IRCITY
Погода

Сейчас-32°C

Сейчас в Иркутске

Погода-32°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -38

3 м/c,

вос.

732мм 75%
Подробнее
USD 92,35
EUR 99,56
Страна и мир Спецоперация на Украине истории

«Сквозь слезы пекла ему ночью пироги в дорогу». Водителя троллейбуса мобилизовали через 3 дня после свадьбы — рассказ жены

Алексею 38 лет, раньше он служил по контракту в Чечне

Алексей с Анжеликой отметили свадьбу в конце сентября, а уже через несколько дней молодожены попрощались: супруга мобилизовали

Анжелика и Алексей из Новосибирска сыграли свадьбу 23 сентября: они готовились к этому почти год. А уже 26 сентября Алексей получил повестку. Сейчас он находится в учебном лагере, когда его отправят в зону СВО — неизвестно. Анжелика вздрагивает от любого телефонного звонка и с ужасом ждет момента, когда Алексея увезут из Новосибирска и она останется без связи с мужем. О том, что сибирячка переживает в последние недели, она рассказала НГС.

Как мобилизовали Алексея


Анжелика познакомилась с Алексеем несколько лет назад. Она парикмахер, он водитель в троллейбусном депо, у обоих за плечами неудачный распавшийся брак. Они съехались, а год назад задумались о свадьбе. Как вспоминает Анжелика, хотелось сделать всё красиво и правильно.

— Мы в июне подали заявление. Я всегда мечтала выйти замуж осенью. Мы подумали, что будет красиво: всё желтое, бабье лето, будет тепло. С погодой действительно угадали. Мы очень готовились к празднику. О мобилизации, о повестках в этот день даже не задумывались. Всё это казалось чем-то далеким. Муж взял три выходных на работе, 26 сентября вышел на работу, а там сказали: «Закрывай смену, тебя ждут в военкомате», — рассказывает она.

Алексей, по ее словам, решил не расстраивать жену раньше времени, и о том, что его призывают, сообщил только вечером:

— До того как муж сказал: «Всё, меня забирают», я думала, что это нас никогда не коснется. Хотя ему 38 лет, он раньше служил по контракту в Чечне. То есть опыт боевых действий есть — значит, первый кандидат на мобилизацию. Он рассказал, что уезжает уже завтра, что нужно собрать еду и теплые вещи. А я такая: «Да ты прикалываешься!» Три раза его переспросила, не могла поверить. Потом достал повестку, показывает, ну и там, конечно, я уже всё поняла. Сквозь слезы пекла ему пироги в дорогу, пекла и ревела. Он старался меня успокоить, сказал: «Ну а кто, если не мы? Мы мужики с опытом, пусть лучше мы пойдем, чем пацаны зеленые».

Анжелика вспоминает, как «крыла трехэтажным матом» всё происходящее («Почему наши семьи должны оставаться без мужей и отцов?») и ругала мужа. Она пыталась его убедить в том, что за повесткой можно было не ходить, а сейчас можно попробовать уехать или обратиться к врачам, чтобы получить отсрочку. Все эти варианты, по словам ее мужа, были для него «позором».

Самым сложным оказался момент прощания: всех мобилизованных собрали возле ДК в Ленинском районе.

— Когда он сел в автобус, это просто было всё для меня. Сейчас говорю и плачу. Думаешь, что жизнь остановилась. Вот было до, а стало после. Я, конечно, с ним на связи пока. Но съездить в Академгородок, где собрали мобилизованных, и увидеться с ним — это тоже тяжело, — всхлипывает она. — Это сейчас там всё облагородили, а в первые дни я приезжала и держалась за ручки с ним через забор, как с каким-то заключенным. Толком даже не обнимешься, ужасные условия.

По ее признанию, первые три дня Алексей ночевал в актовом зале с другими мобилизованными. Жена возила ему теплые вещи, пледы, подушки и домашнюю еду. Кормить их стали на четвертые сутки, одели — на пятые сутки. Сейчас, как рассказывает Анжелика, мужу дали одежду и питание, и ей стало чуть-чуть спокойнее.

Первая увольнительная и вопросы, которые теперь придется решать Анжелике в одиночку


Неделю назад муж впервые приехал к Анжелике из учебного лагеря в Академгородке: ему дали увольнительную на день. Всю ночь они проговорили, Алексей объяснял ей, почему принял решение идти в военкомат. И Анжелике, по ее признанию, стало немного легче:

— Мы очень много разговаривали, он сказал: «Не переживай, всё будет хорошо». Алексей знает, за что он идет. Вообще, большинство, как я посмотрю, если мы будем откровенны, идут ради денег. Ну вот так сложилось в нашей стране. Но это не про моего мужа, он уникум, он настолько патриот своей страны. Какой-то стыд у него, что ли, будет, если он не пойдет. Я в любом случае его поддерживаю, он же мой муж. Он нашел правильные слова, потому что до разговора у меня было другое мнение. Я говорила ему: «Нам нужно бежать, чтобы тебя не забрали, чтобы ты остался жив-здоров». Но он сказал: «Ну вот представь, я не пойду, кто-то тоже, еще 100 тысяч не пойдут, еще два миллиона не пойдут, а кто тогда защищать будет нашу Родину?» Ну это же тоже правильно, да?

О том, что Алексей переживал в Чечне, своей жене он никогда не рассказывал. Этот опыт был для него тяжелым и травматичным. Как он говорил во время увольнительной, он бы не хотел вспоминать ничего оттуда, но сейчас «видимо, придется».

20 октября из Новосибирска уже отправили первые эшелоны мобилизованных сибиряков в зону спецоперации

Анжелика продолжает ездить к Алексею, говорит, что возит ему туда домашнюю еду, по которой он очень скучает. Сама она осталась с кучей нерешенных проблем и вопросов, главный из которых, по ее словам, — как жить дальше?

— У меня есть дочь от первого брака. Сейчас полностью все проблемы повисли на мне. У меня был мужчина, с которым я как за каменной стеной, а сейчас нет ничего. Мы остались с дочерью одни, на съемной квартире, с кредитами, с тратами на школу, на развлечения ребенку… Про свои развлечения я уже давно забыла. Каждую копейку экономлю, я не трудоустроена официально, а сейчас вообще заболела. Все эти разговоры про выплаты мне кажутся мифом каким-то. Мой муж живет в палатке с другими мобилизованными, так никому из них эти деньги еще не пришли. Конечно, у меня есть мысли, что государство мы защищаем, а нам в ответ что? Кормильца у меня забрали, да, его там одели и обули, ну а мы-то остались вообще без ничего. Не верю я в эти деньги, — сокрушается Анжелика.

Муж продолжает успокаивать ее, но она уже решила, что будет устраиваться на еще одну работу. Пока же просто боится завтрашнего дня, ведь мужа могут в любой момент из учебки отправить в зону СВО: из Новосибирска уже начали выезжать первые эшелоны мобилизованных.

— Мне страшно, я жду известий и боюсь. От каждого звонка вздрагиваю, — признаётся она. — Звонит муж, ручонки трясутся, трубку беру и жду, что он мне скажет.

Еще мы рассказывали, как две пары обвенчались на территории Новосибирского высшего командного училища.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем