НОВОСТИ
23 ОКТЯБРЯ
22 октября
21 октября
20 октября
19 октября

Дальнобойщики бросились в бой

Правительство РФ в конце марта 2017 года изменило свои планы по повышению тарифа на систему взимания платы с большегрузных автомобилей за пользование федеральными дорогами «Платон». Если ранее власти хотели с 15 апреля сразу удвоить тариф, то сейчас говорится уже о его увеличении на четверть — с 1,53 до 1,91 рубля. Дальнобойщики считают, что правительство на этом не остановится и обещанное исполнит. Поэтому с 27 марта водители объявили всероссийскую стачку перевозчиков. В последний день месяца под Иркутском собралось порядка 100 водителей фур, которые разбили здесь настоящий стачечный лагерь. Журналисты портала «ИрСити» съездили на место и пообщались с бастующими.

Протестный гудок

Фото: Кирилл Фалеев

Солнечный и ветреный день. Мы на Московском тракте рядом с автозаправкой «Байкальской региональной компании». По трассе неустанно бегут машины. А на небольшой площадке около АЗС в несколько рядов выстроились тягачи. Перед ними, собравшись в несколько групп, стоят люди – крепкие мужчины с сильными руками, широкими плечами и морщинками между бровей. Они о чём-то неспешно разговаривают, курят, улыбаются. От одного к другому переходят координаторы – председатель ассоциации перевозчиков Иркутской области Александр Черных и его заместитель Ирина Тафилевич – надо многое сделать: раздать наклейки и плакаты, рассказать последние новости, ответить на вопросы. На месте дежурят несколько полицейских, которые периодически деликатно отводят в сторону то председателя, то зама.

Между приветствиями подхожу к Ирине Тафилевич. Это хрупкая женщина с живыми и лучистыми глазами. Она говорит, что с 2009 года занимается перевозками и уже год, как борется против «Платона»:

«В прошлом году случайно узнала о забастовке возле Смоленщины, выехала туда, после начала активно поддерживать. Меня выбрали наши мужчины, я ездила в Москву, где 17 февраля 2016 года состоялся координационный совет, в котором участвовали 43 региона. Мы решили организовать Объединение перевозчиков России (ОПР)».

Женщина заявляет, что в стране творится беззаконие: «В прошлом году был автопробег, нас, «опээрэцев», попросили поддержать тракторный марш в Ростове, мы туда отправили две машины. Начались аресты, избиения, хотя пробег был зарегистрирован и по регионам расписан. Людей погрузили в автозаки, начались суды, и наша колонна стояла и дожидалась ребят. Назад до Москвы ехали 2,5 суток: каждые 40 километров останавливались, тот же экипаж досматривает, проверяет отпечатки пальцев. Это было жёстко, я плакала ночами, писала им: «Ребята, я с вами». После в «АвтоТрансИнфо» прошла информация, что ОПР с Ростова пыталось перевезти взрывчатку. Это же смешно! Не могли лучше придумать, в чём обвинить».

Фото: Кирилл Фалеев

Тафилевич говорит, что стоит вся страна. Между собой перевозчики общаются через социальные сети и мессенджеры. «Уважаемые коллеги, сегодня звонил другу, он возит магнит. Говорит, что уже ощущается нехватка товара, 3-4 дня — склады опустеют, я вас прошу: держитесь, начатое будем доводить до конца», — зачитывает координатор сообщение, пришедшее из западной части России.

С 27 марта под Иркутском собралось порядка 100 автомобилей. Среди водителей есть и сибиряки, и гости из далёких регионов. Многие частники ехали мимо и решили остановиться именно здесь. Эту тесную для сотни грузовиков площадку администрация Иркутска согласовала только 31 марта и разрешила выступать с плакатами до 10 апреля. Но дальнобойщики не собираются сворачивать акцию – они намерены стоять, пока их не услышит российское правительство. Пока, по словам Тафилевич, никакой реакции и поддержки со стороны властей не поступало.

Тем временем Александр Черных выступает в кругу водителей: «Я везде объясняю, что для нас «Платон» губительный, убийственный. В регионе, кроме федеральных трасс, никаких дорог больше нет, поэтому «Платон» надо отменять или изменять». Он убеждён, что проблемы будут решаться проще, если водители объединятся. Как вариант – вступить в профсоюз, появившийся в регионе в 2016 году. С его помощью можно решить вопросы с топливом, шинами, получить консультации по любым вопросам.

Фото: Кирилл Фалеев

Вдоль колонны фур несколько раз проходит высокий мужчина с телефонной гарнитурой в ухе. В глазах – зависть и гордость одновременно. Оказывается, он – работник крупной транспортной компании, сейчас в рейсе, а сюда заглянул на пару минут, чтобы «поддержать ребят».

Все разбредаются и говорят о чём-то своём. Вдруг один из водителей громким голосом объявляет: «Разрешение поступило, чтобы все едино нажали на сигнал. Качнём воздух, чтобы получился гул, что мы против «Платона»!»

«По машинам!» — радостно раскатывается над площадкой, и в 11.00 дают «слово» самим тягачам – на несколько секунд окрестности оглашаются воем и стоном высоких машин-работяг, намотавших не одну сотню тысяч километров.

Из здания АЗС бежит мужчина с круглыми от ужаса глазами: «Вы чего творите?! Прекратите немедленно!»

Жадный «Платон»

Система «Платон» запущена 15 ноября 2015 года для взимания платы в счёт возмещения вреда, причиняемого федеральным автомобильным дорогам грузовиками массой свыше 12 тонн. Оператором системы назначена частная компания «РТ-Инвест Транспортные Системы» . 50% компании принадлежит Игорю Ротенбергу – сыну российского миллиардера Аркадия Ротенберга. Сейчас тариф установлен в размере 1,53 рубля с автомобиля за 1 километр пути. С 15 апреля тариф повысится на 25% — до 1,91 рубля, в проекте властей – довести его до 3,7 рубля. По данным, опубликованным на сайте «Платона» на 15 марта, в дорожные фонды собрано уже почти 22 миллиарда рублей. Частники заявляют, что не платят тариф, а борются с ним.

«Я генеральный директор транспортной компании, работаю уже 5 лет, у нас есть несколько своих автомобилей, ещё наёмные водители. География перевозок – от Иркутска до Владивостока. Мы не платим и не собираемся платить по одной простой причине: я не понимаю, почему люди обязаны платить в какую-то ООО. Ну давайте я создам какую-то ООО, и пускай мне все люди платят. Но я же понимаю: мне платить не будут, потому что я не друг Путина», — говорит один активист движения.

По его мнению, населению «настолько прополоскали мозги», что люди уже верят, будто дальнобойщики разбивают дороги: «Это всё ложь. Приведу яркий пример: в апреле-мае дороги перекрывают, дальнобойщики не ездят, а дороги куда-то деваются».

Наш диалог прерывается, дальнобойщики выстраиваются на фоне украшенных лозунгами фур для общей фотографии.

Фото: Кирилл Фалеев

После этого ко мне подходит другой водитель, представляется Сергеем. Он родом из Забайкальского края, но уже 12 лет живёт в Иркутске. У него есть жена и четверо детей. Старший учится на пятом курсе в университете в Санкт-Петербурге, младшие живут здесь, занимаются спортом, учат иностранные языки. Сергей говорит, что тяжело: раньше у него было пять машин, теперь только три, если и дальше так пойдёт, то ни одной не останется, — но семья поддерживает. В качестве аргументов приводит расчёт расходов дальнобойщиков на все налоги, которые они платят государству.

Так, транспортный налог составляет 25-40 тысяч рублей в зависимости от автомобиля, налог с индивидуального предпринимателя – около 100-120 тысяч в год, акциз на топливо – 6,8 тысячи за тонну, или 300-350 тысяч рублей при среднем пробеге в год в 150 тысяч километров. Таким образом, без «Платона» за год набегает около полмиллиона рублей за один большегруз.

«Платон», по сути, это четвёртый налог. При тарифе в 1,53 рубля за год получается около 230 тысяч рублей, если поднимут до 3,53, то будет около 500 тысяч. То есть всего по году получаем около 1 миллиона рублей только за одну машину. Мы смирились, что транспортный налог не отменят, как обещали. Но «Платон» — это уже лишнее. Раньше мы работали от Москвы до Владивостока, сейчас только от Новосибирска на Восток, потому что это нецелесообразно. Пробеги большие, запчасти дорогие. Ещё один наш бич — оплата производится по выполненным работам, по документам, в течение 20 дней, а фактически — через месяц-два. Свои деньги догоняешь. При этом мы обязаны содержать машины в идеальном техническом состоянии. При нынешних курсах доллара и евро, на семью денег не остаётся», — поясняет мой собеседник.

Сергей замечает, что пока власти «не до конца закрутили гайки», частные перевозчики находят лазейки для работы: «Как международные перевозчики мы должны работать только 9 часов – по 4,5 часа, – а остальное время – для отдыха, часто перевозчики нарушают этот режим. Он не подходит под наши реалии, у нас даже автостоянок таких нет, чтобы ты 9 часов проехал и встал. Инфраструктуры придорожной нет, она, конечно, развивается, но законодательство у нас бежит впереди этой инфраструктуры».

Фото: Кирилл Фалеев

Но главное, о чём сожалеют все дальнобойщики, — отсутствие реакции со стороны властей и тишина на центральных телеканалах. Сергей сообщает, что в Улан-Удэ проходит встреча в министерстве транспорта с инициативной группой бастующих перевозчиков. Этого же хочется и пикетчикам в Иркутске.

«Мы понимаем, что не региональная власть ввела «Платон», но если один регион начнёт поднимать на заседании правительства или на рабочей группе этот вопрос, затем другой, и ещё, всё равно это должно получить огласку. Те три налога платим — молчим. В нашем регионе 80% автопарка работает в международной перевозке, мы проходим систему лицензирования, обучение, нас проверяют на границе, мы не можем не платить налоги, чтобы куда-то поехать. А «Платон» почему мы должны платить частной организации? Вот просто нам должны ответить: почему мы должны платить в частную компанию, которая, грубо говоря, приватизировала всю транспортную сеть?» — спрашивает предприниматель.

Постепенно водители вновь собираются вокруг Черных, который что-то рассказывает, показывая на синие членские билеты в профком. Рядом со мной оказывается немолодой мужчина в чёрном пальто, который нервно переминается с ноги на ногу:

– Я гружёный стою – 32 тонны битума везу с Ангарска в Хилок. Он остывает. У него температура должна быть 170 градусов, сейчас уже 130. При 100 градусах он каменеет, его уже не сольёшь. Но я тут, стою вместе со всеми. Третий день уж стою», — тихо поясняет водитель.

– Как так получилось? — спрашиваю.

– Я знал, что будет пикет, но думал, что это как обычно: поговорили и забыли. Я индивидуальный предприниматель, мне стоять самому невыгодно, уже загрузился, звонить начал: в Чите стоят, в Улан-Удэ стоят. Назад уже не сольёшь. У меня форсунка есть, я буду греть битум, но солярка расходуется. Сейчас с мужиками поговорю. Завтра, наверно, съезжу, а назад уже пустой приеду и встану.

Небольшого разговора хватает, чтобы мужчина взорвался гневным монологом: «У меня перегруз 2 тонны. Мне выписали как на ИП, так и на водителя 60 тысяч рублей. Дальше где бы ни остановили, за сутки могут два-три-четыре штрафа выписать. Где я возьму эти деньги? За 60 тысяч надо же месяц работать, напрягаться! А у меня то колесо, то ещё какая-нибудь деталь из строя выходит. Как жить-то? Если и «Платон» ещё вменят, то вообще в ноль уйдём. Для чего Росавтодор? Ротенбергу не хватает денег? И нет обратной связи с руководством. Путин сказал, что в 2016 году отменят транспортный налог. И что? Это называется брехло, а не президент! Ничего не отменил, а ещё вменяет дополнительно».

Навальный, дороги, патриотизм

Фото: Кирилл Фалеев

Постепенно подходим с обиженным мужчиной к Черных – он в этот момент рассказывает, как профсоюз может помочь водителям. Например, сделать транспортные карты. На участке дороги в Байкальском регионе выбрать четыре заправки «Байкальской региональной компании», которые будут заправлять дальнобойщиков по 29 рублей за литр.

Водители начинают по очереди задавать вопросы, на которые тут же сами и отвечают.

— А почему на федеральных каналах никто не показывает нас?

— Правительство боится?

— Чего боится? Правду показать? А балеты на льду будем смотреть!

Неожиданно за спинами мужчин возникает фигура председателя правления союза автомобилистов Сибири Алексея Шабанова, который задаёт почти балабановский вопрос: «А в чём правда?»

— Правда в том, что мы стоим по всей стране! Что про нас нигде ни слова, что если мы выедем за рамки, нас арестуют. Вы считаете это нормально?

— Я считаю ненормальным собираться и стоять. Я не дальнобойщик, простой житель города, патриот России. От цены на «Платон» больше страдают не дальнобойщики, а население. Потому что вы стоимость Платона включаете в стоимость перевозки, это перерастает в стоимость товара, платит простой человек. «Платон» выводит деньги в целевое расходование, потому что деньги от «Платона» тратятся только на дороги, — рассказывает Шабанов.

Сквозь оглушительный смех кто-то задаёт вопрос: «Вы сами-то понимаете, что говорите?»

Водители перебивают друг друга, кричат:

— Почему разбили налоги на «Платон», акцизы, на транспорт?

— Кто такие штрафы придумывает? Я помираю в машине, я не дома живу, я в машине живу!

— Нормально, что вместе со снегом тает и асфальт?

Весь гнев, накопленный за 1,5 года, обрушивается на общественника, которому остаётся только отбиваться тихими фразами: «Вы всё правильно говорите», «Нормально, потому что есть зимний асфальт», «Я не имею к правительству никакого отношения», «У меня самого куча вопросов по «Платону».

Фото: Кирилл Фалеев

Неожиданно Шабанов ударяется в политику:

— В своё время нас приглашали на забастовки, но мы отказались. Потому что забастовки отфотографируют и будут в западных СМИ писать, как в России всё плохо. Вот это единственное — для чего организовали забастовки. Ни одна проблема, по поводу которой собрались дальнобойщики, за счёт забастовок не решится, она другими путями решается. Но любую инициативу правительства можно завалить забастовками, каждая инициатива имеет определённую цель, задачу. Всегда найдётся Навальный, какой-нибудь товарищ, который на грант США занимается организацией забастовок. Я не зря задал вопрос: вы хотите «Платон» отменить или чтобы вас по телевизору показали.

— Иностранцев приплетаете, а нам они побоку, — прерывает его водитель по имени Юрий. — Мы патриоты своей страны, мы хвостом не вильнём, не уйдём, если что случится, мы будем первые. Сегодня бастуем, завтра пойдём за страну погибать, если надо будет. Нас не надо снимать. Пусть приедет администрация города. Нам не нужно славы, просто поговорить.

— Что нет чиновников и депутатов — им большой минус. Я как член общественного совета ГУ МВД по Иркутской области, скажу, что от главного управления у вас были представители. Скажу, что сейчас идёт большое противостояние между МВД и областью. К сожалению, Левченко победил на выборах. Сейчас проблемы населения полностью игнорируются властями, — отвечает ему Шабанов.

Но Юрий продолжает:

— Основная масса народа — предприниматели, начинали с 90-го года. Когда развал произошёл, транспортная система полностью рухнула, эти люди вывозили на своих плечах, всем приходилось падать на колени и подниматься. Каждый из нас может в воде не тонуть, в огне не гореть, потому что человек, который может по три часа лежать на голом, холодном асфальте, не хуже любого солдата. Мы нормальные мужики, что мы будем делать, если останемся без работы? За своих детей, если они будут голодными, я пойду хоть куда, и любой пойдёт! Мы от государства ничего не просим, мы зарабатываем сами, как бы нам тяжело ни было, мы берём кредиты, ипотеки, мы пытаемся помочь детям, чтобы они жили, как нормальные люди, а почему нам мешают это делать?

Постепенно громкий спор превращается в спокойный диалог, водители снова расходятся, рядом с общественником остаются два-три человек. Шабанов рассуждает о том, почему при Бердникове лучше, чем при Кондрашове, как живёт дорожная отрасль в условиях рыночной экономики и почему через два года дорог вообще не будет. Представитель союза автомобилистов предлагает встретиться в нормальной обстановке с руководителем инициативной группы, «проработать план совместных действий» и уже с этим выходить на региональную власть. При этом Шабанов подчёркивает, что стоит сосредоточиться на местных проблемах, например, на высоком транспортном налоге.

В какой-то момент спора с Шабановым к площади подъехала роскошная сияющая иномарка, в номерах которой — три буквы А. Автомобиль минут 10 посверкал отполированными крыльями и новенькими покрышками на фоне тягачей-работяг и умчался по пыльной дороге.

***

Вечером я уточнила у Александра Черных: из правительства Иркутской области так никто не появился и не позвонил. Член комитета ГД РФ по транспорту и строительству Сергей Тен – человек, знающий о дорогах всё и даже больше, — не смог ответить на звонок портала «ИрСити». А на редакционную почту в этот же день прилетел релиз от Росавтодора, который подсчитал, что грузоперевозчики сэкономили 96,9 миллиона рублей благодаря «Платону».

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить