Р!
22 СЕНТЯБРЯ 2019
20 сентября 2019
19 сентября 2019

Байкал Распутина и страшный иркутский снег - обзор областных газет

Иркутские журналисты всецело посвятили неделю Валентину Григорьевичу Распутину. Памяти писателя посвящено большинство местной иркутской прессы. Кроме того, региональные медиа возвращались к основным политическим вопросам Приангарья — оценке правления Сергея Ерощенко и новому закону о главе города Иркутска.

Валентин Распутин о судьбе великого озера

Кончина последнего классика отечественной литературы как комета врезалась в планету. Планету русской культуры. Казалось бы, она раздвоила её напополам. Валентин Распутин — глыба нашей литературы. Но кроме литературного творчества Валентин Григорьевич активно занимался общественной работой. Журналисты газеты «Губерния» опубликовали архивную статью Распутина о Байкале.

Видимые и невидимые беды Байкала

Эту статью Валентин Распутин написал в январе 1990 года, и предназначалась она для публикации в газете «Советская Россия». Тогда в Иркутске не оказалось собственного корреспондента этой газеты, а поскольку напечатанное им на машинке с последними правками нужно было срочно доставить в Москву, то Валентин Григорьевич попросил меня, собкора ТАСС, передать материал по телетайпу. Однако по каким-то причинам статья не увидела свет. Нет указания на неё в биографо-библиографическом справочнике «Валентин Григорьевич Распутин» (Иркутск, 2007 год), да и я не обнаружил публикацию в подшивках газеты «Советская Россия» за то время. Напомню: 1990 год – своеобразный рубеж в борьбе общественности страны за чистоту Байкала. Она началась в хрущёвскую «оттепель», силами в основном учёных, а уже в горбачёвскую перестройку и гласность приобрела характер общенационального движения, одним из лидеров которого и был писатель Валентин Распутин. К сожалению, после этого потребовалось ещё почти четверть века, чтобы окончательно прекратилась на южном берегу уникального озера варка целлюлозы со сбросом в него сточных вод и попутно отведена от «великой чаши жизни», как называл Байкал наш замечательный земляк, ещё одна угроза – прокладка вдоль северного берега магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Владимир Ходий

Суровые морозы сковали в этом году Байкал раньше, чем обычно, и подо льдом его бед не видно. Только по весне начнут опять вытаивать туши нерпы, массовая гибель которой продолжается второй год, потечёт в «священное море» с талой водой «таблица Менделеева» и ясней обозначится невесёлое положение Байкала. Но ещё до того, как разойдётся лёд, рыбак в марте-апреле, вытащив из лунки рыбку, будет с удивлением и недоумением рассматривать её: неужели эта малявка и есть знаменитый байкальский омуль?!

Полную версию статьи можно прочесть на сайте «Восточно-Сибирской правды».



Валентин Распутин, «Губерния»

Школа Ерощенко

Сергей Ерощенко — личность одиозная. Открытые информационные войны уже федерального формата, которые ведутся против администрации главы Приангарья — вещь обычная. Куда приведёт регион аппарат губернатора и какие итоги можно подвести — в материале «Байкальских Вестей».

Константин Калачев: Губернаторство Сергея Ерощенко — явно неудачное

Публикуем большой фрагмент интервью руководителя Политической экспертной группы, одного из ведущих специалистов России по региональной политике Константина Калачева корреспонденту радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Дыховичному. Эфир передачи о борьбе с коррупцией в российских регионах вышел 11 марта. После обсуждения ситуации с губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным, а также с главами Еврейской автономной и Свердловской областей собеседники переходят к Прибайкалью.

Константин Калачев:

— Интересно, что будет дальше, что будет, скажем, с ситуацией в той же Иркутской области, где за два года уголовному преследованию было подвергнуто шесть крупных чиновников правительства области на уровне министров и замминистров.

Алексей Дыховичный:

— Не все арестованы, правда.

К.Калачев:

— Один находится в Израиле, то есть получил израильское гражданство и уехал в Израиль. Но что касается остальных, ну там действительно были шумные дела, например, когда непонятной фирме предлагали разработать какую-то систему информационного обеспечения для администрации за 100 миллионов. Как потом выяснилось, с откатом в 20. Или когда проводились взрывные работы на дорожной трассе, опять же завышенные не просто в разы, а в десятки раз. То есть серьезные проблемы, связанные с теми губернаторами, которые пришли в кресла губернатора из бизнеса.

В частности, я не случайно вспомнил Иркутскую область — там господин Ерощенко. Он был бизнесменом. Да, конечно, здорово, что стал губернатором, передал один бизнес сыну, другой — дочери, третий — жене и так далее. Но конфликт интересов сохранился, то есть, условно говоря, бюджетные заказы, подряды закупки — если они проходят через компании, в которых руководителями, собственниками являются родственники губернатора, то это на самом деле дает основания подозревать, что используются какие-то коррупционные схемы, преимущества служебного положения и так далее.

И ведь Ерощенко такой, собственно говоря, не один. То есть проблемные губернаторы из группы риска, я бы так сказал. В 90-е годы было очень популярно считать, что если человек состоялся в бизнесе, то ему уже ничего не надо, у него деньги есть — он воровать не будет. Сделаем бизнесмена мэром или губернатором, и он не будет воровать по определению, потому что у него все есть. Ничего подобного на самом деле не происходит, то есть человек начинает использовать преимущества своего служебного положения, чтобы решать проблемы собственных бизнесов. Причем иногда очень большой ущерб наносится при этом бюджету страны.

Простой пример: опять же Иркутск вспомним. Там построили ледовую арену стоимостью 800 миллионов рублей. Замечу, что подрядчик имел прямое отношение, то есть учредителем фирмы, которая была подрядчиком, был когда-то нынешний губернатор. Арена так и не запущена, потому что она построена таким образом, что несущие конструкции не выдерживают нагрузки и в принципе находиться там опасно для жизни. 800 миллионов рублей…

А.Дыховичный:

— Если говорить об Иркутске, шесть уголовных дел на высокопоставленных чиновников. Насколько я понимаю, это все разные эпизоды и разные дела, верно?

К.Калачев:

— Да. Если интересно, можно даже привести пример. Летом прошлого года героиня коррупционного скандала Юлия Румянцева, первый замминистра экономического развития, выделила на разработку информационной системы для оказания госуслуг некой фирме 100 миллионов рублей, из которых не менее 20 миллионов, как считает следствие, было отката.

Дальше. Экс-министр социального развития и опеки Семен Круть — пойман на взятке. Замминистра экономики Рита Низамова — такая же история. Платная помощь за трудоустройство на государственной должности — бывший министр экономического развития региона.

Но самые громкие резонансные дела: расследование коррупционной деятельности министра промышленной политики лесного комплекса Иркутской области Кирилла Торопова и министра строительства Михаила Литвина, который сейчас как раз в Израиле находится. Чиновники обвиняются в многомиллиардных хищениях при освоении средств дорожного фонда.

Кстати, коррупционные скандалы там привели к публичным протестам. То есть, например, строители выходили там на митинги многотысячные, потому что строительные подряды стали получать какие-то непонятные компании, ранее неизвестные и даже не иркутские. Конечно, там нет доказательств того, что эти компании аффилированы с губернатором, но сам факт. То есть возникли серьезные вопросы и серьезные проблемы. И если бы Иркутская область была единственным таким регионом, но это не единственный такой регион, где возникает серьезный конфликт интересов.

И понимаете, одно дело, когда воруют с доходов, другое дело, когда воруют с убытков. Например, долг Иркутской области сейчас реально растет, бюджет дефицитный. В 16-м году ожидается, что долг дорастет до 45 миллиардов. И возникает вопрос: «А деньги откуда?». То есть все рассчитывают, что государство поможет, федеральный центр как-то проблемы решит. При этом замечу, регион ведь перспективный: там на севере начали добывать нефть — поступления вроде бы увеличились. Но почему растут долги региона?…

Опять же простой пример: губернатор думает, что в этом году он пойдет на досрочные выборы, хотя ему разрешения никто не давал, а может быть, в следующем году пойдет на выборы. Объявляет на два года заморозку коммунальных тарифов. Сугубо популистское решение, потому что, во-первых, через два года они должны будут резко возрасти, а во-вторых, на самом деле это же, собственно говоря, решение за счет других регионов, я бы так сказал.

А.Дыховичный:

— Я правильно понял вас, что центр в настоящий момент, с вашей точки зрения, готов закрыть глаза, когда воруют с доходов, но когда начинают воровать с убытков, как вы выразились, то это уже перебор?

К.Калачев:

— Я бы так сказал, что на самом деле это раньше было, раньше закрывали глаза. Я, помню, был в одном южном регионе, весьма процветающем и перспективном, общался с чиновниками региона. Я говорю: «Как у вас все здорово!» И как раз мне этот чиновник высокопоставленный сказал: «Мы не воруем с убытков — мы берем с доходов. Мы помогаем бизнесменам, они нас благодарят, но все это в интересах развития. То есть на самом деле была такая модная тема, что коррупция — смазка экономики; что на самом деле без этого не обойтись, и в принципе благодарность чиновнику — это не так плохо, если чиновник решил какое-то дело.

Но совершенно другая история, когда, условно говоря, есть деньги на дорогу, а дороги нет. Или выделяются деньги на капитальный ремонт, а ремонта нет. На переселение — а переселения нет. На детские сады, например… Вот в Иркутской области серьезная проблема с детскими садами: деньги есть, а детских садов нет. То есть то, на что раньше закрывали глаза. Условно говоря: бери по чину. Так вот, если честно — не зарывайся, может быть, делись — и живи спокойно.

Сейчас это становится совершенно нетерпимым, и, кстати, еще по одной простой причине — что антикоррупционную повестку либо реализует власть, либо реализует оппозиция. И я думаю, что усилия оппозиции по реализации антикоррупционной повестки тоже вызывали определенные размышления власть имущих, которые решили, что лучше эту тему у оппозиции отобрать и бороться с коррупцией самим, чем отдать эту тему, например, Навальному.

А.Дыховичный:

— Если взять ту же самую Иркутскую область, шесть разных уголовных дел — так ведь?

К.Калачев:

— Да… Можно, конечно, говорить, что губернатор сам избавится от коррупционеров, но тогда вопрос: зачем он их брал? Можно говорить о том, что он не несет ответственности за них. Кстати, часто встает вопрос о разделении полномочий губернатора и председателя правительства области, и, возможно, правительство области возглавит бывший силовик. То есть, условно говоря, губернатор хочет уйти от ответственности. Но в любом случае, мне кажется, когда в каком-то регионе речь идет не о частном случае задержания какого-то отдельного министра, а когда шесть человек, пять человек, четыре человека подпадают под уголовное преследования – рыба, как известно, тухнет с головы. Надо задуматься о том, насколько соответствует руководитель, который берет этих людей на работу.

А.Дыховичный:

— Так ваш прогноз?…

К.Калачев:

— Мой прогноз, что в этом году кто-то из губернаторов может последовать за Хорошавиным. Разные есть по этому поводу версии. Вот недавно Счетная палата закончила проверки в Свердловской области, проверки нелицеприятные совершенно и неприятные для господина Куйвашева. Есть серьезные проблемы с Иркутской областью, есть серьезные проблемы с другими территориями. Но если федеральный центр намерен доказать жителям страны, если Кремль намерен доказать населению, что случай Хорошавина — это не пример борьбы за нефть и газ, а это пример борьбы с коррупцией, то в таком случае нельзя останавливаться на достигнутом, совершенно логично. В таком случае нужно продемонстрировать решимость в отношении руководителей и других территорий…

Я абсолютно уверен, что усилия наших правоохранителей по борьбе с коррупцией будут нарастать. Кризисные явления в экономике вынуждают федеральный центр отслеживать ситуацию в регионах, чтобы не допустить социальный потрясений, чтобы экономический кризис не перерос в социальный. А коррупция — это как раз то, что может спровоцировать перерастание экономического кризиса в социальный, а социальный кризис чреват кризисом политическим…

Сейчас речь идет о том, что какие-то губернаторы могут подвергаться преследованию еще в момент, когда они остаются во главе региона, хотя есть возможность каких-то досрочных отставок. Я думаю, что чистка губернаторского корпуса еще продолжится. Кстати, у нас в стране есть пять губернаторов, у которых антирейтинг выше рейтинга. Есть губернаторы, пришедшие из бизнеса. Мне кажется, что сейчас, по прошествии какого-то времени, эксперимент с бизнесменами, которые стали губернаторами, должен был признан неудачным, и, кстати, иркутский губернатор — тому типичный пример…

Люди, имеющие такой политический вес, как мэр Москвы Собянин, — это люди, прошедшие хорошую школу. Вот больше чем уверен, что касается Собянина, что он никак не подставится серьезно, потому что на самом деле человек прошел серьезную школу. Он был главой Тюменской области, он возглавлял администрацию президента. Он сам прекрасно знает все это изнутри. Он руководил всей региональной политической жизнью фактически, пусть через Суркова и так далее.

А есть люди, которые вознеслись внезапно. Вот мне кажется, что самая большая проблема — это с теми, кто вознесся внезапно. У них начинается кессонная болезнь. То есть человек вчера еще был непонятно кем — сегодня вдруг каким-то чудесным образом нашелся у него покровитель какой-то — стал, скажем, главой региона. Поймал звезду — крышу снесло. Почувствовал себя царьком на территории — и понеслось!



«Байкальские Вести»

Единомыслие в сердцах

Есть только миг…между законопроектом и думой Иркутска. На следующей неделе городские политики утвердить поправки в Устав Иркутска, касающиеся выборов главы областного центра. Корреспонденты газеты Конкурент дали оценку предстоящему политическому событию №1 иркутского масштаба в 2015 году.

«Мы должны стремиться к единомыслию»

23 марта депутаты Думы Иркутска соберутся, чтобы утвердить поправки в Устав города, вводящие новую систему избрания мэра – из числа парламентариев. На прошлой неделе прошли публичные слушания по этому вопросу. На них собрался 101 иркутянин, включая депутатов самой Думы и журналистов. Слушания продлились ровно 58 минут, выступления с мест не допускались: в соответствии с Положением о слушаниях выступить могли только те, кто заранее подал письменную заявку. Единственное замечание к тексту было отклонено, поскольку автор не потрудился юридически безупречно его оформить.

Целью слушаний, как было заявлено, является «выявление мнения населения Иркутска по проекту решения Думы о внесении изменений и дополнений в Устав». Люди, шедшие в мэрию, видели одиночный пикет человека, который раздавал листки бумаги с фразой: «Антимайдан Иркутск. Сити-менеджер плюс мэр равно Городской голова». Листовка пугала людей повторением ситуации на Урале, где прямые выборы привели к власти Евгения Ройз­мана, «превратившего город в оплот Госдепа на Урале».

Полную версию статьи можно прочесть на сайте «Восточно-Сибирской правды».



Юлия Переломова, «Конкурент»

Глыбы смерти

Снег убивает. И уже доказано. Особенно весной, особенно, когда капель и хочется гулять по солнечным улицам городов. Только кажется порой, что совсем «без солнца» в головах существуют представители российских управляющих компаний. Тогда весна становится «красной», кровавой и опасной. «СМ Номер один» рассказала о снежных ЧП на улицах Иркутска.

Снег с крыш: первые жертвы

Кусок ледовой глыбы упал в минувший понедельник с крыши многоэтажного жилого дома. В этот самый момент внизу находилась женщина с двумя маленькими детьми. Малыши не пострадали, а вот женщина получила травму головы. К сожалению, сегодня таким инцидентом никого не удивишь. Каждый год с приходом весны в Иркутске можно наблюдать одну и ту же картину: глыбы льда и сосульки грозно свисают с крыш, падают на головы прохожим или на автомобили. При этом коммунальщики всегда заверяют, что все работы по уборке кровли проводятся регулярно и своевременно, а откуда вдруг падают ледяные глыбы — неизвестно. Доказывать их вину — дело хлопотное и долгое, поэтому такие судебные разбирательства могут длиться годами.

Последний случай произошел на улице Гоголя, когда семья проходила мимо много­этажного дома и решила зайти в обувной магазин, расположенный в цоколе здания. Внезапно сверху на голову женщине обрушилась глыба. Дети шли впереди нее и находились уже под козырьком магазина, поэтому никто из них, к счастью, не пострадал. За помощью женщина обратилась к сотрудникам магазина.

— Мы ничего не слышали и не видели, пока пострадавшая сама к нам не пришла с детьми. Она была в сознании и рассказала, что на нее упал кусок льда. Мы вызвали скорую и оказали ей первую помощь. На голове образовалась большая шишка.

Женщина была в капюшоне. Возможно, именно это смягчило удар, — рассказывает Анастасия, продавец обувного магазина.

Как говорят свидетели, льдина, упавшая с крыши, задела козырек магазина, раскололась и только одна из ее частей упала на голову. Поэтому, скорее всего, последствия оказались не столь трагичными.

Сразу после случившегося на место происшествия прибыл председатель ТСЖ. Крышу дома обследовали, однако она, по словам председателя, оказалась чистой. Откуда упал кусок льдины, установить председателю ТСЖ не удалось.

По словам местных жителей, снег с крыши действительно убирали. Причем в ходе этой процедуры здание никак огорожено не было, а для безопасности пешеходов использовали регулировщика. Картина получалась как в известном фильме «Джентльмены удачи»: «Ты туда не ходи — ты сюда ходи. А то снег башка попадет».

Откуда взялась льдина? Председатель ТСЖ указывает на то, что крыша здесь какая-то кривая и лед мог скопиться в изгибах, недоступных для уборки.

Пострадавшие собрались подать в суд на организацию, ответственную за очистку крыши. Кроме того, инцидентом заинтересовались и правоохранительные органы — в частности, Следственное управление СКР по Иркутской области.

Между тем для Иркутска подобные происшествия стали печальной традицией. Каждый год с крыш зданий на людей и автомобили падают снежные глыбы и сосульки.

При этом широкой огласке предаются далеко не все случаи, а только единичные — когда уже скрыть инцидент никак нельзя. Так, например, в середине февраля прошлого года на бульваре Постышева с крыши дома на голову 11-летней школьнице упала сосулька. Ее экстренно госпитализировали в Ивано-Матренинскую больницу, где врачи поставили диагноз «сотрясение головного мозга».

Два года назад, в марте, в центре Иркутска на 60-летнюю женщину обрушилась глыба льда, когда она выходила из магазина, расположенного в 5-этажном доме. Кусок льда с крыши упал сначала на кровлю крыльца торговой точки, а затем его осколки угодили в голову пенсионерке. В результате она получила черепно-мозговую травму, был разбит нос.

Несколькими днями раньше еще один такой же случай произошел в Братске. С 14-этажного дома ледяная глыба упала на мужчину и женщину. Мужчину отбросило в сторону, и основной удар пришелся на 50-летнюю братчанку. Врачи диагностировали обширную рану головы, сотрясение головного мозга и ушиб плеча. При этом коммунальщики, как обычно, подчеркивали, что снег с крыши убирается постоянно.

Вспоминая подобные случаи, нельзя не упомянуть трагедию марта 2007-го, когда ледяная глыба убила жену известного писателя Альберта Гурулева. Элиса Гурулева провожала свою подругу до остановки, когда на них со здания геологического факультета ИГУ на улице Ленина упала глыба льда. От сильного удара жена иркутского прозаика погибла на месте, ее подругу, преподавателя правовой академии, увезли в больницу. Эта трагедия вызвала широкий общественный резонанс. В результате пострадавшей Ларисе Подольской администрация выплатила компенсацию в размере 6 тысяч рублей, а Альберт Гурулев получил от мэрии города 20 тысяч рублей на похороны жены.

К сожалению, практика такова, что чаще всего пострадавшие ничего не получают в результате подобных случаев. Доказать вину владельцев зданий и коммунальщиков сложно. Зачастую они отделываются только административными штрафами.

Судебные тяжбы могут длиться довольно длительное время. И результат зависит от того, насколько грамотно пострадавший повел себя в конкретной ситуации.

— В целом по стране судебная практика по таким делам существует. Ведь есть совершенно очевидный виновник — тот, кто обслуживает здание. Иногда его непросто выявить, но тем не менее с точки зрения юриста ситуация достаточно очевидная: необеспечение безопасности жильцов или граждан в связи с тем, что ненадлежащим образом убран снег с крыши, — комментирует Виктор Низовцев, начальник отдела по защите прав потребителей администрации Иркутска.

В первую очередь необходимо зафиксировать место происшествия: сфотографировать глыбу, снять ее на видео, показать крышу, с которой она упала, записать контакты свидетелей и при возможности снять их на видео.

То есть таким образом подготовить фото- и видеоматериалы в качестве доказательств. Также можно вызвать сотрудников полиции и написать заявление, обратиться в медучреждение. Все это вкупе указывает на сам факт происшествия и на безусловное причинение вреда здоровью.

— Полезно обратиться и в надзирающие органы, в данном случае в службу жилищного надзора. Написать им жалобу, чтобы была проведена проверка, были взяты объяснения с должностных лиц. Кроме того, по просьбе гражданина они сами могут обратиться в суд. Самое главное, чтобы все действия были совершены оперативно.

К сожалению, редко кто из пострадавших может сразу все это применить на практике. Для них главное — остаться живым.

Хладнокровно в таких случаях действуют только владельцы авто, чей транспорт оказался под обстрелом ледяного оружия. И результат налицо. Так, например, одному иркутянину удалось отсудить 64 тысячи за поврежденную машину. Год назад, в марте, Александр оставил свою «Шкоду-Октавию» возле здания, в котором работал. Когда он вышел после работы, то обнаружил, что вся левая сторона разбита спрессованным куском снега. Пострадало и лобовое стекло.

Александр, будучи юристом, сразу сориентировался в ситуации. Сфотографировал все повреждения, вызвал полицию. Кроме того, свидетелями на суде стали владельцы соседних машин. Судебная тяжба тянулась почти год, после чего виновные наконец понесли наказание. Суд признал мужчину пострадавшим и обязал выплатить ему 64 тысячи рублей.

Кроме того, как нам сообщили в ряде страховых компаний, если автомобиль застрахован по каско, то его владелец также может получить денежные средства на восстановление машины. Этот риск входит в страховой случай.



Лидия Гергесова, «СМ Номер Один»

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила