Р!
18 ЯНВАРЯ 2022
17 января 2022
16 января 2022
Новости Иркутска

Чувства декабристов и губернатор, разгоняющий хандру - разбор от «ИрСити»

Главный редактор «ИрСити» Зоя Кузнецова объясняет, почему не стоило шутить о любви декабристов к Иркутску, а журналисты Даниил Конин и Ксения Власова рассуждают на тему о том, что не всё, что делается властями, может быть плохим. Об этом — в традиционном разборе недели.

Зоя Кузнецова: С любовью — в ссылку и на каторгу

Вице-мэр Дмитрий Ружников, презентуя в Сколково проект развития города, пошутил о любви декабристов к Иркутску. «Декабристы очень любили наш город, прямо семьями приезжали к нам», — сказал он. Шутка стала настолько популярной, что её прокомментировал бывший глава компании «Юкос» Михаил Ходорковский, а Ружникову пришлось за нее оправдываться.

Чиновник объяснил, что «эта ирония» нужна была для того, чтобы «немножко освежить зал» во время презентации, потому что «люди сидели 3-4 часа».

Вот о чём шутил Дмитрий Ружников на примере биографии двух самых известных в Иркутске декабристов — Сергея Трубецкого и Сергея Волконского. Оба из дворянской семьи. В наш город попали в 36 и 38 лет. Из Москвы в Иркутске они ехали в кандалах. Потом оба попали на 10-летнюю каторгу на серебросвинцовых рудниках в Забайкальском крае. В 1836 году их перевели на поселение в сёла Урик и Оёк под Иркутском. Там они занимались сельским хозяйством, помогали местным жителям — Трубецкой, в частности, был за врача и ветеринара. Волконский смог перебраться в Иркутске в 1845-м, Трубецкой — на 2 года позже. Сибирь они смогли покинуть в 66 и 68 лет.

Вместе с декабристами в Сибирь приехали их жены Мария Волконская и Екатерина Трубецкая. Волконской в Петербурге пришлось оставить новорождённого сына. В 1845 году им разрешили поселиться в Иркутске из-за того, что детям нужно было получить образование. У Трубецких было девять детей, пятеро из них умерли, пока семья была в ссылке в Забайкалье и Иркутской губернии. Екатерина Трубецкая умерла в Иркутске, Волконская смогла уехать вслед за мужем в центральную часть России.

Ходорковский, отреагировавший на шутку иркутского вице-мэр, провёл 10 лет в колониях в Забайкальском крае и Карелии после того, как российский суд признал его виновным в мошенничестве. На момент ареста он был одним из богатейших людей мира, его состояние оценивалось в 15 миллиардов долларов. В 2020 году ЕСПЧ постановил, что он был осуждён за деяния, которые не являлись преступлениями. После освобождения Ходорковский сразу эмигрировал.

«Жду, когда скажут, что в 2003 году я решил оставить дела и уехал пожить в Забайкалье. А потом в Карелии. Туризм такой на 10 лет с хвостиком. Природа там красивая. И воздух свежий», — написал бизнесмен в своём Facebook.

Сейчас сложно оценивать настоящие чувства декабристов в Иркутску. Может быть, у них просто не было выбора. И, кажется, не надо было шутить на эту тему и потом доказывать, что шутка хорошая.

Редколлегия: От коронавируса спасёмся бубном и вакцинацией

В новом выпуске «Редколлегии» редакторы «ИрСити» Зоя Кузнецова и Ксения Власова решают, уместной ли была шутка министра здравоохранения Иркутской области Якова Сандакова о лечении с помощью бубна в Качугской районной больнице и может ли её себе позвонить чиновник такого уровня, нужны ли QR-коды в транспорте и в жизни, а также спасёт ли нас всех вакцинация.

Ксения Власова: «Не хандрите!» — сказал губернатор и погладил по голове

На минувшей неделе губернатор Приангарья Игорь Кобзев «заручился поддержкой» первого замминистра обороны РФ Руслана Цаликова по согласованию площадки для нового иркутского аэропорта в районе Позднякова. Иркутяне уже слегка психуют или впадают в сплин от этой истории. Шутка ли, больше 30 лет никто не может сдвинуть эту гору. Никакой уверенности, что и в этот раз получится. Лучше уж ещё 30 лет ничего не делать, чем разочароваться в очередных обещаниях. «Не хандрите», — сказал губернатор.

«Настроен на результат», — заверил всех грустящих Игорь Иванович.

Один из комментаторов заметил, что Позднякова – не выход, и надо искать что-то другое.

«Как вы видите «надо искать»? Это же площадка не под строительство торгового центра. За несколько десятилетий существования этой проблемы ничего не нашли, за исключением в районе населённого пункта Позднякова, и то до конца не отработали. Приходится исправлять прошлые ошибки. Всё непросто получается. Необходимо терпение всем нам. До ввода в эксплуатацию 7 лет», — ответил ему губернатор.

И я вдруг подумала: а действительно, чего мы бесимся? В «сером доме» не дураки сидят, и должны предусмотреть всё, что нужно, чтобы новый аэропорт в Позднякова был не просто «за пределами города», а именно удобным для людей. Слава богу, что иркутский авиаузел поставили в стратегию социально-экономического развития Иркутской области до 2036 года – считайте, практически визуализировали объект.

В такие моменты я, конечно, пытаюсь заразиться оптимизмом губернатора и представляю его могучим Ильёй Муромцем, который своей гигантской палицей может защитить нас от любых бед: от пожаров до наводнений. А ещё начинаю всерьёз думать, что, может, так и надо решать застарелые проблемы: оперативно идти по самому очевидному пути и упрямо стоять на своём? Отсекать больное. Заливать всё пеной. А о последствиях думать тогда, когда они наступят.

Главное – ни секунды не сомневаться, не кукситься и не наматывать сопли на кулак.

Не хандрить. Силой воли, даже если эта сила только у одного человека.

Даниил Конин: Не такой памятник не такому Чехову

На днях в Иркутске открыли памятник Антону Павловичу Чехову. Он (памятник, не писатель) появился в новом сквере в районе улиц Карла Маркса и Чехова. По иронии судьбы, улица, где находится гостиница «Амурское подворье», в которой останавливался Антон Павлович, находится буквально в сотне метров от памятника и носит имя французского философа Шарля Фурье. Почему в своё время её не назвали в честь знаменитого прозаика и драматурга — загадка, на которую у меня нет ответа (если он есть у вас, поделитесь в комментариях, пожалуйста).

Как обычно это бывает в Иркутске, стоит произойти чему-то, связанному с благоустройством города, как тут же поднимается шум в соцсетях. Определённой части комментаторов разного уровня памятник не понравился. Причин для недовольства много, но вот наиболее частые:

  • Не там установили (надо было где-нибудь возле «Амурского подворья»);
  • Чехов не так выглядит (должен быть молодой, а его показали старым — вернее, показали молодого человека с постаревшим лицом);
  • У памятника нет смысла, он ни о чём (одна из самых странных увиденных претензий, но она есть и довольно распространена);
  • Он вообще не нужен (заводы все позакрывали, зато памятников понатыкали туда и сюда).

Как по мне, гораздо полезнее с исторический точки зрения было бы восстановить «Амурское подворье», где когда-то жил Чехов (и монгольский революционер Сухэ-Батор, кстати). Но это очень долгий и сложный вариант. И вообще не похоже, что он может быть осуществим.

Поэтому пусть будет хотя бы такой памятник. И местным жителям, наверное, будет приятно (некоторые из них выступали инициаторами создания сквера с памятником Чехову), и гостям города будет смысл глазеть не только на дома по Карла Маркса, но и периодически отклоняться от неё в сторону мелких улиц. Разве это плохо?

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила