НОВОСТИ
24 НОЯБРЯ
23 ноября
22 ноября
21 ноября

Красота и ужас двух домов Шастина

Центральные улицы Иркутска имеют свою силу, свой шик – мощь, шум, суета современного города. Но вот ты сворачиваешь от этой сутолоки, проходишь метров 100 и наслаждаешься тишиной, а рядом с тобой, как будто вдруг, вырастает деревянный гигант – двухэтажный особняк, весь убранный резьбой, как невеста кружевом. Он пышет жизнью, он свеж, несмотря на почтенный возраст, а рядом с ним доживает свой век вросшая в землю лачужка. Такое разное настоящее, но в прошлом – общая история.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 50 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Дома на пересечении Лапина и Коммунаров – а именно сюда пришли фотограф Яна Ушакова, журналист Валерия Максименко и историк Алексей Петров – совершенно не похожи друг на друга. Большую усадьбу в нынешнем году отреставрировали, а точнее – воссоздали заново. А маленький домик в 10 метрах от неё готовится к сносу, до его кончины остались считанные дни.

Фото: Яна Ушакова

«Мы с вами находимся на пересечении улицы Солдатской и улицы Кладбищенской, или Главной Иерусалимской, здесь был дом 1880 года Иннокентия Шастина, он известен как протоиерей, член духовной консистории, настоятель Благовещенской церкви, потомственный почётный гражданин. В этом же доме, по данным 1901 года, проживал его сын, Михаил Иннокентьевич Шастин, преподаватель мужского духовного училища. Он был законоучителем Мариинского приюта», — поделился найденным Петров.

По словам историка, Иннокентий Шастин умер в 1910 году и похоронен на еврейском кладбище, там, где сейчас Центральный парк культуры и отдыха. А вот судьба его сына сложилась трагически. Михаил был арестован в 1922 году, вероятно потому, что был преподавателем духовного училища, религиозным человеком, позже его освободили, но 19 сентября 1938 года он всё равно был расстрелян.

Известно, что с 1931 года дом принадлежал Комжилтресту, то есть был отдан под жильё, а уже в наше время сгорел.

Согласно документам, два дома – это единый комплекс, жилой и доходный дом Шастина. Больше повезло доходному дому, он оказался выставлен на торги, после чего долгие годы восстанавливался, открытие его состоялось в сентябре 2017 года.

Конечно, выглядит дом прекрасно – новые брёвна один к одному, аккуратные ставни, затейливые кружевные узоры под крышей, крепкие ворота, но всё же видно, что это современная интерпретация старинной усадьбы: пластиковые окна, яркие водосточные трубы, передовые материалы в отделке.

Сейчас в доме располагается строительная компания, внутри – дух дерева, но современная отделка офиса уже нисколько не напоминает о том, что было тут почти 140 лет назад. Всё сделано по высшему разряду, но шарм столетней «деревяшки», увы, утерян.

Руководитель компании, Евгений Стекачёв, в телефонном разговоре с корреспондентом «ИрСити» рассказал, что работа над проектом велась долгих 4 года, за это время дом успел стать из инвестиционного проекта личной болью и личной заслугой.

«Этот дом был первым, который АРПИ (Агентство развития памятников Иркутска – ред.) выставило на торги. Мне было интересно и непонятно, как и что из этого получится. Очень много времени заняли изыскания, долго изучали, каким этот дом был изначально. Только через 2 года приступили к строительству, сделали современный цокольный этаж» — пояснил Стекачёв.

Фото: Яна Ушакова

По его словам, в Иркутске сложно найти мастеров, которые бы воплотили в жизнь подобные идеи. Например, кровлю смог сделать только один человек. В строительстве применяли 15-метровые брёвна лиственницы, на их обработку ушло много времени, но в итоге получился такой дом, в который невозможно не влюбиться.

«Изначально это был чисто инвестиционный проект, но в процессе я полюбил этот дом. Когда перерезали ленточку, решил, что его нужно оставить себе, поэтому в сентябре сюда переехала моя фирма. Все довольны. Часто возле дома останавливаются туристы, фотографируют, заходят. Конечно, как инвестиционный проект – это невыгодно, но я думаю, что со временем такие дома будут гораздо ценнее, чем тем же построенные дома в 130-м квартале, старинные усадьбы – это история. Я слежу за лотами АРПИ, думаю, что ещё одно знаковое место для Иркутска мы восстановим», — рассказал руководитель.

Второму дома повезло куда меньше, он почти рассыпался, склонился под грузом собственной истории и в декабре закончит своё существование.

«Давно уже тут живём, в декабре ждём сноса», — сказала нам хозяйка Юлия, наудачу проходившая мимо с ведром воды, благо колонка совсем близко.

Фото: Яна Ушакова

Упустить момент и не зайти в дом, который самый настоящий «Исчезающий Иркутск», мы не могли – напросились в гости. А внутри – низкие, ложащиеся на плечи потолки, сажа от печки, гуляющие полы.

Фото: Яна Ушакова

«Я живу здесь 21 год, дом аварийным признали, ему же 120 лет, мы переедем в Ново-Ленино. Мы и ремонт особо не делаем, потому что вот-вот уедем. Ничего старинного тут и нет. Печку вот отчим мой ещё разбирал. Раньше это был один большой соседский дом, потому его поделили, и мои родители сюда въехали. Раньше можно было и на балкончик выйти на втором этаже, он красивый», — рассказала нам Юля. Она также вскользь заметила, что переезжать из самого центра города в далёкое Ново-Ленино не очень-то хочется, но куда деваться.

Фото: Яна Ушакова

Уходя под лай собак, мы ещё раз взглянули на своих героев, который стоят плечом к плечу, как принц и нищий. Один – в парадном убранстве, второй – в старинном отребье. И одному стоять ещё долгие-долгие лета, а второй вот-вот сравняют с землёй.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить