Р!
24 ОКТЯБРЯ 2021
23 октября 2021
22 октября 2021
21 октября 2021
Выборы в Госдуму - 2021

Игры КПРФ и таинственный мастер-план Байкальска – разбор недели от «ИрСити»

Главным событием прошедшей недели стали выборы в Госдуму, по итогам которых КПРФ, ЕР и «Новые люди» получили по партспискам в Иркутской области по одному месту, партия власти взяла три округа, коммунисты – один. При этом вопросы о том, во что поигрались политики и можно ли им доверять, остались. Об этом пишет шеф-редактор «ИрСити» Зоя Кузнецова. Мастер-план Байкальска остаётся белым пятном, его презентовали главе ВЭБ.РФ, но так и не представили изумлённой публике, отмечает журналист Ксения Власова. А Даниил Конин довольно мрачно смотрит на встречу мэрии и противников строительства храма в Приморском.

Зоя Кузнецова: Во что играет КПРФ?

Всю неделю с выборов думаю про приоритеты КПРФ в кампании в Госдуму. Потому что Братский округ. Там победил единоросс Александр Якубовский, но разрыв с кандидатом от компартии Андреем Андреевым был минимальным. А первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко, комментируя поражение представителя КПРФ, заявил, что Андреев в начале предвыборной кампании не смог оторваться от фракционной работы в заксобрании. Не кажется вам это странным с учётом масштаба выборов и того, что у коммунистов сильная, опытная фракция в областном парламенте?

Число голосов, отданных за Якубовского в Братском округе, всего на 9,4 тысячи превышает количество проголосовавших за Андреева. Для сравнения: в Шелеховском единоросс Сергей Тен обошёл представителя КПРФ Виктора Кондрашова на 32 тысячи голосов, в Ангарском – кандидат от ЕР Антон Красноштанов набрал на 29 тысяч голосов больше, чем представитель КПРФ Андрей Ахмадулин. Как будто было за что бороться, да?

Андреев — опытный политик и идёт на выборы в Братском округе уже не в первый раз. В 2016 году он пытался там избраться в Госдуму, в 2018-м стал кандидатом от Братска в заксобрании. На предвыборной конференции он подчёркивал, что сам проехал все территории округа, то есть в целом уже будто бы не чужой для севера человек в отличие от Александра Якубовского, которого в Братск закинула предвыборная партийная фортуна – раньше он там не жил и никогда не участвовал в выборах.

Первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко на пресс-конференции после выборов заявил, что Андреев «не мог заняться [кампанией] достаточно эффективно», пока заксобрание не ушло на каникулы в июне, потому что взял на себя функции руководителя фракции КПРФ в областном парламенте вместо арестованного по делу о мошенничестве Андрея Левченко. «Разорваться и там, и здесь, наверное, возможности были небольшие», — подчеркнул Сергей Левченко.

Первый секретарь обкома также отметил, что Андреева в функции руководителя фракции заменить было некем, потому что это сложная работа, требующая связей, выстроенных отношений с другими партий, «с руководством, с администрацией».

Как будто бы в словах Левченко есть рационально зерно, но – постойте – ведь во фракции есть вице-спикер заксобрания Ольга Носенко, бывший депутат Госдумы Антон Романов, Павел Сумароков, не один срок работающий в заксобрании.

Первый секретарь обкома отмёл эти кандидатуры, объяснив, что они не могли руководить фракцией 1-2 месяца с начала предвыборной компании из-за того, что были загружены другой работой, а журналисты просто не понимают всего объёма, который выполняет глава фракции. Левченко даже сравнил пост руководителя фракции с должностью первого заместителя руководителя свинокомплекса (её занимает как раз Сумароков): мол, не думаем же мы, что её может занимать любой человек, так и с главой фракции в заксобрании.

По ощущениям на старте у КПРФ были все шансы на то, чтобы побороться за Братский округ по-настоящему, даже несмотря на то, что Якубовского «водили за ручку» по округу и губернатор Иркутской области Игорь Кобзев, возглавлявший список ЕР, и депутаты заксобрания, и мэры территорий, и то, что бюджет на кампанию у Якубовского был в 40 раз больше, чем у Андреева.

Всё вышеперечисленное – позднее вступление в кампанию, административная поддержка соперника, маленький бюджет – не помешали кандидату от КПРФ максимально близко подойти к своему оппоненту: разрыв у Якубовского с кандидатами от СРЗП и ЛДПР составил 32 и 34 тысячи голосов.

Я не очень опытный в ведении политических кампаний человек, но мне кажется, что позиции Андреева легко просчитывались на старте, и его возможности победить, взять для КПРФ ещё один одномандатный округ — тоже. Объяснения про то, что кандидат не смог бросить фракционную работу, выглядят на этом фоне беспомощно, если, конечно, предполагать, что КПРФ действительно за что-то борется в Иркутской области, а не талантливо играет в поддавки.

Кстати, те же самые вопросы про игры можно задавать и по Иркутскому округу, где «Единая Россия» выставила против представителя КПРФ Михаила Щапова кандидата с нулевой узнаваемостью, с незаметной в Иркутске кампанией и набравшего в три раза меньше голосов, чем его основной оппонент.

Конечно, КПРФ результатом Андреева может гордиться. При всех вводных это, безусловно, достойный итог кампании. Но, кажется, что партия не смогла поддержать своего кандидата не только деньгами, но и морально – перераспределив ответственность в заксобрании, дав ему свободу действий. Или кандидат сам этого не захотел?

Возвращаясь к началу моей колонки — что в иркутском обкоме с приоритетами? Я не выступаю сейчас за КПРФ или против «Единой России», а просто пытаюсь разобраться как обычный избиратель, которому ещё ходить и ходить на выборы, – можно ли доверять компартии, которая называет себя единственной реальной оппозицией в Иркутской области? Борется ли она по-настоящему со своими политическими оппонентами или это всё только слова, дым и зеркала? Готова ли она стоять за своих? По выборам в Братском округе, кажется, что нет.

Ксения Власова: Великая байкальская мечта

Иркутскую область посетил глава ВЭБ.РФ Игорь Шувалов. Показали ему всякое, в том числе и Байкальск, где, по заверениям властей, может начаться новая жизнь — с миллиардными инвестициями, новейшей инфраструктурой и самыми продвинутыми в плане экологии технологиями. Как предрекла вице-премьер Виктория Абрамченко, здесь будет первый в России экогород. Дух захватывает от этой великой байкальской мечты.

У Байкальска удивительная история. Город цвёл, пока жил Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. И заморозился, когда предприятие остановили. К территории примеряли различного покроя проекты, но то инвестор с крючка срывался, то размерчик не подходил. При этом в Байкальске уже давно работает особая экономическая зона «Ворота Байкала», предлагающая потенциальным резидентам всякие плюшки в виде льгот и земельных участков (правда, не мешало бы уже слегка актуализировать условия). А ещё считается, что в Байкальске очень мягкий климат и очень ласковый Байкал. То есть развивайся — не хочу. Но буксует.

Буксует по многим причинам. В том числе — отсутствие инфраструктуры. Её создание – это обязанность региона, но откуда у региона столько денег, чтобы сделать всё быстро и красиво? Вот и получается, что единственным действующим резидентом является горнолыжный курорт Гора Соболиная, просто потому что он работает здесь с «лохматых годов», ещё до создания всяких ОЭЗ. А обычные горожане летом сидят без горячей воды, потому что в городе не могут построить новый теплоисточник – всё спорят, на чём он должен работать. Потому что уголь запрещён по закону. А сжиженный газ – очень дорого.

А ещё БЦБК, с которым никто не знает, что делать. Есть, конечно, предложения, и РАН даже отфильтровала возможные технологии ликвидации отходов. Но ни одна из них не опробована на территории карт-накопителей. Да и как признают представители структур Росатома (который уже третий по счёту, кто взялся решить проблему комбината), достоверно неизвестно, что в этих картах находится – столько лет прошло. Головоломка на миллион долларов. Но к 2025 году обещают убрать и отходы, и оставшиеся обломки предприятия.

Гигантские инвестиции, кстати, действительно обещают. Суммы постоянно скачут – видимо, в зависимости от размаха идеи. Ну вот, например, последняя из таких масштабных идей ВЭБ.РФ – создание города-курорта мирового класса с объёмом инвестиций в 161 миллиард рублей. Часть денег планируют направить на приведение в порядок того, что уже есть – ликвидацию БЦБК, строительство нового жилья (в том числе рассматривается деревянное домостроение), детсадов, школ и другой социальной инфраструктуры. А основные инвестиции пойдут на глобальное: центр водных ресурсов, курортную недвижимость, дороги, парки, пляжи. У меня голова кружится, а у вас?

Всё пока в оценках и примерках. По идее основные подходы к развитию Байкальска ВЭБ должен закрепить в мастер-плане. Первую версию представили в июне. Концептуально регион её поддержал, но попросил доработать. На минувшей неделе мастер-план показали уже самому Шувалову. «По поручению президента России его разработала госкорпорация ВЭБ.РФ при участии Центра развития Байкальского региона. Во всех обсуждениях участвовали жители города», — написал на своей странице в Instagram губернатор Игорь Кобзев. И добавил, что мероприятия расписаны до 2040 года.

Что конкретно там расписано – непонятно. Из того, что просачивается в федеральную прессу, кажется, будто это куча различных идей, возникших во время очередного мозгового штурма. И этот кубик Рубика никак не могут собрать. А для обычного человека мастер-план остаётся пока недоступен – ни глазками посмотреть, ни ручками пощупать. На сайте ВЭБа его нету, Центра развития Байкальского региона – нету, помогавшей в разработке компании КБ «Стрелка» — тоже нету. Про портал правительства я уже молчу.

Где же эта волшебная бумажка, благодаря которой красивая мечта должна стать не менее красивой реальностью?

В Караганде.

Даниил Конин: «Мы вас услышали»

Администрация Иркутска на этой неделе провела некое подобие общественных слушаний по строительству храма в микрорайоне Приморский, на которое даже официально пригласила активистов, выступающих против застройки рощи на Захарова и Безбокова. Правда, по итогам сбора сложилось ощущение, что это были бесполезно потраченные 2 часа жизни.

Первым выступил автор проекта храма Андрей Красильников, который в красках расписал все предложенные решения, а также рассказал, что участок возле религиозного сооружения будет удобен и приятен всем местным жителям. Причём, если совсем огрубить, свой проект он преподносил так: либо здесь будет храм и облагороженная территория, либо тут так и останется никому не нужный пустырь.

Позднее выяснилось, что застройщик храма всё-таки будет пилить деревья на участке (около 40 штук), хотя ранее пресс-служба администрации заявляла, что запросов на это не поступало. В самом факте рубки нет ничего необычного — всё-таки там довольно обширная территория, засаженная деревьями. Их придётся рубить даже на этапе заезда строительной техники, не говоря уже о непосредственном возведении объекта. Но странно, что это не проговорено в самом начале.

Затем по противникам строительства ударили тяжёлой артиллерией — заммэра Иркутска и руководитель комитета по градостроительной политике Евгений Харитонов заявил, что администрация не может отозвать разрешение на возведение храма, потому что такая процедура не прописана законодательно.

«Вся процедура законности была соблюдена, все принятые решения можно оспаривать через суд, но они были проведены с точки зрения законодательства безукоризненно. Законодательство не предусматривает отзыва разрешения на строительство, такого понятия просто нет. Если оно выдано, обратной силы не имеет, это можно сделать только в судебном порядке. Сколько бы не было собрано подписей «за» или «против», это может сделать только суд», — сообщил чиновник.

Потом исполнительный директор по строительству храма Алексей Кожевников обозначил сроки окончания — до 2024 года, а также признал, что «Благотворительный фонд по строительству храма Александра Невского», на средства которого должно было возводиться религиозное сооружение, прекратил существование в феврале 2021 года. Но, по его мнению, это не должно помешать, поскольку у прихода «достаточно средств», и он начал стройку, «понимая тот период застройки, который нужен».

Правда, ни он, ни чиновники мэрии, ни депутат думы Михаил Корнев так и не назвали стоимость строительства. Известна только сумма, фигурировавшая в 2012 году — 1 миллиард рублей. Не нужно обладать особыми познаниями в экономике, чтобы предположить, что миллиард рублей 9 лет назад и сейчас — это совершенно разные деньги. Следовательно, можно предположить, что сейчас на строительство храма потребуется куда больше. И жители имеют полное право сомневаться, что приход реально располагает такими деньгами.

Напоследок чиновники и депутаты Михаил Корнев и Ростислав Белых в один голос стали утверждать, что построить храм на прежнем месте невозможно — потому что там планируется дорожная развязка. И это действительно так — по генплану, размещённому на сайте мэрии, действительно планируется строительство развязки на месте «зелёного треугольника» в пределах улиц Захарова, Безбокова и Якоби. Но даже так рядом остаётся сопоставимый по размеру со спорным участок земли, который принадлежит муниципалитету и на котором ничего нет. Чем не вариант вписать туда новый храм (пусть и не такой монументальный, как планируется сейчас)?

Но вместо этого жителям предлагают какие-то фантастические варианты, например, вписать детские и спортивные площадки на кусочки территории возле храма, где не проходят коммуникации.

Люди хотели встречу с мэрией — они её получили. Правда, у них не вышло наладить двусторонний диалог, в основном они были вынуждены выслушивать, что всё уже решено. Так что теперь у них только один вариант — идти в суд. И надеяться, что Фемида действительно слепа.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила