Р!
10 ИЮЛЯ 2020
08 июля 2020

Фридайвинг на Байкале – просто космос

О ныряниях и подводном плавании я знала преимущественно из фильмов Жака Кусто – погружение в чёрных костюмах, делающих человека похожим на маленького кита, тяжёлые акваланги для дыхания под водой. Мой герой также ныряет в морскую или озёрную пучину, но делает это свободно, всего лишь задерживая дыхание. Знакомьтесь, Дмитрий Соколов, фридайвер.

Фридайвинг  — подводное плавание с задержкой дыхания (апноэ), самая ранняя форма подводного плавания.

От увлечения к делу жизни

«Я 4 года назад начал заниматься подводной охотой, с детства люблю плавать и нырять. Случайно зашёл в магазин снаряжения, члены федерации подводной охоты Иркутской области пригасили меня на тренировки, и я стал заниматься. Прозанимавшись 2 года и получив некоторые навыки, я заинтересовался фридайвингом. Тогда же появились первые практические занятия на Байкале: мы потихоньку начали нырять в глубину – 10-15 метров. Меня это затянуло, в интернете нашёл информацию о том, что проводятся курсы по фридайвингу в Дахабе, в Египте. Курсы вела чемпион мира по этому виду спорта, основатель школы фридайвинга в России Наталья Молчанова, — начинает рассказ Соколов.

Известная на весь мир ныряльщица Наталья Молчанова начала увлекаться фридайвингом в 40 лет и за 11 лет установила мировые рекорды во всех дисциплинах. Соколову, когда он решил начать тренировки, было 42, он говорит, что возраст нисколько не повлиял на результаты. Дмитрий быстро получил третью из четырёх степеней мастерства (на профессиональном сленге это называется «нырнуть на третью волну»), погрузившись на 38 метров, а после сдал и на инструктора.

При этом, говорит Соколов, фридайвинг в России развивается примерно 13-15 лет, и в Иркутске люди давно ныряют сами по себе, порой подвергая жизнь опасности. Даже плавая под водой в бассейне, люди часто рискуют.

«Когда мы выполняем нырок, делаем это всегда со страхующим партнёром. Конечно, организм подсказывает нам, у него есть свои особенности, потому как некоторые действия заложены рефлекторно, что позволяет соединиться с водной средой», — объясняет Соколов.

Особенности байкальского фридайвинга

В Байкале, говорит фридайвер, сделать хороший нырок гораздо сложнее, чем, например, в море, поскольку вода холодная. Необходимо надевать более плотный гидрокостюм, который обладает большей плавучестью. Чтобы преодолеть положительную плавучесть костюма и погрузиться, приходится использовать больше свинцовых грузов.

Ныряют сибирские любители фридайвинга круглый год. Зимой температура воды подо льдом Байкал плюс 3 градуса, на поверхности опускается до нуля. Но, говорит, Соколов, мёрзнет только лицо, да и оно через 10 минут занятий отмерзает так, что дискомфорта больше не чувствуется. Особенности погружения под лёд и в том, что в воде очень темно, свет поступает только из пропиленного отверстия. Однако всё это не мешает любителям экстрима: уже второй год фридайверы совершают массовое погружение, при этом участвуют в мероприятии как мужчины, так и женщины, вызывая зависть у своих коллег в других регионах страны и за рубежом. Фридайверы из Новосибирска, Екатеринбурга и Москвы мечтают погрузиться в байкальскую полынью.

Некоторым везёт больше: 20 человек прошлым летом стали участниками всероссийского семинара «Байкальская глубина» (Фестиваль любителей фридайвинга впервые проходил в Больших Котах летом 2016 — ред.).

«Все были в восторге от пребывания на Байкале. В Больших Котах ещё, к счастью, немного народу, умиротворение, горы, лес – всем очень понравилось. Планируем летом вновь провести это мероприятие», — говорит Соколов.

Первые успехи

Не так давно Дмитрий вернулся с чемпионата Сибири и Урала по фридайвингу, привёз оттуда две бронзовые медали: за ныряние без ласт и в общем зачёте по сумме трёх дисциплин. В соревнованиях спортсмены принимали участие впервые. Ученица Соколова заняла второе место среди женщин.

«Во время соревнований бешеное сердцебиение, пульс, которые не можешь успокоить, всё это в конечном итоге влияет на результат, потому что нам как раз-таки нужно быть абсолютно спокойными. Под водой нужно как можно сильнее замедлить сердцебиение, успокоить мысли, потому что в основном на длительность задержки дыхания влияют наши мысли. По данным физиологов, мозг занимает всего лишь 2% от общей массы тела, а потребляет ресурсов, в том числе и кислорода – от 15 до 20%. И чем меньше мы думаем, тем дольше можем обходиться без дыхания», — объясняет мне рассказчик.

Этому в первую очередь и учатся фридайверы – пытаются войти в такое состояние, когда в голове как можно меньше мыслей. Однако, говорит Дмитрий, на тренировке всё просто – у тебя хороший день, хорошее настроение, поэтому получится хороший нырок. А на соревнованиях это уже не работает: ты приехал, и никто не даст тебе проплыть именно в тот момент, когда у тебя нужное для этого настроение. Подчиняешься ты только стартовому протоколу. Были, говорит мой собеседник, и такие, кто пытался пересилить себя, чтобы показать как можно большую задержку дыхания, однако часто это заканчивалось потерей сознания и дисквалификацией.

«Нужно показать поверхностный протокол, то есть нужно всплыть, снять с лица маску или очки, показать знак рукой и по-английски сказать: I’m okey. Если последовательность действий нарушается, или человек касается воды лицом, то это наказывается. Как правило, если спортсмен потерял сознание в первой дисциплине утром, то организм не успевает восстановиться, и многие это не учитывают, пытаясь выжать из себя какие-то новые метры, но получается хуже», — Соколов немного задумывается, будто прислушиваясь к ощущениям.

В год своего 10-летия, в 2016 году, федерация подводной охоты Иркутской области была переименована: к названию был добавлен фридайвинг. Его популярность медленно, но растёт, люди всё больше хотят узнать, на что же ещё способен их организм, желают испытать себя. За 2016 год курсы прошли 26 человек.

Для начинающих

Чтобы заняться фридайвингом, нет никаких особых требований. Максимум, что вам нужно уметь – плавать. Любой совершеннолетний может посещать курсы. Вначале проходят теоретические лекции, чтобы человек понимал, как и зачем он решил этим заниматься, что делаться всё должно только на удовольствии.

«Если человек хорошо плавает, не боится воды, то его можно разнырять за неделю до 30 метров, особенно если нет физиологических проблем, например, с ушами. Это, конечно, при идеальных условиях в тёплой воде. Если говорить с финансовой точки зрения, то фридайвинг по сравнению даже с подводной охотой гораздо менее затратен. У нас нужен минимальный набор оборудования: ласты, грузовой пояс и пропуск в бассейн. Конечно, потом начинает затягивать, покупаешь более дорогие вещи, более профессиональные», — улыбается дайвер.

Прежде чем ответить на вопрос, зачем погружаться под воду на 20, 30, 50 метров Соколов задумывается, а после запальчиво говорит, что интересно каждый раз раздвигать границы собственных возможностей.

«Каждый раз, ныряя в длину или глубину, наши возможности увеличиваются. Я каждый раз думаю, где же он, предел, его хочется найти, но дойти до него не могу. От этого всё интересней, думаешь, насколько же получится в следующий раз дальше или глубже, чем сегодня. Это как способ самопознания. Да и всю жизнь мне было интересно испытывать свой организм, а фридайвинг увлёк так, что стал стилем жизни», — поясняет Соколов.

Фридайверы не любуются во время погружений флорой и фауной, в это время спортсмен максимально сосредоточен на своём дыхании, на своих мыслях, чтобы как можно лучше выполнить нырок. Да и в Байкале, говорит Соколов, очень темно. Этим можно заняться где-нибудь на отдыхе, когда ныряешь для развлечения на небольшие глубины.

О том, как ныряния сказываются на здоровье, мой собеседник отвечает с улыбкой: исключительно позитивно.

«Неправильно говорить, что мы ныряем без кислорода, мы же делаем вдох, набираем кислород. При этом, когда происходит нырок, наш организм адаптируется: кровь от кожи начинает поступать к внутренним органам, чтобы они не переохладились, так теряется меньше тепла. В процессе занятий лёгкие растут, так что объём кислорода на нырок увеличивается. Это очень полезно: наши сосуды всегда находятся в тонусе. Конечно, когда случаются потери сознания, они не несут для организма ничего хорошего, мозг недополучает кислород и гасит все двигательные функции, оставляя только сердце. Страхующий партнёр в этом случае поднимет ныряльщика на поверхность, где тот сделает вдох», — объясняет Дмитрий.

Риск есть в том случае, если человек потеряет сознание, лёжа на животе, тогда он может сделать вдох и захлебнуться. Именно поэтому дайверы никогда не выполняют серьёзные погружения в одиночку.

А вот большой компанией фридайверы ездят по интересным местам области. Так, минувшим летом ныряли на озёрах у реки Снежной и развеяли миф об их глубинах: 50 метров, обещанные ныряльщикам, на деле оказались 17. Этим летом таким испытаниям подвергнется Соболиное озеро, которое находится в тех же краях.

«Вообще, это просто космос. Ты находишься словно в невесомости, как в подвешенном состоянии. И каждый следующий нырок непохож на предыдущий. Ни с чем не сравнимо. А в планах у меня – нырнуть на 50 метров в Байкале», — делится Соколов.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила