НОВОСТИ
23 ОКТЯБРЯ
22 октября
21 октября
20 октября
19 октября

«Исчезающий Иркутск»: Год спустя. Часть I

Ровно год назад портал «ИрСити» и президент клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили проект о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданий. Вооружившись камерой и знаниями из архива, мы отправились в те места, которые принято обходить стороной, чтобы зафиксировать и рассказать общественности про этот «Исчезающий Иркутск», пока он ещё рядом.

За год работы над проектом мы обошли уже 18 объектов, провели в архивах десятки часов, пролезли через сотню разбитых окон, сделали несколько тысяч фотографий. Помимо Алексея Петрова и фотографа Яны Ушаковой, над текстами проекта работали шесть журналистов – Ксения Власова, Екатерина Тимофеева, Андрей Затирко, Мария Донькина, Снежана Масник и Роман Оленюк.

За этот год Иркутск пережил многое, в том числе смену мэров и губернаторов, а что же стало с героями наших текстов – живы ли они ещё, не догорели ли в очередном пожаре, не разобрали ли их ради новых торговых центров? Вашему вниманию первый текст из короткой серии про наши памятники год спустя.

Спрятанная усадьба

Время для объезда «наших» домов было подобрано идеальное – солнечное октябрьское воскресенье, безветренное, спокойное утро. Город только-только просыпался, а мы уже в пути. Согласно заблаговременно составленному Алексеем Петровым маршруту поездка началась с улицы Дзержинского, где расположено сразу два интересующих нас здания. Одно — усадьба Мусатова. Вот так она выглядела в октябре 2014 года:

Фото: Яна Ушакова

Алексей Петров: «Первое упоминание о территории этой усадьбы относится к 1843 году. Как показывает план, здесь была угловая усадьба с садово-огородным участком. Эта территория не была затронута пожаром 1879 года. А первое упоминание о перспективе строительства этого дома относится к 1883 году. Некий Вульф Мусатов попросил городскую думу разрешить постройку. По-видимому, он и был владельцем этой территории. По первым историческим документам эта усадьба так и проходит под названием усадьба Мусатова».

За год здесь мало что изменилось, разве что слегка расчистили дворик за домом для удобства проезда к гаражам и затянули памятник с улицы Дзержинского ширмой, как будто она что-то изменила. В остальном, всё то же – полусгоревшие развалины, превратившиеся в пристанище для бомжей.

Фото: Яна Ушакова

Руководитель службы по сохранению памятников Иркутской области Вадим Литвиненко: «Это муниципальный объект. Они с прошлого года передают его в уставной капитал Агентства реконструкции памятников Иркутска. Это длительный процесс, требующий утверждения думы, в среднем занимает от 3 до 6 месяцев. Когда он будет передан агентству, его отдадут на условиях договора инвестору, который должен будет его отреставрировать, за что получит его во временное пользование».

Дом, которого нет

Расположенный ещё год назад в 50 метрах от усадьбы Мусатовых на перекрёстке Грязнова – Дзержинского дом Барских закончил своё существование. Вот так он выглядел осенью 2014 года:

Фото: Яна Ушакова

Алексей Петров: «Этот достаточно любопытный дом стоял на углу улиц, которые раньше назывались 3-я Солдатская и Арсенальная. Такой интересный комплекс из двух зданий. Первая часть дома относилась к одной улице, вторая – к другой. Дом занимал почти четверть всего квартала. Он относился к постройкам послепожарного Иркутска, здание было возведено в конце XIX – начале XX. Точной даты строительства неизвестно. Впервые имя владельца здания было зафиксировано в 1906 году. Владельцем этих двух частей усадьбы был Пётр Андреевич Барский».

Несмотря на необычность архитектуры здания, он не был включён в реестр памятников, поэтому государство позволило его снести. Теперь здесь красуется вот такая громадина.

Фото: Яна Ушакова

Что конкретно в ней будет находиться, пока непонятно, так как застройщик не удосужился повесить паспорт объекта на заборе, как это положено делать. Внешне здание больше напоминает офисный центр, а, судя по кадастровой карте, эта земля отведена под индивидуальную жилую застройку. По информации службы по сохранению памятников, то, что в итоге появится на этом месте, документально станет известно чуть позже.

Думаю, когда закончится стройка, мы ещё вернёмся сюда и посмотрим, что такого важного должно было здесь появиться, ради чего снесли красивый образец архитектуры старого Иркутска.

До следующего пожара

Следующей точкой маршрута стала усадьба казака Южакова. Предыдущей визит журналистов с учёным состоялся в феврале 2015 года. Так она тогда выглядела:

Фото: Яна Ушакова

За 8 месяцев ничего хорошего с усадьбой не произошло, только плохое. Первый этаж был разбит и, судя по мусору, обжит асоциальными элементами. Видимо, из-за этого в здании и случился ещё как минимум один пожар. Дом был уничтожен ещё процентов на 60 к уже существовавшим 10 – полностью выгорела задняя входная часть, догорела также и правая сторона фасада.

Фото: Яна Ушакова

Правда, внешне он остался почти таким же, не считая следов от огня, вырывавшегося на улицу из окон на первом этаже.

Фото: Яна Ушакова

Следующий такой пожар дом может просто не пережить. Хотя его судьба и без того уже предрешена не в лучшую сторону.

Вадим Литвиненко: «Адрес там двойной – Грязнова №8 и №10. Тот, что заперт во дворе, является памятником регионального значения, тот, что выходит на улицу, №8, памятником не является, он исключён из реестра где-то в 2008 году. Его долго расселяли, в ближайшее время это процесс закончат и, скорее всего, всю территории вплоть до нашего памятника, 10-го дома, отдадут под благоустройство».

И снова в новые руки

Дальше мы отправились к самому старому дому Иркутска, с которого и начинали проект в октябре 2014 года. Тогда мы его застали с распахнутой дверью в замусоренный двор.

Фото: Яна Ушакова

Алексей Петров: «Дом Шубиных появился на улице 2-й Солдатской (после революции и по сей день Лапина), предположительно, в 1781 году. На сегодня он считается старейшим деревянным домом Иркутска. Дело в том, что он один каким-то образом уцелел, когда в городе в 1879 году случился пожар. Тогда сгорела почти вся улица Большая (ныне — Карла Маркса) со всеми прилегающими территориями вплоть до Тихвинской площади (ныне — Кирова). Он умудрился выстоять не только этот пожар, но и все последующие революции».

Теперь здесь заперто, хотя больше в доме ничего не изменилось. Что происходит во дворе, из-за глухого забора выяснить не удалось.

Фото: Яна Ушакова

Вадим Литвиненко: «После судебных разбирательств он был приобретён юрлицом, которое получило задание, начало проектирование, но затем права свои переуступило. Недавно, в этом году, его купил новый собственник. Он у нас уже появлялся, проконсультировался, начал работу с проектировщиками. Проект эскизный, мы его в работу ещё не брали. Экспертизы ещё не было, поэтому окончательно ничего сказать не могу. Работа ведётся».
1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А не проще сделать музей и вывозить разобранные дома для их сохранения. А там их собирать. Кому нужна земля они сделают все чтобы освободить землю.