Р!
01 ДЕКАБРЯ 2021
30 ноября 2021
29 ноября 2021
Новости Иркутска

Бурятия возбуждает, а Иркутская область – нет. Разбор недели от «ИрСити»

Иркутская область, судя по всему, вошла в третью волну коронавируса, хотя от официальных лиц это словосочетание пока не звучит. На прошлой неделе в регионе снова запретили массовые мероприятия, после того как май и начало июня отметились целой чередой публичных праздников. Поэтому журналист Даниил Конин не понимает логику властей. Ксения Власова раздражена беспомощностью правительства и губернатора в вопросе аэропорта Иркутска и развития туризма, а Зоя Кузнецова устала перебираться через лужи в дождь и предлагает чиновникам походить уже пешком, хотя бы неделю.

Даниил Конин: Уроки логики для власти

Губернатор Иркутской области на минувшей неделе сначала анонсировал ужесточение коронавирусных ограничений (в том числе потому что люди «действительно расслабились»), а потом претворил их в жизнь, запретив на четыре недели проведение развлекательных мероприятий и посоветовав муниципалитетам отказаться от событий с массовым скоплением людей.

За последние несколько дней в Приангарье дважды перекрылись январские показатели по госпитализации людей с коронавирусом, власти вынуждены увеличивать количество коек для ковидных больных — это произошло впервые с января.

Давайте вернёмся на месяц назад. Вот так мы встречали 9 Мая в Иркутске.

А вот так две недели назад в Ангарске праздновали День города.

День города в Иркутске неделю назад был вот таким.

Можно ли по всем этим фотографиям понять, что у нас в разгаре какая-то там эпидемия? Пусть это будет риторический вопрос.

Может быть, людей заставляли соблюдать хотя бы минимальные меры предосторожности — надевать маски и соблюдать дистанцию? Очень сильно в этом сомневаюсь. Во время Дня города в Иркутске на Юности это выглядело так: волонтёры (юные мальчики и девочки) подходили к группам людей и с ощутимым чувством безнадёжности и бесполезности своих действий просили «одеть масочки». Не надели? Ну ладно.

Может быть, на это как-то реагировала полиция? Я не знаю ни одного подобного случая. Если вы сталкивались с таким, напишите в комментариях.

В конце-то концов, а у нас были условия для того, чтобы проводить все эти массовые мероприятия? Не потому что «праздник нужен душе», а потому что власти продумали, как разделить потоки людей (ни черта они не продумали), как убедить их соблюдать дистанцию и носить маски (никого они не убедили)?

О каком контроле властей за ситуацией может идти речь, если даже её представители «забили» на тот самый масочный режим, который у нас пока ещё не отменили?

Есть такой закон логики, согласно которому в процессе рассуждения два взаимно противоречащих высказывания или суждения не могут быть истинными в одно и то же время. Мне кажется, сейчас этот закон логики дал сбой. Разрешение на массовые мероприятия в честь 9 Мая или Дня города в условиях коронавируса прямо противоречат запрету на проведение каких-нибудь крупных событий в ближайшие четыре недели в условиях того же ковида.

Кто-то скажет: в апреле, перед Днём Победы, мы не били январские максимумы по количеству госпитализированных, как сейчас. Да, но их число стабильно держалось в районе больше тысячи человек. Вам этого мало? Ежедневный прирост заразившихся был на уровне 120-130 человек. А этого точно было достаточно, чтобы проводить крупные мероприятия? Сейчас-то по статистике прирост поменьше.

Мне кажется, до мая у властей было два возможных варианта действий. Первый — лояльный: последовательно возвращать людей к нормальному образу жизни. День Победы в этом смысле должен был стать первой ласточкой. Второй — жёсткий: столь же последовательно не проводить ничего. Ко всему этому следовало бы добавить ещё одну важную переменную: контроль за соблюдением противоэпидемических мер. И массированную пропаганду вакцинации ещё сверху.

Но в итоге нет ничего — ни последовательности, ни контроля. А может быть, просто стоило врубить на полную катушку ресурс и заставлять людей соблюдать элементарные меры безопасности ещё вчера, а не запрещать всё сегодня?

Цитата недели

— Никто не думал, что всплеск [заболеваемости коронавирусом] произойдёт. Он произошёл. Мы провели массовые мероприятия, связанные с празднованием Дня Победы в Великой Отечественной войне. Это нужные мероприятия. Поэтому сегодня врачи все обеспокоены состоянием… и сегодня именно в рамках профилактических мер мы должны дать отпор тому процессу, который пошёл в виде увеличения заболеваемости, — заявил губернатор Иркутской области Игорь Кобзев во время прямого эфира 10 июня в соцсети Instagram.

Ксения Власова: Губернатор хихикнул

На минувшей неделе говорили про туризм на Байкале, в дискуссии участвовали главы двух регионов – Иркутской области и Бурятии. И отгадайте с трёх раз, от чьих слов мой внутренний турист встал в стойку «на старт»? Всё верно. Бурятия возбуждает, Иркутская область – к сожалению, нет.

Не подумайте, что я какая-то зажравшаяся злыдня. Я очень люблю свой регион, и болею, если уезжаю из него. Я видела не всю Иркутскую область, но там, где была, не жалея разбрасывала частицы себя. Потому что люблю эту землю, этот воздух, это небо и солнце.

Но я не люблю, когда люди, облечённые властью и волей, как бы видят регион, но не смотрят конкретно на него – взгляд направлен куда-то насквозь. Такие чувства я ощутила, когда послушала, как и что говорит губернатор Приангарья Игорь Кобзев. Как будто со спины ледяной водой окатили.

Знаете, почему мне Алексей Цыденов понравился больше? Он честно признал, что Байкал – это главная точка притяжения, круче которой в Байкальском регионе ничего нет, хоть из штанов выпрыгивай. И благодаря Байкалу можно и нужно развивать туризм мирового класса (в Бурятии для этого работает отдельное министерство).

«Мы для себя чётко определили, что для нас туризм – одно из основных направлений развития, поскольку полезные ископаемые – исчерпаемый ресурс, сельское хозяйство с учётом климатических особенностей у нас достаточно сложное, а туризм – это отрасль, которая сейчас растёт во всём мире, и расти будет», — заметил Цыденов.

Да, не всё просто с особой экономической зоной (но в «Байкальскую гавань» хотя бы идут новые инвесторы, в «Ворота Байкала» как будто никто новенький не стучится), всё трудно с побережьем и всё плохо с очистными. Но Бурятия не топчется на месте, а упрямо идёт вперёд, прекрасно понимая, что если уж делать, то всё синхронно и системно – и природоохрану, и сервис, и транспорт.

Конечно, в Иркутской области эти проблемы тоже решаются, я не буду обесценивать труд очень многих прекрасных людей, благодаря которым окружающий мир каждый день становится чуточку лучше. Но, может, таких людей катастрофически мало? А их труд теряется за бесконечными отчётами властей. Может, потому что на Иркутскую область я смотрю постоянно, а на Бурятию — раз в полгода? Что-то вроде «взгляд замылился». И смотрю на соседей, когда инфоповоды появляются. Но среди них — такие, какие нам побить нечем.

Простите, я о своих баранах – про аэропорт. Улан-Удэнский авиаузел (который, на секундочку, называется «Байкал») — это такая горячая точка, где в последние несколько лет происходит основная движуха.

Новая взлётно-посадочная полоса, пятая степень свободы воздуха (когда аэропорт может принимать транзитные иностранные воздушные суда), планируемый новый пассажирский терминал, чартерные рейсы на Байкал. Честно? Я завидую. И после такого верю, когда Цыденов говорит, что через три, максимум пять лет жители Бурятии «почувствуют не турпоток, а денежный поток». Как будто соседи поняли высшую мудрость, а заключается она в том, что крупный, красивый, развитый аэропорт только поможет в жизни. Пусть это дорого и трудно.

А что в Иркутской области? А Иркутская область живёт мастер-планами. Мастер-план Байкальска, мастер-план Листвянки, мастер-план КБЖД. На всё – мастер-план. И работать «двадцать четыре на семь». А аэропорт – это игрушечка-антистресс, просто приятно, что она лежит в кармане, а когда нервничаешь, можно взять её в руки и помять. Кайф.

Услышал у коллег, что у них всё хорошо по аэропорту, — как-то странно усмехнулся Игорь Кобзев после выступления Цыденова, может, знает то, что мы не знаем. – У нас в общем-то вопрос с историей, выходим опять на финишную прямую с точки зрения подхода места выбора. Конечно, работы непочатый край.

Вас не смущает фраза «опять выходим на финишную прямую»? Нет? Всё в порядке? Окей. А меня смущает. Мы как белки в колесе с этим аэропортом, никакого движения вперёд, только — по кругу. При этом губернатор прекрасно знает про все возможные площадки – и про Позднякова, и про Ключевую, и даже про давно не упоминавшуюся Усть-Орду. Кажется, будто надо в принципе по аэропорту менять риторику и смотреть на него именно с точки зрения возможного развития туризма, а не с точки зрения актива, который вроде можно кому-нибудь отдать, а можно и не отдавать – прибыльное же предприятие.

А пока мы размазываем туризм тонким слоем по всему региону. Хотя давно пора перестать сопротивляться и отдаться в волны могучего Байкала. Разве минувший зимний сезон это не доказал? Упереться в аэропорт и, например, в Байкальск и стоять приманивать этими «вкуснятками» крупную рыбу. Но нет, мы продолжим разрабатывать бесконечные мастер-планы, а потом завернёмся в них и будем лежать ровненьким, красивеньким рулончиком, радуясь собственной находчивости. Так и похоронят. Шутка.

Зоя Кузнецова: Покупаем сапоги – и прыгаем через лужи

После сильного дождя в пятницу утром я попросила подписчиков в своём телеграм-канале прислать фотографии или написать в комментариях места в городе, которые превращаются для людей в непреодолимое препятствие. У меня таких места три, и несомненный лидер – это перекрёсток улиц Софьи Перовской и Партизанской, где топит оба пешеходных перехода – и через Софью Перовскую, и через Партизанскую. Глубина лужи – по щиколотку (к сожалению, я как-то нечаянно проверила), ещё надо, чтобы как-то твоё намерение перейти дорогу заметили проезжающие водители, это очень нелегко.

В комментариях показали ещё один такой прекрасный перекрёсток – Красногвардейской и Декабрьских Событий.

А ещё выход из поликлиники на улице Бурлова. И написали о переходе на улице Марата напротив одного из зданий администрации, о луже на остановке «23-я школа», об улице Дорожная, которую топит в дождь.

Как пишут читатели, некоторые из этих объектов – Софьи Перовской, Дорожная, Красногвардейская – после относительно недавного ремонта. И это у меня вообще никак не укладывается в голове. Как показывает анализ сайта госзакупок за последние три года, основные ремонты дорог в городе проводили иркутские компании, а принимали их – иркутские чиновники. Как, скажите мне, как можно настолько наплевательски относиться к городу, в котором вы сами живёте? По улицам которого вы сами ходите, ходят ваши жёны, матери и дети?

Мне очень хочется, чтобы всем чиновникам мэрии, директорам МУПов и иркутским депутатам запрещали пользоваться машинами с того момента, как они начинают исполнять свои полномочия. Только общественный транспорт, только пешком, только хардкор.

Чтобы в любую погоду, в любое время года – на работу и с работы, на все рабочие встречи (а лучше и по личным делам тоже) только на автобусах, трамваях и троллейбусах, с учётом коронавирусной ситуации – в масках и с соблюдением социальной дистанции. Каждый день, 365 дней в году.

Чтобы эти люди в красивых дорогих костюмах с пачками бумаг в портфелях прыгали через лужи, уворачивались от автомобилей, шли по улицам, на которых нет тени, потому что деревья вырубили, а вместо них в землю воткнули веточки, по выбитой плитке, по раскуроченному асфальту, по скользким тротуарам, по разбитым лестницам и тёмным переулкам. Чтобы если групповой выезд на ремонт дорог депутатов и чиновников, то только в ПАЗиках.

Мне почему-то кажется, что если такого абстрактного чиновника Евгения Николаевича по дороге на важную встречу или просто на работу случайно из лужи обольёт водитель, спешащий по своим делам, Евгений Николаевич это очень чётко запомнит. И тогда – даже при условии очень ограниченных ресурсов бюджета города – у нас всё довольно быстро начнёт приходить в порядок.

Пешеходные переходы перестанет топить, найдутся деньги на ливневую канализацию, на нормальные тротуары, на ровные дороги, на удобный общественный транспорт, на решения по обрезке деревьев, которые будут давать этим деревьям шанс не быть столбами. Не будет оригинальных инициатив по строительству подземных переходов на каждом перекрёстке или по закупке ПАЗиков в качестве общественного транспорта. Может быть, даже появится больше мотивации и аргументов для диалога с областными чиновниками и депутатами, а приоритеты поменяются, город станет действительно для людей, а не для машин.

И мне очень жаль, что никогда иркутские чиновники и депутаты не пересядут на общественный транспорт и не будут ходить пешком, даже неделю, даже в рамках пиар-акции. Потому что потом же придётся как-то говорить о результатах этого эксперимента, принимать какие-то нелёгкие решения, доказывать свою позицию, настаивать на разумных решениях, добиваться денег… А это очень сложно, слишком. И очень большая ответственность – вслух открыто признать проблему и потом биться лбом о стену в попытке её решить. Никто её на себя не возьмёт.

НазадВперёд
1 отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не чего пенять на беспомощность правительства,  вы его выбрали,  ходили на выборы и пр. Так, что живите. Тем более кое кому это правительство нравится.