IRCITY
Погода

Сейчас-14°C

Сейчас в Иркутске

Погода-14°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -18

0 м/c,

.

724мм 51%
Подробнее
USD 92,75
EUR 100,44
Здоровье Общество истории

«Меня готовились хоронить». Иркутянка пережила две клинические смерти, парализацию, СПИД и теперь помогает другим

Наталия Хафизова — о своем опыте и равном консультировании

Иркутянка Наталья Хафизова пережила две клинические смерти, туберкулез, менингит и СПИД

Наташа умирала дважды. А однажды врачи прямо сказали ее матери: «Выписываем на дожитие, готовьтесь хоронить дочь». Но Наташа выжила. Она работает продавцом, мечтает путешествовать и помогает всем, кого встречает на пути. И таким же ВИЧ-положительным, как она, и просто тем, кто попал в сложную ситуацию.

ВИЧ. А потом СПИД

Наталье немного за 40, у нее двое детей. О том, что у нее за плечами, Наталья рассказывает так, будто это было с кем-то другим. Вспоминая с улыбкой очередной страшный виток своего прошлого, она сама оговаривается: «Неужели это со мной было?» Наташа верит, что выстоять ей помог Бог, но не забывает и врачей — без следования их рекомендациям никакая вера не поможет.

Детство и юность иркутянки выпали на непростые 1990–2000-е. Они мало кого щадили, Наталью затянули тоже. Как именно ей передался ВИЧ, она не знает, зато помнит, что узнала о своем статусе по анализу крови, когда была донором. К тому времени девушка сдавала кровь на помощь другим регулярно на протяжении года.

Сейчас у женщины ВИЧ-положительный статус и нет вирусной нагрузки

Мама, будучи медиком, сразу «выписала смертный приговор» дочери, а сама Наташа даже и не обратила на диагноз внимания. Говорит, была молодая, о здоровье особенно не заботилась. Так прошло несколько лет.

— В 2008 году я забеременела, и тогда врачи сказали, что нужно пропить терапию для ребенка. Я это сделала, ребенок родился полностью здоровым, а продолжать не стала — врачи же не говорили, что надо и дальше пить, — рассказывает она.

А потом в жизни Наташи случилась колония. На зоне она прошла курсы Красного Креста по равному консультированию и там же узнала, что количество клеток у нее уже критически низкое. Это значит, что у женщины уже был не ВИЧ, а СПИД.

Иммунный статус определяет количество различных клеток иммунной системы. Для людей с ВИЧ имеет значение количество клеток CD4 или Т-лимфоцитов — белых клеток крови, которые отвечают за «опознание» различных болезнетворных бактерий, вирусов и грибков, которые должны уничтожаться иммунной системой. Количество клеток CD4 у взрослого человека обычно составляет от 600 до 1200 клеток/мл. Начало антиретровирусной терапии рекомендовано при наличии ВИЧ-инфекции независимо от количества CD4, так как прием препаратов уменьшает системное воспаление и снижает риск развития СПИД-ассоциированных заболеваний.

«Умирать я не хотела»

После колонии были полгода свободы. За это время Наташа похудела до 47 килограммов. А потом у нее поднялась температура до 40 градусов. Так началась чреда больничных будней.

— Меня положили в инфекционную больницу на Синюшке, сделали флюорографию. На тот момент я не могла долго находиться в замкнутых пространствах, мне нужна была свобода. Провела пять дней в больнице и ушла, не дождавшись результатов флюорографии. А оказалось, что у меня туберкулез, — вспоминает она.

Наталья считает, что о ВИЧ нужно рассказывать открыто: это поможет и тем, у кого есть положительный статус, и в целом обществу

Потом иркутянка попала в тубдиспансер, а через два дня ее парализовало. Так сильно, что она не могла даже разговаривать. Оказалось — менингит. Восстанавливаться пришлось долго: заново учиться ходить, писать, читать… Но, говорит Наталья, ни разу у нее не возникало желания сдаться.

— Я иду до конца всегда. Когда лежала парализованная, санитарка Галя приходила, меняла мне памперсы. Мне так стыдно было. Мне, считай, 32 года, я взрослая, а она мне меняет, я думаю: «Ну вообще». А потом она видит, что у меня глаза-то горят, я жить хочу. У меня на тот момент чуть-чуть рука и нога отошла. Галя такая приходит, залазит в мою тумбочку, забирает памперсы и уносит. Взамен приносит утку и говорит: «Вот, Наташ, как хошь, так и ходи». Я сначала губу на нее надула, давай себя жалеть. А потом подумала, что она мне это во благо это делает. А потом я просто психанула и еле-еле, но начала двигаться, даже на корточках до процедурного доползала, — рассказывает Наталья.

Равное консультирование — это естественное состояние для Натальи

В больницах она и пережила две клинические смерти. Наташа говорит, что сама чувствовала, как смерть стоит у кровати. Мама-медик тоже видела, что с дочерью всё плохо.

— Мама реально готовилась к похоронам. Я когда приехала домой, она говорит: «Наташа, ты меня прости, но я готовилась к похоронам. Видишь, новый линолеум постелила?» У нее была дырка в старом, и чтобы бабушки не осудили, она его перестелила. Такое поколение у них, что уж, — смеясь, вспоминает иркутянка.

Дома Наташа умирать не хотела, потому что «ну, не вариант, тут дети, мама». Да и вообще умирать не хотела: «Это не порядок, дети должны хоронить родителей, а не наоборот».

«Я всегда верила, что 100% буду жить», — говорит Наталья

— У меня было ноль клеток, с таким редко выживают. Но я верила в Бога, а еще сама себе говорила: «Это неправильно». Я как-то всегда верила, что 100% буду жить, — объясняет Наташа.

Десять лет назад она начала принимать антиретровирусную терапию. Клетки начали восстанавливаться, вирусная нагрузка ушла.

Вирусная нагрузка — это количество вирусных частиц ВИЧ в объеме плазмы крови. Показатель вирусной нагрузки отображает степень тяжести вирусной инфекции. Неопределяемая вирусная нагрузка — минимальное количество копий, наличие которых невозможно зафиксировать. Такой результат указывает на то, что вирус в организме есть, но его количество ничтожно мало и на данный момент человеку ничего не угрожает.

— У меня нет ни туберкулеза, ни менингита, я разговариваю, улыбаюсь, помогаю людям, — говорит она. — Несмотря на все сложности, тревоги, переживания, жизненный опыт сейчас отношения в семье и с мамой замечательные. Я благодарна, что мне помогали.

«Некоторые люди сами на себе ставят крест»

Наташа говорит, что не помнит, когда начала помогать людям. Это будто естественное ее состояние, которое в жизненных перипетиях лишь выкристаллизовалось. После парализации, когда встала на ноги, начала помогать другим больным: кормила, поила, давала лекарства. Когда кто-то умирал, воспринимала это так, будто потеряла родного человека.

На курсы Красного Креста по равному консультированию, которые проводили в колонии, пошла не задумываясь.

­– На обучение по равному консультированию я пошла не для себя, а чтобы реально помогать людям. Чтобы у меня был сертификат, чтобы официально делать то, чем я занималась и так: с одной стороны, рассказывать заболевшим, через что им предстоит пройти, здоровым ­­— как избежать заражения, а еще чтобы развеивать предрассудки. Некоторые люди тогда думали, что их может заразить комар, который укусил ВИЧ-положительного. Или что можно заболеть, если кровь просто на кожу попадет, ­ — делится Наталья. ­— Важно, чтобы был человек обычный, который всё сам прошел. Это вызывает больше доверия.

Наталья говорит, что с агрессивной дискриминацией никогда не сталкивалась, но разные предрассудки встречались даже у медиков

Равное консультирование ­сегодня применяется в разных сферах. Люди, которые этим занимаются, — это не врачи, не социальные педагоги, не психологи. Это те, у кого такой же диагноз или опыт, какой есть у человека, кому прямо сейчас нужна поддержка. Равные консультанты могут рассказать об этапах лечения, о том, как это ­— жить с диагнозом, помочь в элементарных правовых вопросах.

Наталья Хафизова сейчас фактически прошла переподготовку в этом направлении на базе иркутского СПИД-центра. Обучение проводят социальные педагоги и врачи. Первые учат тому, как правильно разговаривать с человеком, узнавшим о своем диагнозе, и проводят ролевые игры, вторые рассказывают о специфике заболевания и его лечения. В СПИД-центре есть кабинет равного консультирования, где можно получить такую поддержку.

Наташа говорит, что за то время, пока она помогала людям, есть и те, кто теперь, как она, живет полноценной жизнью практически здорового человека, есть и те, кто умер.

— Многие не хотят лечиться, сами на себе ставят крест. Говорят: «Да зачем мне всё это? Я же ВИЧ болею, мне маленько осталось жить». От многих отказываются родные, когда узнают диагноз. Есть и детдомовцев много. Они не верят, что если будешь принимать терапию, можешь жить нормальной жизнью. Мне повезло, у меня всегда была поддержка. И еще всегда была цель ­­– жить, несмотря ни на что, ­– говорит она.

ВИЧ — это вирус, который вызывает СПИД, но в большинстве случаев правильное лечение и регулярное медицинское наблюдение позволяют предотвратить ослабление иммунной системы и развитие СПИДа. Положительный результат теста на ВИЧ означает только одно: человек инфицирован ВИЧ. СПИД — это самостоятельное заболевание. При надлежащем лечении ВИЧ-положительные пациенты могут жить так же долго и полноценно, как и здоровые люди.

Часто люди, которые узнают о своем статусе, почему-то боятся, что терапия — это сложно. Но прием лекарств при ВИЧ — это такой же процесс, как прием сердечных препаратов. Сначала напоминаешь себе о необходимости выпить лекарства, ставишь будильники, а потом это входит в привычку. Схемы лечения давно стали простыми.

У Натальи два ребенка, оба здоровы и соблюдают правила безопасности

Наталья считает, что про свой статус нужно говорить открыто: это и для самого носителя хорошо, и для социума — польза. Только так можно снизить уровень стигматизации ВИЧ. Хотя за последние 10 лет люди стали более лояльны к тем, у кого он есть. С одной стороны, о вирусе стало гораздо больше информации, с другой стороны — количество заболевших слишком велико.

­– Если ты знаешь всю информацию о себе, если соблюдаешь терапию, слушаешь врачей, то ты как здоровый человек — и никого не заразишь, — отмечает Наталья.

Наташа верит: ни в коем случае руки опускать нельзя ­ — если трудности возникают, значит, ты сильный и можешь это пройти. «Бог не дает сверх сил», ­­– уверена женщина.

­– Всему, что в жизни моей не произошло, я рада, что это было. Я бы ничего не изменила ­— только потому что сейчас я могу к каждому подойти, рассказать о ВИЧ, о других заболеваниях. И, как говорит одна моя подружка, мне без разницы, с кем разговаривать: хоть с бомжом, хоть с президентом, ­– говорит Наталья. ­— У меня есть цель: я хочу объездить всю Россию. А мечта — чтобы все люди были счастливы.

Больше новостей, фотографий и видео с места событий — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и узнавайте всё самое интересное и важное из жизни региона первыми.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем