Р!
17 СЕНТЯБРЯ 2019
16 сентября 2019
15 сентября 2019
Исчезающий Иркутск

Тайны особняка Рысева и усадьбы Перловой

Улица Степана Разина богата на старые интересные постройки, здесь стоят дома купца первой гильдии Николая Полякова и мещанина Максима Полякова, про которые мы рассказывали раньше. Прямо напротив расположился памятник регионального значения – особняк Рысева, куда мы отправились на этот раз.

Старая полустёршаяся табличка с номером улицы, облупившаяся краска, три окна, наглухо закрытые ставнями на момент нашего прихода, заставляют думать, что дом нежилой. Однако о бурной жизни свидетельствует лай шести собак. Они сидят за оградой сбоку строения прямо возле крылечка, на котором стоит мальчишка. Из-за оглушительных собачьих визгов мы кое-как расслышали его слова: «Дома взрослых нет, я говорить не буду».

Тогда отправляемся самостоятельно изучать особняк. Как рассказал Алексей Петров, в 1908 году владелицей дома была Дарья Исаевна Рысева. До неё известно о нескольких Рысевых в Иркутске, но кому из них она родственница – непонятно.

«Был мещанин Прокопий Рысев, он умер в 1872 году. Я не готов сказать, что этот особняк принадлежал ему, но у него был дом недалеко от берега Ангары, так что в принципе может быть и этот. Были у Прокопия долги, в мае 1879 года его дом был выставлен на продажу», — рассказывает историк.

Потом жила в Иркутске мещанка Екатерина Прокопьевна Рысева, она несколько раз становилась жертвовательницей. Например, 380 рублей отдала на «устройство особой кровати в солдатской больнице». Ещё деньги положила в банк Елизаветы Медведниковой, чтобы приросли проценты. В марте 1881 года женщина умерла.

Ещё один Рысев – казак Абрам Андреевич. Он умер 14 ноября 1885 года. У него был брат Николай, который скончался на 20 лет позже. Известно, что у них был одноэтажный дом на Мастерской улице. После смерти Абрама тоже остались долги – дом потом продавался за 300 рублей по взысканию. На него претендовала некая Посылёва.

Связана с этой фамилией и одна печальная история. В начале XX века жила Таисия Абрамовна Рысева, она покончила жизнь самоубийством. Об этом сообщала её сестра Анна в 1906 году. Причина – она потеряла казённый пакет и боялась ответственности. А работала девушка писцом в канцелярии мирового судьи Савицкого. Похоронили Таисию на Иерусалимском кладбище.

«Появляется некая владелица дома Дарья Исаевна Рысева в 1908 году, в 1909 уже написано «наследники Дарьи Исаевны», видимо, она умерла в 1908-м. К кому из всех Рысевых относилась эта Дарья – неизвестно. Нет никаких сведений о связях между ними», — заканчивает рассказ Алексей Петров.

Тем временем мы заметили, что в интересующем нас доме всё-таки есть взрослые. Из окна возле крыльца выглянула женщина. Она оказалась также недружелюбно настроена, как и её шесть беспрерывно гавкающих собак. Выйти к нам она не захотела, только сквозь лай крикнула: «Уходите!» — и продублировала слова жестом. Делать нечего, в поисках интересных историй мы пошли к соседям.

Забрели во двор слева, куда выходят двери из двух соседних домов. Решено было начать с маленького домика на две квартиры, перед окнами которого расположился цветущий садик. Постучали, спустя какое-то время дверь слегка приоткрылась и из темноты показалась зевающая девушка. Улыбнувшись, она пояснила, что жильё снимает, поэтому про особняк ей ничего не известно. Во вторую дверь стучать не было смысла, на ней красовалась наклейка «Опечатано».

Тогда мы отправились искать жильцов второго дома. Он двухэтажный, с несколькими квартирами, тут точно должен найтись хоть кто-нибудь разговорчивый. Прямо у двери на первом этаже было открыто окно, откуда доносились голоса и гремела посуда: люди завтракали. На наш стук выглянула женщина, у которой «нет времени разговаривать с журналистами».

Потерпев очередную неудачу, направляемся к последнему оставшемуся входу. Стучим, ждём, а в ответ тишина. «Что, сегодня выпуск в закрытые двери?» — спрашивает наш фотограф.

Утвердительно кивнув, вернулись к дороге и обнаружили ещё две двери с лицевой стороны дома. Дёрнули обе, открылась одна. Именно там всё это время нас ждала удивительная история. За дверью скрывалась деревянная лестница с таким низким потолком, что приходилось нагибаться, чтобы не удариться головой. Наверху нас радушно встретила женщина.

«Пройдите, посмотрите старинный дом, он строился при царе адвокатом последнего губернатора Иркутска», — пригласила она.

Так началась экскурсия по квартире и жизни хозяйки. Её зовут Аделина Анатольевна Титова, она переехала в Иркутск из Красноярска в 1964 году по инициативе отца. «Мой папа, Максимов Анатолий Георгиевич, был в Красноярске вторым секретарём обкома партии. И когда он сюда приехал, влюбился в Ангару и в Байкал. Папа сказал: «Дети, давайте будем перебираться в Иркутск, там столько красоты!» — вспоминает хозяйка.

Перевёз Анатолий Георгиевич всю семью: четырёх дочерей и зятьёв. Сначала наша героиня жила в Ново-Ленино в однокомнатной квартире. Потом понадобилось перебраться в центр. Так и нашлась эта квартирка, в которой она живёт уже 30 лет.

«Когда мы пришли, она вся была убитая, здесь никто не жил. С папой посидели, поговорили, и я рискнула. Все мои знакомые строители давай мне помогать восстанавливать. Такие деньги в неё вложила… 3 года делала ремонт. И вот я живу и радуюсь», — улыбается Аделина Анатольевна.

Как-то во время рассказа об отце, она прервалась и спросила, знаем ли мы Михаила Илларионовича Кутузова, получив утвердительный ответ, добавила: «А мы его потомки». Впрочем, госпожа Титова удивила нас не только родством с известным полководцем. Оказывается, по профессии она портниха. И в своё время была практически местным кутюрье.

«Я шила красивые платья богатым людям. Около меня были все знаменитости, я работала только на них, на простой народ я не работала», — говорит женщина.

Вся наша беседа проходила в зале, где раньше стоял круглый стол, куда «адвокат приглашал всех играть в карты». Сейчас в комнате стоит обычный маленький столик, обложенный таблетками. Рядом трещит телевизор, за окном шумят трамваи. О былых временах напоминают только сохранившееся изразцы и лепнина, показывая которые Аделина Анатольевна прибавляла: «Я люблю свою квартиру, я люблю свой дом».

— А что ещё напоминает о том, что это старинное здание? — интересуется Алексей Петров.

— Что старинного, ребятишки? Пойдёмте, покажу, — оживилась хозяйка и повела нас назад, в коридор. Мы остановились у печи и устремили взгляды наверх, на маленькую железную дверцу.

— Я, когда ремонт делала, её очистила. Смотрю, а там саночки, в них сидит ребёнок, и девочка катит. Подруги как приезжали, я всегда звала: «Девки, кто смотреть? У меня тут реликвия!», и все лазят, смотрят, — хохочет женщина.

У печи завязался разговор об итальянце Лео, которого хозяйка когда-то приютила в этой квартире. «Приходят парни из Кировского исполкома: «Аделина Анатольевна! Открывайте!». Я и открыла: «Чё надо-то?». Говорят, возьмите на квартиру итальянца. «Мы открываем казино, и привели его». А он на меня падает, обнимает, просится остаться. И вот он у меня в зале полгода жил, я за ним ухаживала», — вспоминает женщина.

Также она рассказала, что позже «его прижали бандиты», и только благодаря ей он спасся, а так бы застрелили. «У меня же связи в аэропорту, я девкам на перевозке позвонила, документы отправила, билеты мы ему сделали. Бандиты пасли его у дома. А у меня тут была раньше дверь в соседнюю квартиру к зятю, так он тихонько Лео и вывез на «Жигулях» в аэропорт. А он меня там не отпускает, просит поехали с ним — и всё, а я говорю: «Не могу я, Лео, бросить Иркутск», — рассказывает хозяйка.

Удалось с помощью Аделины Анатольевны пролить каплю света и на особняк Рысева. Обладательница шести собак, которые «тявкают день и ночь», дом снимает. А хозяином является некий афганец Колька, но как с ним связаться женщина не знает.

На этом мы распрощались, и уходили с желанием поскорее узнать, что за адвокат построил этот дом, соседствующий с особняком Рысева.

«В начале XX века соседним домом слева было жилое здание в комплексе Харлампиевского храма, где постоянно проживали священнослужители и церковнослужители, хотя по информации службы памятников — это усадьба Перловой. Когда она стала усадьбой Перловой и кто такая Перлова, неизвестно», — рассказал позже историк Алексей Петров.

Аделина Анатольевна упоминала, что адвокату принадлежал ещё и дом напротив, но там жили купцы Бревнов, Поляков и Бочкарев. Так мы и не узнали, что это за таинственные адвокат и Перлова. Жизнь особняка Рысева и его внутреннее убранство также остались непостижимой загадкой.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ