Р!
15 АПРЕЛЯ 2021
14 апреля 2021
13 апреля 2021

Не хватает денег на жильё сиротам и отлов бездомных собак - разбор «ИрСити»

Правительству Иркутской области не удаётся поставить на поток предоставление жилья детям-сиротам — очередь из нуждающихся не сокращается. На улицах Иркутска всё больше бездомных собак — с их отловом тоже проблемы. Выйти на акцию протеста граждане не могут, потому что «угроза распространения коронавируса».

В обзоре событий недели журналисты «ИрСити» не пытаются определять ключевые информационные поводы прошедших семи дней, а пишут о том, что их больше всего задело.

Екатерина Трофимова: Очередь из сирот

В прошлом году губернатор Иркутской области Игорь Кобзев во время своего послания затронул тему обеспечения жильём детей-сирот. Он обещал, что в 2020 году будет выделено в 2,5 раза больше квартир, чем в 2019-м. Это 1 тысяча жилых помещений в 14 муниципалитетах. По факту выдали в 2 раза меньше – 526. При том что в очереди на жильё стоят более 14 тысяч человек.

Проблема обеспечения жильём детей-сирот в Иркутской области «мусолится» в правительстве уже не один год. Сироты по достижении 18-летнего возраста не могут получить свой угол и вынуждены ждать в очередях по 5 и больше лет. Но несмотря на то что обещания по резкому увеличению числа выданных квартир не выполнили, всё же с каждым годом оно растёт: в 2019 году выдали 391 жилое помещение, в 2020-м – купили 832, выделили – 526, в этом году планируется выдать оставшееся с прошлого года и достичь цифры в 1,5 тысячи квартир. Это, безусловно, радует, но всё же темпы «муравьиные».

Есть и другая проблема – качество жилья. Не все застройщики готовы браться за строительство домов для детей-сирот. Одна из причин – низкая стоимость квадратного метра. Из-за этого приходится экономить на стройматериалах. Например, как случилось в таких домах в Тайшете. Несмотря на выявленные нарушения при возведении домов и признании их аварийными, их всё же приняли в эксплуатацию и заселили туда сирот. Сейчас в этой ситуации разбирается Следственный комитет. В числе обвиняемых – глава Тайшета Александр Заика.

Похожая ситуация сложилась в посёлке Малая Топка Иркутского района. Дома построили, но плохие. Сироты отказываются платить коммунальные платежи. Долги уже давно перевалили за 2 миллиона. Прошлой весной Кобзев поручил решить проблему и дал месяц, но ничего кардинально не поменялось. Долги так никто и не гасит, а дома потихонечку разваливаются.

Власти предложили хорошие варианты по решению проблем качества жилья: например, создать единую управляющую компанию в регионе, которая будет следить за такими домами, не выдавать больше 20% квартир в одном доме для сирот или покупать им жильё на вторичном рынке. Но всё это пока так и осталось в виде предложений.

На мой взгляд, было принято отличное решение выдавать детям-сиротам сертификаты на жильё вместо квартир. В 2020 году минсоцразвития Приангарья получило 200 миллионов рублей и выдало на них 126 сертификатов. Это чуть больше 1,5 миллиона рублей на человека. Вполне приемлемая сумма, чтобы купить однокомнатную квартиру или внести первоначальный взнос на ипотеку. Всё лучше, чем ждать годами жильё, которое по итогу ещё и не доставит тебе радости жизни в нём.

Ксения Власова: Протест цвета химзащиты

Коронавирус подарил нам ковидные госпитали, самоизоляцию, масочный режим и самые разнообразные ограничения. Но человек – существо умное, умеет приспосабливаться. И к коронавирусу, и к решениям властей по его поводу – часто противоречащих самим себе.

В последнее время сложно придумать что-то более противоречивое, чем запрет на проведение массовых мероприятий. Он действует, когда речь идёт, например, об акциях протеста, которые пытаются согласовать общественники. Но о нём напрочь забывают, когда мероприятие организуют различного уровня администрации. Будто небольшая кучка отстаивающих свои права граждан делает коронавирус злее и заразнее — вирус «видит» недовольных людей и начинает их косить налево и направо (говорят же, что все болезни от нервов). А к чиновникам он относится чуть терпимее. Либо власти с ним как-то ловко умеют договариваться.

Как пример – мартовская акция иркутских активистов против точечной застройки.

Мэрия Иркутска четыре месяца отказывала им в проведении массового пикета в сквере Кирова. Причина всё та же – неблагоприятная эпидобстановка. Очередное мероприятие планировалось с максимальными мерами предосторожности — с «подветренной стороны», в противочумных костюмах, респираторах и противогазах, с соблюдением дистанции в 1,5 метра и санитарной обработкой каждые 15 минут. И всё равно не согласовали, так как в условиях распространения COVID-19 проведение публичного мероприятия «влечёт угрозу безопасности его участников и нарушение прав граждан на охрану здоровья и благоприятную среду».

Но иркутяне не такие уж и простые, как может показаться (за что я их и люблю всем сердцем). После каждого отказа активисты проводили «общегородские собрания». И 10 марта не стало исключением. В микрорайоне Университетский возле стелы про любовь состоялась «акция смелых». Вечером 15 человек облачились в противочумные костюмы и респираторы и потребовали привлечь к ответственности тех, кто допускает точечную застройку в Иркутске.

Интересная картинка, правда?

Ирония в том, что за 2 дня до этого в Большом Голоустном состоялся матч со звёздами мирового хоккея, на который съехалось не менее 2 тысяч человек – трибуны и площадка вокруг корта были забиты людьми. И никто не побоялся коронавируса. А на 14 марта в Иркутске запланировали гуляния в честь широкой Масленицы. Правда, в день проводов зимы погода скорректировала планы. Но так или иначе и тут COVID-19 не сильно помешал. Про то, как граждане ездят в общественном транспорте или толпятся в продуктовых магазинах в час пик можно вообще не вспоминать.

Нет, я не хочу катить бочку конкретно на администрацию Иркутска или правительство Иркутской области и совсем не против красивых праздников, от которых радуются не только губернатор с местными жителями, но и гости региона. Очень даже за. Я тоже люблю праздники.

Но уж очень хочется побольше логики в нашу ковидную эпоху. И, что называется, побольше места для разбега. В ограниченном пространстве и воздух почти мгновенно кончается, и напряжение возрастает. А на стихийно вылившийся через край протест может не хватить протичумных костюмов. Да и не пригодятся они.

Даниил Конин: Топкинский проиграл собакам

В Иркутске уже который год остро стоит проблема с бездомными животными. Жителям Топкинского в этом плане «повезло», бродячих собак здесь очень много. Они идут отовсюду: некоторые своры прибегают откуда-то со стороны Радищева, некоторые приходят со стороны Лесного. Но откуда они появляются — не так важно, суть в том, что их очень много.

Есть такой миф, что те стаи, которые мы видим на улице, — это вчерашние домашние собаки: «потеряшки» или выброшенные нерадивыми хозяевами. Но на деле это не совсем так. У домашнего питомца, который по каким-то причинам остался на улице, шансов выжить очень немного. Он либо замёрзнет (если дело в холодное время года) либо умрёт от голода, либо сам станет пищей для дворняг в течение недели-двух. Уличные псы — это фактически дикие животные, пусть и приспособившееся к соседству с человеком. Правда, для среднестатической дворняги среднестатический человек уже не друг, а самый настоящий враг, который занимает его, животного, территорию.

Этой зимой я заметил, что Топкинский окончательно оказался завоёван бездомными псами. Они были буквально повсюду. Отдельное спасибо за это стоит сказать сердобольным строителям жилого комплекса, который сейчас возводится как раз напротив моего дома. Очень часто приходилось видеть, как по утрам оттуда из-под забора вылезали собаки. Видимо, там у них был и ночлег, и прикорм. Иногда они безучастно проходили мимо, иногда — начинали скалиться или лаять, особенно часто это происходило, когда везло столкнуться с двумя-тремя особями.

Вечером они носились по всему микрорайону… даже не знаю, с какими целями. Туда-сюда. Лаяли на прохожих, которые шли с остановки возле новостроек, рылись в мусоре. Я этой зимой впервые увидел, что небольшая собака может ловко с места запрыгнуть в мусорный контейнер, а потом так же ловко выпрыгнуть оттуда.

Со временем у собак со стройки появилось потомство, «на волю» стали пробираться щенки. Сейчас они выросли и стали такими же активными участниками «патрулирования» Топкинского. Вместе с остальными они бегают по микрорайону, бывает, что назойливо сопровождают людей с пакетами на выходе из магазинов. По утрам и вечерам постоянно доносится лай, стоит только открыть окна.

Время от времени, когда я еду либо на работу, либо с работы, вижу «весёлую» картину, как свора собак начинает галопом бежать по дороге на Шевцова за маршруткой и гавкать до тех пор, пока ей это не надоест. Что бы это могло значить? Я не знаю. Но видел такое не раз. Зрелище не очень приятное. Если такое случалось по пути домой, приходилось ехать до конечной, потому что там больше и людей, и машин. Видимо, собаки ещё не обнаглели до такой степени, чтобы бросаться на людей в столь оживлённом месте.

Настала весна, и соседство с четвероногими проявилось во всей своей неприглядной красе. Увы, но собаки не приучены ходить в туалет в местах, где люди ходят реже всего. Свои естественные потребности они справляют где угодно и когда им захочется. Поэтому все дворы и тротуары сейчас завалены сами понимаете чем. Зрелище не для впечатлительных.

На минувшей неделе мэрия Иркутска рассказала, что теперь отловленных бродящих животных будут чипировать. Дескать, это поможет отслеживать их судьбу и остановит бесконтрольный рост численности собак. Звучит забавно на фоне того, что у нас иногда потомство дают не только стерилизованные, но и умершие собаки.

Не знаю, как обстоят дела с собаками в других районах города, потому что я за пределами Топкинского и центра бываю нечасто, но у нас всё очень не хорошо. И даже нет никаких предположений, что делать. Вопросы по нашему микрорайону задавались и на прямых эфирах с чиновниками мэрии и правительства, и в комментариях к постам губернатора в Instagram, и по многочисленным номерам, которые называли в этих комментариях и эфирах.

Ну ничего, мы подождём. Подождём, пока собаки кого-нибудь загрызут. Может быть, даже меня. Представьте, какая дивная была бы новость: «Корреспондента «ИрСити» насмерть загрызли собаки в микрорайоне Топкинский». Как-то так вижу заголовок.

Наверное, тогда что-нибудь и изменится. Может быть, словят пару-тройку собак. Стерилизуют их, вылечат, чипируют. А потом выпустят обратно в Топкинском. А они внезапно дадут потомство. И всё начнётся сначала.

Видео: Иркутск из окна трамвая

В небольшое трёхминутное видео уместился почти час езды по трамвайному маршруту №1 — самому популярному, кажется, в Иркутске. С левого берега города едут на рынки (Центральный и на Волжской), из центра — в Студгородок, поток людей не прекращается. Даже во время записи видео, посреди рабочего дня, в «единичке» обычно не протолкнуться.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ