Перейти к мобильной версииПерейти к версии для ПК

Опасная лестница и призраки дома на Халтурина

Вплотную к каменному дому купца Файнберга, расположенному по адресу Халтурина, 1, примыкает колоритное розовое двухэтажное здание с резной отделкой и крышей, покрашенными в лимонный цвет. Мимо него не проходит ни один турист – слишком привлекательны глазу объёмные завитки большого деревянного дома. А пробовал ли кто открыть дверь в эту достопримечательность?

Фото: Яна Ушакова

Журналисты «ИрСити» и руководитель клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров открыли и узнали про косую, словно на тонущем корабле, лестницу, огромные щели, пыльные потолки и окна, глядя в которые, поговаривают, можно однажды увидеть самое настоящее привидение.

По информации «Иркипедии», каменный дом купца первой гильдии Исая Файнберга — памятник архитектуры Иркутска, который был построен в 1900—1902 года на углу улиц Медведниковской и Толкучей (ныне Халтурина и Гусарова). При этом на Медведниковской ранее был возведён двухэтажный деревянный дом, который значительно ограничил площадь строительства нового здания. Как подметил историк Алексей Петров, во время стройки в 1901 году где-то на территории усадьбы Файнберга, тогда это был дом по адресу Медведниковской, 3, родился известный советский режиссёр Михаил Ромм.

Фото: Яна Ушакова

Совершенно случайно на пороге мы встретили старожила дома на Халтурина – Александра. По его словам, лучше его, живущего тут более 35 лет, здание не знает никто – многие давно съехали, многие умерли.

Рассказывает, что некогда в аккуратном розовом доме жила прислуга и горничные купца Файнберга, но длилось это недолго. После революции площади отдали под коммуналки, его мать получила комнату от релейного завода.

«Тогда, наверное, считалось престижным получить такую комнату?» — спросил собеседника Петров.

«А жильё тут и сейчас престижное. Одна комната на 12 квадратов больше миллиона рублей стоит. Соседка, вон, продаёт за 1,2 миллиона», — говорит Александр.

Фото: Яна Ушакова

Завидным делают этот дом только стоимость квадратного метра и расположение – стоит только приоткрыть дверь, ведущую в коридор второго этажа, – диву даёшься, как там всё держится. Ступаешь на громоздкую лестницу, а чувство такое, что стоишь на тонущем «Титанике». Всё кренится куда-то вправо, а на дверях и стенах – соответствующие щели.

От одного взгляда на них становится страшно – а не полетит ли вниз эта лестница вместе с частью здания сию секунду.

Фото: Яна Ушакова

Пока мы поднимались, Александр рассказал, что в их доме вырыт огромный подвал, в котором при желании сможет развернуться КамАЗ, и построен чердак, где некогда хранила газеты и журналы библиотека имени Молчанова-Сибирского. Старинную печку, гревшую весь дом, снесли ещё в 80-х годах, когда проводили центральное отопление. Никаких свидетельств дореволюционной истории в стенах этого здания мужчина не находил.

По мнению Александра, в доме жить небезопасно, власти должны его отреставрировать как памятник, а жильцам предоставить квартиры взамен: «Я за то, чтобы сделать его как памятник. За все годы, что я живу, тут ни разу не было даже капремонта. Мы писали обращения и на Путина, и на Медведева, но никто не ответил. Комиссии тоже никакой не было, чтобы оценить здание. А иностранцы ходят мимо – стыдно. Заглядывают в подъезд – тут лестница косая, вот-вот упадёт».

Фото: Яна Ушакова

Из одной из квартир выглянул другой сосед, который коротко и ультимативно заявил: «Дом рушится на глазах – так и напишите. Хотим, чтобы в благоустроенную квартиру перевезли нас».

Квартирантка с первого этажа призналась, что согласилась бы переехать из центра в микрорайон Ново-Ленино ради благоустроенного жилья, да не предлагают. В их коридорчике – на входе расположился раритетный шкаф, который, по предположению Петрова, мог быть изготовлен ещё до революции, и швейная машинка «Зингер». Вдоль комнат расстелен узорчатый ковёр, а у стен скопилась мебель, на которой, возможно, в качестве украшения, лежат яркие, искусственные подсолнухи.

Фото: Яна Ушакова

Не мудрено хотеть переехать. В косом доме порядка 15 квартир, в которых живут семьи. Там всё как положено в коммуналке – общие коридоры, туалеты, душевые. И, может быть, люди бы привыкли жить в советском прошлом, свыклись с общими удобствами, но ждать пока свалится лестница, пожалуй, тревожнее всего.

Но не только лестница тревожит местных жителей.

«Саш, ты им про призрака рассказал?» — крикнул из окна Александру сосед.

— Да рассказывал, — ответил он и указал на дом Файнберга, — вон на той площадке видели призрак женщины. А крышу дома мы называем гробом. Смотрите, как похожа, там ещё и крышка открывается.

Фото: Яна Ушакова

Сосед не унимался: «Привидение видел сам лично, на площадке. Хотел его за халат поймать, выскочило».

Истории удивительные, смешные для скептиков, но жители деревянного дома на Халтурина не единственные, кого пугали аномальные явления.

В 2015 году исследователь группы «Космопоиск» Никита Томин в интервью «ИрСити» рассказывал, что в доме Файнберга до 2012 года, когда там размещалась библиотека имени Молчанова-Сибирского, сторожа видели призраков мужчины в старинной одежде и женщины с кудрявыми волосами, а в хранилище, мол, с полок сами по себе падали книги.

Фото: Яна Ушакова

Наша деревяшка образует с домом Файнберга неделимое целое. Один – памятник, второй –памятник. Печально в этой истории то, что люди невольно стали заложниками своего дома. Живя в аварийном историческом жилье, они не могут претендовать на участие в программе по переселению, а на капитальный ремонт столетнего объекта денег у них тоже нет. По мнению Петрова, из ситуации может быть только один выход – провести экспертизу и, возможно, признать здание непригодным для жилья. Страшнее лестницы в жилом доме Иркутска, кажется, действительно не найти.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Опрос предпринимателей

Общественная приёмная проводит опрос с целью выявления круга наиболее актуальных проблем и трудностей для предпринимателей города Иркутска.

Какую проблему Вы считаете самой важной для существования и развития Вашего бизнеса?

Ваш ответ принят