Р!
28 НОЯБРЯ 2021
27 ноября 2021
26 ноября 2021
25 ноября 2021
24 ноября 2021

Страсти по «сиротским кварталам»

Заседание Общественной палаты Иркутской области, посвящённое проблеме больших очередей детей-сирот за бесплатным жильём, прошло 27 июня в актовом зале Иркутской областной детской клинической больницы в обстановке жёсткого прессинга. Правда, как выражаются спортсмены, «игра шла в одни ворота», в ворота правительства Приангарья, представители которого на этой конференции выслушали много нелицеприятных слов в свой адрес.

«Рекордсмены»

Пленум открыла уполномоченная по правам ребёнка в Иркутской области Светлана Семёнова, которая взяла с места в карьер. По её словам, количество детей-сирот, нуждающихся в жилье, в последние годы растёт даже несмотря на общее уменьшение числа сирот в области. При этом Приангарье продолжает оставаться лидером России по количеству детей, находящихся в приютах.

«Рекордсмены…», – грустно заметил уполномоченный по правам человека Иркутской области Виктор Игнатенко.

«Ежегодное пополнение списка нуждающихся происходит из-за того, что за сохранностью жилых помещений, закреплённых за сиротами, не обеспечивается должным образом», – объяснила Семёнова парадоксальную разницу.

Однажды к Семёновой обратилась девушка, которая после наступления 18-летия не смогла вернуться в закреплённый за ней дом в Смоленщине. За те 10 лет, что она жила в детдоме, дом пришёл в аварийное состояние и был снесён. Так девушка оказалась в списке нуждающихся.

По словам Семёновой, в этой ситуации виноваты местная администрация и органы опеки, которые вообще-то должны следить за домами, к которым прикреплены сироты. Омбудсмен заявила, что этот случай – не единичный, и в совокупности все эти «недосмотры» выливаются в огромные траты на строительство нового жилья и рост числа «бездомных детдомовцев».

Есть ли свет в конце туннеля

Доклад Светланы Семёновой, который по регламенту должен был идти 30 минут, значительно затянулся, и многим людям в зале становилось уже скучновато. Оживление вызвало выступление председателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты Анны Загайновой, которая рассказала о результатах июньской проверки жилья, построенного специально для расселения туда детей-сирот. Презентация, с которой Загайнова представляла результаты мониторинга, называлась философски: «Есть ли свет в конце туннеля». По мнению председателя комиссии, пока его не видно.

Проблему низких темпов строительства Загайнова описала образно. «Рост введённого в эксплуатацию жилья можно сравнить со скоростью черепахи, а ежегодное увеличение числа нуждающихся в нём – со скоростью ягуара. И, как мы все понимаем, черепаха ягуара не догонит никогда», – резюмировала она. Те, кто получил свою жилплощадь в 2016—2017 годах, ждали её в среднем около четырёх лет. В отдельных случаях ожидание доходило до 6 лет, то есть по факту человек получал свой «квадрат» в 24 года.

Казалось бы, появление новых квартир для сирот, пусть и не в таких больших объёмах, какие требуются, – это уже неплохо. Но здесь важным становится качество сданного жилья, а оно, по мнению Загайновой, не выдерживает никакой критики.

Во всех 10 муниципальных территориях, где побывали члены Общественной палаты, проблемы с качеством строительства можно не только увидеть, но и в прямом смысле слова почувствовать. Сырость, «плачущие окна», отклеивающиеся обои, грибок на стенах, плохо работающая вентиляция, невозможная духота летом и холод зимой – это краткий перечень того, с чем сталкивались сироты после двух-трёх месяцев жизни в новых домах. Где-то, как в одном из «свежих» домов в Тайшете, рассыпалась перегородка в подъезде, где-то забыли сделать змеевик в совмещённом санузле. В Тайшете же в одном из домов обнаружились натяжные потолки. Таким образом, по свидетельству Загайновой, застройщик «решил» проблему с постоянными протечками и грибком. На фоне всего этого не обустроенные придомовые территории с лежащим там строительным мусором выглядят не так уж и серьёзно.

Жильцы новых домов порой и не знают, к кому им обращаться при обнаружении каких-либо проблем. В муниципалитетах им говорят, что это «не их жильё», а потому они ничем помочь не могут. Министерство имущественных отношений области, по заказу которого строились дома, далеко и на обращения реагирует не всегда. Загайнова рассказала, как жильцы одного из домов, где побывали общественники, жаловались на оголённые провода в подъезде. «Футбол» от одного ведомства к другому привёл квартирантов даже в МЧС, где им ответили, как в анекдоте: когда загорится – тогда и звоните.

Ещё одна проблема связана с пустующим жильём. Пока одни люди годами стоят в очередях за своей жилплощадью, другим она попросту не нужна, поскольку им её выдали далеко от места учёбы, работы или проживания каких-либо родственников. Где-то просто никого нет годами, где-то есть квартиранты, которые сняли помещение как раз у тех сирот, которым оно не нужно, а где-то самовольно селятся разные асоциальные товарищи.

Но иногда вопросы возникают и к самим сиротам, которые получают свое жилое пространство. Нередки такие ситуации, когда они копят большие долги за коммуналку – до 40 или 50 тысяч рублей. Кто-то просто не может справиться с платежами, а кто-то вовсе ничего платить и не собирается, считая, что и в квартире всё будет так, как в детдоме. Из-за этого возникают сложности в работе с управляющими компаниями, которые либо отказываются обслуживать дома детей-сирот, либо делают это спустя рукава.

Наезд на минимущества

О ненадлежащем качестве строительства и сопутствующих проблемах говорил и заместитель прокурора Иркутской области Вячеслав Бабенко. Он рассказал, что в ведомстве зафиксировано множество жалоб от детей-сирот. По его словам, они были поспешно заселены в непригодные для заселения квартиры, где при наступлении первых холодов размораживалось отопление. В мае по нескольким заявлениям из Тайшета прокуратура вынесла определения об устранении недостатков застройщику – ООО «Бирюсапромстрой».

«Вопрос к министерству: неужели требовалось вмешательство прокурора для того, чтобы пойти с законными требованиями к застройщику и взыскать с него то, что положено, чтобы заставить его сделать жилые помещения с качеством, которому они должны соответствовать?» – обратился Бабенко к представителю министерства имущественных отношений Иркутской области Александру Курбатову.

Ещё жёстче по минимуществу проехался Виктор Игнатенко. Он заявил, что оценивает ситуацию с реализацией жилищных прав сирот как критическую, а действия исполнительной власти по реализации этих прав – не удовлетворительными.

«Какое социальное явление не имеет запаха, цвета, оно неосязаемо, но оно убивает, несёт язвы, смерти? Это коррупция. Я не могу сказать, что здесь имеются конкретные факты коррупционной деятельности, но признаки коррупции есть», – отметил омбудсмен, говоря о докладе Анны Загайновой.

Игнатенко раскритиковал механизм реализации программы по строительству жилья для детей-сирот, задаваясь вопросом: почему оператором этой программы, фактически заказчиком строительства новых жилых помещений, является минимущества, где «нет ни одного строителя». Чиновник предложил оставить за министерством только право покупки уже готового жилья, а возведение нового поручить министерству строительства и дорожного хозяйства.

Также он отметил, что для контроля на всех этапах строительства, включая проектирование, нужно заключать договоры строительного подряда с застройщиками, а не договоры долевого строительства, как это делается сейчас.

Кроме того, Игнатенко предложил обратиться к опыту скандинавских стран, где успешно применяются технологии строительства многоэтажных домов из дерева. По его мнению, это не только бы позволило удешевить возведение жилых домов, но и дать установку лесопромышленному комплексу Иркутской области на работу во благо региона.

«Причина такого удручающего положения по решению проблемы предоставления жилья детям-сиротам лежит в практической управленческой плоскости. Органы исполнительной власти научились изящно осваивать схемы и ни за что не отвечать. Пока мы не переломим эту ситуацию, пока не будет посадок должностных лиц, которые за всё это отвечают, ничего не изменится», – резюмировал омбудсмен.

Готово, да бестолково

К тому моменту, как слово взял замминистра имущественных отношений Приангарья Александр Курбатов, обстановка в зале уже накалилась. Все ждали, что же на выпады Загайновой и Игнатенко ответит представитель исполнительной власти.

Отвечать он начал в том ключе, в каком все и ждали. Курбатов посетовал на жёсткие условия, в которых реализовывается программа по обеспечению детей-сирот бесплатным жильем. Причём, дело не только в нехватке денег.

По его словам, область обязана каждый год отчитываться об освоении средств, выделенных из федерального бюджета на софинансирование областной программы. По сути, за год необходимо найти подрядчика, заключить с ним договор и успеть построить дом. Невыполнение этих условий влечёт за собой штрафы, изъятие неосвоенных денег и отсутствие финансирования на следующий год.

«Специалисты говорят, что за 6 месяцев построить дом так, чтобы он не «плакал», затруднительно. Но возможно», – сказал Курбатов, отметив, что минимущества старается как можно оперативно реагировать на все жалобы жильцов в новых домах.

Для того чтобы обеспечить субсидирование на очередной финансовый год, областное правительство должно продемонстрировать трёхпроцентный рост обеспечения сирот новым жильём по сравнению с предыдущим годом. Сейчас этот процент, как сказал замминистра, составляет 1,12%.

«До XXII века такими темпами строить будете!» – выкрикнул кто-то из зала в тот момент, когда Курбатов рассказывал об условиях получения федеральных денег. Чиновник даже не осёкся, но в его голос приобрёл ещё более раздражённые нотки.

Замминистра отметил, что сейчас программа строительства жилья должна на 79% финансироваться из федерального бюджета, а на оставшийся 21% – из областного, однако по факту Приангарье вкладывает своих средств в 4 раза больше.

«На всю Россию на эти цели распределяется 7,5 миллиарда. Для того, чтобы затормозить отставание Иркутской области по выполнению наших обязательств, требуется в один год 1,7 миллиарда рублей. Наш бюджет не в состоянии освоить такие цифры на одну подпрограмму», – подытожил Курбатов.

«Да к чёрту статистику, почему у вас дома разваливаются?!» – вновь перебили Курбатова из зала.

В числе главных причин, почему к качеству возведённых домов накопилось так много претензий, чиновник назвал недобросовестность застройщика, сжатые сроки и наплевательское отношение нанимателей жилья, которые копят большие долги. «Это только мы их детьми называем – 30-летних людей, которые деньги не платят за коммуналку», – с явным негодованием отметил Курбатов.

Из одного детдома в другой

Кроме защиты имущественных прав детей-сирот и качества полученного ими жилья обсуждался и ещё один важный вопрос. Он касался социализации выпускников детских домов в обществе.

Анна Загайнова посетовала на то, что сейчас поддерживается стратегия строительства «сиротских кварталов», когда детей из детских домов селят практически отдельно от всех остальных жителей городов. По её мнению, в таких условиях у них нет положительных примеров обустройства быта. Добавить к этому отсутствие привычной детдомовской дисциплины – и в результате многие идут вразнос. Она рассказывала о случаях, когда люди, конфликтовавшие ещё в приютах, устраивали разборки уже после выпуска, ведь в новых домах они оказывались соседями. Иногда дело доходило даже до убийства.

Эту же тему поднимал и Виктор Игнатенко в своём выступлении. Он предложил воспользоваться опытом других регионов, где детей-сирот селят в дома, построенные для работников бюджетной сферы, тем самым решая вопрос «социального гетто» на корню.

Почему так не делают в Приангарье, ответил Александр Курбатов. С его слов, из-за низкой стоимости квадратного метра на сиротское жильё (35098 рублей/м2) минимущества не располагает широким выбором застройщиков. Многим за эти деньги работать попросту невыгодно. К тому же, жильё для бюджетников и на переселение строится исходя из других ценовых нормативов, поэтому занимаются им, как правило, занимаются другие компании, «пересечений интересов» практически никогда не возникает.

«С вами обязательно свяжутся»

Напоследок у Общественной палаты нашёлся рояль в кустах, который они выкатили для представителей облправительства. Когда закончились выступающие, значившиеся программе пленарного заседания, председатель палаты Владимир Шпрах дал слово Ирине Зуковой, представительнице инициативной группы детей-сирот Ангарского городского округа, которая рассказала свою историю с выданной ей квартирой.

«Всё, что рассказывала Анна Илларионовна (Загайнова – прим. авт.), я видела собственными глазами. Нам выдали квартиры полгода назад, 29 декабря, проживать в них практически невозможно. Я разговаривала с застройщиком, и он мне заявил: «Вы едите из общей кастрюли, но ничего не собираетесь туда положить». Вот такое вот к нам, сиротам, отношение», – заявила Зукова.

Также она рассказала, что сейчас в области начинают появляться первые инициативные группы детей-сирот, которые готовы защищать свои права и которые хотят найти диалог с министерством имущественных отношений диалог. Но, по её мнению, проблема в том, что сами представители власти этого диалога не очень-то и хотят.
Один из членов Общественной палаты, Эдуард Яроцкий, попросил Зукову сообщить имя представителя застройщика, с которым она беседовала, а также предложил взять на контроль ситуацию с тем домом, о котором шла речь.

Заключительное слово в обсуждении этой темы взял председатель Общественной палаты Владимир Шпрах. По его словам, палата приготовила ряд предложений к законодательной и исполнительной власти Иркутской области. В частности, минимуществу области было предложено усилить контроль за качеством строительства нового жилья и обеспечить контроль за выполнением сиротами, получившими жильё, своих обязательств и договорных условий.

Кроме того, после обсуждений Общественная палата решила рассмотреть предложение Виктора Игнатенко о передаче права на возведение нового жилья министерству строительства Иркутской области. После обсуждения этой идеи члены палаты планируют порекомендовать правительству сделать это.

«Виктор Васильевич (Игнатенко – прим. авт.), члены профильного комитета Общественной палаты обязательно с вами свяжутся, – сказал Владимир Шпрах, и после раздавшегося в зале смеха добавил, – В хорошем смысле этого слова».

«А для кого-то – и в плохом», – сказал Эдуард Яроцкий.

И все вновь засмеялись.

НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень грустно, что кто-то наживается на самых обездоленных и незащищенных - сиротах. Правильно предлагает действовать Кадыров - забирать все у тех, кто ворует. Я думаю, в Чечне такой проблемы нет.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень часто поднимается вопрос о сиротском жилье, это стало уже обыденностью, что очень печально. Если даже и получат жилье, не факт, что не станут жертвами мошенников или черных риэлторов.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Правительство очень редко поднимает вопрос о проблеме с жильем для сирот, а если и поднимают то дальше слов все это не продвигается. А доказать свою правоту, у детей лишенных какой-либо зашиты практически невозможно.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Печально, что часто все эти квартиры получают дети вполне успешных родителей, имеющих связи, а реальные сироты остаются владельцами жилья лишь на бумагах для годовой отчетности

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ