Р!
10 ИЮЛЯ 2020
09 июля 2020
08 июля 2020

Иркутский бизнес проигрывает коронавирусу

Иркутская область 2 месяца находится в режиме самоизоляции, и не исключается, что его продлят ещё на неделю из-за ухудшения эпидобстановки. Всё это время малый бизнес находится «в прострации», как утверждают эксперты. Часть предприятий просто закрылась, часть – смогла переориентироваться на другие направления, но и этого недостаточно, чтобы удержаться на плаву. Предприниматели говорят о «серьёзных потерях», но их реальный объём пока что оценить невозможно – впереди неизвестность и ожидания перемен.

Полный перечень действующих мер поддержки субъектов малого и среднего бизнеса можно посмотреть на специальном портале Иркутской области.

Масштабные потери

Декан Сибирско-Американского факультета менеджмента ИГУ Надежда Грошева подчёркивает, что 2 месяца ограничений – это тяжёлое испытание для всех – как для населения, так и для бизнеса. «Это разрыв социальных, экономических и партнёрских связей», — поясняет эксперт.

По её словам, часть компаний закроются, часть – уже не вернулись в строй. Как пример – спортзалы, которые должны по требованиям Роспотребнадзора соблюдать дистанцию и проводить дезинфекцию помещений. По факту, как утверждает Грошева, эти ограничения снижают число посетителей на 70-80%. «У предпринимателей опускаются руки, они не понимают, что будет дальше, каким будет спрос», — добавляет эксперт.

Но Грошева замечает, что некоторым предприятиям удалось адаптироваться, переориентировавшись на цифровые технологии и став более клиентоориентированными. По мнению эксперта, предприниматели предпочтут остаться в онлайне, отказавшись от некоторых продуктов, так как поменяются потребительские привычки.

Председатель Иркутского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Роман Ищенко подчёркивает, что реальной ситуации по потерям сейчас нет ни у кого. В частности, по его прогнозам, сузится индустрия общепита и развлечений, что приведёт к закрытию и банкротству предприятий и увеличения уровня безработицы. Плюс на это наложится общее падение платёжеспособного спроса, на который влияет в том числе и падение цен на нефть. «Не на всех хватит спроса, и если завтра условно все рестораны откроются, то 50% тут же и закроются», — подчеркнул эксперт.

Он также подчёркивает критичность ситуации в туристической отрасли. По его словам, полноценное наполнение сезона происходит в середине июня, и если меры, связанные с 14-дневной обсервацией, не будут сняты, то «туриндустрия потеряет сезон». При этом на компаниях остаётся нагрузка по содержанию персонала и коммунальным платежам.

По словам Ищенко, многие отрасли «движутся по инерции». Это, например, касается строительства. Сейчас объекты ещё запускаются, так как они закладывались в 2019 году. «Если эти объекты будут построены, то это не значит, что на них будет спрос, компании не смогут продать объекты, возникнут кассовые разрывы, что приведёт к остановке строительной сферы, к банкротству предприятий, у которых низкий запас прочности», — пояснил эксперт.

Руководитель общественной организации «Предприниматели Иркутской области» Ильдус Галяутдинов приводит предварительные оценки по всей стране. «Миллион субъектов малого и среднего предпринимательства России будет вынужден прекратить деятельность до августа 2020 года. Сильнее всего пострадают сфера услуг, гостиничный и ресторанный бизнес, непродовольственный ритейл, причём число занятых в них также сильно снизится — на 2-3 миллиона человек», — прогнозирует на своей странице в Facebook Галяутдинов.

Например, среди фитнес-центров, по оценке эксперта, могут обанкротиться до 70% компаний, обязательства отрасли в случае массовых банкротств составят 40 миллиардов рублей. Серьёзные потери несут книжные магазины – только за март объёмы продаж упали на 50-60%. А в подотрасли торговых центров до 85-90% снизился денежный поток от арендных платежей. «При самых пессимистичных прогнозах существующие ТЦ превратятся в пустые бетонные коробки», — подчёркивает Галяутдинов, добавляя, что владельцы крупных торговых сетей начнут трансформировать свой бизнес.

«К примеру, будут уходить в стрит-ретейл, открывая магазины небольших форматов. Именно на такой формат, вызывающий больше доверия, видимо, будет расти спрос. От того, что ТРЦ «посыплются» как карточный домик, хорошо не будет никому. Надо искать компромисс», — поясняет эксперт. По его мнению, одной из действенных мер поддержки может стать установление отсечение максимальной торговой площади, по которой будет предоставляться льгота по налогу на имущество.

Бизнесмен подчёркивает, что у него нет примеров, когда предприниматели смогли переориентироваться, чтобы выжить. «Пока все находятся в прострации»<, - резюмирует он. Надежда Грошева замечает, что декларированные ещё в начале самоизоляции меры поддержки до бизнеса ещё не дошли. Более того, по её мнению, такие меры поддержки должны предоставлять автоматически, а не в заявительном порядке. Кроме того, эксперт подчёркивается, что по факту работающие институты развития бизнеса не предоставляют действенных мер поддержки. По сути, единственной силой, помогающей предпринимателям, является Торгово-промышленная палата.

Роман Ищенко заявляет, что регион работает над мерами поддержки, но то, что сегодня удалось закрепить, имеет довольно скромные объёмы. Рабочая группа в заксобрании сейчас работает над расширением перечня.

Эксперт подчёркивает, что сейчас спрогнозировать, как это поможет бизнесу, нельзя, но эффективность мер можно будет оценить уже в этом году. «Перед чиновниками стоит задача не только малый бизнес поддержать, но и выполнить все социальные обязательства. Они балансируют на этом. Если мы сейчас меру окажем, а бизнес всё равно умрёт, то это значит, что мы деньги спалили и доходы не получили, ещё и социалку не сможем поддержать», — пояснил эксперт.

Ищенко выступает за предоставление прямых выплат населению, подчёркивая, что эти деньги «вольются в экономику и поддержат предпринимателей», но вопрос заключается в источниках финансирования этих расходов. «Региональный уровень не решение проблем, надо делать по всей России», — подчёркивает эксперт, тут же замечая, что федеральный центр пока не стремится «распаковать кубышку».

Грошева также считает, что выплаты должны идти из федерального бюджета. «Никто не будет компенсировать региональному бюджету дополнительные выплаты, при этом надо понимать, что выпадающие доходы и так велики, особенно, в части муниципальной налоговой базы. Поэтому надо максимально получить федеральную поддержку, а потом уже оценить, какие региональные бизнесы и группы населения пострадали», — поясняет эксперт.

Наплыв «диких» туристов

Одна из наиболее пострадавших в Иркутской области отраслей – это туризм. В этом году эту сферу ждут довольно серьёзные перемены, связанные, в частности, с наплывом «диких» туристов.

По словам председателя комитета по предпринимательству в сфере туризма, курортно-рекреационной, гостиничной и ресторанной деятельности Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири Марины Григорьевой, за 2-3 месяца не возникало ситуаций с закрытием предприятий. «Мы ещё 2 недели продержимся, но если через 2 недели нас не начнут потихоньку отпускать, то к осени ситуация будет плачевная», — подчеркнула эксперт.

По её словам, часть турагентов – это, как правило, индивидуальные предприниматели с небольшим штатом – из-за отсутствия личных сбережений отказались от офисов или вообще закрыли своё ИП. Те, кто нашёл другой источник дохода, пока ждут снятия ограничений по въездному потоку. Но эксперт подчёркивает, что на сегодня на сайтах посольств нет информации об оформлении виз, соответственно, можно говорить о работе внутреннего туризма, из-за чего турагентства окажутся на грани выживания.

С туроператорами, замечает Григорьева, ситуация чуть лучше. Групповые туры пока что не продаются, но Прибайкальский нацпарк открыл некоторые маршруты с ограничениями, соответственно, для тех, кто занимается активными турами, будет возможность заработать хотя бы небольшие деньги.

Со средствами коллективного размещения ситуация неоднозначна. Есть гостиницы, которые переформатированы под обсерваторы, соответственно, те небольшие деньги, что они получают, позволяют им покрывать текущие затраты на коммуналку, электроэнергию и оплату труда. А вот турбазы на берегу Байкала, как подчёркивает Григорьева, оказываются в тяжёлых условиях, так как из-за своей удалённости не смогут работать как обсерваторы, и сейчас они находятся в состоянии ожидания.

Григорьева пояснила, что сейчас в правительстве региона прорабатываются критерии и этапы открытия объектов туристической отрасли. В частности, на первом этапе предлагается разрешить приём гостей в отдельно стоящих домах с площадью номера не менее 8 квадратных метров на одного отдыхающего, при этом возможно размещение либо одной семьи, либо отдельного туриста. Площадь земельного участка с отдельно стоящими домами должна быть не менее 1 гектара, чтобы между строениями было расстояние не менее 10-15 метров.

Должна работать доставка питания либо номера оборудованы средствами для приёма и приготовления пищи. Между заездами должны быть перерывы в пределах от 1-2 суток для проветривания, дезинфекции помещений, генеральной уборки, при этом весь персонал должен проходить тесты на коронавирус. А в городе необходимо открывать летние веранды для покупателей еды.

По словам Григорьевой, туротрасль рассчитывает, что эти меры могут быть введены в первой декаде июня. «На самом деле мы все надеемся, что заработать удастся, так как желающих поехать на отдых на Байкал довольно много, поэтому Байкал сегодня в приоритете», — подчёркивает эксперт, поясняя, что пока не приняты решения по визам и просто у граждан нет денег. По её словам, в этом году резко вырастет число «диких» туристов.

«Нам нужно уберечь Байкал от необузданного палаточного бума. Не все туристы вывозят отходы, а на берегах пока ещё отсутствуют организованные кемпинги с площадками для сбора отходов, для парковок и так далее. Поэтому туротрасль вышла с предложением к нацпарку и природоохранной прокуратуре, чтобы турбазы взяли в свою зону ответственности побережья и прибирали мусор за неорганизованными туристами, а нацпарк определил, где будут палаточные лагеря, а где их нельзя будет размещать. Это вопрос пока прорабатывается», — поясняет Григорьева.

Она замечает, что на сегодня предприятия не получили ничего, кроме выплат по 12 тысяч рублей за март, а отсрочка по налогам – «это не всепрощение». Поэтому, по мнению эксперта, необходимо субсидирование арендных платежей, коммунальных расходов и процентов по кредитам по единым критериям для всей России.

Запрыгнуть в «окна возможностей»

Председатель Иркутского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Роман Ищенко также замечает, что многие бизнесмены ушли в интернет или даже поменяли сферу деятельности. Он приводит в пример предпринимателя, который ранее относился к пострадавшим от кризиса отраслям, но закрыл компанию и перешёл в криптобизнес. «Эта тема сейчас быстро развивается. Из-за экономических волнений очень много людей стали уходить в крипту, потому что боятся держать свои накопления в деньгах. Поэтому сейчас возник дополнительный спрос на сервисы и услуги в этой сфере», — поясняет эксперт.

Он также подчёркивает, что такие проблемные ситуации, как сейчас, могут порождать и серьёзные возможности. По его словам, распространение вируса оказалось связано с геополитическими изменениями. Например, сейчас Китай «рвёт цепочки экономических связей». В частности, это касается рапса, который КНР закупал в Австралии. «Китаю пришлось переориентировать закупки рапса в том числе и на Россию. В итоге РФ получила гигантский рынок сбыта продукции, который раньше был не очень доступен для предпринимателей», — поясняет Ищенко.

Он не исключает, что такие дополнительные рынки сбыта могут возникнуть и в других отраслях сельского хозяйства, например, связанных с урожаем зерна. Более того, Ищенко считает, что такие бонусы возможны не только для сельхозрынка.

По мнению Ищенко, возможен запуск уникальных региональных продуктов, которые будут востребованы по всему миру в связи с изменениями, которые повлечёт за собой пандемия коронавируса. По словам эксперта, сейчас рассматривается возможность реализации проекта лечебно-оздоровительного туризма в Байкальске.

«Юг Байкала, Хамар-Дабан – это уникальный природно-климатический комплекс, насыщенный выделяющими фитонциды растениями, в частности, пихтами и кедрами. Сегодня вся планета дрожит перед короновирусом, потребительское поведение будет меняться, миллионы людей начнут внимательнее следить за здоровьем и инвестировать туда деньги. Люди с заболеваниями органов дыхания смогут приезжать на Байкал для укрепления иммунитета. Конечно, потребуются дополнительные медицинские обоснования, серьёзная проработка вопроса, но уже сейчас понятно, что эффективность этого будет очень высокая. Такой продукт может продаваться по всему миру», — поясняет эксперт.

Он добавляет, что подобные «окна возможностей» нужно разглядеть и «в них запрыгнуть». Это, по его словам, зависит от искусства предпринимателей сориентироваться и решений властей по инвестированию в подобные долгосрочные проекты с учётом того, что доходы бюджета уже провалились и негативная динамика только продолжится.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ