НОВОСТИ
20 НОЯБРЯ
19 ноября

Оскорбление чувств верующих в Иркутске: из зала суда

Дмитрий Литвин. Фото: Егор Симоненко

Уголовное дело об оскорблении чувств верующих в Иркутске рассматривается впервые. Состоялось уже три заседания, последнее из которых было самым весёлым: во время него дело наконец-то дошло до опроса свидетелей обвинения.

Предыстория

Уголовно дело в отношении Литвина было возбуждено весной 2017 года. Тогда в Иркутске прошли обыски сразу у нескольких левых активистов.

Первоначально в деле было 15 эпизодов оскорбления чувств верующих, сейчас их число сократилось до четырёх. Картинки были опубликованы в соцсети «ВКонтакте» в 2015 года на странице «Дмитрий Бакунин». По словам Литвина, он не публиковал эти посты, а доступ к странице был у нескольких человек.

До суда уголовное дело дошло в октябре 2018 года. 5 октября состоялось предварительное слушание, где судья предложил Литвину прекратить уголовное из-за истечения срока давности, однако тот отказался от такого решения. Адвокат Оксана Тюрнева пояснила, что такое решение связано с тем, что прекращение дела по истечению срока давности не является реабилитирующим основанием, то есть Литвин будет считаться привлекавшимся к уголовной ответственности. Кроме того, Литвин отказался и от рассмотрения дела в особом порядке, так как это бы означало признание вины.

Рассмотрение материалов судом в открытом режиме началось 12 октября. За три часа, что длилось заседание, гособвинитель зачитал только один том уголовного дела из четырёх. Впрочем, в тот день это было не самым интересным событием.

Во-первых, тогда не хватило мест слушателям: из 12 человек в судебном зале смогли остаться лишь четверо; остальных, которые предлагали принести лавки и стулья из коридора, мировой судья Максим Кучугура попросил «покинуть помещение и не превращать судебное заседание в балаган». Во-вторых, не обошлось без скандала: общественный защитник Сергей Гагаркин, вызвал в здание суда наряд полиции и написал заявление о нарушении своих прав как гражданина России на участие в открытом судебном процессе. В-третьих, гособвинитель заявил, что на свидетелей стороны обвинения оказывается давление. Литвин и Тюрнева в ответ на это сказали, что им ничего об этом не известно.

В следующий раз стороны собрались в суде 22 октября. В этот день участники суда «разобрались» с тремя оставшимися томами уголовного дела. Также было определено, на протяжении какого времени будут опрашивать свидетелей обвинения и защиты. На это отведено 22 часа. За это время сторонам нужно будет выслушать 18 человек.

В связи с резонансом, который вызван рассмотрением дела, судья Максим Кучугура предложил перенести процесс из небольшого зала на Рабочей, 2, в более крупный – в здании Кировского районного суда. На этот раз слушателям, которых было достаточно, не пришлось пререкаться с судом по поводу наличия мест – их хватило всем.

Путаница среди понятых

На заседании 2 ноября гособвинитель был другим – Елену Давыдову сменила Ксения Самойлова. Она в этот день и выступала «забойщиком» во время опроса свидетелей, поскольку все они были только со стороны обвинения.

Первой показания давала Екатерина Фещенко, заведующая одного из иркутских детских садов. Она участником уголовного дела стала в апреле 2016 года, когда согласилась стать понятой при осмотре интернет-страницы «Дмитрий Бакунин» в рамках следственных мероприятий.

Она не смогла назвать точное количество изображений, которые ей показывали во время осмотра, по её словам, их было около восьми. Подробно она смогла описать содержание только одной фотографии, где якобы Литвин на фоне собора Богоявления показывал неприличные жесты.

«Мне эта фотография запомнилась больше всего, потому что я раньше очень часто проходила мимо этой церкви, когда училась в институте. На мой взгляд, здесь выражалось презрение к церкви. [Фотография] вызвала у меня удивление, непонимание и возмущение. Лично для меня это неприемлемо», – рассказала Фещенко.

Она также отметила, что прихожанкой православных или католических приходов не является, однако «если душа требует», то может и зайти в церковь.

Следующим свидетелем обвинения стал Андрей Подкорытов, который также был понятым в апреле 2016-го. То, что беседа получится интересной, стало понятно сразу. Сначала Подкорытов сходу сказал, что узнаёт Литвина, а потом у него с судьёй состоялся занимательный диалог:

– Есть ли у вас какие-либо неприязненные отношения к подсудимому?

– Наверное, только на почве того, что я видел.

– Личная неприязнь, связанная с подсудимым, есть?

– А, нет, меня с этим человеком ничего не связывает.

Свидетель показал, что свидетель весной 2016 года действительно был понятым, но при этом он не смог вспомнить, кто был вторым понятым вместе с ним. Вначале, когда Ксения Самойлова спросила его о том, кто был вторым – мужчина или женщина, он довольно уверенно ответил, что мужчина. Его ответ серьёзно смутил государственного обвинителя, а потом – и самого Подкорытова. Вообще, во время этого опроса было много интересных диалогов:

– Вам разъясняли ваши права?

– Ну, что-то разъясняли…

– А вы внимательно слушали?

– Конечно же, нет.

Как и Фещенко, Подкорытов также обратил большее внимание на фотографию с показанными в сторону собора средними пальцами, при этом он сказал, что жесты были обращены в сторону костёла. По словам свидетеля, во время просмотр картинок он понял, что человек, публиковавший такие изображения, «настроен против православия».

Атмосфера накалилась, когда адвокат Литвина Оксана Тюрнева начала спрашивать у свидетеля, какие же именно чувства были оскорблены у него. Подкорытов был агрессивен:

– Эта картинка задела ваши религиозные чувства?

– У меня сын его [Литвина] возраста. Я бы ему за такое голову отвернул вообще.

– Свидетель, ведите себя пристойно, – вмешивается судья.

– Нет, а что она к каждому слову прикапывается? – отвечает свидетель.

Перепалка с участием свидетеля возникла и в перерыве, который потребовался гособвинителю для более детального ознакомления с материалами дела. Подкорытов сцепился с Сергеем Гагаркиным на тему взаимоуважения. Для того, чтобы утихомирить участников процесса, понадобилось приглашение приставов.

Вспомнить, что было вчера

После Фещенко и Подкорытова показания давала Лидия Кабакова, домохозяйка из Ангарска. Она заявила, что несколько лет назад она по ссылкам из своей новостной ленты добралась до страницы «Дмитрий Бакунин» и увидела там те изображения, которые стали материалами уголовного дела.

Кабакова довольно точно вспомнила и то, как она нашла эту страницу, и большинство изображений, которые там были. Это, по всей видимости, очень сильно насторожило адвоката Дмитрия Литвина, и поэтому Оксана Тюрнева стала задавать вопросы по типу «А когда вы в последний раз заходили в соцсети? Что вы там видели? Какие новости и изображения были в вашей ленте?». Свидетельница отвечала на эти вопросы с большим затруднением.

Защите также показалось странным и то, что сотрудник центра противодействия экстремизму, который также проходит по делу в качестве свидетеля, принимает очень большое участие в «свидетельстве» Кабаковой. Именно Александр Довгополый каким-то образом вышел на неё и предложил дать показания по делу, именно он встречал её по приезду из Ангарска и тогда, когда формировалось уголовное дело, и нужно было записать её показания. Поэтому никто и не удивился, когда выяснилось, что и 2 ноября Довгополый встретил свидетельницу, чтобы доставить её в суд.

При этом Кабакова категорически отвергла предположение о том, что на неё оказывалось какое-либо давление. «Мне было трудно сформулировать свою мысль, а сотрудник мне помог», – сообщила она.

Четвёртым свидетелем, опрошенным в ходе заседания, стал священник Римской католической церкви Владимир Сек, который дал свою экспертную оценку материалам уголовного дела. По его словам, содержимое многих скриншотов, которые прикреплены к делу, носит вульгарный характер и вполне может оскорбить чувства верующих. Католический священник отметил, что на изображениях есть явное пренебрежение и оскорбление символов христианской веры — Иисуса Христа, католических и православных крестов, монахов и монахинь.

Опрос Сека был, пожалуй, одним из самых спокойных моментов всего заседания. Кроме «экспресс-экспертизы», он также обсудил со сторонами вопрос о том, кто же всё-таки может называться верующим человеком. По мнению Сека, неважно, является человек воцерковлённым или нет. Главное – как он внутренне относится к вере в Бога. Поэтому, по словам Сека, нет ничего удивительного в том, что подобными изображениями могут оскорбиться и такие люди, которые ходят в церковь лишь изредка.

«Я считаю, что вы нагло врёте»

Эмоциональный взрыв случился во время опроса Александра Довгополого, пятого свидетеля по делу об оскорблении чувств верующих. Довгополый – тот самый сотрудник ЦПЭ (центра по противодействию экстремизму – ред.), который занимался оперативным сопровождением Кабаковой и осмотром страницы, где понятыми были Фещенко и Подкорытов.

Судя по его показаниям, Литвин попал в поле зрения правоохранительных органов как человек, который может быть причастен к проявлениям экстремизма и оскорбления чувств верующих. При этом он неоднократно отмечал, что Литвин разделяет анархистские взгляды.

В материалах уголовного дела было указано, что выход на страницу «Дмитрий Бакунин» производился с разных IP-адресов, и это же подтвердил Довгополый в своих показаниях. Другое дело, что принадлежность большинства этих адресов в ходе оперативных мероприятий выяснить не удалось. Этот вопрос является для защиты принципиальным. Получается, что злополучные изображения, которые опубликованы на страницы, могли бы быть опубликованы кем-то другим.

Не удалось выяснить и то, каким образом сотрудники полиции смогли выйти на возможных свидетелей, которые посещали страницу и видели «уголовные картинки». Довгополый сослался на то, что он не может раскрывать все подробности проведения оперативно-розыскных действий.

Также Долгополоый подтвердил факт сопровождения свидетельницы Лидии Кабаковой в здание суда 2 ноября.

Отвечая на вопросы Литвина о том, зачем он угрожал ему [Литвину] физической расправой на допросах, Довгополый категорически опроверг эти слова и обвинил подсудимого во лжи:

– Насколько я помню, вы писали очень много жалоб, и по всем жалобам вынесены решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому я считаю, что вы нагло врёте.

– Почему вы мне запрещали публикации в СМИ с угрозами применения физического и сексуального насилия? – задал ещё один вопрос Литвин.

– Дмитрий Александрович, мне кажется, я вам дал уже ответ на это. Юридическая оценка нашим действиям была дана. Если она вас не устраивает, вы можете обжаловать это решение.

Уже по окончанию процесса выяснилось, что при уходе из суда оперативник якобы угрожал расправой Наталье Максианович, свидетельнице стороны защиты. Она после заседания обратилась в полицию с соответствующим заявлением.

Следующее заседание пройдёт 9 ноября в 10.30 в Кировском районном суде. Планируется, что в этот день участники процесса заслушают комментарии четырёх оставшихся свидетелей обвинения. Один из них – священник Русской православной церкви Владимир Килин – планировал прийти на заседание 2 ноября, но по каким-то причинам сделать этого не смог. С остальными связаться же не удаётся. В связи с этим старший помощник прокурора Кировского района обратилась с ходатайством о принудительном приводе свидетелей в суд.

1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Установление факта, что человек является пострадавшим согласно УПК должно быть основано на экспертизе, в основу экспертизы должно лечь научное исследование. И по каким критериям "пострадавшие" относятся к категории "верующие" ?