Р!
20 ЯНВАРЯ 2022
19 января 2022
18 января 2022
17 января 2022
Новости Иркутска

Тайна «оптимизации» деревянных памятников в Иркутске - разбор от «ИрСити»

Власти Иркутской области не могут объяснить, в чём будет заключаться «инвентаризация» 609 объектов культурного наследия в 2022 году. Главный редактор «ИрСити» Зоя Кузнецова объясняет, почему это плохо для власти, горожан и деревянного Иркутска. Журналист Даниил Конин рассказывает, что может случиться с ангарским хоккейным клубом «Ермак», если ему не помогут. А редактор Ксения Власова отлавливает очередную нелогичность ситуации с коронавирусом.

Зоя Кузнецова: Иркутск и Список-Который-Нельзя-Показать

В наступающем году Иркутску грозит некая инвентаризация (оптимизация, экспертиза – нужное подчеркнуть) 75 деревянных домов, находящихся в реестре выявленных объектов культурного наследия. Список домов власти не раскрывают, в том числе в ответ на журналистские запросы, о цели инвентаризации не говорят. И это как новости о том, что дементоры приближаются к Хогвартсу, – очень сильно тревожно.

Предыстория вопроса очень простая: в этом году губернатор Игорь Кобзев объявил о проведении инвентаризации деревянных домов-памятников. До 2030 года планируется провести экспертизу более 4 тысяч объектов, в следующем году – 609 (из них 75 в Иркутске). Получается, что эксперты должны будут проводить обследование 1,5 дома в день без выходных и праздников. Очень амбициозная и тяжёлая задача.

Беспокойство вызывает то, что власти города Иркутска инвентаризацию называют оптимизацией. Это слово использует в контексте задач, поставленных губернатором по домам-памятникам, заммэра по градостроительству Евгений Харитонов. Сторонником сокращения реестра открыто выступает спикер думы Евгений Стекачёв.

Мэр Иркутска Руслан Болотов утверждает, что никаких кардинальных изменений с деревянным центром Иркутска не будет, а инвентаризация – это «обычный вопрос, который делает нормальный хозяин: инвентаризирует объекты на присутствие, отсутствие и всё остальное».

И вот тут сразу путаница и вопрос терминологии, потому что Кобзев в своих заявлениях чётко употребляет слова «экспертиза объектов культурного наследия». И это не про наличие/отсутствие. Это трудный, долгий процесс, который подразумевает оценку исторической и культурной значимости каждого дома-памятника. Эта оценка – основание для принятия решения о сохранении дома под охраной или о его выведении из-под охраны (в этом случае это, скорее всего, означает его уничтожение).

Что на самом деле задумали городские и областные власти, я не знаю. Вся эта колонка – это рассуждения на тему «Что хотел сказать автор своим произведением», как в школе на литературе. Можно было бы и не играть в эту игру, если бы задумка властей была прозрачной, а процесс — открытым.

Сейчас же непонятно, какие дома власти включили в список на первом этапе в 2022 году и какие будут включены в 2023—2030 годах? Как отбирали список на следующий год, какие критерии были для его формирования? Какая цель инвентаризации – наличие/отсутствие (по словам Болотова) или всё-таки определение историко-культурной ценности (это принципиально разные вещи)? Какие варианты дальнейшей судьбы этих домов рассматривают власти?

Никаких комментариев не даёт руководитель службы по охраны объектов культурного наследия Виталий Соколов. Мэрия Иркутска переводит разговор с сохранения деревянного наследия на коммунальные проблемы центра и деревянные туалеты (можно сразу на дороги и всё в кучу), а в презентации города в Сколково хвалится большим числом памятников деревянного зодчества, делает на это ставку. И все – успокоительно гладят по головке: не переживайте, всё будет хорошо, при этом – никакой конкретики.

Здесь нужно понимать, что тема сохранения деревянного зодчества в Иркутске – это всегда боль. И работать с ней в публичном поле, если никто не желает зла на самом деле, нужно очень аккуратно и открыто, отвечать, показывать списки и объяснять, не переводить тему в разговоре. Это снимет большую часть простых вопросов, которые сейчас возникают из-за того, что будущее туманно и тревожно, а ещё покажет, что к истории города власть относится уважительно, а не как к назойливой помехе, которая мешает строить город-сад.

Ксения Власова: Ковид — сам себе монстр

«Будьте здоровы!» — как всегда сказала я на прощание в кабинете участкового педиатра. «Вашими молитвами», — тихо отозвалась медсестра, которая знает мелкую с первого месяца жизни. Дочь выпорхнула в коридор, я вышла следом и оглядела маленькую очередь из родителей и детей – обычная история в декабре, когда малышей и школьников косит грипп и ОРВИ. Только теперь все дополнительно устали от коронавируса.

Странная история с этим ковидом в детсадах. Дети контактировали с заболевшим ребёнком 3 декабря, но все узнали об этом только 9-го. Тогда же группу отправили на карантин на неделю. За 2 дня до окончания карантина пришло смс от Роспотребнадзора, который сказал, что я обязана обеспечить режим изоляции для своей дочери на 14 дней. Рассчитывается он от момента контакта. И так уже было – в октябре.

Честно, не ощущаю логику. Целую неделю всё было в порядке, никто не переживал, дети спокойно ходили в садик, пели песни, читали сказки, играли и рисовали. А потом вдруг стало нельзя. От одного случая гриппа так не бывают, а от ковида — запросто. Родители – по уши в работе и предновогодней суете – прикурили: кто посидит с малышнёй, как теперь пробиться к врачу за справкой, где взять запасные нервы. Благо, что врачи сохраняют зимнее спокойствие – терпеливо выслушивают, осматривают, пишут справки. И дети счастливы – шутка ли, каникулы.

И так не хватает логики со всеми нововведениями, которые подарил нам ковид: с масками и социальной дистанцией, с самоизоляцией и нерабочими днями, с разделением потоков пациентов в поликлиниках и QR-кодами (которые заменят на «сертификаты здоровья»), с поддержкой населения и бизнеса, со статистикой по коронавирусу, по которой уже никто особо не строит прогнозы на будущее, и защитой медиков. Поэтому и возникает это странное ощущение, что мы сами возводим коронавирус в ранг монстра. Сами нагнетаем ситуацию, сами поддаёмся панике.

Нет, я не отрицаю необходимость соблюдения элементарных правил поведения во время пандемии. И мне кажется, мы уже ко многому привыкли. Но очень хочется логики. И слаженность. И прозрачности. И ясности. Прямо нестерпимо. Два года уже прошло.

Даниил Конин: Дерби бедняков

«При такой поддержке руководства города и области, а точнее её полном отсутствии и безразличии в адрес клуба, не трудно спрогнозировать, что наш клуб доживает последний сезон». Эти слова могли бы принадлежать главному тренеру ангарского «Ермака», но их сказал наставник команды соперников, которым ангарчане недавно проиграли всухую.

«Ермак» не одинок в своих финансовых проблемах. Воронежский «Буран», который ещё 5-6 лет назад был «околотопом» (как и «Ермак») и показывал стабильные результаты, последние годы влачит жалкое существование. Воронежцам не помогает даже именитый главный тренер — у 36-летнего Михаила Бирюкова была славная игроцкая карьера, вместившая в себя два «золота» чемпионатов мира и больше 300 игр на уровне чемпионата России.

«Я снимаю шляпу перед каждым сотрудником и игроком клуба за то, что люди честно изо дня в день выполняют свою работу в надежде вскоре получить зарплату. У клуба большие долги перед игроками, тренерами и персоналом. <…> Что касается меня лично, было несколько соблазнов покинуть этот тонущий корабль, но я принял для себя решение – вопреки всему покинуть его последним, как подобает настоящему капитану», — заявил Бирюков после одной из последних игр.

Думаю, что-то подобное могли бы сказать и тренеры нашего «Ермака». Но не сказали. Может быть, в силу излишней дипломатичности — а уволившийся недавно Виталий Соловьёв был образцом дипломатии при общении с журналистами; может быть, из-за отсутствия той медийности, известности, которой обладает Бирюков. Кто знает нашего Сергея Чубыкина? Болельщики «Ермака» да человек 100-150 по России, следящих за ВХЛ. Михаил Бирюков же в хоккейных кругах известен всем.

Поэтому то, что не говорят наши тренеры, скажу я. У меня, как болельщика «Ермака», в нынешнем сезоне практически не было поводов упрекнуть игроков ангарской команды в безволии и равнодушии. Бывали откровенно провальные игры, когда не получалось ничего. Бывало, когда просто не хватало удачи. Бывало и так, что «Ермак» переламывал соперника, даже когда не было предпосылок для того. Просто как-то так получалось. На последних играх состав команды не был укомплектован полностью — кто-то заболел, кто-то ушёл. А замены нет.

Но сейчас клубу очевидно не хватает поддержки властей. Хотя её там очень ждут. И без отсутствия действий со стороны области и города итог будет предсказуемым.

На этой неделе «Ермак» и «Буран» — две самых несчастных команды ВХЛ — встречались друг с другом в Воронеже. Хозяева оказались сильнее и победили со счётом 3:0. А для «Ермака» это поражение стало уже пятым «сухим» в нынешнем сезоне.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила