Р!
19 ЯНВАРЯ 2022
18 января 2022
17 января 2022

Коронавирус отдохнёт в ресторанах вместе с нами — разбор недели от «ИрСити»

Власти Иркутской области разрешили ресторанам и кафе работать ночью с 25 декабря по 3 января. Почему выбран именно такой период — непонятно. Главный редактор «ИрСити» Зоя Кузнецова предположила, что это как-то связано с графиком работы коронавируса, который периодически куда-то пропадает. Корреспондент Даниил Конин обсуждает странную смену тренера в «Байкал-Энергии», а редактор Ксения Власова просто хочет новую школу в Студгородке. Всё это — в очередном разборе недели.

Зоя Кузнецова: Коронавирус уходит на новогодние каникулы

Губернатор Иркутской области Игорь Кобзев перед Новым годом смягчил антиковидные ограничения — отменил QR-коды на входе в торговые центры и разрешил ресторанам и кафе работать круглосуточно (правда, только с 25 декабря по 3 января). Число новых случаев ковида в регионе — в районе 550-560 в сутки, на 25 декабря мы занимали 11-е место в России по этому показателю.

На этой неделе я была в «Карамели» за подарками, и, пока охранник сканировал мой QR-код, мимо молча прошли три человека, на которых он не обратил никакого внимания. Из пяти кафе, в которые я заходила, формальное наличие кода интересовало сотрудников заведения только в одном. Это в принципе всё, что нужно знать о проверке QR-кодов в регионе. Мир расслоился: власти и обычные люди живут в параллельных мирах.

На этом фоне, конечно, отмена проверки QR-кодов на входе в торговые центры выглядит очень логичной. А вот к графику работы ресторанов есть вопросы. Главный — а почему только до 3 января? Ну гулять так гулять — давайте до конца каникул?

В начале декабря снятие ограничений по времени работы ресторанов в связи с введением QR-кодов уже обсуждалось на санитарно-противоэпидемиологической комиссии (СПЭК) при правительстве. Тогда не разрешили, потому что «высокая степень волны ковида в регионе» — тогда было 590-610 случаев в сутки. Сейчас не шибко лучше. Но раз Новый год, то официально можно? Зачем себя искусственно ограничивать? Договорились же с коронавирусом, и он ушёл на время корпоративов и новогодних вечеринок на каникулы?

И это я не к тому, что не надо было разрешать, а к тому что логики в снятии ограничений на 10 дней никакой. Как объяснить, что 10 дней на стыке двух годов ресторанам и барам можно работать до последнего клиента, а с 4 января — только до 23.00? Кажется, что такие меры объясняются простым «Потому что». И всё. Поэтому и ко всем ограничениям, связанным с ковидом, относятся как к формальности и бюрократии. Начальство так решило.

Здесь можно говорить про личную ответственность каждого человека, который пойдёт отмечать Новый год в ресторан, и сотрудников общепита, которые (не) будут проверять у него QR-код или «иные медицинские документы». Но тогда почему в Новый год власть перекладывает на людей такую ответственность, а с 4 января считает, что все снова будут несознательными?

Иркутская область, кстати, не единственный регион в России, где коронавирус будет отдыхать на Новый год. Как сообщали «Ведомости» 22 декабря, как минимум 35 регионов пошли на смягчение антиковидных мер перед праздниками. В некоторых отменили QR-коды полностью до середины января, где-то общепиту разрешили целый месяц работать без ограничений по времени, где-то только в новогоднюю ночь и так далее.

И не спрашивайте, почему такие разрешительно-запретительные качели приводят к тому, что в ограничительные меры никто не верит, и какова вероятность того, что новогодние каникулы плавно перейдут в пятую (или шестую?) волну коронавируса в России и третий год бесконечной пандемии.

Ксения Власова: Я хочу школу

Это я закрыла глаза и загадываю желание. Нет, в школу я не хочу. Я хочу, чтобы в почти сакральном для меня месте снова появилась школа. Она здесь была. В три рекреации — как положено. Со спортзалом, столовкой, зевающими первоклашками, строгим завучем, каждую перемену отлавливающим пятиклассников, которые ходить не могут — только бегать, с уроками музыки и физкультуры, с экскурсиями по музеям и храмам, с олимпиадами по русскому языку и химии. Больше 15 лет назад этой школы не стало.

Студгородок — какое-то заколдованное место. Здесь есть точки, которые растут и преображаются, а есть те, которые практически не меняются. Одна такая немного застывшая, но уютная и любимая точка — мой родной двор, где я выросла и откуда бегала в школу. А школа — 62-я — была самой обычной. В ней успели поучиться все дети в нашей семье. И да, я знаю, как это, когда тебя сравнивают со старшими, и ты это сравнение проигрываешь.

В школе бывало по-всякому: тяжело и весело. Некоторое время — даже экспериментально. Например, у меня были очень странные предметы — сценическое мастерство, ритмика и риторика.

На первом мы ставили пушкинского «Золотого петушка», лежали на полу в релаксе и учили скороговорки на бегу. Там случилась моя первая главная роль, благодаря которой я могла безнаказанно клевать царя в лоб.

На втором — нам преподавали азы балета. Там я поняла, что моя детская мечта — стать балериной — не сбудется никогда, потому что я длинная и тягучая, и мечтать надо по делу.

На третьем мы учились этикету и говорить комплименты, писали анаграммы и зачитывали хрии собственного сочинения. И здесь мне подарили идею, что надо идти на журфак.

А ещё в школе у меня отбили любовь к некоторым предметам, в частности, к геометрии — и это, наверно, самое печальное, что со мной случалось в детстве. Потому что, например, с историей я со временем смогла немного подружиться, а вот на геометрию до сих пор смотрю с ужасом.

Потом в здание «въехал» лицей ИГУ. И в мою жизнь ворвался кайф от учёбы и подростковой жизни. А потом 62-ю закрыли, и мои бывшие одноклассники перешли в другие школы.

Сегодня для ребятишек Студгородка (в районе «пожарки») работает филиал 77-й, который занимает одно-единственное несчастное крыло здания. Детям школа не нравится, а родители возмущены — и это ещё мягко сказано.

За 15 лет было несколько инициативных групп, выступавших за возвращение 62-й. Ситуация не поменялась, зато активисты по самые уши наелись отписок и обещаний и теперь мало кому верят.

В октябре мэр Руслан Болотов поздравлял лицей ИГУ с Днём учителя. Тогда он заявил о далеко идущих планах — для лицея построят новое здание на улице Мелентьева. Но проекта пока нет — организацию, которая должна его сделать, смогли выбрать лишь с четвёртой попытки.

Первые аукционы состоялись ещё весной 2020 года — их отменили. Третий — был в октябре. Контракт заключили с компанией «Атомэкопроект» из Санкт-Петербурга, но фирма не стала ничего делать, и договор расторгли в мае 2021-го — по соглашению сторон.

И вот на исходе этого года у объекта вроде бы появился новый проектировщик — пензенский «ЦентрГрадПроект». Стоимость работ выросла в два раза, а вместимость здания уменьшилась почти на треть. На подготовку документации — 11 месяцев. Власти обещают, что строить новое здание для лицея начнут в 2023—2024 годах, и вот тогда-то можно будет заняться вопросом возвращения 62-й.

Но жители Студгородка спокойно реагируют на такие новости — сила привычки. И снова пишут обращения президенту. Восстановление 62-й школы — пока только на словах. И никто в это не поверит, пока решение не будет перенесено на бумагу с печатью и подписью, а в бюджете не появится строчка на капитальный ремонт здания и лицензирование школы.

Тем временем дети растут. А я загадываю желания.

Даниил Конин: От перемены мест тренеров результат не меняется

Игра иркутской «Байкал-Энергии» в нынешнем сезоне далека от идеала: чемпионат уже пройден наполовину, иркутяне занимают лишь восьмое место и балансируют на грани попадания в плей-офф. Видя, что результата нет, руководство клуба решило сменить главного тренера, но сделало это оригинальным образом, понизив в должности Евгения Хвалько и повысив — главного тренера резерва «Байкал-Энергии» Сергея Юсупова.

Перед началом сезона клуб сумел сохранить костяк команды и заменил одного шведа другим: вместо Мартина Ландстрёма, который стал лучшим бомбардиром «Байкал-Энергии» в прошедшем сезоне, пришёл Кристоффер Фагерстрём — именитый хоккеист с опытом выступления в России и на чемпионатах мира. Остался на месте весь тренерский штаб, под который пришли несколько новых игроков. Стартовые позиции «Байкал-Энергии» перед нынешним сезоном были крепки, а перспективы — весьма неплохи.

Но что-то пошло не так. Сначала была тяжёлая игра на Кубке России и непопадание в домашний «финал четырёх». На протяжении всего ноября команда чередовала победы с поражениями в Суперлиге, при этом иркутяне ни разу не победили в матчах с прямыми конкурентами (были разгромы от московского «Динамо» и красноярского «Енисея», а также чувствительное поражение и ничья в двух играх с «Кузбассом»). «Байкал-Энергия» даже не была фаворитом с командами уровнем чуть пониже — они проиграли средненькому «Строителю» и «Волге», находящейся ниже иркутян, а также с огромным трудом переиграли «Родину» — аутсайдера последних лет.

Как раз после поражения от «Волги» в середине декабря руководство «Байкал-Энергии» отстранило от должности главного тренера Евгения Хвалько. На его место передвинули тренера иркутских резервистов Сергея Юсупова, а Хвалько сделали его помощником. Решение необычное, с какой стороны на него не посмотри.

Во-первых, удивляет сама замена Юсупова на Хвалько. «Байкал-Энергия-2», играющая в Высшей лиге, под руководством Юсупова в прошлом сезоне заняла последнее место, в нынешнем — шла на предпоследнем. Отчасти это можно списать на подбор игроков. Школа «Байкал-Энергии» давно не даёт много сильных игроков, а те, которые хотя бы чуть-чуть дотягивают до среднего уровня, моментально едут в основу. Вторая команда же долгие годы не ставит никаких серьёзных целей перед собой.

Во-вторых, ситуация, когда главного тренера переводят в помощники, встречается в профессиональном спорте не очень часто и, как правило, ничем хорошим не заканчивается. Но Евгений Хвалько уже успел заявить, что планирует отработать в новом статусе, как минимум, до конца сезона, чтобы не бросать тренерский штаб, который он же и формировал.

В-третьих, необычно звучат причины тренерской рокировки. Среди них не только неудовлетворительные результаты, но и «нехватка жёсткости».

«Те 12 игр, которые прошли до Нового года, не удовлетворили ни команду, ни руководство, нас не удовлетворили ни результаты, ни качество игры. Было принято решение отстранить от дальнейшего руководства командой Евгения Михайловича Хвалько. Мы долго совещались, думали, что мы можем сделать, чтобы встряхнуть команду, чтобы вдохновить их на игру. <…> На данном этапе нам нужен тренер, не в обиду Евгению Михайловичу, пожёстче», — заявил директор клуба Леонид Князьков.

Сложно говорить о вещах, которые не видны со стороны. Директор клуба заявлял, что даже сами игроки подходили и говорили, что с ними надо пожёстче, так что можно допустить, что Хвалько их где-то «не дожал».

С другой стороны, люди, знакомые со специалистом лично, отзываются о нём исключительно в положительном ключе: как о настоящем профессионале, тактичном и грамотном человеке. Добавим к этому огромный опыт игры на высочайшем уровне и множество побед — и получим человека, который очень похож на специалиста, который может добиваться результатов.

Но что-то случилось, и результата нет. И рокировка в краткосрочной ситуации никак не помогла — 25 декабря «Байкал-Энергия» сыграла в Хабаровске и вновь разгромно уступила «СКА-Нефтянику».

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила