Р!
19 ЯНВАРЯ 2022
18 января 2022
17 января 2022

Раздражающий QR-код и бессмысленный минспорта – разбор недели от «ИрСити»

Главный событием этой недели стало одобрение региональным заксобранием законопроекта о QR-кодах для вакцинированных и переболевших. Редактор «ИрСити» Ксения Власова рассуждает о том, почему эта тема так бесит. Ещё Иркутскую область покинула титулованная спортсменка Ирина Долгова. Журналист Даниил Конин рассуждает, какие были варианты и почему минспорта, кажется, всё более бессмысленным. А редактор Зоя Кузнецова просто регистрируют печальную стабильность иркутских дорожных ремонтов.

Ксения Власова: О чём мечтает коробка молока

Регионы направили положительные отзывы на законопроект о QR-кодах в общественных местах. Власти Иркутской области не стали исключением – сначала губернатор Игорь Кобзев подписал положительный отзыв, затем – заксобрание. К своему решению парламент ещё приложил длинный список изменений, которые нужно учесть, чтобы закон стал хорошим и красивым, а не как сейчас – сырым месивом, которое никому жизнь не облегчит (почитайте, может, вы хотя бы на пару минут перестанете обливать депутатов грязью). С какими мощными речами это принималось – мы обсуждали в «Редколлегии».

Можно ещё много говорить о том, почему региональные власти не смогли написать отрицательные отзывы на ставший скандальным законопроект. Но я хотела бы рассказать вам о другом. О коробках молока.

Если правительство России решит всё-таки прислушаться к мнению регионов, то QR-кодов, скорее всего, не будет. Эту раздражающую маркировку, которая раньше встречалась только на товарах (и она никого не бесила), сменят на нечто. На что – пока неясно. Есть много вариантов: «паспорт здоровья», «грин-пасс» или просто «медицинский сертификат». Решит ли это проблему с озлобленностью людей и их нежеланием вакцинироваться – вот главный вопрос.

У меня в принципе нет проблем с этими кодами. Я воспринимаю их как простую ссылку на номер медицинского сертификата о вакцинации. Более того, в жизни мы получаем много индивидуальных номеров. Вспомните, ИНН, СНИЛС, страховой полис, регистрационный знак автомобиля. Каждый наш документ имеет свой номер – свидетельство о рождении и смерти, о регистрации и расторжении брака, водительское удостоверение, сертификат профилактических прививок (помните, что такой есть?), медицинская карта, паспорт, в конце концов.

Мы живём в окружении цифр и их комбинаций. Мы привыкли быть посчитанными и встроенными в общую систему. Мы привыкли, что где-то хранятся данные о нас — и если мы физически исчезнем, то от нашего существования останутся хотя бы буквы и цифры.

Может, раздражение на QR-коды связано с тем, что власти не смогли придумать более изящный способ предъявить свой статус – вакцинированный или переболевший. И просто взяли первое, что попалось под руку – ажурный квадратик с коробки молока. И те, кто послушался и сделал прививку, вдруг почувствовали себя этой самой коробкой.

Может, раздражение связано с тем, что остался гигантский пласт граждан без этого ажурного квадратика. Страна и так живёт с вечной пропастью между людьми, которые по своей природе вечно стремятся друг к другу, потому что вместе проще, теплее, безопаснее.

QR-коды не просто подчеркнули эту пропасть, они создали новую – между вакцинированными и невакцинированными. А глобально – между имеющими право ходить в торговые центры, кино, театры, рестораны и бесправными, выключенными из жизни и лишёнными её маленьких радостей. А когда за окном кризис, работа без продыху, вечно растущие цены и зима, без маленьких радостей можно сойти с ума. Это хоть какой-то выход из круга повседневных задач.

А что делать тем, у кого медицинский отвод, у кого тяжёлое хроническое заболевание, и он просто боится делать прививку? Что делать тем, у кого высокий уровень антител и он просто не видит причин вакцинироваться, потому что организм сам способен справиться с инфекцией? При этом помня, что вакцинация добровольная. А она же добровольная? Получается, что часть граждан вообще не посчитали.

Абсурда ситуации добавляет то, что от этого «разделения потоков людей» нет никакого толку. Эти потоки потом сливаются в один – в продуктовых магазинах, аптеках, общественном транспорте и больницах. И люди — не глупые — это всё видят.

Тех, кто не согласился делать прививку, обозвали антиваксерами. Вы тоже сейчас сморщились от отвращения? Ничего другого это слово не вызывает – отвращение и желание врезать по морде тому, кто оскорбил. Думаю, что даже настоящие антипрививочники за такие слова могут полезть в драку. Потому что «антиваксер» — это какая-то серая клякса с восемью ногами и тремя хвостами, которая только и делает, что всем мешает.

Человек – думающее и чувствующее существо – не хочет быть коробкой молока и восьминогой кляксой. А его заставляют. И смысл тогда удивляться, что люди ненавидят государство, в котором живут. Ещё страшнее – начинают ненавидеть друг друга. Вдруг стало стыдно признаваться, что ты вакцинировался.

Я сделала прививку. Недавно ревакцинировалась. И у меня есть «ажурный квадратик с коробки молока». Некоторые меня обвиняют в конформизме, перестают разговаривать, смотрят исподлобья, пару раз слышала брошенные в спину оскорбления, после которых обычно хочется разбить лицо об асфальт тому, кто такое сказал, но я не стала. Я ушла. Всем сердцем желая просто обнять этого человека. Хотя объятия из-за коронавируса тоже стали вне закона.

Беда не в QR-кодах. Беда в том, что власть пропустила вспышку и долгое время не объясняла людям, что происходит, путалась в показаниях, меняла мнение, держала людей за лохов и дебилов, а главное – обвинила во всём и не стала поддерживать. Ни пенсионеров, ни бюджетников, ни бизнес, ни тех, кто вдруг засомневался.

Вы что творите-то?

Я знаю, что люди, которые живут в России, — мудрые, красивые и терпеливые. И, в конце концов, и эта волна напряжения уляжется. Но надо, чтобы верхушка перестала сидеть на коробках молока, а повернулась к людям – открыла глаза и вгляделась в их лица. Только и всего.

Редколлегия: Как одобряли законопроект о QR-кодах

Зоя Кузнецова: Иркутская дорожная стабильность

В Иркутске начали проводить первые торги на работы по ремонту дорог. Первым победителем уже стала компания «СПБ «СоюзСтрой». Та самая, которую в 2020-м и 2021-м критиковал мэр Руслан Болотов, иронично называя «любимым подрядчиком».

Список дорог, которые будут ремонтировать в 2022 году, смотрите в этом тексте.

«СоюзСтрой» выиграл аукцион на капитальный ремонт путепровода над железнодорожными путями на станции Батарейная. Объект хотели начать ещё в этом году, но перенесли из-за согласований с железной дорогой. Стоимость работ составила 360 миллионов рублей, это на 4,5% ниже начальной цены аукциона.

В 2020 году «СоюзСтрой» был лидером среди иркутских подрядчиков по суммам контракта на ремонт дорог, в 2021-м – на третьем месте. При этом Болотов критиковал его за ремонт улиц Депутатской и Баумана. Последнюю не ввели в эксплуатацию до сих пор, в арбитражном суде лежит иск мэрии к «СоюзСтрою» по этому объекту.

В 2021-м Болотов разносил «СоюзСтрой» и одного из его учредителей уже на камеру.

И кажется, что в такой стабильности — ответ на риторический вопрос, почему в Иркутске такие дороги. Потому что если их ремонтирует один и тот же подрядчик из года в года, а мэр из года в год его критикует за одно и то же, то с чего ситуация будет меняться.

Даниил Конин: Все уйдут, а минспорта останется

Иркутская область осталась без ещё одного титулованного спортсмена — чемпионка Европы и двукратная участница олимпийских игр Ирина Долгова из Братска переехала в Тюмень. Такое решение она приняла из-за того, что регион никак не поддерживает её вид спорта.

«По новостям Братска пишут о моём переезде в Тюмень и с чем это связано. Да, действительно, есть и раньше была такая проблема в нашем регионе. Я давно подумывала о двойном зачёте, ждала и верила, что всё изменится в лучшую сторону в Иркутской области. Но никаких изменений не произошло, а стало ещё хуже», — так Долгова объяснила свой переезд в другой регион.

Долгова в свои 26 лет — для дзюдо не самый большой возраст — уже дважды ездила на Олимпиаду, побеждала на континентальных турнирах, сейчас она стабильно входит в число участников международного турнира по дзюдо «Большой шлем», этапы которого проводятся в течение года в разных странах мира.

В Братске спортсменка была локальной звездой. Насколько мне известно, она никогда не отказывала в общении болельщикам и периодически участвовала в разных городских мероприятий. Долгова — большой ориентир для местных спортсменов, показатель того, что любой человек может выбиться в люди, если он обладает трудолюбием и усердием. Казалось бы, за таких людей нужно держаться. Но, видимо, всё перечисленное выше не является для региональных властей (и министерства спорта? в частности) чем-то важным и нужным.

«Двойной зачёт», о котором говорила Долгова в своём объяснении, подразумевает «софинансирование» подготовки спортсменов из нескольких регионов. Практика не бесспорная, но имеющая право на существование и широко распространённая в нашей стране. К ней прибегают в том случае, когда в домашнем регионе нет достаточных условий (в первую очередь, финансовых) для развития, и когда другой регион может их дать в обмен на «присоединение» атлета.

На примере Долговой это могло бы выглядеть так: она продолжила бы тренироваться в Братске, а получала бы деньги и от Приангарья, и от Тюменской области. Но из её слов можно понять, что схема по каким-то причинам не сработала. Может быть, она получила отказ от нашего минспорта — и это вполне вероятно, потому что не все регионы готовы «делить» спортсменов с другими.

Ирина — не первая спортсменка, выбравшая другой субъект РФ из-за того, что дома ей не создали все необходимые условия. Когда-то давно нас покинули борцы Наталья Воробьёва и Ирина Букина (последняя как раз числится в двойном зачёте с Иркутской областью, но по факту тренируется в Москве). Гимнастка из Иркутска Екатерина Веденеева вообще уехала в Словению, а легкоатлет Матвей Волков — в Белоруссию, хотя отъезд последнего всё-таки лежит в плоскости системного кризиса, в котором оказалась российская лёгкая атлетика.

Люди уезжают из Иркутской области не от хорошей жизни. Спорт высших достижений требует колоссальных затрат на подготовку и восстановление. По-хорошему, у них не должна болеть голова о том, где найти деньги, чтобы провести какой-нибудь тренировочный лагерь или оплатить восстановление или лечение в хорошем медицинском центре. Но в нашем регионе это большая проблема даже для высокоуровневых спортсменов. Что уж говорить про ситуацию на местах, где тренеры из детско-юношеских школ вынуждены искать деньги и унижаться перед родителями, чтобы те дали им какую-нибудь копейку.

Скоро в Иркутской области не останется большого спорта. Уедут спортсмены из индивидуальных видов спорта, развалятся все клубные команды. Зато останется министерство спорта, в котором уже более полутора лет нет полноценного руководителя.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила