Р!
07 МАРТА 2021
Исчезающий Иркутск

Два таинственных дома на Саломатовской

Меня иногда спрашивают, как мы выбираем дома для проекта «Исчезающий Иркутск». Ответов, может быть, несколько, но самый честный — интуитивно или по фасаду. Вот и этот дом на улице Карла Либкнехта (бывшей Саломатовской) я выбрала так же — из-за шикарного крыльца. Оказалось, правда, что написать историю надо будет не про один дом, а сразу про два.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс», историк Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 100 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Дом №25 по улице Карла Либкнехта притаился рядом с синагогой. Летом его наверняка почти незаметно за деревьями, он как будто стремится слиться с городским пейзажем. С улицы кажется, что дом небольшой, но на самом деле он как айсберг, где фасад — это примерно 10% «надводной части». Особняк уходит глубоко во двор — с первого взгляда сразу не определишь, сколько в нём входов и квартир.

Рядом — маленькое двухэтажное кирпичное здание с синими ставнями, со двора оно выглядит совсем крошечным в сравнении с деревянной громадиной по соседству. Оба особняка — в тени пятиэтажного каменного жилого дома, выходящего фасадом сразу и на Дзержинского, и на Бабушкина.

Как следует из приказа службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области от 2015 года, это жилой дом Калатыгина и доходный дом Корбицкого (или Карбицкого). Каких-либо упоминаний об этих людях найти не удалось. Дом №25 является памятников регионального значения.

Вместе с Алексеем Петровым мы пришли к дому №25 утром рабочего дня, на наш стук в дверь и звонки никто не открыл, хотя дом очевидно жилой — на крыльце и у нескольких других входов убран снег, в окнах — цветы.

Пока мы топчемся у дома, во двор приезжает мужчина на тёмной иномарке — руководитель рекламного агентства, которое расположено в офисе по соседству, в двухэтажном кирпичном здании, Сергей Иоффе. По его словам, в доме №25 уже не осталось тех, кто может рассказать о его истории, — «Бабушки все ушли», — сейчас в доме живут преимущественно люди среднего возраста.

В кирпичном здании его фирма занимает офис с 2000-х. Как рассказывает Иоффе, раньше двухэтажный доходный дом тянулся от улицы Карла Либкнехта до Бабушкина, но в советское время его часть снесли — со двора видно неровные, отломанные остатки стенки. Рядом с ней даже сохранилось кольцо, к которому привязывали лошадей, но сейчас под снегом его не видно.

Хозяин дома — мещанин Александр Исаевич Корбицкий — жил рядом, в маленьком деревянном доме на углу Дзержинского. Вместо него сейчас стоит пятиэтажка.

Раньше доходный дом была памятником истории, но потом его вывели из реестра, рассказывает Иоффе.

— А зачем вы его выводили из реестра? — спрашивает его Петров.

— Дело в том, что наше государство в отличие от других не сохраняет памятники. Оно говорит: ты купил квартиру в этом доме, ты обязан поддерживать его историческое состояние. Здрасьте, ребята, я просто квартиру купил… — начинает наш собеседник.

— Когда дом ещё был памятником, у нас в пристрое начал сыпаться туалет. Я прихожу (в центр сохранения наследия или службу по охране памятников — ред.) и говорю, что мне надо стенку кирпичную заложить. «Нет, ты не можешь» — «А что?» — «Надо такой же исторический кирпич» — «А я его где найду?» — «Твои проблемы». Полгода искал, мне повезло: в Ленинском районе восстанавливали какую-то церковь, у них что-то осталось. И почему я должен был его покупать за свои деньги, когда это здание — общая собственность всего нашего народа? — говорит Сергей.

В итоге приняли решение о том, чтобы вывести здание из числа памятников, потому что такие расходы будут не в последний раз — «дом старый, сыпется».

Судя по документам, которые, в частности, размещены на форуме «Еврейские корни», в 1901-м, 1908-м, 1909-м и 1915 году дом №25 (тогда у него был номер 19) принадлежал Василию Никоновичу Фомину, квартиры в нём сдавались. В частности в 1909-м там жила жена сына известного иркутского купца, основателя еврейской община Якова Домбровского — Августа Борисовна (урождённая Лейбович) с дочерью Диной Гдальевной.

Августа Борисовна работала конторщицей материальной службы в министерстве путей сообщения, а её дочь была зубным врачом и, скорее всего, принимала в кабинете при квартире.

Как сообщается на сайте «Иркипедии», Гдалий Домбровский и Августа Борисовна прожили в браке около 20 лет. Скорее всего, Августа переехала на Саломатовскую после того, как брак распался в конце 1890-х годов. Известно, что Августа Борисовна работала в министерстве в 1901–1916 годах после неудачной попытки заняться предпринимательством. В 1910-м она также была секретарём Общества попечительства о слепых.

Дина Гдальевна получила звание зубного врача в 1907 году. В 1909-м вышла замуж за студента Томского технологического института Лейбу Берковича Зильбера. В 1912 году у них родился сын Борис, а после 1916-го семья перебралась в Петроград. Сын Дины Гдальевны окончил Ленинградский текстильный институт, был женат на балерине Мариинского театра. Он погиб в 1942 году во время обороны Ленинграда.

В последний момент, когда мы уже собирались уходить, во двор из дом №25 вышла маленькая сухонькая бабушка, но разговаривать с нами отказалась наотрез.

НазадВперёд
1 отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Колотыгин - мой прадед. Я знаю, что в этом же доме у него была скобяная лавка. После революции он был раскулачен. А прапрадед, отец владельца дома, был искателем золота.

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ