Спасти людей
Жильцы аварийного общежития ИВАТУ пытаются выжить после крупной коммунальной аварии
«Лёд сковал по периметру, а внутри парит. Что весной будет?» – Юрий Чуприн ведёт нас по сырому коридору, предупреждая о капающем потолке и показывая на заиндевелые двери. С ноября жильцы аварийного общежития ИВАТУ пытаются как-то существовать в плотной завесе пара, поднимающегося из подвала после прорыва трубы. Снаружи левое крыло здания с обеих сторон заросло белым снегом. Эту часть общежития решено отрезать от сетей. Всё равно там уже никто не живёт.
На территории закрытого Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища (бывшее ИВАТУ) есть неширокий сквер, он проходит между жилыми домами, мимо стадиона. В последние пару лет его благоустроили – заасфальтировали, провели свет, поставили лавочки. Заканчивается аккуратная Аллея курсантов как раз напротив разрушающегося общежития, из-за чего это точечное благоустройство выглядит нелепым и бессмысленным.

«Несвоевременно», - находит нужное слов Юрий Чуприн. Вот уже 11-й год его большая и красивая семья борется за право жить в достойных условиях.
Почти каждый год с наступлением отопительного сезона жильцы сталкиваются с проблемами: то трубу прорвёт, то света нет. Этот год не стал исключением. К отоплению аварийное здание подключили в октябре, а через несколько недель трубы не выдержали, и вода залила подвал.

- Я смотрю и переживаю за отопление. Чтобы вдруг не разморозилось или на голову не вылилось, - сетует Юрий.

После аварии приехали специалисты, пять часов пытались откачать воду – но она прибывала быстрее, чем работала помпа. Потребовалась дополнительная техника, да помощнее. Но из недр общежития всё равно слышится хищное шипение. А выползающий по фасаду горячий пар на морозе превращается в снежную корку.
Администрация Иркутска предоставила специалиста, который оценил масштаб аварии и согласился на решение жильцов отрезать часть общежития от сетей. Но оказалось, что бесплатно сантехник работать не будет, предварительно сошлись на цене – 15 тысяч рублей. После этого специалист пропал, а вызвонить его не удалось.

Из окон с противоположной от подъездов стороны выбросили шланги, из которых сейчас вытекает кипяток, смерзающийся в ледяной сугроб. Не будь шлангов – вода оказалась бы в квартирах.
- Отрежем крыло, чтобы пара меньше было, и всё – дом скуёт. Была избушка лубяная, станет ледяная, - опасается Чуприн.

В здание попадаем через единственный не заколоченный подъезд. Дышать внутри практически нечем - такой плотный и влажный воздух.
- На потолок обратите внимание. Видите конденсат? Вот он капает, а на полу лужи, - говорит Юрий и открывает дверь одной из заброшенных комнат на первом этаже.

Внутри стоит плотный пар. Дверь разбухла и толком не закрывается. В следующей комнате картина такая же: сырая духота. Здесь раньше жила семья, но из-за аварии переехала на второй этаж. Там чуть лучше, но не везде.

В конце коридора поднимаемся на четвёртый этаж по захламлённой лестнице. Проходы завалены старыми пыльными вещами, бумагами, кусками дверей, из которых торчат длинные гвозди.

Внутри замороженного крыла снежное царство. По длинному коридору от пола поднимается пар, рассеивается в дневном свете, превращаясь в тяжёлую дымку.

Удерживаемые странной силой, с потолка и стен спускаются белоснежные лапы изморози. Снежинки крупные, но хрупкие – от тепла рук тут же превращаются в воду.


- Они не имеют права ремонтировать, но в суд подать и людей выселить могут, - сетует на власти Юрий.

По его словам, в прошлом году администрация Иркутска выиграла суд о выселении из общежития семьи с маленьким ребёнком. У людей не было нужных бумаг, но мама малыша раньше работала в училище.


– Ну что, на каток? – улыбается Юрий.

По коридору проходим в противоположное крыльцо, а потом по лестнице спускаемся на первый этаж. В этом крыле отопления нет давно, но кто-то повадился лазить по трубам и резать лежащие там кабели. Довольно долго по ночам из подвала общежития неизвестные выносили цветмет, оставляя после себя горы обмотки. Кто-то из этих любителей металлолома и открыл воду. Теперь через свищ в трубе она журчит по стене на пол. Ходить здесь скользко и опасно.

На полу – тот же хлам. Среди него – вмёрзшая в лёд грязная игрушка. «Это ладно – игрушка. А вот когда ещё [Виктор] Кондрашов был [мэром Иркутска], приезжал, пошли мы на четвёртый этаж, а там кошки дохлые лежат. Собакам тогда раздолье было», – вспоминает мужчина.

Беда с сетями не единственная. В конце года к жильцам наведались специалисты соцопеки. Было их много – человек семь. Зашли к соседке Чуприных, заглянули в кастрюли, открыли холодильник, всё сфотографировали, заинтересовались посудой, которую женщина не успела вымыть с утра, требовали разговор с детьми без взрослых. Потом чиновники смягчились и ушли. Через некоторое время в общежитие приехали две женщины – инспекторы по делам несовершеннолетних. С ними разговаривал уже сам Юрий. Полицейские пояснили, что направила их администрация Октябрьского округа, но с какой целью – до конца непонятно.

Уже после этого Чуприны связались со специалистом комитета по управлению Октябрьским округом, которая, по словам Юрия, подтвердила, что соцзащиту и ПДН направляют из администрации, и если специальная комиссия решит, что здание общежития угрожает жизни и здоровью малолетних детей, то их отнимут у родителей.

- Мы думаем, чем защищаться в такой ситуации, потому что действительно уже страшно? Пытаются надавить тем, что мы якобы не обеспечиваем детям должные условия, но это бред же! Какая семья может похвастаться тремя чемпионами области? – удивляется Чуприн.

В конце декабря глава округа Владимир Преловский заявил «ИрСити», что мэрия предоставила жильцам манёвренный фонд, но они отказались. Как замечает Юрий Чуприн, такие письма с предложениями приходят каждый год. Но у жильцов общежития возникают вопросы. Например, на каких основаниях граждан будут переселять, какие помещения дадут и на какой срок? На это пока нет ответа. Администрация предлагает гражданам собрать пакет документов.

- Ну мы и решили: нас четыре семьи, соберём документы и сдадим, в любой момент можно же отказаться. Нам же главное узнать, как это будет выглядеть, - рассказывает Юрий.

Но возникли проблемы с получением справки о составе семьи – в паспортном столе этот документ не дают, хотя он является ключевым при получении льгот. Юрист паспортного стола объяснил жильцам многострадального общежития, что администрация не заключила договор на обслуживание здания, хотя, по документам, представленным Чуприными, оно включено в реестр муниципального имущества.

- А какая связь между договором на обслуживание и справкой о составе семьи? – спрашиваю, переставая что-либо понимать.

- В паспортном столе нам не смогли прямо ответить на этот вопрос. Нет и всё, «мы не имеем права», - разводит руками Юрий.

При этом жильцы проконсультировались с юристами и выяснили, что раз здание значится в этом реестре, значит право на проживание должно признаваться автоматически. Поэтому люди и не стали подавать иски в суды, что предлагали специалисты мэрии. Но в администрации Чуприных буквально отругали за то, что они рассказали об этом журналистам.

- Я разговаривал с начальником одного из отделов в соцопеке Владимиром Ильичом, оказалось, что он за 6 лет своей работы ни разу про нас не слышал, хотя мы не прячемся. Он сказал: это всё печально, но мы ничем помочь не можем. И пригласил на ёлку в «Любо-город». Сходили мы и соседка. Детям понравилось, ещё и подарки вручили, - улыбается Юрий.


По всё тем же прошлогодним словам Преловского, раз квартиры предоставляло Минобороны, то и лишать или не лишать прописки может только оно. «Городу общежитие не передано, хотя Иркутск был готов принять. Минобороны отказалось передавать его, так как земля под общежитием не принадлежит городу. Мы посылали порядка 20 запросов, в том числе от Октябрьского округа, для того, чтобы мы могли по нашей муниципальной программе «Жилище» расселять людей. Нам было отказано», — говорил тогда чиновник. «Дом не обслуживает ни одна ресурсоснабжающая организация, но мы как Октябрьская администрация силами сторонних организаций сделали так, чтобы в доме были тепло, свет и вода», — добавлял заммэра.

Тогда же он обещал выезд к аварийному общежитию, но пока информации об этом нет. Актуальный комментарий по проблеме сейчас готовят в администрации Иркутска.

А жильцы аварийного общежития ждут сантехника и продолжают рассылать обращения. На сегодня такое письмо направлено председателю думы Иркутска Дмитрию Ружникову и готовится для врио губернатора Игоря Кобзева.

Чтобы многодетная семья смогла переехать в красивый, удобный и уютный дом.

Потому что это здание уже не спасти.

А людей – можно.
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила