Р!
12 ИЮЛЯ 2020
11 июля 2020
10 июля 2020
09 июля 2020

Крутов: Левченко рискует совершить ошибку Ерощенко, пустив бизнес во власть

«ИрСити» продолжает серию материалов с депутатами Госдумы от Иркутской области интервью с Андреем Крутовым. В разговоре с корреспондентом портала он рассказал о своей оценке правительства области, российской политике, работе в Госдуме и предстоящих выборах в федеральный парламент.

— Андрей Дмитриевич, вы в этом созыве были одним из самых активных депутатов Госдумы от Иркутской области. Какие законопроекты из предложенных вами вы бы назвали главными за этот срок?

— Действительно, я был автором и соавтором примерно 90 законопроектов, они группируются на несколько тематических, профессиональных направлений. Эти блоки идеологически объединяет необходимость решения проблем простых граждан, среднего класса, ведь задача власти любого уровня и показатель её эффективность – то, как себя в конечном итоге чувствуют простые граждане – материально, имущественно, даже психологически.

Последние 2 года мы видим (я предупреждал об этом с трибуны Госдумы, когда это было ещё не так явно), что наша страна — великая, сильная, огромная — скатывается в бедность, а те, кто уже были бедными, скатываются в нищету. Мы с гордостью наблюдаем, как Россия выступает лидером по многим направлениям мировой повестки дня, и при этом такой провал внутри… Его нельзя объяснить только происками внешних врагов, хотя, конечно, против нас ведётся война, прежде всего экономическая, торговая, финансовая. На самом деле основу этих проблем закладывает непрофессионализм, глупость, жадность, а иногда и злой умысел тех людей, которые отвечают за социально-экономические решения в стране. В этой связи наши главные оппоненты, и идеологические, и практические, – это финансово-экономический блок правительства.

Все деньги, которые наша страна заработала за последние 15 лет с подачи правительства, хранятся в зарубежных активах. Кроме того, они неправильно тратятся. Единственная альтернатива – смена экономического курса. Она возможна со сменой в том числе финансово-экономического блока правительства – не могут те люди, которые последние 10–15 лет создавали эти проблемы, сейчас бороться с их последствиями. Их менталитет, их либерально-экономический подход этому противостоит. Необходимы кадровые решения.

Ближайшие кадровые решения – это выборы, которые предстоят в сентябре. Я считаю, что граждане не должны их проигнорировать. Необходимо продемонстрировать власти, что граждане хотят перемен. Выборы — отличный способ, и полностью легитимный. А Иркутская область всегда достаточно свободно голосовала.

Перед нами, передо мной лично, стоит задача остановить скатывание россиян в бедность и нищету. Что в чуть более развёрнутом виде составляют элементы скатывания вниз? Это проблемы ЖКХ, рост цен, провал в сфере здравоохранения, образования и сокращение рабочих мест. По этим направлениям я строил свою законопроектную активность в эти годы.

Тема, которая волнует 90% граждан, — это собственное жилище, собственный дом в широком смысле, его благополучие. Но мы видим, что правительство проводит целенаправленную политику, связанную с тем, чтобы всё бремя расходов по этим направлениям переложить на простых людей. Но это невозможно. У нас люди просто не зарабатывают столько денег, чтобы содержать всю коммунальную инфраструктуру страны. Для Иркутской области это очень актуальная тема, особенно энергетика. Приангарье – лидер в России по росту цен на электроэнергию.

— Но они у нас и самые низкие…

— Это как раз тот тезис, который используют наши оппоненты. Среднероссийская стоимость киловатт-часа – 3 рубля, это трёхкратный рост цены на электроэнергию в Иркутской области относительно нынешнего уровня. Это будет катастрофа и для простых жителей, и для промышленности, и для малого и среднего бизнеса. А к этому всё и идёт.

Мы вели системную работу в этом направлении, в том числе и законодательную. Мы внесли законопроект об ограничении роста тарифов, как минимум, уровнем инфляции. Был отклонён «Единой Россией». Мы голосовали (лично я и команда близких депутатов) против введения платы за капремонт, против введения социальных норм на потребление электроэнергии, которые являются завуалированным ростом тарифов. Мы голосовали против и вносили соответствующие законопроекты, направленные на отмену обязательности установления индивидуальных приборов учёта, которые ничего кроме дополнительных расходов для наших граждан не несут. Таким образом, как минимум 10 законопроектов, посвящённых этой теме, внёс в Государственную думу.

Отдельно я занимался проблемой роста тарифов в Иркутской области. Примерно 2 года назад мы увидели двукратный рост, с 50 копеек до 92-х. Понятно, к чему идёт история: к выравниванию иркутских тарифов с общероссийскими. Но не для того вся страна и Иркутская область строили здесь каскад ГЭС на Ангаре, чтобы потом сделать тарифы такими же, как в энергодефицитных регионах России. Я направил ряд депутатских запросов и в ФАС, и в прокуратуру, и в Минэнерго, и в тогда существовавшую службу по тарифам. В ответах было указано, что, во-первых, это решение, принятое на уровне региональных властей, во-вторых, даны ссылки на общероссийскую статистику. Кстати говоря, партия власти и депутаты, представляющие её в Госдуме, ни разу меня в этом вопросе не поддержали. Но этот вопрос остаётся на повестке дня, и ограничение роста тарифов — предмет наших дальнейших усилий.

Следующий блок законопроектов, — это, конечно, рабочие места. Мы видим, что финансовое бремя на простые российские семьи, домохозяйства растёт катастрофическими темпами. Уже и официальная статистика нам подтверждает, что текущие доходы граждан меньше текущих расходов. И по официальным данным, этот разрыв уже в 10%. Это говорит о том, что люди проедают свои сбережения и залезают в кредиты, чтобы компенсировать эту дыру в своём личном семейном бюджете. А если дальше так пойдёт, то текущие доходы граждан будут с трудом покрывать обязательные расходы.

Как мы должны эту проблему решать? Ограничить обязательные расходы и дать людям возможность заработать. Про ограничение тарифов в ЖКХ мы уже сказали. Кроме того, ни в коем случае нельзя повышать налоги в кризисные времена. А в этом году предстоит 10-кратный рост налогов по линии недвижимости. При этом единственный шанс дать людям заработать в условиях кризиса и санкций – форсированное развитие малого и среднего бизнеса, просто потому что это быстро и дёшево созданные рабочие места. Создание одного рабочего места в малом бизнесе в 100 раз дешевле, чем на крупном предприятии, и в 10 раз дешевле, чем на среднем. И это единственный шанс, который позволит нам дать десяткам тысяч или в масштабах России миллионам людей работу в короткие сроки. У нас есть целый пакет законопроектов, направленных на развитие малого и среднего бизнеса: двухлетние налоговые каникулы, снижение налогов по упрощённой системе налогообложения, снижение запредельных страховых взносов, увеличение господдержки малого предпринимательства, воссоздание всех специализированных институтов по его поддержке.

Ещё один блок нашей работы был связан с социальными вопросами, прежде всего, вопросами пенсионного законодательства. Мы призывали бесконечный законодательный зуд в этой сфере остановить. Очередное изменение пенсионной системы на так называемую балльную ничего, кроме путаницы, а в конечном итоге, завуалированного повышения пенсионного возраста, людям не несёт. Мы также предлагали срочно отменить обязательный накопительный элемент в пенсионной системе, который является финансовым пылесосом, который высасывает деньги из Пенсионного фонда и направляет их прямым ходом в руки финансовых посредников, и в результате нынешние пенсионеры просто недополучают пенсии. Общий наш подход к пенсионной системе – это возврат к пенсионной системе, основанной на принципе солидарности поколений, и отмена всех дырок, которые созданы в системе. В России нет никаких оснований для повышения пенсионного возраста. На одного пенсионера у нас приходится почти два работающих, и пенсия исходя из этих параметров должна быть не ниже 50-60% от средней зарплаты, что в целом по стране не выполняется. Об этом у нас было несколько законопроектов.

Мы видим, как развивается ситуация в регионах и муниципалитетах, и подготовили ряд законопроектов, которые направлены на повышение их бюджетной обеспеченности. Нынешняя бюджетная система поставлена с ног на голову: огромный объём финансовых ресурсов, который собирается здесь, на земле, концентрируется в руках Федерации, а на уровне регионов и муниципалитетов концентрируются только расходные обязательства. Наше предложение делить доходы поровну между Федерацией и субъектом, между субъектом и муниципалитетами.

В последние месяцы мы начали системную работу с муниципалитетами Иркутской области, потому что в силу разных обстоятельств, в том числе и политических изменений, не всегда их голос слышат. Мы сейчас достаточно плотно работаем с Ассоциацией муниципальных образований, чтобы проблемы муниципалитетов напрямую выносить на уровень Федерации.

— Ваш коллега Антон Романов активно продвигает законопроект о статусе национального бизнеса. Какова ваша позиция по этому документу?

— Я скептически отношусь к этому законопроекту, потому что, исходя из текста, это завуалированная поддержка олигархических структур, пускай и отечественного происхождения. У нас уже есть когорта предпринимателей, которые, несомненно, олицетворяют национальный бизнес, — это малые предприятия. Нельзя придумать более национального бизнеса, чем ларёк, маленький магазинчик или шиномонтаж. Они не выводят деньги за рубеж, в офшоры, не получают иностранного финансирования. Это тот сектор, который пока в экономике занимает 25%, и начать надо с него, а не с олигархов, которые прикрываются статусом национального бизнеса для того, чтобы выбить дополнительные льготы из федерального или регионального бюджета. Название законопроекта красивое, но суть, мне кажется, не совсем профессиональная, не совсем то, что нужно делать срочно.

— Через месяц поднятие акцизов на бензин коснётся всех. Как вы голосовали в Госдуме по этому законопроекту?

— Против! Эта история началась почти 2 года назад с того момента, когда правительство придумало так называемый налоговый манёвр в нефтяной сфере. Я и мой коллега Иван Грачёв, который тогда был председателем комитета по энергетике, выступали категорически против базового изменения принципов налогообложения в топливно-энергетическом комплексе. Суть изменений, предложенных правительством, заключалась в почти двукратном снижении экспортной пошлины и одновременное таком же повышение налога на добычу полезных ископаемых, то есть налоговая нагрузка в объёме почти 2 триллиона рублей перекладывалась с внешних потребителей энергетических ресурсов на внутренних. Далее и экспортная пошлина не была снижена в полном объёме, а потом произошло уже не первое, а второе повышение акцизов. Мы ещё год назад предсказывали, что в результате этих манёвров нашего правительства цена на бензины будет 45-50 рублей за литр. И к этому всё идёт. По простым людям это бьёт прямой наводкой, потому что транспортная составляющая у нас высокая везде. В результате — разгон инфляции и увеличение цен на базовые продукты и тарифы. Мы всегда голосовали против этих манёвров. И в этом смысле выступаем последовательными противниками финансово-экономического блока, который эту идею продавливает.

— Как вы оцениваете работу своих коллег в Госдуме?

— Что касается «Единой России», я напомню, что председателем этой партии является премьер-министр России, поэтому я бы ставил между программными установками правительства, с которыми мы спорим, и программными установками ЕР знак равенства. Депутаты фракции «Единая Россия» совершенно некритично относятся ко всем правительственным инициативам в Госдуме. Кроме того, партийная дисциплина мешает им голосовать в интересах своих регионов. Я на протяжении всей работы в Госдуме ставил эксперимент. У нас есть такая форма работы, как предложение Госдуме принять протокольное поручение по той или иной проблеме. Я, например, говорил о локальных, но животрепещущих для Иркутской области проблемах, начиная от разлива нефтепродуктов в Ангарске, экологии в Братске, росте кадастровой стоимости земли в муниципалитетах, закрытии военкоматов, детских садов и тому подобное. Ни разу ни один депутат-единорос не проголосовал «за» вопреки воле фракции. Они жертвы партийной дисциплины. На самом деле это делает их работу для Иркутской области во многом бесполезной.

Что касается других политических партий… У нас четыре парламентские партии, на выборы в стране ходит примерно 30% граждан. Это говорит о том, что та повестка, которую предлагают сейчас парламентские партии, интересна только 30% граждан. Оставшиеся 70% не находят в риторике парламентских партий для себя ничего интересного. Это говорит о том, что и парламентским партиям нужна альтернатива. Если раньше мы говорили, что лучшая ситуация в Госдуме, когда ни у одной партии нет большинства (это ситуация, которая позволяет принимать решения с обсуждением, доказывая что-то, а не просто решением одной фракции), то сейчас мы говорим о том, что и представительство партий в Госдуме надо расширить. Это, несомненно, пойдёт на пользу нашим гражданам.

— Может быть вы видите своих союзников в представителях КПРФ?

— По многим вопросам, особенно социальным, мы голосовали одинаково, в том числе и по вопросам, касающимся Иркутской области. Я также подписывался под обращениями в Следственный комитет, которые инициировал Сергей Левченко. Я был одним из подписантов обращения в Конституционный суд о выборности мэров.

Но оппозиции мало называться оппозицией, мало проблемы диагностировать и обсуждать. Депутату Госдумы нужно предлагать решения, это конкретные законопроекты, как минимум. В этом смысле мы считаем, что наиболее эффективно и профессионально работала именно наша команда, при всём уважении к коллегам. Несмотря на то, что ты в оппозиции, нужно добиваться результата, конкретного результата для конкретных граждан. Это отличает нас от других. Мы даже в условиях работы в оппозиции способны добиваться успеха.

— Если мы заговорили о парламентских партиях, то давайте вернёмся к «Справедливой России», членом которой вы были. В феврале иркутское региональное отделение исключило из своих рядов Ольгу Жакову, поддержанную проектом «Открытая Россия». Жакова в своём интервью телеканалу «Дождь» заявила, что СР в Иркутской области, по сути, не работает. Как вы можете оценить деятельность регионального отделения?

— У меня есть два замечания на этот счёт. Первое: я не поддерживаю решение Ольги Жаковой, которая решила просить поддержку своих инициатив и связывает свою политическую судьбу с «Открытой Россией». Мне жаль, что она такое решение приняла, если честно. Даже не буду дальше комментировать.

Второе, что касается «Справедливой России». В своё время СР упустила шанс стать альтернативой, о которой мы говорили выше. Прежде всего потому, что там возобладали люди, которые эту профессиональную альтернативу не смогли сформулировать и отстаивать. Например, в своё время считанное количество депутатов голосовали против закона о капремонте, а фракция «Справедливой России» за него голосовала, а сейчас с этим борется. Из-за этого непрофессионализма мы с этой партией и расстались. При том, что на региональном уровне много думающих, интересных, работающих, эффективных людей.

Про иркутское отделение ничего плохого сказать не могу. То, что Ольга об этом говорит… Часто регионы становятся жертвами непродуманных решений федерального руководства, это факт, и это надо признать.

— А как вы относитесь к «Открытой России» в контексте предвыборной кампании. Смогут ли политики, которых она поддерживает, составить какую-то конкуренцию парламентским партиям?

— Откровенно говоря, я считаю, что российские политики идеологическую, моральную и материальную поддержку не должны искать за рубежом. Не потому что за рубежом какие-то плохие люди, мы объективно в мире находимся в очень конкурентной среде, и надеется на то, что вдруг какая-то европейская страна или США будут искренне стараться повысить российскую конкурентоспособность на мировой арене, не стоит. Это конкурентная борьба, и в то, что какой-то добрый дядя из Швейцарии подскажет нам что-то хорошее, что позволит в борьбе с этой же Швейцарией выиграть, я не верю.

— Но мы же говорим сейчас о Михаиле Ходорковском, так как «Открытая Россия» – это его фонд. Михаил Ходорковский – гражданин России, который по своим причинам живёт за рубежом. Нельзя говорить о том, что это какой-то иностранный гражданин или какое-то иностранное государство поддерживает российских политиков.

— Я думаю, мы все понимаем подспудно, что в данном случае, несмотря на это, он пытается отстаивать ценности тех стран, где он живёт. Я это воспринимаю как элемент конкурентной борьбы со страной. Конкурентная борьба – это нормальная история и в жизни малого предприятия, и в жизни государства. Просто идти на поводу у конкурентов – это дорога в никуда. Я избыточно не демонизирую наших европейских или американских партнёров, у нас с той же Европой очень много общего и прежде всего огромные экономические связи. Надо просто быть готовым к конкуренции и лучше работать внутри страны.

— Как вы оцениваете работу ОНФ, может быть видите в нём союзников или противников?

— Я бы опять отталкивался от того, как депутаты, представляющие ОНФ, работали в нынешней Госдуме. Голосовали они, строго подчиняясь партийной дисциплине. Поэтому говорить о том, что в нынешнем составе Госдумы ОНФ чем-то кардинально отличается от «Единой России», невозможно. Смогут ли они как-то видоизмениться и иметь самостоятельную позицию в думе следующего созыва, время покажет.

— Вы говорили о том, что поддерживали некоторые инициативы Сергея Левченко, когда он был депутатом Госдумы. Возлагаете ли вы на него какие-то надежды сейчас, когда он стал губернатором Иркутской области?

— Совершенно очевидно, что администрация области – это не только губернатор. И при всех тех позитивных и очень близких мне посылах, с которыми он шёл на выборы, конечно, воплотить это в жизнь – задача небанальная. Более того, проявляются некоторые элементы, которые я уже критиковал и в работе предыдущей администрации. Это бизнес во власти. Я не считаю, что крупные предприниматели, которые приходят во власть, это всегда польза для региона или страны. При всём личном уважении к ним как к людям… Малый бизнес – это бизнес, который понимает проблемы простых граждан, своих соседей, а вот крупный олигархический бизнес – это другое… Иногда частные интересы, иногда манера ведения дел как-то так у них складываются, что они работают не в интересах региона, не в интересах страны в целом. Во многом жертвой избыточной концентрации бизнесменов в областной власти пала предыдущая администрация. Я даже не говорю про какие-то коррупционные истории, просто о подходе к работе. Народ дал этому оценку на губернаторских выборах. Не стоит этих ошибок повторять. Не администрацию жалко, а Иркутскую область.

— На эти выборы вы идёте от новой политической силы. Расскажите, пожалуйста, что это за партия, какие ещё представители будут здесь, в Иркутской области?

— Партия, от которой мы с моими коллегами-единомышленниками будем участвовать в выборах, — это партия, которую возглавил уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. Мы использовали одну из партий, которая имеет федеральную лицензию для того, чтобы упростить процедуры, связанные с выдвижением. В конце марта будет принят новый устав, утверждено её название, новая программа. Одним из лидеров по партийному списку будет Оксана Дмитриева. Это человек, который известен своей социальной повесткой в Госдуме всех созывов, поэтому мы ни в коем случае не замыкаемся и не называем себя партией исключительно предпринимательской. Я называю её партией среднего класса и партией экономического патриотизма. Партия, в которой уже сейчас сформирована серьёзная экспертная команда. По-моему, только она в нынешних условиях альтернативу социально-экономическому развитию России может предложить. И только она, на мой взгляд, сможет вовлечь в сферу политики те 70% граждан, которые выборы игнорируют. Я думаю, что средний класс в нынешней России сформирован. К среднему классу себя относят и врачи, и учителя, и военные, и малые предприниматели, и работающие пенсионеры… И именно эти люди не имеют своего представительства в Государственной думе.

Мы с коллегой Грачёвым будем в партийных списках. Я уже сказал о своей готовности участвовать в одномандатных выборах в Ангарском округе. Насколько мне известно, Иван Дмитриевич тоже планирует баллотироваться на территории Иркутской области.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила