Р!
09 ДЕКАБРЯ 2021
08 декабря 2021
07 декабря 2021
06 декабря 2021

Большая нелюбовь к Иркутску и (не)вкусные школьные обеды - разбор «ИрСити»

В Иркутской области резко выросло общее число смертей. Связано это, конечно, с пандемией коронавируса. Шеф-редактор Зоя Кузнецова сравнивает статистику за последние 3 года и объясняет, почему 2021-й — пока что худший для региона. Журналист Даниил Конин рассказывает, как власти не очень любят (и, кажется, даже не пытаются) Иркутск, а Ксения Власова вспоминает о школьных обедах. Всё это — в традиционном разборе недели от «ИрСтити».

Зоя Кузнецова: Худший год для Иркутской области

С ноября прошлого года я каждый месяц наблюдаю за данными по числу выданных свидетельств о смерти. Их публикует региональная служба ЗАГС. И если сравнить их с показателями 2019 года, когда коронавируса не было, то окажется, что число смертей в 2021-м в разные месяцы выше, чем два года назад, причём разрыв составляет от 11 до 82%.

На графике видно, что только в двух месяцах 2021 года – феврале и мае – смертность в Приангарье соответствовала допандемийному уровню. Это месяцы, когда волна ковида в регионе спадала. В июле число смертей превысило показатель 2019 года в 1,9 раза – это был пик третьей волны.

По данным службы ЗАГС Иркутской области, число смертей в год сокращалось с 34,2 тысячи в 2011 году до 31,7 тысячи в 2019 году. В 2020-м оно выросло до 35,6 тысячи. За 10 месяцев 2021 года этот показатель — уже 33,2 тысячи человек. Очевидно, что в лучшем случае в этом году количество умерших будет таким же, как в 2020-м.

Почему-то мне кажется, что лучший случай – это не про Иркутскую область.

Видео: МС-21 прилетел на авиасалон в Дубай

Новейший пассажирский самолёт МС-21, который собирают на Иркутском авиазаводе, прибыл на авиационно-космический салон в Дубай. Он без посадки пролетел 3,7 тысячи километров. Воздушное судно оснастили российскими двигателями ПД-14. Также для участия в Dubai Airshow 2021 на машине установлена часть салона бизнес- и эконом-класса. Для «иркутской ласточки» это первый выход в люди за границей.

Ксения Власова: Чёрствый хлеб с зелёным маслом

На минувшей неделе Иркутск посетил известный шеф-повар и ресторатор Константин Ивлев. Для него сотрудники иркутского комбината питания приготовили несколько блюд из школьного меню. Ивлеву вроде всё понравилось. И пресс-службы администрации Иркутска и правительства Приангарья со спокойным сердцем рассказали об этом.

Пост о приезде Ивлева на странице губернатора Игоря Кобзева в Instagram собрал более 250 комментариев, часть из которых рассказывает о невкусной (а иногда, по отзывам родителей, отвратительной) еде, которую дают детям в школьных столовых. Прочитав некоторые из них, я вдруг резко провалилась в детские воспоминания.

Вообще я из многодетной семьи. И в конце 90-х мы жили, как, наверно, большинство семей в городе, в стране — без роскоши в быту и на столе. Покупные деликатесы — сервелат и оливки — «захаживали» к нам только по большим праздникам. Но мы никогда не были голодными – каждый, как говорится, получал на свой кусок хлеба свой кусок масла. Потому что родители много работали и всегда могли накормить не только своих четверых детей, но и их друзей, периодически заваливающихся в гости.

Моя маленькая мама – волшебница, не меньше. Она приучила нас к тому, что даже из самых обыкновенных продуктов можно приготовить густой суп и сытное второе (почти всегда – с подливкой!). А иногда она и вовсе устраивала пир, замешивая какое-то немыслимое количество сладкого и воздушного теста и вытаскивая его в больших кастрюлях в тёплую ванную — чтоб поднялось. Надо ли говорить, как приятно, а главное, вкусно было ходить и проверять, не «убежало» ли оно.

Параллельно мама пыталась нас научить кулинарному искусству (до сих пор, кстати, не оставляет надежды). Часто я сидела и выполняла мелкую работу «на подхвате» — резала лук или чистила морковку. В это время мама удивительно быстро из малосвязанных друг с другом продуктов собирала что-то сложное и необыкновенное, например, борщ.

И, когда почти всё было готово, протягивала мне дымящуюся ложку: «Ну-ка попробуй, чего в этом супе не хватает?» А было именно так, как я люблю всей душой (а она, по-моему, живёт в районе желудка). Отдуваясь от горячего, я жалобно выдыхала: «А я вот так не умею». На что мама смеялась: «А я, думаешь, с поварёшкой родилась?»

С таким отношением к еде и её приготовлению, почти священнодействию, я приходила и в школьную столовую, в которой мне, как ребёнку из многодетной семьи, выдавали бесплатные обеды.

Меня до сих пор передёргивает от воспоминаний. Суп – прозрачная жижа с одинокой кривой картофелиной. Холодная гречка с картонной сосиской. Какая-то кислая капуста. Чёрствый серый хлеб с зеленоватым маслом. И компот – единственное, что из этого всего набора было более-менее съедобным. В какой-то момент я перестала ходить в столовую, потому что знала, что меня там ждёт.

Как можно было этим кормить детей? Я до сих пор теряюсь в догадках. Уже позже, слава богу, поменялись повара и поставщики. Суп наконец-то перестал напоминать подмасленную водичку, а котлеты приобрели запах мяса. Но я до самого выпускного старалась как можно реже бывать в школьной столовой. Максимум, что я ела, – привозные булки с сахаром или пирожное «Мраморное». Просто не могла прогнать из головы образ бесцветной колбасы и синеватой молочной каши.

Я знаю, что прошло много лет. Поменялись технологии и ГОСТы. Поменялись поколения, и общество стало жёстче следить за детьми – как учатся, во что одеваются, где гуляют и что едят.

Но, когда я вижу поток комментариев с перечислением невкусных школьных блюд, мне кажется, что ничего за почти 15 лет не изменилось. Потому что это значит, что где-то опять схалтурили. Где-то сэкономили на продуктах, где-то нарушили технологии приготовления, где-то проморгали сроки хранения. А сверху это всё придавила утверждённая низкая стоимость обедов.

У меня внутри всё завязывается в узел. И хочется вернуться в детство, на жаркую кухню с вечно открытой форточкой, и, утирая слюни, зачарованно наблюдать, как колдует мама.

Ну потому что разве можно так плевать на детей?

Даниил Конин: Маленькая «Зелёная линия» как символ большой нелюбви

Когда-то давно в Иркутске сделали очень простой, но эффективный ход для популяризации городских достопримечательностей — нарисовали на тротуаре обыкновенную зелёную линию, которая соединила 30 знаковых объектов друг с другом. Получился симпатичный пешеходный маршрут, по которому можно гулять полдня и рассматривать всё интересное, что есть в центре города. Увы, но сейчас «Зелёная линия» незаслуженно забыта городскими властями. И так получается, будто бы этот локальный пример отлично характеризует общее отношение к городу, который, прямо скажем, далёк от идеала.

Наша редакция писала о плохом состоянии «Зелёной линии» ещё в конце июня 2021 года. Автор того текста Олеся Погорелова отмечала, что довольно много участков маршрута далеки от идеала — где-то разрисованы стенды (а где-то, как возле памятника Ленину на пересечении одноимённой улицы с Карла Маркса, их вообще нет), где-то линия либо совсем стёрлась, либо находится на грани исчезновения.

«Как пояснили в пресс-службе администрации города, «Зелёную линию» обновляли в рамках волонтёрской акции и не все участки привели в порядок. Полноценное восстановление — покраска линии, замена стендов, — завершится к осени 2021 года», — говорилось в том тексте.

Но вот прошло лето. Уже даже осень почти вся прошла, снег выпал. А что же с линией? А с ней… ничего. Её по-прежнему местами будто бы и нет.

Вот так она выглядит на улице Ленина на участке от перекрёстка с улицей Горького до Иркутского авиационного техникума. Видите линию? А она там есть.

До перекрёстка ситуация не сильно лучше, но там хотя бы остались какие-то ошмёточки.

А возле памятника Ленину так до сих пор и не появился информационный стенд. Я не уверен, что большинство прохожих, глядя на фигуру вождя мирового пролетариата, сможет сказать, кто это такой и чем он знаменит, кроме того, что в его честь назвали целую улицу в Иркутске.

На Нижней набережной вместо зелёной полоски вообще какая-то весёлая тра-ля-ля. Видимо, рабочие, перекладывавшие плитку, понятия не имели, что это за чёрточки и для чего они тут нужны. А нарисовать новую не успели — благоустройство набережной и так успешно просохатили на 1,5 месяца.

Убитому тротуару на Декабрьских Событий — не менее убитую «Зелёную линию».

А на участке по улице Желябова вообще забыли её нарисовать. В 2020 году там ремонтировали дорогу и перекладывали тротуар. С тех пор там и осталась «проплешина».

По ощущениям показалось, что какую-то часть «Зелёной линии» всё-таки причесали, но «пустоты» на Ленина и Желябова просто убили остатки веры в то, что в Иркутске когда-нибудь всё станет хорошо.

Интересно было бы узнать причины, по которым мэрии не хватило двух месяцев лета и полутора — осени, чтобы доделать «Зелёную линию» целиком. Пресс-служба пока эту ситуацию никак не прокомментировала. Наверное, на то были какие-то веские причины. Например, если люди, которые ответственны за туристическое направление в городе, были очень-очень заняты планированием 25-километрового маршрута по Ангаре от плотины ГЭС до Боковской протоки.

Или, может быть, та часть администрации, которая курирует благоустройство, бегала по городу и изо всех сил подгоняла подрядчиков, срывающих сроки работ по городским паркам и скверам. На этом фоне «Зелёная линия» выглядит такой мелочью, которая обязательно потерпит.

Но мне кажется, что если эти причины и имеют какое-то значение, то оно явно не определяющее. Думаю, что во главе угла всё-таки стоит отсутствие любви к городу и желание делать его чуточку лучше всегда, когда это возможно.

Наши постоянные читатели тут же мне ответят: «Так ты, Даниил Конин, сам десятки раз говорил, что ты не любишь Иркутск. Тебе ли обвинять в этом других? Балаболка сетевая!»

И это действительно так. Я вправду не очень люблю Иркутск, он не откликается в моей душе, хотя я и признаю, что местами он мил и прекрасен. Даже по маршруту той же «Зелёной линии» я ходил и время от времени подбирал челюсть.

Но нелюбовь — со стороны властей — может проявляться в мелочах. В недоделанной «Зелёной линии». В грязных фасадах домов в центре города. В разбитых дорогах и тротуарах. В старых деревянных домах, которые молят о помощи, но не получают её. Все эти мелочи в совокупности дают грустную картину, на которой изображён неприкаянный и никем не любимый город. Который наверняка хочет, чтобы его полюбили и обратили внимание на застарелые проблемы.

Если власти не могут проконтролировать восстановление нескольких небольших участков пешеходного маршрута, найти несколько волонтёров и купить им десяток банок краски, кучу кистей, валиков и бумажной липкой ленты, то как можно говорить о какой-то любви со стороны тех, кто несёт ответ за всё это? Как можно быть уверенным, что прожектируемый маршрут по Ангаре не заглохнет, так и не начавшись? О каком глобальном развитии может идти речь, если не получается доделать даже пустячные вещи?

Я не люблю Иркутск, но мне очень хочется, чтобы он становился хоть немножечко лучше. И для того, чтобы это произошло, я готов не только критиковать всё на свете и быть «сетевой балаболкой».

Обращаюсь к городской администрации: уважаемые, дорогие чиновники! Если вдруг вы всё-таки надумаете поискать волонтёров для восстановления «Зелёной линии», свяжитесь со мной, пожалуйста. Напишите нам на редакционную почту, позвоните мне на телефон (уверен, вы сможете его найти при желании). Дайте краску и кисти — и я в любое время найду возможность, чтобы вам помочь.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила