Фото пользователя

Антон Жуков

главный архитектор Иркутска
Фото пользователя

Антон Жуков

главный архитектор Иркутска
Все новости
Все новости

Куда делся дизайн-код про иркутскость? Шесть наивных вопросов к главному архитектору Антону Жукову

Нужны ли требования к внешнему виду зданий? Что делать с аляповатыми вывесками?

Главный архитектор Иркутска Антон Жуков

Главный архитектор Иркутска Антон Жуков

Поделиться

Иркутяне часто возмущаются обликом своего города. Опять здания покрасили в «вырвиглазный» цвет, повесили несуразные вывески, закрыли всё рекламой, построили какие-то странные и некрасивые дома. Кто ответственен за всё это? Куда смотрит администрация? В колонке на сайте «ИрСити» на вопросы о внешнем виде Иркутска отвечает главный архитектор города Антон Жуков.

Почему в Иркутске нет наработанных требований к зданиям по дизайну и цвету? Или есть, но всем плевать?

— Их нет. Прелесть архитектуры в том, что она разнообразна, это эклектика, смешение стилей, подобие, но не единообразность. Архитектура подвержена неким неосязаемым законам, которые предугадать невозможно.

Во-первых, нужно понимать, что ответственность за то, как дом выглядит, несет главный архитектор проекта, которому доверился заказчик. В конечном итоге через застройщика ему доверились будущие жители и собственники этого дома. Они сами изъявили желание работать именно с этим архитектором в силу каких-то его достоинств: стоимости работы, всемирного признания, крутого портфолио, а, может быть, договороспособности, податливости, готовности выступить их «карандашом» и позиции: «Вы мне скажите, как вы хотите, а я просто нарисую по СНИПам».

Это неправильная позиция архитектора, и такое в профессиональной среде не приветствуется, но, конечно, присутствует, потому что у нас всё диктует экономика, а архитектура есть застывшая экономика.

Вообще в Иркутске в силу экономических обстоятельств строится не так много объектов. И те, которые появляются, мы стараемся поддерживать, а не загонять в какие-то рамки и тем самым подвергать риску нереализации.

Во-вторых, архитектура очень сильно растянута во времени. Нельзя было, строя дом в 1965 году, на 50 лет зафиксировать какие-то правила, по которым территория вокруг него будет развиваться. Тем более надо понимать, что 50–60 лет назад были другие задачи, другое отношение к сохранению исторического наследия, если мы говорим о застройке в центре города, и так далее.

В целом существующих сейчас законодательных ограничений и так достаточно, и если мы цвет домов начнем регулировать, это будет катастрофа. Я противник единого стиля и в целом сторонник эклектики. Я радуюсь, когда вижу, как осознанно архитекторы создают противоречие, контрастные решения. Это интересно, если сделано со вкусом и тонким пониманием среды.

Качественная архитектура считывается обывателем сразу же. Качественный продукт, конечно, дать сложно, но ожидать, что есть чиновник в администрации — главный архитектор, который всё это поправит, — тоже невозможно, потому что за архитекторами стоит армия проектировщиков.

При этом в Иркутске сегодня главный архитектор в моем лице от принятия единоличных решений старается максимально дистанцироваться. Несмотря на то что мне дали эту власть, я не хочу ею злоупотреблять. Я, очевидно, не единственный исключительно верно мыслящий и видящий человек.

Поэтому любые участки территорий, которые стратегически важны для города, я выношу на обсуждение, на секции градостроительного совета. Там присутствуют архитекторы разного возраста и разных взглядов, но все они достаточно опытны для того, чтобы свою позицию излагать мотивированно. И во время этой дискуссии мы принимаем окончательное решение о судьбе объекта.

— Почему нет единой концепции обликов разных микрорайонов?

— Потому что дома строились с разницей в десятилетие, в какой момент она должна была появиться?

— Почему архитектурный стиль центра Иркутска портится несуразными вывесками, рекламой, пластиковыми окнами? Что делать, чтобы это остановить?

— Пластиковые окна не всегда зло. В домах-памятниках это жестко регламентируется, но нужно понимать, что следить за этим — полномочия службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области. А в новых объектах их можно использовать очень умело, применяя современные цвета и фактуры.

Что касается вывесок, тут важно, чтобы собственник был согласен подчиняться новым правилам по рекламе, которые написаны достаточно грамотно. В Иркутске примерно 3 тысячи зданий в городе, соответственно, одномоментно привести их в соответствие правилам просто невозможно. Но такая работа ведется и положительные сдвиги уже нельзя не видеть.

Для меня одним из самых значительных событий в этой сфере стал запрет на размещение рекламных настенных панно. В течение ближайших 3–5 лет у таких конструкций истечет срок размещения и они будут демонтированы.

По моему мнению, если все будут подчиняться текущим правилам, город облагородится.

— Несколько лет назад в Иркутске разрабатывали дизайн-код, который презентовали с большим шумом. Что с ним случилось? Почему никто не использует?

— Его не приняло профессиональное сообщество, в частности, туристическое, потому что он был ориентирован еще и на позиционирование города на туристической карте страны. Он должен был срезонировать, но срезонировал негативно. Сегодня никто не использует эти шрифты, эту стилистику — не зашло.

— Что будет, если в Иркутске не будет главного архитектора?

— В администрации нет персоналий, которых можно было бы исключить — и система перестанет работать. У меня есть заместители, которые четко считывают ту линию, которую мы наметили для себя в работе с архитектурой, градостроительством, функциональным зонирование, правилами землепользования и застройки, рекламой.

Это система, которую я просто дополняю и не веду никакой особой идеологии. На главном архитекторе лежат функции администратора, который может посоветовать что и где исправить. Хотя я стараюсь последним не злоупотреблять.

— Почему кажется, что в Иркутске нет главного архитектора?

— Всё так устроено, что в любом городе, с точки зрения массовой застройки, всё отдано на откуп авторам проектов. Это их ответственность, а также инвесторов и застройщиков, которые принимают решение о начале строительства.

При этом сегодня у архитектора проекта или застройщика нет обязанности согласовывать с главным архитектором какие-либо решения, например, по оформлению фасадов. Проект должен соответствовать требованиям законодательства, регламентам — и всё. Пальцев одной руки хватит пересчитать авторские коллективы, которые полагают, что они должны сверять свои намерения и идеи с главным архитектором. Как правило, я узнаю о проекте в момент выдачи разрешения на строительство.

Нужно понимать, что сейчас законодательство построено так, что субъективный подход к проекту не допустим. Если ты собственник земли, то государство дает тебе право делать на своем участке то, что ты хочешь с учетом глобальных параметров: ограничений по высоте зданий, допустимого процента застройки и озеленения, а также ограничений, связанных с условиями сохранения исторического наследия. Все остальные решения и задумки отдаются на откуп собственнику, который уже нанимает архитектора, рисующего проект. Возвращаясь к началу, фактически мы — горожане — творцы своего города.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter