-II, где график работ сорван на два месяца, а также Ледовый дворец, «построенный для одного матча».

По словам представителя трудового коллектива компании «Градстрой» Валерия Изовского, губернатор лишил строителей права на труд, при том, что отрасль даёт рабочие места и отчисления в бюджет. Так, он заметил, что на одном генподряде работает около 500 человек. За 10 месяцев 2014 года компания заплатила 85 миллионов рублей. «Сегодня мы генподрядчики на микрорайоне «Союз», землю под который приобрели на аукционе у фонда РЖС, получили высокую оценку качества и сроков строительства жилья. Фонд предложил тиражировать наш опыт по всей России. Губернатор же и областные власти только критикуют и говорят, что стоимость квадратного метра жилья очень дорога в Иркутске. А откуда ей взяться низкой, если земельные участки не выделяются и не распределяются на аукционах, потому как власть имущие уже подгребли их под себя? И нам приходится выкупать эти участки по более дорогой цене. В других регионах власти помогают строителям», — пояснил выступающий.

Самую мощную поддержку инициаторы митинга получили от депутата законодательного собрания региона, руководителя компании «Домстрой» Алексея Красноштанова. По его мнению, «Новому городу» не дают работать из-за того, что Битаров «честно, открыто, в глаза правду говорит».

«Сегодня в области процветает коррупция, особенно, в дорожной отрасли. Торги, проводимые сегодня, – это чистая профанация и блеф. Я хотел бы напомнить, как два-три года назад при Мезенцеве проводились торги и годовая экономия на них достигала 1 миллиарда рублей. Мы все помним, с каким энтузиазмом предпринимательское сообщество объединилось и строило за свой счёт 130-й квартал. Сегодня нет этого духа предпринимательства в Иркутской области. Два года мы говорим, рассказываем сказки о второй индустриализации в Иркутской области, а на деле реального ничего нет. Наше доверие губернатор потерял, и мы требуем его отставки», — заявил Красноштанов.

Сказка про белого бычка от губернатора

Как всегда, цифрами придавил депутат Госдумы РФ, известный в регионе оппозиционер Антон Романов. По его мнению, в области саботируются установки президента Путина, который говорил о создании новых рабочих мест, модернизации производства, новой индустриализации, импортозамещении и так далее.

Романов заметил, что численность занятых в строительной отрасли за последние несколько лет уменьшилась в шесть раз – с 240 тысяч до 46,5 тысячи человек. Из-за этого, по мнению депутата, встают вопросы о выполнении планов по строительству и вводу жилья и социальных объектов.

Об инвестиционном климате Романов высказался ещё ироничнее: «У нас считают, что самый благоприятный климат – это отдать наши природные ресурсы даром, не брать налог на добычу полезных ископаемых и так далее. И тогда придут инвесторы и всё заберут. Мы можем по этой же логике отдать китайцам Байкал на 50 лет. Они, конечно, освоят всё, но непонятно, что останется бюджету и жителям Иркутской области?»

По словам Романова, Приангарью хронически не везёт с губернаторами — они похожи на тех, кто бесконечно рассказывают сказку про белого бычка: «У нас одни пиар-проекты реализуются. Больше того, деньги, которые выделяются федерацией, осваиваются какими-то приезжими мальчиками, которые потом либо убегают, либо садятся в тюрьму. В этом отношении у нас Иркутская область какая-то невезучая. Начиная с первого губернатора. Один из его замов решил провернуть аферу со сливочным маслом — 20 миллионов долларов увёл из бюджета. Второй губернатор пытался отхватить акции «Иркутскэнерго». В результате резко подорожала стоимость электроэнергии. Следующий увёл акции «Верхнечонскнефтегаза» – это 2,5 миллиарда рублей. Мы думали, что местный губернатор придёт и наведёт порядок. Что получается? Мы видим Торопова, мы видим Литвина и видим, что ничего не меняется. Это какая-то сказка про белого бычка. Мы их разоблачаем, они садятся, приходит новый и всё начинается сначала».

Романов предложил создать систему общественного контроля и центр общественного мониторинга на базе Общественного народного фронта. Это позволило бы контролировать расходование бюджетных средств, реализацию проектов и программы по социально-экономическому развитию Иркутской области. «А губернатор обязан навести порядок в своей команде. И если по каким-то причинам: либо по нетрудоспособности, либо по вовлечённости в процесс, он не может это сделать, то, конечно, должен подать в отставку», — завершил своё выступление депутат, сорвав бурю оваций и криков «Долой губернатора!».

После всех слов

Список выступающих был длинным. Слово брали представители трудовых коллективов, управляющих компаний. Высказался даже депутат заксобрания, первый секретарь Ангарского горкома КПРФ Сергей Бренюк, призвавший строителей поддержать инициативы коммунистов, в частности, по отмене закона о капремонте многоквартирных домов. Горько и страстно высказался генерал-майор авиации, начальник бывшего Иркутского военного авиационного технического училища Александр Барсуков. Он заявил о полном бездействии и непростительном равнодушии со стороны губернаторов к судьбе некогда великого училища. А результатом всего этого морозного часа стала резолюция: строители и дорожники Приангарья намерены начать сбор подписей под обращением Путину с просьбой отправить Ерощенко в отставку.

Рядом со мной стояли несколько пожилых женщин, которые слушали, качали головами и перекидывались комментариями: «Да кто ж его снимет?», «Одни говорят, что эти откусывают, другие – что те. Кому верить?», «Обещаний много, а ничего не сделано». Между делом они успевали фотографироваться на фоне транспарантов и радостно подхватывали общий гул: «Доло-о-о-ой!». А я думала: заметят ли в Москве горстку страждущих мужчин и женщин, если даже в Иркутске чиновники не видят (не хотят видеть) то, что происходит у них под носом. Чем в итоге заткнут рты грызущих региональную власть? На какие кнопочки нажмут, чьи руки выломают? В любом случае рейтинг губернатору подпортили в очередной раз. И что же он будет Путину докладывать…



Ксения Власова

Фракция «Единой России» в думе Иркутска решила обратиться в региональное отделение партии с предложением отменить выборы мэра Иркутска. Идея ввести институт сити-менеджмента в областном центре оказалась настолько скандальной и одиозной, что против неё был создан отдельный гражданский комитет, который начал собирать подписи против отмены выборов. Но выборы все-таки отменили.

Депутаты Законодательного собрания Приангарья на сессии 24 декабря приняли во втором и окончательном чтении закон, благодаря которому прямых выборов мэра в Иркутске больше не будет. На заседании, как и  обещал в интервью корреспонденту ИА «БайкалПост» депутат Владимир Матиенко, было жарко: противники законопроекта высказывали свои аргументы, иногда даже в неожиданно художественной форме, а защитники – пытались доказать, что у закона есть право на существование, несмотря на отрицательный опыт работы сити-менеджера в Ангарске, Братске и Усолье-Сибирском.

Фракция «Единой России» в думе Иркутска 27 ноября 2014 года провела внеочередное заседание, на котором решила обратиться в региональное отделение партии с предложением отменить выборы мэра Иркутска. В начале декабря депутат Законодательного собрания Иркутской области Андрей Лабыгин внёс в парламент проект закона, предполагающий введение в Иркутске института сити-менеджерства.

КПРФ просит объясниться

Инициатор законопроекта Андрей Лабыгин доложил парламенту, что закон имеет все необходимые заключения, при этом он широко обсуждался на разных площадках, начиная от студенческой среды, заканчивая союзом пенсионеров, а также на заседании общественных палат. В большинстве случаев, по словам депутата, закон получил одобрение.

Первыми среди тех, кого интересует, зачем отменять выборы мэра в Иркутске, стали представители фракции КПРФ. Сергей Бренюк привёл в пример не самый положительный опыт Ангарского муниципального образования, где в недалёком прошлом работала система сити-менеджмента: «Мне пришлось увидеть изнанку этой системы. В Ангарске была ситуация, когда большое депутатское большинство решило вопрос о назначении сити-менеджера через конкурс. Потом это депутатское большинство нарушилось, и началась длительная война, когда не могли выбрать мэра и долгое время пытались снять сити-менеджера. В дальнейшем выяснилось, что на выборах мэра и назначении сити-менеджера были подлоги при голосовании. Это всё дало Ангарску длительную нестабильность и очень плохо сказалось на работе муниципальной власти».

Бренюк обеспокоен тем, что в Иркутске будет такая же ситуация. Лабыгин, в свою очередь, попытался успокоить представителя КПРФ и пообещал, что в областном центре такого точно не будет, ведь на страже стоит законодательство, которое обязательно станет залогом качественного исполнения сити-менеджером своих обязанностей.

Депутат от КПРФ Ольга Носенко считает, что депутаты заксобрания обманули своих избирателей, потому что в мае 2014 года был принят закон, предусматривающий прямые выборы мэра во всей Иркутской области. Зная об этом, жители областного центра голосовали за депутатов думы города в сентябре 2014: «Мы не делегировали полномочий депутатам думы избирать мэра. Значит, это умышленно было сделано, ведь мы полгода назад приняли закон, который говорит, что в Иркутске будут прямые выборы мэра».

Член КПРФ, депутат Илья Сумароков задал главный вопрос, который беспокоит всех и при принятии закона стал камнем преткновения: «Почему мы не спросили мнение у народа, который по конституции является единственным носителем власти? Я считаю, что это некорректное отношение к такому большому городу». Сумароков предложил на время убрать вопрос из повестки заседания сессии, однако инициатива канула в Лету.

Весь мир – театр, а люди в нём актёры

Член партии «Гражданская платформа», депутат Владимир Матиенко передал парламенту подписи против прямых выборов мэра, которые собрал гражданский комитет.

Гражданский комитет создан по инициативе политологов Сергея Беспалова и Алексея Петрова. Его поддержало несколько партий, в том числе КПРФ, «Гражданская платформа», «Яблоко» и другие. С первого дня комитет начал сбор подписей против отмены выборов.

Дальше началось неожиданное представление. Владимир Матиенко прочитал всему заксобранию и представителям правительства области… самую настоящую сказку: «Через несколько дней Новый год. Я позволю себе выступление в сказочном жанре. Есть большой театр со своими актёрами, сценой, декорациями. Здесь свои Мальвины, Пьеро, Буратины, Дуремары и директор театра — Карабас-Барабас. Есть в театре и зрительный зал.

Последнее время спектакль развернулся вокруг одного события – выборов мэра. До последнего времени главное лицо этого спектакля – Буратино – устраивало всех. Но ситуация сильно изменилась. И решил тогда единый худсовет всея Руси и володин друг изменить сценарий. И вот наиболее продвинутые актёры, обласканные Карабасом-Барабасом, за одну длинную декабрьскую ночь переписали сценарий спектакля и представили его изумлённой публике. В сценарии были затронуты самые серьёзные вопросы: а вдруг зрители выберут не того Буратино? А из того ли полена его сделают? И сунет ли он свой длинный нос туда, куда не надо? Освоит ли он азбуку управления городом? Хуже того, он может продать букварь, а золотые закопать в землю…

Карабас-Барабас подумал, нужен и земельный участок Буратино и принял соответствующее решение. Некоторые горожане из числа зрителей, всякие там Петровы и Сидоровы говорят, что их мнение не учитывают и пытаются челобитную подать царю самого большого театра страны. Да куда им тягаться, наивным.

Что же будет с Буратино, спросите вы. Трудно сказать. По сказке, Карабас-Барабас хотел отправить его в очаг для приготовления себе вкусного жаркого…».

Матиенко в последний раз на заседании 24 декабря выразил отрицательное отношение к новому закону и покинул трибуну.

Демократия против жёсткого управления

Слово взял и депутат Государственной думы Антон Романов, он восхитился юристами, работающими в правовом управлении заксобрания: «Выражаю восхищение квалификацией профессиональных юристов, которые могут легко и убедительно обосновать любые решения. И сами в это же верят также».

По мнению Антона Романова, никакая комиссия, которая должна выбирать мэра, не сделает это лучше, чем сами иркутяне: «Глава города должен быть не профессионалом, а человеком, который предан интересам иркутян».

В этом вопросе с Романовым в корне не согласен единоросс, депутат заксобрания Анатолий Дубас. Он считает, что в Иркутской области управление муниципалитетами должно быть такое же, как при КПСС, и никакой демократии быть не должно: «Почему при советской власти было мощное управление в стране? Потому что, чтобы попасть на руководящий пост надо было, например, начинать с мастера цеха, с которого можно было дойти до директора завода. После этого могли пригласить в исполком. У нас сегодня управление – это хороший бизнес, где платится неплохая зарплата, и тот бизнесмен, который сидит у власти, фактически от всего защищён. Никаких избраний глав местных администраций на местах! На первом месте в управлении любой территорией должен стоять профессионал. Мне жаль, что пока мы отменяем прямые выборы мэра только по Иркутску».

Не так страшен сити-менеджер, как его малюют

Перед голосованием председатель заксобрания Людмила Берлина призвала парламентариев уйти от эмоций и трезво оценить позитивные стороны закона об отмене прямых выборов Иркутска: «В сегодняшних непростых условиях надо посмотреть, что нужно сделать в областном центре, чтобы поднять систему профессионализма управления в городском хозяйстве. Администрацию как исполнительно-распорядительный орган обязан возглавлять человек, который знает городское хозяйство, умеет налаживать диалог с предпринимательским сообществом, обеспечивать бюджетное строительство. Он должен хорошо разбираться в дорожном и коммунальном хозяйствах. Ведь если посмотреть обращения горожан, больше всего проблем именно в этих двух сферах.

Прямые выборы рискованны тем, что в обществе накопилось много избирательных технологий. Человек может прийти к управлению Иркутском, не зная городского хозяйства.

Вообще, ни одна из предложенных моделей не обладает совершенством. Однако обе они – законные. Здесь нет системы лишения кого-то права участвовать в прямых избирательных выборах».

Берлина рассказала и о механизмах страховки от «негодного» мэра: «Как сделать так, чтобы главой администрации стал подготовленный человек? Кто головой отвечает за это? Это конкурсная комиссия, которая выбирает сити-менеджера. Ещё один механизм страховки — контракт, в котором заложены права и обязанности главы администрации».

Комментируя отрицательный опыт работы сити-менеджера в других городах региона, Берлина отметила, что в Усолье-Сибирском, Ангарске и Братске у подготовленных глав администраций не было желания и амбиций заняться этой непростой работой. В Иркутске, по её словам, ситуация другая: управленцы есть, есть и амбиции.



Cнежана Масник

Уходящий год стал победой для ангарчан — их мечта по поводу объединения города и района наконец-то сбылась. Десять лет ожидания завершились.

Заксобрание Иркутской области на сессии 3 декабря приняло в окончательном чтении законопроект о преобразовании Ангарска и Ангарского района в единый городской округ. Решение это было на редкость единодушным. Его встретили овациями и назвали практически историческим. Сессию транслировали возле крупного торгового центра в Ангарске. Политики рассуждали об открывающихся перспективах. В основном, правда, это касалось города. Что даст преобразование маленьким поселениям – Мегету, Савватеевке и Одинску – осталось непонятным.

Десятилетие ожидания

Изначально муниципалитет был создан единый организм. Но в 2004 году грянула реформа местного самоуправления, которая разъединила территорию. Было создано аж пять администраций! Свою думу и своего главу получили как отдельные поселения, так и весь район. «Многие тогда были полны надежд на счастливую жизнь со своим бюджетом и своими полномочиями. На деле же оказалось, что бюджеты не так уж и полны, а полномочия порой неподъёмны, при этом дублируются и пересекаются. Достаточно быстро сформировалось и окрепло убеждение, что основной проблемой в Ангарске и районе является то, что в быту называется «две хозяйки на одной кухне», то есть двоевластие», — вспомнил во время своего выступления на сессии заксобрания председатель районной думы Александр Городской.

О «пересечении полномочий» рассказал журналистам и вице-спикер заксобрания, секретарь регионального отделения партии «Единая Россия» Сергей Брилка: «Вот, скажем, построить школу должен муниципальный район, а всё, что связано со школой – коммуникации, дороги – должен сделать городской округ. Эти полномочия привели к невозможности их исполнения».

Президент Антикоррупционного комитета Иркутской области Дмитрий Чернышов в разговоре с ИА «БайкалПост» напомнил о референдуме, который прошёл в Ангарске в 2012 году. Тогда на него пришло около 60% ангарчан — это редкость для муниципальных референдумов. Из них 84% высказались за преобразование Ангарска в городской округ. Но, по мнению Чернышова, тогда не хватило воли губернатора и законодательного собрания. В 2014 году были проведены публичные слушания в Ангарском районе, на которых объединение муниципалитетов было поддержано.

Сейчас же принято окончательное решение – жители всего Ангарского района уже 1 января 2015 года проснутся в новом муниципалитете. Предполагается, что полномочия органов местного самоуправления будут действовать в течение 4-5 месяцев. На 12 апреля назначены выборы новой думы из 25 депутатов и нового главы. Расходы на выборы в 21 миллион рублей оплатит регион. Бюджет нового муниципального образования появится с 2016 года.

«Ощущения самые прекрасные, потому что мы с сухим счётом выиграли в борьбе, которой фактически не было. Событие всем понятно, напитано здравым смыслом. И то редкое единодушие в таком сложном вопросе говорит о том, что это правильное решение. Это здравый закон, нужное решение, которое открывает новые перспективы для территории», — радостно сообщил журналистам мэр Ангарского района Сергей Петров.

По его словам, преобразования в муниципалитете уже начались. Так, администрации района и города приступили к объединению своих подразделений. Например, 1 декабря Петров и исполняющая обязанности главы Ангарска Елена Фёдорова подписали соглашение о создании единого управления архитектурой. Подобные слияния, по словам мэра, ждут все подразделения.

Всё ради Ангарска?

Во всех этих комментариях речь шла преимущественно об Ангарске. Так, по мнению Брилки, ангарчане были наиболее уязвлены сложившейся ситуацией: «Город в принципе не мог рассчитывать на развитие, потому что границы все были округлены и находились в рамках муниципального района. Это тормозило экономическую жизнь. Сейчас все эти препятствия будут устранены. Городской округ будет развиваться в сторону Одинска, Савватеевки и Мегета».

Как заметил Чернышов, решение заксобрания, по сути, направлено на решение проблем Ангарска. По его словам, в последние годы город потерял всякую привлекательность для потенциальных инвесторов. Причины этому – политическая нестабильность и двоевластие. Создавались значительные административные барьеры для новых производств, в которых сейчас нуждается муниципалитет. «Пример: земельными участками распоряжается администрация района, а все разрешительные документы на строительство и ввод в эксплуатацию выдавала администрация города. Инвестору нужно было бегать по двум администрациям, причём порой казалось, что правая рука не знает, что делает левая. Когда будет один руководитель, одна дума, это будет всё гораздо проще», — пояснил собеседник агентства.

Кроме того, это решение может повлиять не только на создание новых рабочих мест, но и на строительство жилья эконом-класса. Как рассказал Чернышов, в городе практически отсутствует конкуренция в этой отрасли: Ангарское управление строительством находится в процедуре банкротства, остался один застройщик – компания «Стройкомплекс». «Ограничение конкуренции, монополизм не приведёт к снижению стоимости квадратного метра жилья. Неплохо, чтобы строительные компании приходили на наш рынок. Но опять же для них надо создать условия. А это сети, земля, это развитие застроенных уже территорий, как делается в Иркутске», — подчеркнул эксперт, отметив, что единый руководитель сможет эффективнее решать и текущие вопросы – благоустройство города и содержание дорог.

Остаётся вопрос: а что же сёла? Их стало теперь три, благодаря решению той же сессии заксобрания 3 декабря. Мегет был преобразован из рабочего посёлка, статус которого он подтверждал до 90-х годов, в сельское поселение. Все жители Мегета ведут, как сказали на сессии, «сельский образ жизни», основным источником питания и дополнительного дохода являются их личные подсобные хозяйства.

Брилка пояснил, что Одинск, Савватеевка, а теперь ещё и Мегет ни в коем случае не потеряют сельские льготы, которые они получали. Так, например, тарифы на электроэнергию останутся прежними: для города — 84 копейки за киловатт-час, для сёл – 58,8 копейки.

Чернышов задался вопросом: нужно ли преобразование селянам? По его мнению, ясность по поводу того, что реально получат сёла, появится позже. Эксперт поставил под сомнение и легитимность публичных слушаний, прошедших в сельских поселениях: «Минус в том, что при решении вопроса о включении в городской округ не были проведены референдумы на территории Мегета, Одинска и Савватеевки. Там были только публичные слушания, но это разные вещи. Смотрите: на территории Мегета проживает около 10 тысяч, а на публичные слушания пришли 30 или 50 человек. Понятна легитимность этих решений. Поэтому если бы был проведён референдум, было бы учтено мнение жителей сёл».

Главное — устоять

Всё-таки ситуация беспрецедентная. Но парадокс ещё и в том, что на фоне десятилетних проблем и споров окончательное решение было принято довольно-таки быстро. Неизвестно, сколько по времени готовился проект преобразований. О возможных вариантах говорилось в июле 2014 года. Тогда всё упиралось в проведение выборов думы Ангарского района, которая должна была стать одним из участников объединительного процесса. Спустя почти два месяца после единого дня голосования в районе прошли публичные слушания. С 11 по 14 ноября думы муниципалитетов поддержали объединение. А уже в конце ноября законопроекты поступили в заксобрание.

По мнению Чернышова, оперативность в принятии политических решений – это хорошо, но главное в таких сложных вопросах, как образование нового муниципалитета, «не скатиться до политической компанейщины». Поспешность, по словам эксперта, может привести к юридическим неточностям, которые в свою очередь поставят под угрозу само решение по созданию округа.

Чернышов рассказал, что власти избрали более быстрый вариант преобразований — одномоментное объединение всех муниципалитетов. В 2012 году предлагался другой вариант: сначала надо было придать Ангарску статус городского округа, а уже после этого присоединить к нему оставшиеся поселения, естественно, с согласия их жителей. Этот вариант, по мнению собеседника агентства, менее уязвим для оппонентов, но реализовать его в короткие сроки просто невозможно. Чернышов заметил, что у закона уже появились оппоненты. По его информации, в суды поданы иски на решения дум. Кроме того, «не совсем согласны» жители Мегета. «Если закон устоит — это хорошо. Главная задача местных политиков — не допустить малейших рисков отмены решения. Для этого нужна большая проработанность вопроса», — пояснил собеседник агентства.

Почти аналогичная ситуация сложилась в городе Шелехове и Шелеховском районе. Муниципалитеты были близки к объединению в 2007 году. Были проведены референдумы, подготовлены документы, но на стадии законодательного собрания всё обрубилось. У Иркутской области нет как такового опыта в изменении своих муниципалитетов. Но дорожка уже проторена, пример подан. Главное, чтобы местные политики не запутались в вопросах управления вверенной им территории и решении своих амбиций. Глядишь, мы получим идеальное маленькое государство, которое поведёт регион в светлое будущее. И ещё не раз мы станем свидетелями редкого для областного парламента единодушия всех фракций и аплодисментов, неуместно, но дружно вырвавшихся ещё на стадии первого чтения.



Ксения Власова

Валютный кризис, природный газ, бюджет и петербургская биржа — чем жива экономика Иркутской области?

83, 92, 100, 120. Казалось, что евро с долларом, как опытные друзья-альпинисты, всё дальше и дальше взбирались на невидимый экономический Эверест в последние месяцы уходящего года. Кризис оказался тут ожидаемым. Про него болтали в январе перед началом масштабного действа в Сочи. Потом ужасались в марте после присоединения Крыма. Бросили всё к чертям и сказали: «Да будет тлен!», когда на Россию навалились санкции. Как переживают валютный кризис жители Иркутской области — в опросе портала «ИрСити».

Иркутский городской портал «ИрСити» провёл 17 декабря опрос «Как вы переживаете экономический кризис в стране?» в социальных сетях «ВКонтакте» и Facebook.

«Это же не в первый раз. Страшно было в 1998. Сейчас уже знаем, чего ждать. По мере сил готовимся», — ответила Ольга Винярская на странице «ИрСити» в Facebook.

Одиннадцать опрошенных подписчиков «ИрСити» во «ВКонтакте» заявили, что кризис никак не влияет на их жизнь, девять человек положительно ответили на пункт «Паникую. Не знаю, что меня завтра ждёт», один подписчик заявил, что скупает валюту.



Валюта валютой, а бюджет принять надо. Депутаты Законодательного собрания Иркутской области на сессии 3 декабря приняли в окончательном чтении бюджет региона на 2015 год с ожидаемым уровнем дефицита в 10,2 миллиарда рублей. Экономический обозреватель «ИрСити» попытался проанализировать текущее состояние главного финансового документа региона.

Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко внёс в Законодательное собрание проект регионального бюджета на 2015 год с дефицитом в 10,23 миллиарда рублей. По прогнозам властей в 2016—2017 году дефицит не превысит 13 миллиардов, а финансировать его придётся за счёт выпуска облигаций и коммерческих кредитов. Но обходиться заимствования будут всё дороже – в следующем году ставка по кредитам будет выше 12,5% годовых, хотя ещё в начале 2014 года регион занимал у банков под 8,5%.

Как уже писало агентство «БайкалПост», в проекте бюджета на 2015 год заложены доходы в размере 98,7 миллиарда рублей, расходы — 109 миллиардов, дефицит – 10,2 миллиарда, или 12,2% от объёма доходов без учёта безвозмездных поступлений. Бюджет 2014 года первоначально принимался с дефицитом 12,5% (10,3 миллиарда рублей), но в результате нескольких корректировок он, по данным на октябрь, вырос до 18%, или 14,9 миллиарда рублей. Согласно последним изменениям доходы бюджета этого года составляют 100,09 миллиарда рублей, расходы — 115,02 миллиарда. В документах минфина также говорится, что верхний предел госдолга Иркутской области на 1 января 2016 года установлен в размере 20,9 миллиарда рублей (на начало 2017 года – 32,3 миллиарда).

Чтобы финансировать дефицит и обслуживать существующую задолженность, региону придётся брать взаймы. В 2015 году минфин рассчитывает привлечь 3,5 миллиарда за счёт эмиссии облигаций, в 2016 году – уже 9,75 миллиарда (при дефиците 11,72 миллиарда), в 2017-м – 4,5 миллиарда (при дефиците 12,81 миллиарда).

За всю историю Иркутская область семь раз выпускала долговые бумаги, в последний раз – в декабре 2007 года, тогда регион разместил займ на 3,8 миллиарда рублей, свидетельствуют данные на сайте rusbonds.ru. Эти облигации Приангарье погасило в конце 2012 года, ставка купона составила 9,1% годовых. Больше минфин ценные бумаги не размещал, хотя в бюджете такая возможность предусмотрена была, но представители министерства, ссылаясь на неподходящую рыночную конъюнктуру, от такой идеи отказывались.

Вероятно, и в 2015 году минфин своей стратегии не изменит. Отчасти оттого, что стоимость привлечения средств за счёт облигаций тоже выросла. К примеру, в октябре этого года Новосибирская область разместила пятилетние гособлигации на 7 миллиардов рублей по ставке первого купона 11,4%, хотя ещё в начале 2014 года средняя ставка размещения составляла 8,2%.

Как говорится в отчёте «Райффайзенбанка», сейчас регионам проще привлекать кредиты – банкам их выгоднее выдавать из-за более низких коэффициентов риска. С другой стороны, Минфин РФ в первом квартале 2014 года урезал план по заимствованиям регионам, что стимулирует регионы к выпуску долговых обязательств, отмечает банк.

Ещё один инструмент финансирования дефицита – кредиты коммерческих банков. В программе заимствований Иркутской области значится, что регион в 2015 году может занять у них 7,85 миллиарда рублей, в 2016-м – 2 миллиарда, в 2017-м – 8,2 миллиарда.

Но и кредиты в будущем тоже будут дорогими. Согласно данным долговой книги Иркутской области, в 2010—2012 годах региона занимал у Минфина РФ средства по ставке 1,93-2,75% годовых, у коммерческих банков в 2013 – середине 2014 года – под 8,5-9,7% годовых. Наконец, в конце этого года Иркутская область подписала договор со «Сбербанком» в открытии кредитных линий под 11,8% годовых. По прогнозам отраслевых аналитиков, стоимость займов для регионов в 2015 году может вырасти до 12,5% годовых.



Тимур Куприянов

В 2014 году «Газпром» признал, что газификация юга Иркутской области на базе Ковыктинского месторождения нецелесообразна. Надежды на реализацию проекта, правда, остаются – он может стать эффективным, когда начнётся полномасштабное освоение Ковыкты в 2024 году.

Фактически идею газификации можно считать похороненной уже сейчас – она слишком дорога, потребителей газа мало, а уголь и энергия, выработанная на ГЭС Иркутской области, существенно дешевле «голубого топлива».

Газификацию Иркутской области обсуждают с 2004 года, когда Ковыктой ещё владела ТНК-BP (с 2011 года лицензия на месторождение у «Газпрома»). Позже появилась генсхема газоснабжения региона, она несколько раз корректировалась, наконец, на этой неделе институт «ВНИПИгаздобыча», работавший по заказу «Газпрома», представил проект обоснования инвестиций в газификацию. Просчитав сразу несколько вариантов, институт пришёл к выводу, что даже при благоприятной конъюнктуре и оптимизации затрат проект будет нецелесообразным. Все дело в том, что прогнозный объём потребления газа на юге Иркутской области не превышает 2,9 миллиарда кубометров в год. А затраты «Газпрома» на этот проект могут составить от 29 до 263 миллиарда рублей. Проектировщики, впрочем, отметили, что газификация будет эффективной в том случае, если она по срокам совпадёт с запуском Ковыкты в промышленное производство. Месторождение, напомним, является одной из двух ресурсных баз для обеспечения контракта «Газпрома» по поставкам газа в Китай (38 миллиардов кубометров в год). Ранее «Газпром» говорил, что запустит Ковыкту в 2024 году, но сейчас готовится новый проект по разработке месторождения, там будут уточнённые сроки.

Существующие же объёмы потребления газа в Иркутской области делают газификацию региона совершенно неинтересной «Газпрому» – компания будет нести убытки от содержания всей инфраструктуры, включая рассматривавшийся газопровод «Ковыкта — Саянск — Иркутск». Проект начинает выходить на безубыточность в том случае, если объём потребления газа составит не менее 6,9 миллиарда кубометров в год.

У природного газа в Иркутской области есть конкуренты: уголь и энергия, выработанная на ГЭС, дешевле «голубого топлива». «Иркутскэнерго» не заинтересовано в получении больших объёмов газа, так как это может затронуть ее угольный бизнес в регионе, пояснил ведущий главный инженер проектов «ВНИПИгаздобыча» Александр Никишин.

Реальный интерес в получении газа был и есть только у «Саянскхимпласта» (СХП) – в объёме до 1 миллиарда кубометров и более. У компании существуют проекты по созданию на своей площадке газоразделительного завода, производству СПГ, наконец, этилен, получаемый из природного газа, необходим СХП создания поливинилхлорида.

После того как «Газпром» признал газификацию Иркутской области нецелесообразной, регион может, вероятно, только рассчитывать на поставки автомобильным транспортом с Ковыкты сжиженного природного газа (СПГ) – об этом, в частности, на брифинге с журналистами говорил первый зампред правительства Иркутской области Николай Слободчиков. Возить СПГ выгодно в том случае, если покупатель находится не более чем в 500 километрах от месторождения и если для этого есть отвечающие требованиям безопасности дороги. Иркутск в 500-километровый «радиус» попадает, но нужен ли здесь СПГ, пока неясно.

Ближе всего к Ковыкте находится посёлок Жигалово, там практически все готово к приёму сетевого газа, а региональный трубопровод длиной около 120 километров был построен до райцентра ещё в 2008 году. Диаметр газопровода – около 700 миллиметров, он был рассчитан на поставку до 2,5 миллиарда кубометров в год. Но поставляться в Жигалово, конечно, будет меньше. Суммарная потребность посёлка 840 тысяч кубометров год, следует из информации на официальном сайте местной администрации. «Газпром» предполагает, что в 2015 году сетевой газ в посёлок придёт. Как написал «Интерфакс», отопление на газе в Жигалово будет в шесть раз дешевле, чем на угле.



Тимур Куприянов

Важный для Приангарья газовый вопрос обсуждался в конце ноября. Тогда правительство Иркутской области заявило, что ведёт переговоры с «Иркутской нефтяной компанией» (ИНК) о строительстве газопровода и поставках метана с севера региона в Иркутск.

Правительство Иркутской области ведёт переговоры с «Иркутской нефтяной компанией» (ИНК) о строительстве газопровода и поставках метана с севера региона в Иркутск, сообщил «Интерфаксу» губернатор Сергей Ерощенко.

«Мы ведём переговоры с ИНК о строительстве метановой трубы до Иркутска в 2016—2017 годах», — сказал он.

Губернатор также пояснил, что метан необходим Иркутску как топливо, но объёмы поставок пока не уточнены: «Сейчас газопровод протягивается до Усть-Кута, просчитывается труба в Иркутск. Надо понимать, что такой проект возможен, если в Иркутской области будет сформирован рынок газа».

Гендиректор ИНК Марина Седых, в свою очередь, сообщила, что компания пока только проводит консультации с властями по поставкам метана в Иркутск, технико-экономическое обоснование проекта не разработано, и компании необходим действительно большой рынок сбыта в областном центре. Сейчас компания занята своим газовым проектом на севере регионе – в 2015 году ИНК завершит строительство газопровода от своих месторождений до Усть-Кута. Там компания намерена разместить комплекс приёма, хранения и отгрузки смеси пропана и бутана – впоследствии это сырьё в объёме до 161 тысячи тонн в год будет доставляться потребителям. После 2016 года ИНК намерена доставлять в Усть-Кут до 800 тысяч тонн газа в год, а к 2019 года создать там завод полимеров.

О поставках газа в Иркутск речь шла ещё 10 лет назад – тогда сырьё предполагалось транспортировать с Ковыктинского месторождения, а «Иркутскэнерго» рассматривало возможность строительства на окраине города газовой теплоэлектростанции. Очевидно, что сейчас Иркутск к приёму газа не готов – нет ни теплоисточника, ни распределительных сетей.

В схеме теплоснабжения города Иркутска до 2027 года, актуализированной в этом году, говорится, что вариант с газификацией города будет стоить 98,47 миллиарда рублей. В него входит и строительство газовых ТЭЦ в предместье Марата, и закрытие нерентабельных котельных, и увеличение мощности Ново-Иркутской ТЭЦ, и создание новых теплостелей. Недостаток такого варианта в том, что, во-первых, нет реального инвестора, во-вторых, газовая генерация, хоть и улучшит экологическую обстановку в городе, не сделает тепло для горожан дешевле. То есть тариф на тепловую энергию при угольной генерации будет ниже, чем при газовой.

Напомним, что Минэнерго РФ в 2013 году утвердила схему теплоснабжения Иркутска, выбрав менее затратный вариант модернизации теплоисточников и сетей – 20,85 миллиарда рублей. Газовой генерации в этом варианте не предусмотрено.

Не исключено, впрочем, что в будущем ИНК сможет поставлять в Иркутск сжиженный природный газ (СПГ). Ранее Марина Седых говорила, что компания планирует построить к 2018 году завод СПГ мощностью 84 тысяч тонн в год в расчёте на поставки в Байкальск и Северобайкальск. Но даже в этом случае властям предстоит выяснить реальный спрос на СПГ в Иркутске и построить инфраструктуру для его хранения.



Тимур Куприянов

Под Новый год Иркутску сделали подарок. В столице Приангарья открылось представительство Санкт-Петербургской международной торгово-сырьевой биржи. Чем будет заниматься питерское представительство и что от этого выиграет регион – в экономическом комментарии Тимура Куприянова.

Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) открыла своё представительство в Иркутске, а с 2015 года намерена запустить систему форвардных сделок для торговли круглым лесом и обработанной древесиной. Лесозаготовители говорят, что биржа не имеет рыночных механизмов, а значит, эффективно работать не сможет.

Инициатива организовать в Иркутской области биржевые торги принадлежит властям региона – они полагают, что с её помощью можно бороться с незаконными рубками в регионе. В июле в Иркутске на базе Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже состоялись первые торги лесом. Министр экономического развития Иркутской области Руслан Ким посчитал, что за шесть месяцев прошло 11 торговых сессий, на которых было продано около 30 тысяч кубометров леса, а объём сделок составил около 66 миллионов рублей. Из информации на сайте биржи следует, что древесину на торги поставляют лесхозы, в ноябре и декабре на каждую сессию заявлялось всего по одному участнику. Объём торгов не указывается, но участников рынка рассказал корреспонденту ИА «БайкалПост», что на последней сессии выставили на продажу не более 600 кубометров круглого леса. Руслан Ким, тем не менее, полагает, что биржа сейчас является индикатором объективной цены на древесину в регионе – на неё могут ориентироваться не только участники рынка, но Федеральная налоговая служба и антимонопольщики.

В минувший понедельник Санкт-Петербургская биржа в Иркутске презентовала лесозаготовителям своё представительство, где желающие смогут получить консультации по торгам или более полные данные о них. Заместитель председателя правления биржи Михаил Темниченко рассказал, что механизмы торговли лесом все ещё отрабатываются, но участникам торгов необходимо уже сейчас дать новые инструменты для торговли. Cейчас сделки на бирже фактически являются «немедленными»: оплата за товар должна пройти в течение пяти дней.

«Мы разработали новую редакцию правил для запуска сделок с расчётом на 65 дней, в январе её рассмотрит совет директоров бирже. По сути, это форвардные сделки. Надеемся запустить эту систему в 2015 году», — сказал Темниченко «Интерфаксу».

На какой объём торговли лесом рассчитывает биржа в 2015 году, Темниченко не уточнил. «Конечно, объёмы за 2014 год очень скромные. Но мы накопили определённый опыт и хотим далее развивать торговлю лесом. Открытие представительства в Иркутске означает, что мы здесь надолго», — сказал он.

Присутствовавшие на презентации биржи лесозаготовители воздержались от комментариев. Один из представителей лесной отрасли, пожелавший остаться неназванным, пояснил, что, к сожалению, лесная биржа не имеет рыночных механизмов: «Самое лучшее – это прямые договоры с покупателями, а не форварды и прочее. Мы знаем потребности потребителей. Зачем необходима тогда биржа, которой ещё и деньги платить нужно? У нас в Иркутской области власти ломают заготовителей через колено, чтобы те поставляли лес на СПбМТСБ».

Со слов собеседника агентства, на биржу в настоящее время идёт не экспортный лес, а скорее пиловочник низкого качества.



Тимур Куприянов

Инфекции в иркутской школе, спасение байкальских нерп, иркутские дороги — социальные проблемы региона в 2014 году

Совсем недавно Иркутскую область и всю Россию захватила новая напасть — синтетические курительные смеси или так называемые спайсы. Как в регионе боролись и борются с такой бедой — в материале Анны Горячкиной.

Этот вид наркотиков становится всё популярнее среди молодежи, а именно среди старшеклассников. Доступность и неверное мнение, что спайсы безвредны, лишь способствуют их популярности.

Спайсы — один из брендов синтетических курительных смесей, поставляемых в продажу в виде травы с нанесённым химическим веществом. Обладает психоактивным действием, аналогичным действию марихуаны. Продажа смесей Spice осуществлялась в странах Европы с 2006 года (по некоторым данным — с 2004) под видом благовоний преимущественно через интернет-магазины. В 2008 году было установлено, что действующим компонентом смесей являются не вещества растительного происхождения, а синтетические аналоги одного из веществ марихуаны. Курительные смеси, именуемые спайсами, и так популярные в наши дни, могут вызвать наркотическую зависимость. Поэтому его употребление даже в незначительном количестве вызывает не только характерные симптомы наркотического опьянения, но и ломку.

Зло зарыто в интернете

Как сообщил ИА «БайкалПост» начальник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики УФСКН по Иркутской области Артём Квитко, с начала года в регионе изъято из незаконного оборота более 14 килограммов синтетических наркотиков, перекрыто три канала поставки и задержано несколько десятков распространителей. По его словам, сложность раскрытия преступлений связана со способами распространения. В настоящее время 90% наркотиков данной группы распространяется через социальные сети, и задержать распространителей сложно.

«Родителям надо проявлять активность в познавательной сфере, больше узнавать информации про это «зло», чтобы знать симптомы употребления и обращаться в компетентные органы при выявлении таких случаев. Гражданская активность, активность общества в борьбе с этим злом – она, конечно, неоценима. В настоящее время существуют телефоны доверия как в центре профилактики наркомании, так и в УФСКН по Иркутской области. Мы готовы отрабатывать любую поступившую информацию. Чем больше будет звонков, тем больше силовые структуры окажут помощи населению», — отметил Артём Квитко.

По его информации, в Иркутской области эпидемии смертности зарегистрировано не было. Более того, лиц, состоящих на учёте в наркодиспансере с зависимостью от синтетических средств, в регионе не зарегистрировано. Все наркозависимые, которые сейчас состоят на учёте, зависимы от старых наркотиков, таких как опиаты и героин.

Также Квитко сообщил, что в настоящее время процедура введения в список запрещённых препаратов занимает до полугода, то есть за месяц может появиться до двух-трёх новых наркотиков.

«При выявлении новых психотропных веществ будет временно приостанавливаться законное его обращение на территории России до выяснения что это за вещество. Более того, Госнаркоконтроль вышел с инициативой закрыть такие средства оплаты, как QIWI Кошелёк, через которые осуществляется платёж и перечисление денежных средств для приобретения наркотиков. То есть, если возникает подозрение, что через эту социальную платёжную систему взаимодействие с торговцами наркотиков, то наши сотрудники будут прикрывать такие сайты. Пока на законодательном уровне это не утверждено, это лишь инициатива. Это видение службы наркоконтроля как метод борьбы с данной проблемой», — подчеркнул Квитко.

«Стена против отравы»

«Жители региона сейчас на войне, объектом которого являются наши дети и молодёжь», — сообщил ИА «БайкалПост» министр физической культуры, спорта и молодёжной политики Иркутской области Павел Никитин.

«Я думаю, что нам предстоит очень серьёзная борьба в этом направлении за жизнь и здоровье наших детей. Я хочу обратиться к жителям Иркутской области, у кого есть дети в возрасте от 12 до 30 лет – сегодня только мы с вами можем стать стеной против этой отравы. Каждое употребление синтетического наркотика влечёт к непоправимой утрате психического состояния человека. Привыкание происходит практически мгновенно, а последствия катастрофичны. Реабилитация наркомана, который употребляет синтетику, она либо крайне сложная, либо невозможная», — сообщил министр.

По его словам, минспорта уже разработало специальную памятку о вреде употребления синтетических наркотиков, которая в ближайшее время будет распространена через образовательные учреждения и родительские комитеты.

Также Никитин отметил, что вся проблема синтетики в невозможности определения их собаками и отсутствия данной группы наркотиков в перечне запрещённых препаратов.

«Они пересылаются через экспресс-почту и делаются закладки, в общем, технологии распространения развиваются так, что оперативно-розыскное воздействие минимально. Эффективным методом может являться только информированность и профилактика», — добавил министр.

За здоровый образ жизни

Акция, направленная на борьбу с употреблением курительных смесей и других синтетических наркотических веществ, прошла 7 октября в Иркутске. Как сообщила корреспонденту ИА «БайкалПост» педагог-психолог Иркутского авиационного техникума Татьяна Коробкина, воспитанники которого принимали участие в мероприятии, акция проводилась в целях информирования населения, в частности, о телефонах горячей линии.

По её словам, 15-16 лет – это такой возраст, когда дети хотят попробовать, что употребляют их сверстники и показать, что они «круче и взрослее, чем все остальные». Поэтому детей в таком возрасте важно не упустить ни родителям, ни педагогам, ни окружающим.

«Наркотики в наше время очень доступны. Мы видели и такие ситуации, когда их раздают прямо на улице, не боясь ничего. Есть случаи и в учебных заведениях. Поэтому родители должны быть внимательны, следить за поведением и состоянием своих детей. Из-за большой загруженности, а сейчас это сплошь и рядом, родителя не занимаются их воспитанием. Нужно обращать внимание на речь ребёнка, взгляд, с кем он общается и чем занимается», — отметила Коробкина.

Всегда на стрёме

Сегодня те, кто производит и продает лёгкие наркотики, а также всевозможные курительные смеси, активно пропагандируют их безопасность и отсутствие зависимости. Поэтому употребление спайсов, которые можно приобрести без особого труда, зачастую не вызывает у людей опасения.

Принято считать, что курительная смесь ненамного опаснее, чем обычный табак, однако, это заблуждение может сыграть в судьбе любого человека фатальную роль, ведь спайсы вызывают потребность постоянного увеличения дозы. И однажды наступает такой момент, когда люди, увлекающиеся курительными смесями, принимают решение попробовать более тяжёлые наркотики. Избежать этого не удается практически никому из тех, кто зависим от спайсов.

Поэтому если ваш ребёнок признался, что пробовал курительные смеси, возможно, следует настоять на наркологическом обследовании. Вполне вероятно, что таким нехитрым способом подросток пытается замаскировать свою зависимость от более тяжёлых наркотиков.



Анна Горячкина

Дорожные проблемы в Иркутске — головная боль для всех. Порой кажется, что решить их в этом веке нам не суждено. В частности, решение вопроса с Маратовской развязкой в Иркутске, кажется, снова откладывается на год. Ранее горадминистрация собиралась приступить к её модернизации в 2015 году, но сейчас уже речь идёт о 2016-м.

Стоимость вопроса – почти 9 миллиардов рублей. Очевидно, деньги на проект город будет просить у федерации.

Мэрия города в мае заключила контракт с «Иркутскгипродорнии» на корректировку проекта по реконструкции транспортной развязки – эти работы завершатся в апреле 2015 года. Ранее стоимость такого проекта оценивалась почти в 12 миллиардов рублей, потом в 6,3 миллиарда рублей, но мэр Виктор Кондрашов уже говорил, что неплохо бы сократить затраты ещё как минимум вдвое. В среду пресс-служба гордумы, где обсуждался проект, сообщила, что предварительно затраты могут составить 9 миллиардов рублей, а срок реализации – 9 лет. В любом случае именно «Иркутскгипродорнии» предстоит уточнить бюджет проекта.

Ранее мэрия сообщала, что работы по Маратовской развязке начнутся в 2015 году, но сейчас уже речь идёт о том, что реконструкция стартует годом позднее. В рамках первого этапа предполагается удлинить участок существующего кольца вдоль улицы Баррикад. В ходе второго построить мост через Ушаковку, путепровод через улицу Баррикад, провести реконструкцию участка улицы Карла Маркса до примыкания к мостовому переходу, строительство съездов от путепровода. Далее – создание двухуровнего путепровода через улицу Баррикад в створе улиц Рабочая и Рабочего Штаба и берегоукрепление.

Реконструкцию Маратовской развязки обсуждают с 2002 года, на градсовете и думе было уже несколько проектов, но ни один из них не был реализован. Не пожелавший называться чиновник иркутской мэрии рассказывает ИА «БайкалПост», что какой бы ни был бюджет проекта, городу придётся обращаться за финансовой помощью к Москве. Будет идеально, если реконструкция обойдётся не более чем в 2 миллиарда рублей, но тогда точно придётся обойтись без двухуровнего путепровода и берегоукрепления, говорит собеседник агентства.

Маратовская развязка сейчас разводит и транзитный трафик, и идущий к центру города. По данным НИ ИрГТУ, в утренние часы соотношение въезжающего в центр города транспорта по отношению к покидающему его составляет три к одному. Виктор Кондрашов ранее отмечал, что с введением Маратовской развязки придётся и пересматривать всю схему движения в центре Иркутска. Один из вариантов – сделать центральные улицы с односторонним движением, а Карла Маркса мэр вообще предлагал развернуть в обратную сторону. Считается, что за счёт одностороннего движения пропускную способность улиц в Иркутске вырастет почти на треть.

На кафедре менеджмента и логистики на транспорте НИ ИрГТУ ИА «БайкалПост» пояснили, что для свободного движения по центру властям города, скорее, необходимо решить проблему парковок. По подсчётам университета, днём на центральных улицах города стоит до 6 тысяч автомобилей. Идею развернуть движение на Карла Маркса в ИрГТУ не приветствуют. Это может привести к тому, что главная улица города превратится в нескончаемую транзитную линию: транспорт с Академического моста, минуя Седова и Ленина, будет по ней стремиться к нижнему Ушаковскому мосту.



Тимур Куприянов

Байкальская нерпа известна каждому жителю Иркутской области. Это не только уникальное животное, но и раскрученный по всему миру бренд, символ Байкала, его визитная карточка. А вот идея убивать нерп и потреблять их в пищу большинству иркутян незнакомы, далека и отвратительна.

Специалисты Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии начали обсуждать возможность добычи тюленей и нерп в промышленных масштабах, в том числе, и для народного потребления. Одним из представителей тюленевых является байкальская нерпа, поэтому учёные Иркутской области не смогли пройти мимо этой темы. Мнения разделились. Но наука сходится в одном — добыча нерпы поможет регулировать её численность. Другое дело – возможно ли на берегу Байкала организовать небольшое предприятие, продукция которого заинтересовала бы массового потребителя? И надо ли?

Слишком много

Байкальская нерпа известна каждому жителю Иркутской области. Это не только уникальное животное, но и раскрученный по всему миру бренд, символ Байкала, его визитная карточка. Исторически она добывалась в северных территориях Байкала. В XX веке развился промысел. Ежегодно отстреливалось около 4-5 тысяч голов. С 1953 года учёные задались вопросами учёта численности нерпы. И если верить их исследованиям, то за 50 лет популяция байкальского тюленя выросла в два раза. В 90-е годы «зелёная» общественность забила тревогу: началась массовая гибель нерпы. Была определена единственная причина – чума. На этом и успокоились.

Как сообщил на пресс-конференции 25 ноября старший научный сотрудник учебно-методического центра «Сибохотнаука» Иркутской государственной сельхозакадемии Борис Дицевич, болезнь оказалась не причиной, а следствием. На самом деле была виновата возросшая численность тюленей, для которых на Байкале, кроме человека, нет хищников – естественных регуляторов популяции. Как считает учёный, сейчас может возникнуть аналогичная ситуация. Сегодня численность нерпы в 2 раза превышает оптимальный уровень и оценивается примерно в 120 тысяч особей. А при дальнейшем увеличении возрастает и риск заболеваний.

По мнению Дицевича, промышленная добыча нерпы могла бы стать помощником для самих же зверей. Это возможно только при жёстком государственном регулировании с помощью квот. Кроме того, необходимо вести постоянный мониторинг численности нерпы и ветеринарные исследования.

Как заметил в разговоре с ИА «БайкалПост» заведующий кафедрой зоологии позвоночных и экологии биолого-почвенного факультета ИГУ Аркадий Матвеев, промысел, действительно, может помочь. Чтобы не было эпидемии, необходимо сохранять численность нерпы в пределах 90-110 тысяч голов. Для этого нужно отстреливать лишь небольшую часть – около 5-6 тысяч.

Сейчас промышленная добыча запрещена правилами рыболовства. Чтобы снова разрешить масштабный отстрел, нужно провести серьёзную научно-исследовательскую работу. В частности, учёные должны проанализировать, сколько можно добывать голов, чтобы не нанести вред виду. Инициатором внесения таких изменений может стать как отдельная общественная организация, так и целый субъект России. Но, по словам замначальника Иркутского межрегионального отдела Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Алексея Тельпуховского, на принятие решения может уйти несколько лет. По минимальным прогнозам, если федеральное законодательство будет изменено, промышленная добыча нерпы может начаться только через три года.

Охотников до нерпы в Приангарье нет

Учёному сельхозакадемии Дицевичу очевидна польза. По его мнению, Иркутской области достаточно разрешить добывать около 1 тысячи голов. Причём охотиться будут в основном на молодых животных – в возрасте одного года и весом в 30-40 килограммов. По расчётам Дицевича, из одной туши можно получить 20 килограммов мяса, 5-8 килограммов жира и до 1 метра шкуры. Он пояснил, что мясо можно использовать в пищу, жир – в косметологии и медицине, а из шкуры – шить шапки. Отходы можно пустить на корм пушным животным, разведение которых, как уверен Дицевич, особенно важно для России в условиях санкций с Западом. Доход от 1 тысячи голов может составить около 6-7 миллионов рублей. Как заметил учёный, такие малые инновационные предприятия можно разместить в посёлках Большое Голоустное и Бугульдейка. Кроме того, прибыль может дать и туризм, так как шкура нерпы является охотничьим трофеем.

Представитель Росрыболовства Тельпуховский настроен менее оптимистично. Разрешения на промышленную добычу нерпы выдавались до 2009 года. Квота тогда составляла всего 50 голов. Пользовались разрешением только три крестьянско-фермерских хозяйства, годовой вылов которых не превышал 3-5 нерп. А с 2007 по 2009 годы вообще не было заявок. Сейчас квота предоставляется только на научные исследования. Республике Бурятия, где располагаются основные исследовательские силы, даётся 1,45 тысячи голов, Приангарью – только 50. Как подчеркнул Тельпуховский, масштабного спроса на нерпу в регионе нет.

Даже браконьеры мало интересуются байкальским тюленем: в 2014 году из нескольких сотен протоколов только два было составлено по фактам незаконной добычи нерпы. «Потому что шкура у неё не ноская, мясо мало съедобное, надо три-четыре раза отваривать, чтобы отбить рыбный запах», — пояснил Тельпуховский.

Как пояснил ИА «БайкалПост» зоолог Матвеев, низкий интерес связан с тем, что в Иркутской области вообще нет традиций охотиться на нерпу. Этим всегда занимались в Бурятии. По мнению учёного, промысел возможно возродить на севере Республики и на Чивыркуйском заливе. Но главным потребителем будет местное население. Мясо и жир нерпы – слишком специфичная продукция, чтобы поставлять в другие регионы, а шапки из шкур нерпы интересны, в основном, туристам.

Прибайкалье может спать спокойно

Руководитель иркутского отделения партии «Альянс зелёных и социал-демократов» Александр Кузнецов вообще раскритиковал всю эту дискуссию. Он подтвердил, что на уровне правительства рассматривается вопрос об изменении правил рыболовства. Но при этом речи о добыче байкальской пресноводной нерпы не ведётся.

«С точки зрения экологии, да, надо какое-то количество истреблять. Но если мы на промышленный поток поставим отлов байкальской нерпы, то мы рано или поздно выловим её всю! Ибо у нас её не так много, чтобы мы могли говорить о промышленных масштабах. Кроме того, представьте только себестоимость продукта. Добыча не будет постоянной», — пояснил Кузнецов.

Самым забавным в этой истории было следить за собственными эмоциями. Ужас – от слов практически смакующего Дицевича. Неуверенность – от скепсиса Тепульховского. Облегчение – от заверений Матвеева. Радость – от критики Кузнецова. Все эти разговоры нужны либо для встряски общества, либо для предупреждения возможных рисков. Так или иначе в ближайшее время мы не увидим на прилавках магазинов полуфабрикаты из мяса байкальской нерпы. Да и не очень хочется. А размышления о каких-то мифических 6-7 миллионах рублей вводят в ступор. Всё-таки историческая тяга к созерцанию прекрасного подавляет всякие животные инстинкты. Хочется верить, что это надолго.



Ксения Власова

Внеплановые каникулы в середине декабря были введены для учеников начальной школы №14 Иркутска, где выявили массовое заболевание детей острой кишечной инфекцией. Снежана Масник пыталась разобраться в этом деле и проанализировала все версии произошедшего.

Есть несколько версий, почему дети заболели, среди них – наличие инфекции в пищеблоке школы и попадание болезни в образовательное учреждение извне, например, из театра, который начальные классы посещали 11 декабря.

Правда и вымысел

Сообщение об отравлении учеников в школе №14 Иркутска появилось в региональных СМИ 12 декабря. Директор школы сообщила корреспонденту ИА «БайкалПост», что речь идёт не о её школе.

— Здравствуйте, на одном из иркутских сайтов сообщают, что в вашей школе обнаружили какую-то неизвестную инфекцию.
— Нет, инфекции нет. Завтра мы работаем в обычном режиме.
— То есть это не про вас идёт речь?
— Нет, это не про нас идёт речь.

В этот же день пресс-служба администрации Иркутска сообщила, что Роспотребнадзор провёл проверку в школе №14, из которой трое учеников были госпитализированы в инфекционную больницу с признаками отравления.

Далее количество пострадавших детей росло почти в геометрической прогрессии. В сообщении следственного комитета 12 декабря говорилось уже о 20 отравившихся учениках: «По версии следствия, 12 декабря 2014 года около 20 учеников одной из школ города Иркутска не пришли на занятия из-за отравления, двое из них госпитализированы».

Роспотребнадзор 13 декабря сообщил о 43 случаях заболевания детей, при этом пять детей было госпитализировано, ещё 38 – на амбулаторном лечении. Эпидемия распространилась на 17 классов начальной школы, в том числе на семь первых классов.

В понедельник 15 декабря Роспотребнадзор заявил, что в школе №14 выявлено 39 новых случаев заболевания острой кишечной инфекции среди учащихся школы – число заболевших достигло 82.

14 декабря на официальном сайте образовательного учреждения появилось сообщение директора Людмилы Тучковой, которая считает себя причастной к тому, что среди детей распространилась инфекция: «Я, директор школы, несу ответственность за сложившуюся ситуацию. В школе организован полный комплекс противоэпидемических мероприятий».

В этом же сообщении Тучкова объявила о внеплановых каникулах для учеников начальных классов: «Для разобщения учащихся первых, вторых, третьих и четвертых классов с 15 по 21 декабря в школе будут введены дополнительные каникулы».

Шумиха вокруг школы №14

По мнению члена родительского комитета, мамы одной из учениц первого класса №14 Ларисы Страутиньш вокруг ситуации с отравлением детей создано слишком много шума, а факты перевираются: «Я вам не дам жареных фактов, потому что я категорически против всей шумихи, созданной вокруг этой ситуации. Факты перевираются, зачем-то бесконечно муссируются и преподносятся как что-то из ряда вон выходящее. Большое количество детей заразилось из-за определённого стечения обстоятельств».

Лариса Страутиньш отметила, что возможной причиной появления вируса в школе стала поездка детей 11 декабря в театр и вины работников учреждения в этом нет: «Возможно, повлияла поездка в театр, однако дети там ничего не ели. Возможно, среди тех, кто был на спектакле, находился больной ребёнок, который и спровоцировал всплеск заболеваемости. Это уже безответственность родителей, потому как нельзя больных детей водить в школу, сад и в другие общественные места. Моё личное мнение: заболели те дети, у которых иммунитет ослаблен. Это опять же вина родителей, а не общества, и, точно, не школы».

Собеседница агентства добавила, что её детям, которые учатся в школе №14, пришлось идти за справками о том, что они здоровы, чтобы поучаствовать в соревнованиях: «Самое неприятное, что на учеников школы №14 смотрят, как на прокажённых — всё благодаря этой шумихе в прессе. Наши педиатры из поликлиники говорят, что норовирусной инфекции сейчас в городе много, подхватить её можно где угодно».

Руки мыть будут чаще

Директор школы Людмила Тучкова пояснила ИА «БайкалПост», что результатов анализов пока нет, однако в школе теперь будут больше заботиться о здоровье и чаще мыть руки.
По словам Тучковой, вирус распространён не только в школе №14, а вообще в городе: «Острой кишечной инфекцией и взрослые люди этим сейчас болеют. Если эта инфекция есть, она не в одной конкретной школе. Мы тревогу подняли. Другие, возможно, нет. Мы, конечно, страдаем, потому что всегда входили в топ самых замечательных школ, а теперь – в топ самых скандальных».

Директор школы считает, что нездоровую атмосферу вокруг учреждения создала одна из мам учеников: «Нашлась одна родительница, которая написала журналистам, что школу оцепили, и детей в неё впускают и не выпускают. Я уже написала на эту женщину заявление в прокуратуру».

Следственное управление СКР по Иркутской области возбудило уголовное дело по факту случившегося. К проверке подключился и департамент образования Иркутска.



Снежана Масник

От Шмидта до Матиенко — лучшие интервью «ИрСити» со знаменитыми жителями Иркутской области

В Иркутске Сергея Шмидта не знает разве что только ленивый – один из самых популярных блогеров Сибири, политолог, способный ответить на 99,9% заданных ему вопросов.

Сергей Шмидт начал писать в 1986 году, когда ему исполнилось 15 лет. Ему показалось, что это может когда-нибудь кому-нибудь пригодиться. За 10 лет он исписал более 20 общих тетрадей. В 1996 году освоил компьютер, а в 2003-м узнал о существовании LiveJournal. Сам блог появился в 2004 году – 8 марта по русскому или 7 марта по английскому времени. С тех пор «многолетняя ежедневная привычка записывать не факты биографии, а размышления и наблюдения» реализуется в Сети. В 2006 году Сергей Шмидт признан блогером-тысячником.

— Что касается никнейма. Где-то через год после окончания университета я начал вести семинары по истории средних веков на историческом факультете. Одна из тем была «Королевство остготов и лангобардов». Ещё в 90-е годы я упомянул эту тему при своём друге. У него был тогда уже домашний интернет, он уже где-то «чатился». И ему слово «лангобард» понравилось, он сказал, что это отличный ник. Вообще лангобарды — это варварское древнегерманское племя, которое в VI веке нашей эры контролировало территорию современной Италии во время великого переселения народов. Мне это запомнилось. И я его потом зарегистрировал в «Живом журнале».

Мой блог — это не классический дневник. Мой друг назвал это «способом эгоистической самопрезентации в публичном пространстве». Это самый примитивный способ представить мои размышления публике, не обращаясь к издателям, к инвесторам, спонсорам. Гуманитарию это нужно. Если он делится своими мыслями с самим с собой, у него новых мыслей может не появиться. Блогосфера сделала то, что сделал c церковью Мартин Лютер — в отношениях между верующим и богом она была удалена, и отношения стали прямыми. Кроме того, это достаточно хитрый инструмент социального исследования. Ставя какие-то вопросы, вбрасывая какие-то темы и получая на них реакцию, ты можешь примерно выстраивать картину состояния общественного мнения, нравов в обществе. Я уже знаю темы, на которые публика заводится? — это темы поколенческих самосознаний, это историко-политические темы. Для меня это ещё и определённый инструмент самообразования. Ответы на некоторые вопросы я не ищу в «Википедии», потому что я знаю, что если спрошу у читателей, то мне гораздо интереснее и многообразнее расскажут. К этому добавилось ещё одно, связанное с Facebook. Поскольку я не вожу машину, часто пользуюсь моим любимым общественным транспортом – трамваем. Мои занятия выпадают не в час-пик, поэтому всегда есть возможность сесть у окна. Я благодарен возможности мобильного интернета. За эти 30 минут я развлекаю себя тем, что наполняю facebook какими-то заметками. То есть это ещё и способ проведения свободного времени в общественном транспорте.

— Каковы секреты успеха вашего блога?

— Про сам контент говорить не буду. Некоторые секреты открою. Это запоминающийся ник. Кроме того, считаю, что все жаворонки, проживающие на территории Сибири, должны пользоваться своим геополитическим, геоблогерским положением. Я много лет пишу утром, поскольку рано просыпаюсь, меня ничего не отвлекает. Когда просыпается вся страна, то первые заметки, которые она видит в своей френд-ленте – тех, кто живёт на востоке. А люди ещё в хорошем настроении, они не устали, они тебя прочитают, репостнут, расскажут своим друзьям. Вечером другая реакция. Очень важный момент – не устраивать в комментариях междусобойчик. Не надо отвечать на все комментарии, не надо обсуждать жизнь с людьми, с которыми ты видишься в реале. Когда человек видит междусобойчики, у него возникает мнение, что это уже какой-то закапсулированный герметичный мир, куда лучше не входить. Естественно, железное правило — не переносить в блогосферу склоки и грязь из межличностных отношений. Потому что у читателя не должно оставаться впечатление, что он испачкался в чужой грязи.

— Социальные сети – это хорошо или плохо?

— Мне тоже нравится задаваться этим вопросом. Я бы так сказал, что это тот самый случай, когда это хорошо для тех, кто умеет этим пользоваться, исходя из каких-то хороших целей – саморазвитие, расширение горизонтов собственного мышления, усложнение собственных социальных связей. Если этого нет, ты перестанешь развиваться, у тебя сузится круг общения, горизонт твоего мышления будет сведён к горизонтам мышления тусовки, в которую ты попал.

Есть один не прояснённый вопрос – можно ли Facebook считать блоговой площадкой? Сама по себе блоговая революция, если брать ЖЖ, закончилась в конце нулевых годов, пик пришёлся на 2006—2008 годы. Недавно произошёл маленький сепаратизм: завели рейтинги сибирских блогеров, уральских и так далее. Плюс запустили ещё топ сибирских постов. Это явное перераспределение читателей в уже сложившемся круге авторов. Интереснее история произошла с Facebook. Потому что он придумывался как социальная сеть. Но в России им пользуются не только как соцсетью, но и блоговой площадкой. На фейсбуке смешались блогеры вроде меня с людьми, которые используют его как соцсеть. Фейсбук так гениально устроен, что человек может написать какую-нибудь дурь, а кто-то может это лайкнуть. В результате написавший может получить 3,5 лайка и почувствовать себя рупором общественного мнения. В ЖЖ такого не было. Потому что там сложнее заниматься этим лайкотворчеством. И ЖЖ не приспособлен для «ленивого авторства» — лайканье, репост, ссылки. И самое интересное – фейсбук, с одной стороны, придуман, чтобы жизнь становилась более открытой, а в реальности – он приводит к гораздо большей закапсулированности людей на каких-то своих тусовках, которых я называю «обществом взаимного лайканья». Образуются внутренние группы, изолируются друг от друга. Это заблуждение, что Интернет способствует модернизации социальных отношений, он наоборот их архаизирует, то есть делает людей членами какого-то клана, племени.

Как-то можете своим экспертным мнением оценить местных политиков?

— У нас есть такая иркутская мантра – талантливые люди, которые уехали из Иркутска. И обычно эта мантра произносится в отношении деятелей культуры. К этому списку можно добавить некоторых талантливых политиков, которые могли бы здесь принести пользу иркутского городскому и областному сообществу. Это Алексей Козьмин и Андрей Буренин. Я никем не восхищаюсь из современных иркутских политиков, но считаю, что Иркутская область наконец-то получила дееспособного губернатора. Ерощенко – это лучшее, что у нас было после Юрия Ножикова. Конечно, губернаторы могут быть лучше, но сравнивая с тем, кто у нас был, он действительно пытается что-то здесь сделать, решить какие-то проблемы.

Что касается нашего градоначальника, для политика, выбранного по принципу «кот в мешке», Виктор Кондрашов ещё не так плох, каким бы мог быть. Но в принципе в таком проблемном городе, как Иркутск, я бы хотел видеть человека, в котором бы политическая воля соединилась с художественным вкусом. То есть человек, который в качестве первостепенной задачи рассматривал бы сохранение остатков исторического своеобразия Иркутска и действительно мог бы проявить политическую волю в этом отношении. Для меня великий мэр тот, кто прочитает первую страницу любого учебника по градостроению, где написано: не надо строить в историческом центре многоэтажных офисных и жилых зданий, особенно, если этот центр уже переполнен автомобильными пробками. Для меня это показатель. Меня тревожит хроническая и прогрессирующая утрата известного иркутского облика. Я вижу, что мэрия не оказывает этому никакого сопротивления.

— Кто бы, по вашему мнению, мог быть мэром Иркутска?

— Честно скажу, что если бы Алексея Козьмина удалось бы выманить обратно из Томска, и он бы выдвинул свою кандидатуру на выборах мэра, то я бы включил все административные ресурсы, чтобы его избрали. Шучу, конечно. Что нужно для Иркутска? Совершенно современное видение города, дистанцированность от всех бизнес-групп, которые в Иркутске существуют, и при этом реальный опыт в сфере бизнеса. Если что-то человек сделал в бизнесе, то он может оказаться гораздо более эффективным в качестве политика, чем тот, кто сделал чиновничью карьеру. Это немного идеальный образ. Кстати, Кондрашов под это подходит. Из ныне действующих политиков я мог бы назвать депутата Госдумы Сергея Тена. Он мог бы выиграть выборы. Кондрашов также может выиграть выборы, потому что наша политическая культура такова, что любой действующий мэр уже по определению имеет 25% голосов в кармане. И Кондрашов сохранил образ хорошего парня, с которым когда-то пришёл на выборы.

— Вы уже упомянули проблему утекания мозгов из Иркутска. Вообще считается, что Москва собирает сливки с провинции, а здесь остаются середнячки…

— Если это и действовало когда-то, то сейчас это правило перестаёт работать. Отъезд из Иркутска в Москву перестал быть личным выбором людей, превратился в исполнение некой социальной нормы. Когда-то это был личный выбор. Перемена произошла в последние годы. Но она запустит, как мне кажется, элемент сопротивления социальной норме со стороны людей, способных проявлять самостоятельность и изобретательность в организации собственной жизни. Я делаю большую романтическую ставку на развитие индивидуализма в нашем обществе. Со временем люди будут смотреть на свою жизнь как на существование, в котором надо выполнить задачи, которые, кстати, ставит маркетинг: создать уникальность, каким-то образом продвинуть, раскрутить и получить от этого эффект. Надо также помнить, что у России сейчас ссора с Западом, это продлится несколько лет. Россия вынуждена начать извлекать какие-то бонусы из своего азиатского положения. Жизнь может так обернуться, что в Москве начнёт схлопываться количество свободных рабочих мест, что притормозит это движение. И я с позитивом смотрю в будущее.

— А вы почему не уехали из Иркутска?

— Лучше в Иркутске не сливаться с окружающей средой, чем сливаться с окружающей средой в Москве. К тому же я не склонен к перемене мест, я домосед, не люблю путешествовать.

— Чем Иркутск лучше других городов?

— Есть два момента, которые мне нравятся в Иркутске. Мне нравится, что это город – неврастеник, город с постоянными психологическими проблемами, которые я много лет описываю, как завышенная самооценка, помноженная на комплекс неполноценности. И люди тут постоянно пребывают в каком-то неврозе. Например, решают глобальные вопросы: уезжать или оставаться? Во многих городах такого просто нет. И, конечно, Иркутск – это реально город, находящийся на границе Европы и Азии. Здесь ты ещё можешь почувствовать принадлежность к европейской цивилизации, а когда переезжаешь через Байкал, то попадаешь в настоящую Азию. А жить надо не в столице, не в провинции, жить надо всегда на границе, на границе между мирами. Потому что и столица, и провинция рано или поздно сделает из тебя идиота, а постоянное нахождение на границе будет приводить тебя в движение.

— Заканывают ли вас журналисты постоянными звонками и вопросами?

— Да, иногда такое бывает. Но нас, гуманитариев, так учат, что ты должен уметь хоть что-то ответить на любой вопрос. По-другому в случае с учёными, людьми науки. Когда человек отказывается отвечать на какие-то вопросы, это многократно увеличивает доверие к его ответам на те вопросы, на которые он ответил. Это наука – там нельзя сказать «я думаю», можно только «я знаю» или «проверил экспериментально». Гуманитарная наука, как бы ни пыталась изображать из себя научность, — это сфера деятельности, где можно сказать «я думаю», и в принципе ты будешь услышан. Это, конечно, развращает. Но это упрощает задачу журналистам. У нас в Иркутске сформировался пул экспертов, которые отвечают на все вопросы. Иногда бывают смешные случаи. Как-то меня попросили прокомментировать смерть бандитского авторитета Япончика. Я не удивился. Увы, это репутация, за которую я несу ответственность. Но это реальный феномен провинциальной жизни – формирование круга экспертов, которые воспринимаются в медиа как способные ответить в принципе на любые вопросы.

— А есть такие темы, на которые вы бы не стали говорить?

— Я всегда отказываюсь от комментариев, связанных с юриспруденцией. Когда меня спрашивают, как вам то или иное судебное решение, как вы можете оценить тот или иной закон, я всегда отказываюсь. Я признаю это право за юристами, либо за аналитиками, которые специально занимаются вопросами правоприменения. Я много знаю, что наш суд не такой независимый, каким кажется, но в то же время я знаю, что он не такой уж и зависимый, каким его принято считать. Но что там на самом деле, я просто не знаю. Я действительно ничего не знаю и ничего не думаю по этому поводу.

— Какое событие почти уходящего 2014 года, связанное с Иркутском и регионом, вас больше всего потрясло, удивило, порадовало или, наоборот, принесло какие-то неприятные впечатления?

— Когда был городской карнавал, я стал свидетелем прохода национально-культурного общества украинцев в украинской одежде и с украинскими флагами. Я заметил, что никто не свистнул, не бросил огрызка. И я, как иркутянин, горжусь этим. Представьте, возможно ли такое на Украине?

— Но карнавал был в июне. Сейчас уже почти 3 тысячи украинских беженцев прибыли в Иркутскую область, а в обществе появился негатив, люди думают, что беженцы приехали отбирать жильё, детские сады, работу.

— Мои родители собрали деньги, вещи и чайник и отвезли семье беженцев с четырьмя детьми из Краснодона, которая перебралась в Шелехов. Они неделю под бомбёжками провели, в подвале сидели. Отец-украинец — шахтёр, просто ткнул пальцем в Иркутскую область, потому что он слышал, что в Черемхово есть шахты. Рассчитывал на работу. Естественно, никакой работы нет, мужчина очень подавлен. Очень радовались чайнику, потому что там не пускают в столовую по ночам, а ведь у них грудной ребёнок, надо разводить смеси. Мы все ориентированы на своё окружение. Прецедент, что мои родители, которым за 70 лет, сели в машину и поехали помочь украинским беженцам, мне известен. А с тем, о чём вы говорите, я лично не сталкивался. Это свойственно многим людям, что мы хотим победы, но пусть кто-то воюет за нас. Кроме того, мы живём в очень нервные времена, и люди боятся за своё благосостояние. Но если я когда-нибудь столкнусь с этим, то я приложу всё риторическое дарование, чтобы переубедить людей. Это просто неразумно. Потому что 21-й век будет не таким прекрасным, каким он казался из века 20-го. Мы можем все оказаться в подобной ситуации. Я не имею в виду только украинскую историю. Хотя надо понимать, что наше руководство ввязалось в международно-политическую игру с самыми серьёзными и непредсказуемыми последствиями.

— Что бы вы посоветовали потомкам, как жить, как воспринимать действительность?

— Я использую тут словосочетание «стоический скептицизм». Я бы сделал это формулой жизни. Я всегда советую людям никогда не очаровываться, вообще стараться поменьше надеяться. Но при этом не надо паниковать и бояться. Научиться жить без надежд и без страха – вот что собственно требуется.



Ксения Власова

О противоречиях в партии власти, потенциальных шансах мэра Иркутска Кондрашова стать губернатором, отсутствии у региональных политических элит консолидированной смелости и финтах ушами ИА «БайкалПост» рассказал историк, политолог, региональный координатор движения «Голос» Алексей Петров.

— Почему эти 75-80% не ходят на выборы? Они понимают, что голосуй, не голосуй, а всё равно утром включишь телевизор – там сообщают, что победили совсем другие люди. Конечно, это кризис доверия к власти… И, мне кажется, я, вообще, на руку властям.

… я пытаюсь доказать, что институту выборов можно ещё доверять. Мы во многом делаем работу власти, мы настаиваем, что выборы могут быть реальным инструментом.

— Можно ли, по-вашему, сравнивать кризис управления в Сибири в начале ХIХ века с кризисом управления века ХХI?
— У нас не просто кризис. У нас крайний, жесточайший кризис кадровой политики.

Посмотрите, какие серьёзные проблемы в управлении муниципальными образованиями. Думы разваливаются. Десятки мэров в Иркутской области и ближайших регионах имеют проблемы со следствием.

У нас некому избираться. Это серьёзная проблема. За 200 лет в этом смысле ничего не поменялось.

Отсюда и явка в Иркутской области – безобразная. В прошлом году на выборах в заксобрание она составляла 20,04% в Иркутске, всего по области – 25%.

— Как вы оцениваете предстоящие выборы в сентябре 2014 года?
— Накопились серьёзные вопросы к депутатам, которые, скажем так, отработали свои пять лет. Есть некие противоречия внутри партии власти, откуда не хочет уходить старая гвардия и куда хочет попасть новая поросль.

Кроме того, в Иркутске есть некие бизнес-элиты, которые пытаются продвинуть во власть своих кандидатов и которые очень плохо договариваются. Я бы даже сказал — не договариваются. На выборах они все встречаются в одном округе и начинают с помощью технологий выяснять, кто из них более крут.

При этом выборы в областном центре всегда интереснее столкновением губернаторской и местной власти. Любой губернатор в любом субъекте чувствует, что потенциальный кандидат на пост губернатора – это мэр областного центра. Это закон жанра: в областном центре — как минимум треть, а в некоторых субъектах — половина избирателей. И мэр города избирателен.

— Вы хотите сказать, что у Кондрашова есть шансы?
— Потенциально – конечно. Во-первых, он известен и популярен в Иркутске. Во-вторых, люди из районов приезжают в командировки, видят, что в Иркутске жизнь богаче и лучше, и заранее предполагают, что, если мэр Кондрашов будет участвовать в выборах – это может привести к тому, что в районах будет так же, как в Иркутске.
Кроме того, такой опыт в современной истории Иркутской области есть: губернатором был Борис Говорин, а до этого он был мэром Иркутска.

— Как влияет на регион постоянная смена губернаторов?
— Для общества, мне кажется, это хорошо. Все главы региона не успевали выстраивать свои вертикали, обеспечивая некий элемент такого иркутского демократизма — что называется, мы тут творили, что хотели.

Но, с другой стороны, с каждым губернатором приходила новая команда. Новые замы, делёжки портфелей, новые министры. Они все по полгода въезжали в тему.

Во-вторых, поскольку несколько губернаторов было неместных, они очень долго и не очень конструктивно пытались выстроить отношения с местными элитами.

В-третьих, это непостоянство очень сказывалось на взаимодействии с федеральными властями. Например, губернатор объявил, что будет некий проект, федералы дадут денег. И ушёл. Следующий губернатор — представитель другой корпорации, его другие протолкнули. Он заявил, что до него все проекты были полной ерундой. Всё, проект убили.

Кроме того, ведь все они были неизбираемые. Последним избранным губернатором у нас был ушедший в 2005 году Борис Говорин. А это девять лет.

Нынешний губернатор Ерощенко был назначен за три дня до вступления в силу закона – 29 мая 2012 года. Вообще, депутаты, конечно, могли сделать финт ушами – сорвать явку на сессию, дотянуть до 1 июня, а потом объявлять выборы и проводить их. Но для этого, конечно, нужна была консолидированная смелость, которой у иркутской политической элиты просто нет.

— Могут реально пересмотреть итоги выборов в Тулуне, где эсер Кутковой проиграл единороссу Кариху 0,27% голосов, а вы нашли и обозначили нарушения?
— Не знаю. Кутковой – и.о. мэра, до этого был замом мэра. Конечно, у него некие ресурсы. Я так полагаю, он и справедливоросс только потому, что ЕР просто поддержала другого. Насколько сильны его возможности по пересмотру результатов выбора – зависит от его юристов.

По поводу того, что мы нашли нарушения — мы говорим не о том, что власть у нас такая-сякая. А хотим доказать, что есть закон – его нужно исполнять. Я уже седьмой год в «Голосе» — с декабря 2007 года. Считаю и пытаюсь доказать, что выборы – это единственный механизм смены власти, условия, в которых у людей есть возможность высказать своё мнение.

В Тулуне на минувших выходных нам говорили, что чуть ли не оповещение участковых комиссий происходило – едет «Голос», будьте бдительны. Это же всё равно хорошо для города, что мы, может быть, даже появлением своим не даём нарушать закон.

«Голос» — движение в защиту прав избирателей, которое с 2000 года активно занимается общественным наблюдением за выборами по всей стране.

— Если говорить о бренде «Голоса» – во многих регионах считается, что это такие… Чуть ли не гонимые люди. У нас ещё более-менее демократичный регион. Есть, в принципе, элементы свободы слова. Я могу свою точку зрения высказать, и никто мне не скажет: «Ай-яй-яй, ты не то говоришь».

— Почему, на ваш взгляд, Ерощенко оставил прямые выборы?
— У нас все сити-менеджеры, которые были – Братск, Ангарск, Усолье – это просто оторви и брось. Любой анализ покажет, что все назначенцы были ещё хуже, чем выборы.

— Вы думаете, что это институт сити-менеджера плохой или не везло с кандидатами?
— Я не знаю историй успеха института сити-менеджера. Может быть, они и есть, но мне они неизвестны.

Кроме того, я думаю, что это связано с тем, что у губернатора есть неплохая юридическая команда во главе с Виктором Игнатенко, который много лет был председателем избиркома. Он в моём понимании человек, который выступает за демократические выборы. Мне кажется, он очень хорошо понимает и тонко чувствует, что выборы, какие бы они ни были – это механизм, который с точки зрения законности и легитимности – идеальный вариант.



Екатерина Шайтанова

Молодой, энергичный, талантливый актёр Василий Конев живёт в Иркутске уже 12 лет, из них восемь лет работает в Иркутском драматическом театре имени Охлопкова. ИА «БайкалПост» попыталось хоть немного узнать этого человека поближе, понять, почему ему нравится Иркутск больше, чем родной Новосибирск, зачем обществу нужен театр и как должен жить творческий человек.

— Приехал случайно, по семейным обстоятельствам, вместе с мамой. Сначала учился, а потом стал работать. И теперь мне не хочется уезжать из этого города. Потому что Иркутск мне нравится намного больше, чем Новосибирск. Климат здесь лучше, архитектура интереснее. И опять же есть такое свойство у человека — привычка. Человек входит в зону комфорта, и потом выходить из этого комфорта страшно. Но основная причина – это люди. Я заметил, что в Иркутске очень красивые люди. На Западе такого нет. Мне кажется, это из-за того, что здесь расположен большой источник пресной чистой воды — Байкал. Здесь люди более открытые, душевные. Здесь ты можешь идти по улице и кому-то улыбнуться, и тебе улыбнутся в ответ. В Новосибирске – не так. Люди бегут, торопятся, какая-то атмосфера, будто это перевалочный пункт. К тому же Новосибирск уже больше ориентирован на Москву, всё поглощено материалистическими идеями.

— Почему выбрали актёрскую профессию? Есть какие-то генетические предпосылки?

— Нет. Мама и папа были геодезистами. Бабушка и дедушка с маминой стороны — тоже. А с папиной стороны бабушка – преподаватель в университете, биолог. Никаких генетических предпосылок уж точно не было. И моих собственных — тоже. Я хотел быть журналистом, потому что у меня хорошо получалось писать. Меня хвалили учителя по литературе и русскому. Педагог всегда говорил мне, что у меня очень хороший слог, что сформировался свой стиль. Я его слушал и действительно думал, что мне надо стать писателем. Абсолютно случайно получилось, что я пришёл в театральное училище, туда поступил. Вообще никогда с этим не сталкивался, не воспринимал как серьёзную профессию. Мне просто хотелось посмотреть, что это такое. Начал учиться. Прошло немного времени, и я начал смутно понимать, куда попал. Это просто колоссальный труд. Это огромная работа – внутренняя и внешняя. Там раскрывают глаза не только на то, какой ты есть, ты начинаешь познавать природу других людей, природу человеческих взаимоотношений. Точка зрения расширяется, изменяется. Ты начинаешь владеть такими вещами, которые обычный человек сделать не может. Это наполняет тебя гордостью. Я помню, что на собеседовании спрашивали, почему пришли в театр? Многие отвечали: «Я хочу играть на сцене». Это понятная мотивация: человек хочет быть известным. Но потом ты понимаешь, что с этой мотивацией ты «далеко не уедешь». И в этот момент ты становишься исследователем других людей и мира вокруг тебя.

— То есть для вас театр – это…

— Исследование.

— А как же способ реализовать себя?

— Это тоже, но я не вижу реализации без чего-то нового. То есть я рисую дома – это тоже реализация. Я себя переношу на холст. Но если я не буду пробовать другие техники, другие краски, то мне это рано или поздно наскучит. У меня очень часто так бывает, что когда я репетирую пьесу, даже во сне, мозг не перестаёт работать, и мой внутренний персонаж перед моим взором во сне начинает играть спектакль. Даже есть такой способ репетирования по Михаилу Чехову – внутренний актёр, внутренний театр. Что такое самореализация? Грубо говоря, ты себя проецируешь на какой-то вид деятельности, чтобы тебе было хорошо, чтобы себе говорить: «Я — хороший электрик, я — хороший журналист, я — хороший актёр».

— А вы хороший актёр?

— Ну, я ничего не могу сказать. Я же себя со стороны не видел.

— Известно, что вы взялись за какой-то режиссёрский проект. Расскажите, пожалуйста, что это за проект, как появилась идея?

— Пьесу Олега Антонова «Смертельный номер» предложил наш художественный руководитель Геннадий Шапошников, чтобы мы её делали как актёры. Мы тогда ставили «Безотцовщину». Параллельно пьесу разобрали, сделали этюды, показали. Но поскольку работы было много, это дело отложили в долгий ящик. Через какое-то время Шапошников опять нам про неё напомнил. Вызвал меня и Алексея Орлова и спросил, не хотим ли мы это сделать? Мы согласились.

На мой взгляд, пьеса, как и вся современная драматургия, пустовата. Эту пьесу мы взяли как повод, чтобы создать синтетический жанр. Мы хотим соединить театральное и цирковое искусство. Потому что пьеса написана про цирк. Для этого наши актёры должны овладеть цирковой техникой. Они должны научиться жонглировать, овладеть искусством иллюзии, прыгать сальто вперёд, сальто назад и так далее. Это не бытовой спектакль, это клоунада, только с драматическим наполнением. Это быстрые оценки, существование в зерне образа, в зерне характера. Актёрская работа требует колоссальной домашней работы. Даже если я занят чем-то другим, мозг всё равно продолжает работать. Мы постоянно наблюдаем за окружающим миром, и всё это идёт во внутреннюю актёрскую копилку, чтобы когда-нибудь это использовать.

— Кто будет участвовать в этой постановке?

— В пьесе пять персонажей. Один основной клоун, который в самом начале пьесы разбивается и умирает. А его душа распадается на четыре ипостаси: белый, чёрный, рыжий и толстый. Вообще, мы заявляли сделать спектакль с двумя актёрскими составами. Основной клоун у нас один — Алексей Орлов, остальных играют восемь человек. Но сейчас в силу производственных обстоятельств мы будем выпускать один состав. Пока этот состав неясен. Участвуют несколько выпускников Щукинского училища и несколько ребят из предыдущего выпуска театрального училища.

О чём пьеса? Основной вопрос, который лично я хотел бы задать: зачем художник занимается творческой профессией? Ведь мы не получаем нормальной зарплаты за это. У нас всю жизнь дырявые простыни, нет ни семьи, всю свою жизнь мы подчиняем одному роду творчества. Сейчас мне кажется, что художник тратит свою жизнь, потому что он не может на что-то другое её потратить, потому что внутри есть какой-то огонь или зуд, который толкает тебя на это исследование. Хочется поделиться с другими людьми. Постоянно возникают внутренние вопросы. Вся жизнь – это череда вопросов.

— Вы сами будете играть в этом спектакле?

— Мне бы хотелось поиграть в режиссёра, посмотреть со стороны, слепить мозаику, по кусочку собрать, чтобы получился цельный продукт. А изнутри я ничего не понимаю. Потому что режиссура — это совсем другая профессия, она шире. Если актёр занимается только собой, своим образом, то режиссёр занимается всеми актёрами, замыслом автора, добавляет к этому свою сверхзадачу.

— Есть что-нибудь такое, чего нашему драмтеатру не хватает?

— Всё хорошо: занятость большая, молодёжи очень много работает. Это не как в советское время, когда ты приходил, и надо было 10 лет играть в массовке, чтобы тебе дали роль. Такого тут нет. У тебя есть пространство для профессионального роста. Но при этом мне бы как актёру на данном этапе творчества хотелось бы больше приезжих режиссёров. Есть же разные системы – Чехова, Станиславского… Все они направлены на что? На то, чтобы актёр был вдохновлён и свободно занимался творчеством. Я хочу, чтобы мне новое открылось в этой профессии. И тогда появится дополнительный интерес.

— Нужен ли театр обществу?

— Думаю, что да. Есть несколько разрядов спектаклей. Есть исключительно развлекательные. Человек всю неделю работал, устал, и он в воскресенье хочет расслабиться. Он приходит и смотрит какую-то комедию. Другая категория – это спектакли, которые ставят вопросы перед зрителями. Театр – это же зеркало жизни, её отражение. Мы показываем жизнь, и человек где-то может узнать самого себя и задуматься: «А зачем я так делаю?» Поэтому воспитательная функция тоже есть. Театр должен быть современным. Есть сейчас проблема в обществе, театр её поднимает, исследует, рассуждает по этому поводу. Есть проблемы, которые появляются сегодня и завтра уже будут неактуальны, а есть проблемы вечные. И мне кажется, театр будет существовать всегда, пока будут эти проблемы.

— Иркутский зритель – какой он?

— В Иркутске очень хороший зритель. В связи с гастролями мы были во многих других городах. В Иркутске зритель очень внимательный, очень чуткий, довольно тактичный. Нет такого, что весь спектакль звонят мобильники в зале. Иркутский зритель очень умный. Если бы зритель был глупым, то он бы и ходил на одни комедии. Зачем ему вдумчивые спектакли? Зачем ему, например, «Последний срок», «Старший сын» смотреть?

— Что может выбить вас из колеи на сцене?

— Например, может телефон зазвонить, но это редко. Или люди вдруг начинают о чём-то разговаривать. Особенно когда ты играешь что-то такое, что тебя глубоко трогает. И ты думаешь: «Ну как так? Меня же это трогает, почему вам это неинтересно. Почему же вы не рассуждаете над этим вместе со мной?»

— Актёр как-то по-особому реагирует на происходящее вокруг?

— С какого-то определённого времени понял, что в принципе не имею права судить другого человека, потому что я это делаю только с позиции своей нравственной мерки.

— Есть какие-то любимые роли?

— Есть, конечно. Они делятся на две категории. Первая – близка тема, и ты что-то вынес из спектакля лично для себя. Вторая – такие, которые просто интересно играть, когда что-то не получается и тебе постоянно приходится по-новому к этому приходить. Пока не получается – Гамлет. А близка тема – Платонов в «Безотцовщине». Здесь тема потерянности в этом мире. Вроде жить хочется, а куда двигаться? Человек большого дарования, умный, он не то чтобы ничего не добивается, а в итоге теряет сам себя. Но вообще большинство спектаклей — любимые.

— Кого хочется сыграть?

— Зилова хочу сыграть. Я двигаюсь к этому. И театр к этому двигается. Я, наверно, никогда заранее не мечтаю о роли. То есть дают какую-то роль, я с ней знакомлюсь и понимаю, что да, это очень интересно, интересно попробовать, исследовать. Или, наоборот, что-то не очень интересно, но выходить на площадку тебе, а не режиссёру. Ты всё равно пытаешься найти нюансы, которые тебе были бы интересны. Я рад всей работе, которая на меня сваливается. Я же сам выбрал эту профессию. Она мне нравится. Значит, какие бы ты роли ни играл, ты должен найти в каждой из них что-то для себя.

— Есть ли у такого актёра, как вы, какие-то далеко идущие планы?

— Мне бы хотелось бы сейчас побольше педагогической практики. Попробовать себя в качестве режиссёра, потому что картину хочется нарисовать целиком. Кроме того, спустя столько лет работы, начинает сформировываться какое-то своё видение театра. Оно пока неточное, расплывчатое. Оно постепенно выкристаллизовывается. И впоследствии мне бы хотелось открыть свой театр. Когда взгляд на театр у меня будет другим. Когда я буду точно знать, каким я хочу видеть театр, каким я хочу делать театр, каким, как мне кажется, он будет нужен зрителям и мне в частности.



Ксения Власова

Депутат Законодательного собрания Иркутской области, лидер регионального отделения партии «Гражданская платформа» Владимир Матиенко рассказал корреспонденту ИА «БайкалПост» о том, зачем «Единой России» понадобился сити-менеджер в Иркутске, промахах бюджета на 2015 год и как население относится к партии власти.

— Владимир Александрович, в последнее время в Приангарье проходит большое количество митингов, в частности мы слышим много протестных высказываний от строителей и дорожников в адрес губернатора и его команды. С чем это связано и чем закончится?

— В этом году политическая ситуация обострилась по нескольким позициям. Более ярко и наглядно это проявилось во взаимоотношениях руководства области и губернатора с несколькими строительными фирмами. Мне кажется, это обострение, в первую очередь, произошло из-за того, что в руководстве области работает или работало несколько человек, которые занимались, на мой взгляд, серьёзными коррупционными схемами – это, в том числе, бывшие министры Кирилл Торопов и Михаил Литвин. О них говорили давно, но доказательной базы не было.

Сейчас в дорожной службе Иркутской области и, в целом, в строительной отрасли, есть криминальные схемы по отмыванию денег и откатам. Неслучайно Красноштанов на Союзе строителей даже назвал цифры этих откатов – если тебе доверяют по якобы проведённому тендеру какое-то дело, то до 25% нужно отдать тем, кто предоставил работы.

Каждый из строителей страдает по-своему от министерства строительства и дорожного хозяйства. Директор проектного института «ИркутскгипродорНИИ» Анатолий Косяков заявил, что подрядчиками всё чаще становятся фирмы не из области. А знаете, почему? Здесь коррупционная составляющая. Региональные строители и дорожники не хотят делать большие откаты, а иногородним фирмам, которые заходят в Приангарье, предъявляют требования: столько-то отдашь, тога мы тебя заведём в область, и ты здесь у нас будешь работать. Это, конечно, догадки, доказательств пока нет.

В итоге всё это вылилось в невозможность строительных компаний работать, переросло в митинг, который недавно был на бульваре Гагарина с требованием отставки губернатора. Ребята уже просто доведены до отчаяния. За каждым из них — коллектив. Например, в «Новом Городе» тысяча человек работает.

Что касается губернатора, то он в этой ситуации занял неправильную позицию, поскольку он не должен быть в схватке. Он как глава области должен быть над схваткой — неким третейским судьёй. В этой ситуации Ерощенко мог бы более мудро себя повести и не допустить крайних мер, на которые пошли люди, выводя народ на митинги.

— Вы бы отправили нашего губернатора в отставку?

— Если он не справляется с этой ситуацией, почему нет? Он сам для себя должен принять решение. Мы видим, что в прогубернаторских СМИ сегодня поливают грязью Красноштанова, Битарова – всех тех, кто говорит правду. Они говорят правду и хотят знать правду, они не прячутся, не делают подпольные листовки или грязные газеты против губернатора. Депутаты имеют право спрашивать и знать правду. Логично же? Для этого нас избрали депутатами законодательного собрания, за нас проголосовали люди. В ответ льётся грязь и извращается вся ситуация по этим вопросам.

— Будут ли выборы губернатора в 2015 году?

— Я не могу этого сказать, потому решение зависит не от закона о выборах, не от избирателей или депутатов, а от президента. Кремль решил, что последние выборы губернаторов в России перед выборами президента Путина опять президентом должны пройти не позже 2015 года. Все главы регионов, на которых президент делает ставку, должны быть переизбраны. Это демократия у нас такая: мы здесь – винтики-шпунтики.

— Кто, по вашему мнению, мог бы стать губернатором Иркутской области?

— В первую очередь я бы назвал Виктора Игнатенко. Это грамотный человек, профессионал, юрист. Очень выдержанный, ещё одно немаловажное качество у него есть: Игнатенко справедливый человек, в тех рамках, в которых ему позволяет его должность.

Не будем списывать со счетов и Ерощенко. Если он пойдёт на выборы, то будет очень серьёзным претендентом. Если президент одобрит переизбрание Сергея Владимировича в следующем году, то за счёт муниципального фильтра отсекут всё то, что будет этому мешать.

— Недавно в Иркутской области был принят бюджет на 2015 год, почему Вы голосовали против него?

— Я голосовал против этого бюджета, потому что на протяжении всех последних сессий, когда обсуждался финансовый документ, на мои вопросы не было дано вразумительных объяснений. В частности, я был категорически недоволен тем, что были сокращены расходы на образование. Школам, я знаю, не хватает денег. Родители продолжают собирать и сдавать деньги на ремонт и охрану.

Кроме того, та заработная плата педагогам, о которой мы сегодня говорим с гордостью, достигается тем, что учителя работают на полторы-две ставки. У них крайне мало остаётся возможности для качественной работы с учениками в классах. Я это знаю, потому что сам постоянно хожу на родительские собрания, у меня две дочки учатся в школе.

Мы сегодня и всегда учителям доверяем самое главное – наших детей. Правительство говорит: давайте на 10% снизим бюджет на образование по сравнению с 2014 годом. Я категорически против этого. На мои вопросы министр образования Елена Осипова утверждает, что у нас всё хорошо: и волки сыты, и овцы целы. На самом деле это не так.

Помимо этого, я категорически не согласен с тем, что мы сегодня всё меньше денег выделяем на физическую культуру и спорт. Нужно, чтобы каждый ребёнок в Иркутской области имел возможность бесплатно посещать ту спортивную секцию, которую он захочет.

— В региональный парламент поступил проект закона, предусматривающий отмену прямых выборов мэра Иркутска. Для чего фракции «Единой России» понадобилось вводить институт сити-менеджера? Принесёт ли это положительные результаты?

— Вы знаете, для чего существует партия «Единая Россия» и фракция «Единая Россия» у нас в заксобрании? Только лишь для того, чтобы приводить в жизнь политику власти, очень часто – не местной.

Я точно знаю, три недели назад первый заместитель руководителя администрации президента России разослал по всей России циркуляр, в котором говорилось, что все города с населением больше 400 тысяч человек должны отменить прямые выборы мэров. Дали команду «Срочно». Поэтому фракция «Единая Россия» в городской думе высказалась о том, что надо отменить выборы мэра.

Какое они имеют право отменять выборы мэра Иркутска? Для того, чтобы решение об отмене прямых выборов мэра вступило в силу, фракция обратилась в областной политсовет «Единой России», который в свою очередь даст циркуляр фракции «Единая Россия» в заксобрании, для того, чтобы это позорное решение не в интересах Иркутян привести в жизнь. Я думаю, что на сессии законодательного собрания 24 декабря будет жарко.

Сити-менеджер будет отчитываться только перед теми людьми, которые его поставят – а это несколько человек. С какой стати очередной идеей, которая пришла в головы московских единороссов, мы должны портить в Иркутске всё то, что наработали.

— Есть шанс у Кондрашова стать сити-менеджером, если всё-таки отменят прямые выборы мэра?

— Да какое имеет значение, кого назначат, если сити-менеджер будет делать то, что ему скажут те, кто его поставил.

— Мы поговорили о минусах губернатора и его команды. Может, есть какие-то плюсы?

— Плюс – более-менее стабильный бюджет, который мы принимали до этого года. Я имею ввиду бюджеты прошлого и позапрошлого года.

Доходы в регионе сейчас нормально собираются. Стабилизировалась ситуация по БЦБК. Наконец-то мы забрали в областную собственность стадион «Труд», хотя, к большому сожалению, ничего с ним не делаем. Также в области стали строить больше детских садов.

— Какое будущее ждёт партию «Гражданская платформа» в стране и в Иркутской области?

— Многие пришли в партию из-за её создателя — Михаила Прохорова. Когда Прохоров ушёл из партии, это нанесло сильный удар по престижу «Гражданской платформы», по мыслям в головах членов и сторонников партии. Говоря о том, почему из фракции «Гражданская платформа» вышел депутат Александр Битаров, можно сказать, что на это у него было несколько причин, в том числе связанных с бизнесом. Я знаю, что он рассчитывал, что в Иркутске могут быть сделаны серьёзные шаги по развитию строительного комплекса, по строительству заводов стройиндустрии. Мне кажется, Битаров был сильно расстроен тем, что ни Прохоров как руководитель партии, ни Ерощенко, который был в том числе инициатором того, чтобы Битаров вошёл во фракцию «Гражданская платформа», не поддержали его. При этом Прохоров просто не поддержал, а губернатор вообще оказался противником того, что сегодня делает фирма Александра Семёновича.

Членов фракции «Гражданская платформа» сегодня заксобрании мало, однако наш голос слышен сильнее, чем голоса многих единороссов. Их ведь во фракции «Единая Россия» — молчаливое большинство: некоторые из них способны только на кнопки нажимать.

— Как население Приангарья относится к «Единой России»?

— В России за счёт СМИ, в первую очередь федеральных телеканалов, до такой степени наше население обрабатывается, что люди начинают не понимать, что на самом деле происходит в стране. Сегодня медиа показывают всё так, будто если бы не «Единая Россия», то мы бы уже давно ходили бездомными и голодными. Нам говорят, что придёт любая другая партия, и будет крах. Мы что, идиоты в других партиях? Мы больше патриоты, потому что подставляем свою голову под дамоклов меч, но пытаемся говорить правду и принимать законы, которые в интересах населения, а не в интересах лишь руководства партии в Москве.



Снежана Масник

Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин поведал, на что чаще всего жалуются жители Приангарья, о проблемах переселенцев из зоны затопления Богучанской ГЭС и о промахах бюджета на 2015 год.

— Валерий Алексеевич, расскажите о вашей работе. С какими проблемами чаще всего обращались к вам жители нашего региона в 2014 году?

— По сложившейся практике рассматриваем около 1,5 тысячи обращений в год. В нынешнем году эту норму мы выполнили за девять месяцев. И это не показатель ухудшения социальной обстановки региона, скорее дело в том, что у нас становится больше людей, которые стремятся защитить свои права. Основной поток жалоб связан с проблемами жилищно-коммунальной сферы, особенно в последнее время, потому что в области внедрили новый механизм оплаты за капитальный ремонт.

Любая нагрузка на граждан в части финансовых затрат воспринимается болезненно, поскольку не сопровождается какими-то дополнительными мерами по увеличению доходов людей, особенно малообеспеченных.

Жители Приангагрья ещё не забыли, что раньше в федеральном законодательстве была закреплена норма о ремонте жилья за счёт государства. Населению говорили: «Вы не беспокойтесь – государство с этой задачей справится». К сожалению, не справилось.

У людей вызывает опасение, что программа по капремонту растянута на 30 лет: сегодня вкладываем деньги, а что будет через 30 лет – неизвестно.
Второй блок вопросов, с которыми обращаются граждане, касаются качества медицинского обслуживания. Здесь тоже есть проблемы, в том числе связанные с тем, что гражданам иногда приходится оплачивать медуслуги. Хотя, есть конституционная норма, что в стационарах учреждений здравоохранения все услуги предоставляются бесплатно и финансируются за счёт соответствующих бюджетов.

В связи с реорганизацией системы здравоохранения, сегодня все медучреждения являются областными, и поэтому всё должно предусматриваться в бюджете. К сожалению, это не всегда так, поэтому граждане порой вынуждены приобретать лекарства за свой счёт.
Большое количество жалоб касается обеспечения жильём детей-сирот. В последние два года в бюджете на эти цели предусматриваются дополнительные финансовые ресурсы, но их недостаточно. У нас каждый год нуждающихся больше, чем мы предоставляем жилья.

— Вы очень тесно занимаетесь проблемами переселения людей из зоны затопления Богучанской ГЭС, как сейчас с этим обстоят дела?

— Проблемы, связанные с подготовкой ложа водохранилища в зоне моего внимания с 2000 года. Там есть вопросы не только с переселением, но и экологические, и с возмещением ущерба Иркутской области, поскольку Богучанская ГЭС строится в Красноярском крае, и большая часть ресурсов будет использована там. Мы каких-то экономических преференций не имеем, а имеем только головную боль. По расчётам наших учёных
института географии РАН, ущерб достигает около 17 миллиардов рублей, связанных и с животным миром, и с рыбным хозяйством. Там затапливаются и железнорудные месторождения.

Однако правительство всегда говорило о том, что главное – это переселение. Как-то так получается, что ни тех, кто переселяется, не тех, кто там остаётся – в Усть-Илимске, особо вопросы экологии не беспокоят.

Одним из пунктов компактного проживания пересленцев из зоны затопления Богучанской ГЭС стал жилищный комплекс «Луговое» в Иркутском районе. Думаю, это не очень удачно. Можно было бы в Усть-Илимском районе построить городок для переселенцев или в том же посёлке Невон. Людей бы не отрывали от земли. Но по этому пути правительство не пошло.

Гражданам говорили: вы не беспокойтесь, в 2013 году в Луговом будет вся социальная инфраструктура. Оказалось, что в проекте Лугового не было предусмотрено социальных объектов. Поэтому, по настоянию инициативной группы, эти вопросы рассматривались на совещании у бывшего губернатора Мезенцева. Тогда было принято решение о строительстве там детского сада и поликлиники.

В 2013 году был заключён контракт, по которому организация, которая ведёт строительство жилищного комплекса, закончит работы по строительству детского сада 30 декабря 2013 года. На последней сессии в 2013-м бывший заместитель председателя правительства Иркутской области Пашков рапортовал, что детский сад будет введён через неделю.

Я на заседании говорил, что это не так. Однако депутаты не приняли к сведению информацию. Я через неделю представил председателю заксобрания фотографии детсада – там ещё даже крыши не было. Хотя, по отчётам все средств были освоены.

В этом году эпопея продолжилась: каждый раз обещания, которые не выполняются. В последний раз в сентябре разрезали ленточку, СМИ сюжетов наделали. Меня приглашали на открытие, но я сказал, что на цирк этот не пойду.

— Как вы оцениваете выполнение майских указов президента в Иркутской области?

— Указы президента носят важный социальный характер. Это касается не только вопроса оплаты труда учителей и врачей, но и других категорий граждан. Индикатором размера средней заработной платы должен быть уровень заработной платы при нормальной продолжительности рабочего времени, а не тогда, когда в связи с нехваткой работников приходится работать не на одну ставку, а больше.

— Парламент Приангарья принял законопроект, предусматривающий отмену прямых выборов мэра в Иркутске. Не нарушает ли права граждан лишение права выбирать мэра?

— Я как уполномоченный, вне политики. Федеральное законодательство предусматривает возможность и прямых выборов, и назначения мэров. Однако, губернатор в этом году подписал закон о том, что мы идём по пути прямых выборов. Не очень хорошо, когда мы через некоторое время этот закон изменяем практически на 180 градусов. Нестабильность правового регулирования порождает недоверие к власти. Меня это беспокоит. Я думаю, что неплохо было бы по данному вопросу провести какие-то публичные слушания. У нас есть печальный опыт работы: жители Братска, Усолье-Сибирского и Ангарска уже нахлебались от этого института сити-менеджера.

— Валерий Алексеевич, у вас есть претензии к бюджету на 2015 год?

— Я принимаю участие в обсуждении проблем бюджета уже в 18-й раз, начиная с 1996 года, с тех пор, как первый раз избрался депутатом законодательного собрания. Я обратил внимание на несколько проблем. Во-первых, считаю, что у нас расходная часть бюджета, мягко говоря, недостоверна. Почему? Не учтены, например, в полном объёме расходы, необходимые для питания и лекарственного обеспечения медицинских учреждений.

По данным, которыми я располагаю, обеспеченность питанием и лекарствами медучреждений -60%. Есть и другие аспекты, позволяющие сомневаться в достоверности бюджета. А достоверность – это один из принципов бюджетного строительства, который закреплён в бюджетном кодексе.

Ещё одна проблема — по прогнозу социально-экономического развития, у нас предусмотрен уровень инфляции — 5,5%. Конечно, инфляция будет значительно выше, но все выплаты и пособия проиндексированы на 5,5%. В то же время у нас ведь ещё долг есть по 2014 году, когда в бюджете был заложен уровень инфляции 5%, а фактически будет 8% или ещё больше. Такой подход ведёт к снижению уровня социальной поддержки граждан, особенно малообеспеченных, что, конечно, недопустимо.

Особо я обратил внимание на необходимость финансирования расходов, связанных с авиаперевозками в Тофаларию. Конституция предполагает свободу передвижения граждан, но жители этой территории не могут свободно выехать на «большую землю». Также необходимо ставить вопрос и о выезде туда врачей для проведения комплексного медицинского обследования населения, это очень актуальная проблема.



Снежана Масник

Культурная жизнь Приангарья в объективе «ИрСити»

Торжественный вечер «От Года культуры — к Году литературы» состоялся 19 декабря в театре юного зрителя имени А.В. Вампилова.

В рамках празднования состоялось награждение лучших работников культуры.



Яна Ушакова

В Иркутске состоялось торжественное награждение победителей областного конкурса «Молодёжь Иркутской области в лицах – 2014».

Конкурс проводился по семи новым номинациям и был направлен на поддержку начинающих дизайнеров, хореографов, музыкантов, блоггеров, программистов, любителей экстремальных видов спорта в возрасте от 14 до 30 лет, всего поступило более 100 заявок из 28 муниципальных образований. Наибольшее количество заявок поступило для участия в номинации «Достижения в сфере общественной деятельности».



Яна Ушакова

8 декабря в Иркутске состоялся эксклюзивный концерт российского рок-музыканта Бориса Гребенщикова и группы «Аквариум». Концерт прошёл в рамках презентации альбома «Соль», который был выпущен 1 ноября 2014 года. Песни записывались в нескольких студиях в Лос-Анджелесе, Лондоне и Санкт-Петербурге.

Альбом сразу взлетел на первое место в списке самых продаваемых по предзаказу альбомов в магазинах iTunes России и Украины. Три песни «Если Я Уйду», «Любовь Во Время Войны» и «Пришёл Пить Воду» также заняли первые три места в списках самых популярных песен двух стран в том же магазине. Украинцам больше всего понравилась песня «Если Я Уйду», а россиянам — «Пришёл Пить Воду».



Яна Ушакова

7 ноября на сцене ТЮЗ имени Александра Вампилова прошёл «зелёный» концерт осеннего концертного тура коллектива «Сурганова и Оркестр». В этот раз в Иркутске состоялась презентация нового альбома «Игра в классики» и программы с одноимённым названием.

На сцене развернулось невероятное театральное действо: занавес, дама-конферансье в бархатном платье, с выдающимся бюстом и каблуками (в этой роли поклонники узнали, конечно, директора группы) и строгая камерность. Такой постановке великий Станиславский бы сказал своё коронное: «Верю!». А нашему фотографу удалось побывать не только на самом концерте, но и на репетиции «Игры в классики»!



Яна Ушакова

Девятый международный фестиваль классической музыки «Звёзды на Байкале» прошёл в сентябре на сцене Иркутского музыкального театра имени Загурского.

Неподражаемый пианист, земляк Денис Мацуев сыграл вместе с Губернаторским симфоническим оркестром Иркутской областной филармонии под руководством маэстро Илмара Лапиньша.



Яна Ушакова

Более 500 иркутян приняли участие в массовом селфи — фотоавтопортрете во время съёмки финальной сцены рождественской комедии «Ёлки 1914». Мероприятия прошло в Иркутской областной филармонии 3 ноября.

По условиям участия в съёмках женщины должны были быть в ярких платьях, с праздничной причёской и макияжем, мужчины – в элегантных костюмах и рубашках. И никакого чёрного цвета. Только праздник, только улыбки. И иркутяне с этим прекрасно справились.



Яна Ушакова

Торжественное открытие главной ёлки Иркутска состоялось 25 декабря в сквере имени Кирова.

В церемонии открытия принял участие победитель профессионального конкурса-фестиваля в номинации «Лучший Дед Мороз» Владимир Строков. C 26 декабря по 6 января в сквере имени Кирова будут проходить игровые программы для детей. Также в сквере состоится встреча Нового года.



Яна Ушакова

Редакция информационного агентства «БайкалПост» желает своим читателям в Новом 2015 году терпения, здоровья, удачи и только позитивных новостей.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ