Р!
16 СЕНТЯБРЯ 2019
14 сентября 2019
13 сентября 2019
12 сентября 2019

Ледовая вечность и «косые долги» - в обзоре областных газет

Ледовый дворец в Иркутск решено достроить к 2016 году, госдолг Приангарья составил 16,268 млрд рублей, новые жильцы ИВВАИУ, в иркутской драме поставят пьесу Розова «Вечно живые» — такова повестка региональной прессы Иркутской области на этой неделе.

Дворец на века

Он стоит и пугает иркутян уже много лет. Холодный и отстранённый Ледовый дворец может возглавить рейтинг долгостроев России, так социально значимых для жителей городов и регионов необъятной страны. 15 лет без права сдачи в эксплуатацию — такие шутки уже ходят в Иркутске. И вот чудо — власти Приангарья заявили, что планируют закончить строительство Ледового за счёт инвесторов, без привлечения средств областного бюджета. «Байкальские Вести» разбирались в проблеме долгостроя.

Эта песня хороша, начинай сначала…

Правительство области обещает достроить Ледовый дворец к началу 2016 года. Но даже если это случится, вопросы о гарантиях безопасности в сооружении-долгострое, а также о возможности использовать его по спортивному назначению остаются открытыми.

Комитет по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного собрания Иркутской области 16 марта в очередной раз рассмотрел ответ правительства области на депутатский запрос о сроках завершения строительства Ледового дворца в областном центре. Запрос депутата Владимира Матиенко был оформлен и в установленном порядке передан еще губернатору Дмитрию Мезенцеву в 2012 году, и очередное рассмотрение состоялось точно в тот день, когда запросу исполнилось три года. За это время сменился глава региона, практически полностью обновилось правительство, министры строительства сменялись несколько раз, а дворец не только не был открыт, но и никак не изменился — ни снаружи, ни изнутри.

Министр строительства и дорожного хозяйства Марина Садовская напомнила депутатам печальную историю Ледового дворца. Строительство «универсального демонстрационно-спортивного зала с искусственным льдом и трибунами на 3000 мест по улице Лермонтова в Иркутске» началось в 2000 году, и заказчиком было городское управление капитального строительства. В 2004 году стройка была остановлена из-за отсутствия финансов в городском бюджете. В 2007 году недостроенный объект передан из муниципальной в областную собственность.

В конце 2010 года правительство Иркутской области решило возобновить строительство с использованием уже смонтированных несущих конструкций. После длительных проволочек, объяснявшихся необходимостью проведения экспертизы, строительство возобновилось, и с 2011 года государственным заказчиком является ОГКУ «Управление капитального строительства Иркутской области».

К концу 2011 года здание, которое ранее зияло просветами на месте оборванных стеновых панелей и служило пристанищем любителям экстремальных видов спорта, было приведено в такое состояние, что губернатор Мезенцев рискнул объявить его открытым, и на льду нового спортивного сооружения даже сыграли один матч. После этого появились слухи о неправильно смонтированной вентиляции, чрезмерном износе несущих конструкций и других проблемах. Чиновники неоднократно давали обещание закончить строительство к очередному новому году: директор УКС области Павел Таюрский обещал сделать это к 31 декабря 2012 года, министр строительства Михаил Литвин — к концу 2014 года. Ни один из этих планов не сбылся, хотя чиновники каждый раз выражали полную уверенность и даже сдвигали торжественное открытие на несколько дней или недель от ранее установленной даты.

Чиновники неоднократно давали обещание закончить строительство Ледового дворца к очередному новому году: директор УКС области Павел Таюрский обещал сделать это к 31 декабря 2012 года, министр строительства Михаил Литвин — к концу 2014 года. Ни один из этих планов не сбылся, а у обоих «обещателей» сейчас большие проблемы с правоохранительными органами.
Марина Садовская напомнила депутатам, что строительство Ледового дворца стоило бюджету города и области в сумму чуть менее миллиарда рублей. На этот раз правительство решило не вкладывать средства областного бюджета и предлагает договор концессии: компания, которая выиграет конкурс, завершит строительство и отделку, а заодно возьмет на себя обязательства по содержанию дворца и прилегающей территории. Область сохранит дворец в своей собственности, а областные организации — в первую очередь министерство спорта и его подведомственные спортивные федерации — получат возможность использовать спортивный комплекс для своих нужд бесплатно.

Депутат Владимир Матиенко выразил сомнение в эффективности предложенной схемы. Компания, которая вложит в достройку большие средства, будет заинтересована в том, чтобы вернуть их в кратчайшие сроки. Существует риск, что спортивные организации получат недостаточно часов для своих занятий, к тому же в неудобное для детей время. Министр физической культуры, спорта и молодежной политики Павел Никитин заверил депутата: средств, вложенных областью, достаточно, чтобы спортивные секции получили самые удобные часы и в достаточном количестве.

Марина Садовская заявила, что до 20 марта будет объявлен открытый аукцион на заключение концессионного соглашения на достройку Ледового дворца. Готовность дворца к вводу министр оценила в 92 процента. Председатель комитета по бюджету Наталья Дикусарова отметила, что комитет будет рекомендовать сессии Законодательного собрания оставить депутатский запрос Владимира Матиенко на контроле — вероятно, до того момента, когда дворец начнет работать в постоянном режиме.



Борис Самойлов, «Байкальские Вести»

Миллиарды в сердцах

Государственный долг Приангарья по данным на 1 марта составил 16,268 млрд рублей. Эксперты и финансисты местного уровня панику не заводят, а цифры всё равно продолжают пугать. Долг региона растёт с каждым годом. В кризисной ситуации такой показатель может сильно подбить доходную составляющую области.

Занять, чтобы отдать

Госдолг Иркутской области по данным на 1 марта составил 16,268 млрд рублей, следует из материалов, опубликованных на сайте регионального министерства финансов. Ещё год назад он был в пять раз меньше. Область начала активно брать банковские кредиты начиная с июля 2014-го и быстро стала одним из лидеров среди субъектов РФ по темпам роста этого показателя, согласно исследованию РИА «Рейтинг». Пока финансовая политика областных властей и увеличение госдолга не вызывают тревоги у экспертов, чего нельзя сказать о снижении поступлений по важным статьям доходов.

Утверждённый бюджет области предусматривает поступление 98,767 млрд рублей в 2015 году. Это доходы с учётом безвозмездных поступлений из федерального бюджета, поясняют в министерстве финансов региона, и они лишь на 0,4% ниже уровня прошлого года. Несмотря на сложную экономическую обстановку в стране, налоговые и неналоговые доходы, как ожидают в минфине, превысят уровень про­шлого года на 2,6% и составят 84,013 млрд рублей. «Однако уже по прошествии двух месяцев текущего года мы вынуждены констатировать негативные тенденции и угрозы исполнения областного бюджета по доходам», – говорится в ответе министерства на запрос издания.

Полную версию статьи можно прочесть на сайте «Восточно-Сибирской правды».



Алёна Махнёва, «Конкурент»

Замечательный сосед

В ИВВАИУ продолжает работать аварийное общежитие. Не ясно как, не слишком понятно почему? Создаётся ощущение, что бывшее авиационное училище Иркутска стало воистину забытым Богом местом. Корреспондент «СМ Номер один» пробралась туда и узнала как люди могут жить в заброшенном общежитии.

Несмотря на аварийное состояние бывшего общежития ИВВАИУ, туда самовольно вселяются новые жильцы

Об аварийном общежитии, расположенном на территории бывшего авиационного училища, наша газета рассказывала неоднократно.

Три верхних этажа здания давно обесточены и разморожены, жизнь теплится только на первых двух. Каждый год жильцам приходится с боем добиваться отопления, несколько лет в их подвале фонтаном бьет вода… Общежитие принадлежит Министерству обороны, его обслуживанием занимается управляющая компания «Славянка», работой которой жильцы не удовлетворены категорически. Проблемы общежития усугубляются год от года, но бывших иватушников, живущих под шаткими бетонными перекрытиями, никто не слышит.

Наш визит в многострадальную общагу традиционно начинается с экскурсии. О том, что в здании протекает крыша, красноречиво свидетельствуют ледяные сталактиты. О том, что здесь нарушена вентиляция, — заросшие льдом стены и диковинные комнаты, от пола до потолка покрытые снежными кристаллами. Представитель инициативной группы Екатерина Пенькова просит нас сфотографировать ползущие по стенам трещины и остальную разруху. Жильцы намерены приложить фото к жалобе, которую отправят в Генеральную, областную и военную прокуратуры.

С тех пор как 6 лет назад было ликвидировано ИВВАИУ, началась история упадка военного общежития. Его жильцы обошли, и не по одному кругу, кажется, все возможные инстанции. Где-то им давали надежду, где-то откровенно хамили. В администрации Октябрьского округа Екатерине Пеньковой, моложавой, бойкой женщине на пенсии, сказали: «Что вы все сюда ходите, вы же отработанный материал!»

Мы идем вдоль мрачных коридоров. Где-то еще сохранились стены с чистыми обоями — напоминание о прошлом. По словам еще одного представителя инициативной группы, Юрия Чуприна, сейчас третий, четвертый и пятый этажи, где бомжи почему-то с особым усердием бьют окна, напоминают Чернобыль, дети играют тут в Сталкера. Разграбление ведется каждый день — вот, например, кто-то снял с петель и приготовил на вынос железные двери. В подъездах и квартирах окна не только бьются, но и вываливаются вместе с блоками, из-за высокой влажности и перепада температур крошатся стены, влага разъедает швы здания.

Стены в некоторых комнатах окрашены в черно-белый горошек, но это не краска и не обои, это грибок. По словам жильцов, у их гостей, особенно пожилых, в общежитии начинает першить в горле и чешутся глаза. А маленькие жильцы становятся астматиками.

— В семьях много ребятишек, — говорит Екатерина Пенькова, — есть беременные. Живем в страшных условиях, это все понимают. Но что ж поделаешь, и в войну рожали.

— Мы живем здесь на основании договора социального найма, — рассказывает Юрий Чуприн. — Всего нас здесь 7 семей из бывших работников училища. Когда оно работало, все казалось вечным. Потом все, кто мог отсюда уйти, ушли. Остались те, кому идти некуда и не на что.

То ли из СМИ, то ли от своих друзей и знакомых об общежитии с большим числом пустующих комнат прознали граждане и начали активно заселять аварийное здание. Старожилы общежития едва ли не каждый день встречают в коридорах новые лица. Только с начала этого года в общагу вселились 4—5 семей.

— Ко мне обращались военные, хотели вселить родственников, спрашивали: «Юра, ты здесь командуешь, дай нам разрешение», — вспоминает Юрий. — А какое я могу дать разрешение, если я обычный жилец? Да и зачем сюда заселяться, тратить деньги на ремонт? Каждый год нас пугают, что не дадут отопления, каждую осень я начинаю бегать, писать, жаловаться. А соседи-самовселенцы только спрашивают: «Ну что, Юра, нам квартиру искать или все-таки дадут отопление?»

С самовселенцами законные жильцы не ладят.

— Рядом с нашим и соседним общежитием никто не убирается. В прошлом году организовали субботник с женой, с помощью депутата Владимира Новожилова удалось получить инструмент, мешки, перчатки. Из новых жильцов не вышел ни один человек. Мы скинулись на краску, покрасили лавочки, отремонтировали детскую песочницу, песок привезли. Самовселенцы вышли «принимать работу» с пивом.

Еще одна причина нелюбви старожилов к новым соседям — дополнительная нагрузка на проводку.

— В правом крыле почти не было жилых комнат, там отопления нет, там все переморожено, — рассказывает Екатерина Пенькова. — Сейчас в этих комнатах горит свет, а значит, там живут люди. Они обогреваются за счет электричества, и проводка не выдерживает такой нагрузки. У нас уже раз шесть возникали пожары.

— Когда будете писать про нас статью, назовите ее «Спас на крови» — на крови и костях бывших сотрудников ИВВАИУ, — говорит Екатерина.

— У нас все решают, где построить храм. Завалится наше здание, и можно будет построить храм на месте немой общаги, — горько шутит Юрий. — Нас никто не слышит 6 лет.

За годы обращений жильцы собрали толстую папку бумаг: вот судебное решение, что здание имеет признаки аварийности, существует угроза обрушения железобетонных конструкций, оголена арматура; вот еще одно решение суда — Министерство обороны должно поставить здание на капитальный ремонт. Никаких движений в данном направлении жильцы так и не ощутили.

— Когда несколько лет назад мы начали борьбу, прокуратура встала на нашу строну: «Вы правы, не могут с вами так поступить, согласно закону не имеют права выгнать вас на улицу без предоставления жилья», — рассказывает Екатерина. — С течением времени мы поняли, что никто не хочет вникать в нашу проблему. Через газету мы хотели бы обратиться к губернатору Иркутской области Сергею Ерощенко с просьбой принять нас.

— В свое время мы пытались записаться на прием к губернатору Мезенцеву, — вспоминает Юрий. — Записали меня на август, я все ждал вызова, в начале сентября пришел к ним. Мне дают какие-то бумажки. У нас и так этих бумажек уйма. На прием к губернатору так и не пустили.

Во время недавнего визита в Иркутск министр обороны Сергей Шойгу обсудил с губернатором Приангарья судьбу военных городков, в том числе жилых зданий, расположенных на территории бывшего ИВВАИУ. Тогда область озвучила желание взять их на свой баланс. Федеральные власти идею поддержали.

— Эти вопросы будут решаться совместно — и Министерством обороны, и региональным правительством, — подчеркнул губернатор Иркутской области Серей Ерощенко. — И когда мы говорим о передаче домов, мы не просто забираем их у военных, а будем создавать комфортные условия для проживания людей.

Мы решили связаться с Министерством имущественных отношений Иркутской области, чтобы узнать, на какой стадии находится процесс передачи. Нам сообщили, что свое решение о передаче общежитий должно предоставить Министерство обороны РФ — туда направлены многочисленные запросы, но ответа на них не поступает с сентября 2014 года.

В здании общежития за что ни возьмись, все находится в ужасном состоянии: в душевой выпал оконный блок, в подвале хлещет вода, которая промыла опасную яму под фундаментом. Жильцы каждый день ходят на ее осмотр и с тревогой отмечают: яма растет.



Ксения Рютина, «СМ Номер один»

Вечно живой Розов

Легендарный московский театр «Современник» начинался с пьесы «Вечно живые». Художественная политика «Современника», который возглавил Олег Ефремов, исходила из первой постановки — театр должен был стать открытым, свободным, тёплым, душевным, злободневным. Он должен был стать театром для своих, создать собственное сообщество. Пьеса Розова направила театр именно в это русло. «Вечно живые» — эхо советского тыла, его зеркало. «Иркутский репортёр» публикует интервью с худруком Иркутского драматического театра Геннадием Шапошников в предверии премьеры постановки пьесы Розова на иркутской сцене.

«Мы против реставрации и забывания». Режиссёр Геннадий Шапошников рассказал о премьере в иркутском драмтеатре

27 марта, в Международный день театра, в иркутской драме состоится премьера. Пьеса драматурга Виктора Розова «Вечно живые» была написана в 1943 году. В 1956 году именно этой пьесой в постановке Олега Ефремова открылся театр «Современник». Спектакль в Иркутске приурочен к значимой дате – 70-летию Великой Победы, но лишь отчасти. Это та настоящая, крепкая, живая, русская драматургия, без которой невозможно существование театра в России. Накануне премьеры мы побывали в драмтеатре.

Максимальная достоверность даже во внешних деталях – то, к чему стремятся в постановке режиссёры спектакля Геннадий Шапошников и Александр Булдаков. Скатерть, утюг, шкаф – это ведь не просто бутафория, поддерживающая спектакль, это важные звенья театральной постановки, позволяющие наиболее полно раскрыть пьесу и замысел драматурга. Не­много будет задействован и видеоряд, кадры из малоизвестного фильма «Каждый день войны». Также постановочная группа разобрала по дням сводку «Сов-информбюро», она будет использоваться в спектакле. Костюмы героев пьесы передают давно и навсегда ушедшую эпоху. В роли Фёдора Ивановича Бороздина выступает заслуженный артист России Николай Дубаков, Варвары Капитоновны – артистки Татьяна Кулакова и Эмма Алексеева. Ирину играет Анастасия Пушилина, Марка – Алексей Лобанов. Главные роли – Бориса и Вероники – отданы молодым артистам Константину Агееву и Екатерине Константиновой. Последняя не так давно окончила Театральный институт им. Щукина, плотно занята в репертуаре драмтеатра.

Полную версию статьи можно прочесть на сайте «Восточно-Сибирской правды».



Алёна Корк, «Иркутский репортёр»

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ