Новый дом Шубиных, год постройки – 2017
«Исчезающий Иркутск»
О проекте
Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 50 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.
Дом Шубиных в 2014 году
Фотография Яны Ушаковой
Дом Шубиных в 2014 году, фотография Яны Ушаковой
20 октября 2017 года проекту «Исчезающий Иркутск», который мы делаем совместно с историком Алексеем Петровым, исполнилось ровно 3 года. За это время журналисты «ИрСити» и Алексей Викторович посетили более 50 старинных деревянных домов – некоторые из них уже исчезли с карты города, некоторые получили новую жизнь. Сегодня мы возвращаемся к дому, с которого «Исчезающий Иркутск» начинался, – дому Шубиных.

Это здание считается старейшим деревянным домом в Иркутске, год его постройки предположительно 1781-й. Оно пережило большой иркутский пожар 1879 года и все последующие революции.

Кто такие Шубины – никто не знает, ни в одном документе, связанном с домом, таких владельцев нет.
Впервые дом Шубиных упоминается в советской прессе было 14 сентября 1979 года в газете завода радиоприёмников «За новую технику», статья называлась «Сохраним живую связь времён»:

«Эти дома - дети прошлого и настоящего. Простые, мощные, добротные дома. Возраст их не десятки, а сотни лет. Глядя на них ясно представляешь, как жили наши предки, каков был уклад их жизни, быт, стиль. Вот один из них: дом Шубиных. Тихая, зелёная улица Лапина, совсем рядом с главной улицей нашего города, где сосуществует старое и новое в архитектуре. Вот так основательно монументально выглядели дома прадедов наших, вышедших из северных районов страны и принесших оттуда технику строительства, обычаи строить дома «миром», с помощью соседей», - говорилось в статье.

В 2014-м, когда мы впервые были на участке, дом стоял покосившийся, верхняя часть фасада накренилась в сторону улицы. Хорошо сохранились только деревянные ворота, через которые журналисту Андрею Затирко и Алексею Петрову удалось пройти на участок и попасть в дом. Вся территория и внутренние помещения были завалены мусором, в доме – следы пожаров.
Через год, в 2015-м, внешнее состояние дома мало поменялось, но все входы на территорию закрыли. Вадим Литвиненко, занимавший тогда должность руководителя службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области, сообщил, что здание за год поменяло двух собственников, последний из которых начал работу с проектировщиками над восстановлением памятника.

2016-й год стал для дома богатым на события. В марте спикер гордумы Ирина Ежова предложила перенести его в музей деревянного зодчества в Тальцы, в июне в историю дома попытался влезть иркутский ОНФ и привлечь к процессу реставрации Минкультуры РФ (эти заявления «Народного фронта» так и не получили никакого продолжения), а вот в сентябре появились тревожные новости о том, что здание действительно собираются увезти в Тальцы.

Эти слухи быстро опровергли – так выяснилось, что собственник здания начал работы по реставрации памятника. Тогда же стало известно, что восстановление дома Шубиных продлится 18 месяцев и завершится в 2018 году. В этот срок был включён технологический перерыв для усадки сруба.
Уборка территории дома Шубиных, 2016 год, фото - ГУ МЧС России по Иркутской области
«Проектные решения по реставрации предусматривают сохранение первоначального функционального назначения здания – жилой дом. Также предусмотрено и сохранение объемно планировочного решения надземной части здания – рубленный одноэтажный жилой дом на подклете с антресолью. Под зданием планируется построить полностью скрытый под землёй технический этаж. В процессе реставрации будет воссоздано первоначальное ограждение (заплот, ворота, калитки) по исторической линии застройки улицы Лапина», - сообщили в сентябре 2016 года в пресс-службе правительства Иркутской области.

Перед началом работ собственник вывез с участка весь мусор – несколько грузовых машин, затем дом полностью разобрали - выяснилось, что только 30% брёвен пригодны для реставрации. Сохранившиеся брёвна относились к наружной части здания, лучшие – к тому фасаду, который был обращён во двор, внутренние перекрытия сгнили.
Дом Шубиных в 2017 году
Фотография - Кирилл Фалеев
Сейчас участок, на котором расположен дом Шубиных огорожен забором, за ним – стройка, брёвна, доски, мох, которым утепляют сруб, под навесом за вагончиком сложены те деревянные фрагменты, которые ещё можно использовать в строительстве, здесь же стоит установка для распилки брёвен. У нового дома уже залит фундамент, построены подклет (цокольный этаж), идёт строительство надземной части.

Как рассказали нам сотрудники службы по сохранению объектов культурного наследия, в процессе работы оказалось, что при реставрации дома можно использовать только 10% дерева, из которого был построен памятник.

Фрагменты старого дерева дома Шубиных будут использованы на фасаде, который выходит на улицу Лапина. Два "кусочка" уже встроены между окнами. Эти бревна можно узнать по более тёмному цвету. Максимальная длина брёвен, которые можно использовать, - 1,5 метра.
«Исходный материал был в очень плохом состоянии, если его поставить, он просто не выдержит испытания временем, очень быстро придёт в негодность. Даже с тем, который сохранился, пришлось очень много работать, он был весь обгоревший», - рассказывают сотрудники службы.

Сложность ещё и в том, что первый этаж дома Шубиных был построен из брёвен очень большого диаметра, поэтому использовать оригинальный материал практически невозможно – после обработки он меньше необходимого размера. Больше элементов старого дома можно будет использовать при строительстве второго этажа – он возводился позже, и там использовались брёвна меньшего диаметра.

При восстановлении здания подрядчик пытается сохранить все атрибуты, особенности и нюансы той старой рубки, которая была при строительстве дома, рассказывает доцент кафедры строительных конструкций Игорь Пинайкин, консультирующий проект.
«Это объект конца XVIII века, который сильно отличается по как архитектурным и конструктивным приёмам, так и по технологии строительства от тех домов, которые возведены позднее. Здания XIX века рублены в калиброванном бревне – сохраняется высота, ширина сечения по всей длине венца. А на этом доме была выполнена рубка с сохранением природного профиля бревна, где комель заметно толще, чем вершина. Соответственно вышележащий венец был ориентирован наоборот. Вот такая «морковка» на сленге архитекторов, проектировщиков здесь присутствует, и её пытаемся сохранить», - отмечает он.
Игорь Пинайкин обратил наше внимание ещё и на то, что дом рубится с использованием мха в качестве межвенцового уплотнителя. В этом, по его словам, заключается не только формальная дань традициям, но и конкретный практический смысл. У стандартного паза достаточно глубокое «поднутрение», или пазуха, – 1,5-2 сантиметра, полноценно утеплить их можно только мхом, потому что этот материал можно набрать любой толщины, в отличие от джута.

«Кроме того, мох – это природный биоцид, то есть материал, который подавляет развитие грибов и бактерий. Следовательно, работая со мхом, мы сохраняем и консервируем древесину, которая находится в не очень хороших условиях на стадии рубки.

Наличие мха особенно важно в зоне контакта более влажной, свежей и так называемой реставрационной древесины, в которой практически всегда присутствуют споры или фрагменты грибницы дереворазрушающих грибов», - добавляет он.
Все внутренние элементы дома будут сделаны заново. «Столярка» и детали оконных и дверных изделий пережили пожары и жёсткие погодные условия, но использовать их при восстановлении здания невозможно. Эти элементы будут использовать как шаблоны при работе с интерьером дома Шубиных.

По словам руководителя службы по охране объектов культурного наследия Евгения Корниенко, собственник планирует закончить работы в доме к весне 2018 года.

«Даже после постройки дом будет числиться как объект культурного наследия. Это реконструкция», - подчёркивает он, отвечая на вопрос Алексея Петрова о том, останется ли дом в ведении службы, несмотря на то, что формально его новый год постройки - 2017-й.
После экскурсии по строительной площадке кратко разговариваем с собственником дома, который попросил сохранить его анонимность. Он рассказывает о том, как в самом начале стройки были проблемы с соседями - один раз пришлось вызывать полицию из-за попытки украсть строительные материалы.

Новый хозяин пока не знает, что будет делать в восстановленном доме и во дворе. Он говорит, что иногда сам не рад, что ввязался в эту историю - слишком много хлопот и денег требует дом, но не упоминает о том, что собирается бросать проект.
За 3 года в «Исчезающем Иркутске» было много историй - печальных больше, чем счастливых. Некоторые дома уже совсем сгорели, на месте других выросли современные здания, третьи ещё трепыхаются, у четвёртых - заботливые хозяева, которые не дают им пропасть. Какой будет современная история дома Шубиных, пока не совсем понятно: дом восстанавливают, но чем станет фактически новое здание для Иркутска?
Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить