Перейти к мобильной версииПерейти к версии для ПК
НОВОСТИ
23 АВГУСТА
21 августа
20 августа

Шкатулка с секретом – дом на Седова

Иркутск уникален тем, что у него нет чётких границ между центром и окраиной. Можно идти по центральной улице, где шум городских дорог, суета, а пройдёшь ещё с десяток минут и вот уже покосившиеся деревяшки, разбитые дороги да лай собак. Именно в таком районе расположился наш герой – дом по улице Седова под номером 64. Совсем рядом с ним Музыкальный театр, 130-й квартал, гвалт центральных улиц. Настоящий деревянный красавец, грустно смотрящий на город через забор. Журналисты «ИрСити» вместе с руководителями клуба молодых учёных «Альянс» Алексеем Петровым продолжают путешествие по «Исчезающему Иркутску».

Дом, который не дают реставрировать

Каждый из нас, получив адрес нового героя, подумал примерно одно и то же: «Это где-то в центре». Однако на деле пришлось поплутать, чтобы найти заветный дом, но поиски того стоили. Он сразу бросается в глаза: двухэтажный, с красивой резьбой под крышей, он, кажется, прочно стоит на этой земле и вовсе не исчезает. Обошли дом сзади, и оказалось, что это вовсе не так: чёрные подпалины от пожара открывают внутренности старого здания, кое-где сквозные дыры, обвалившиеся балки. Да и местная шпана постаралась – приписала пару классических заборных выражений на стенах.

Фото: Яна Ушакова

Знакомили с домом нас инвесторы Екатерина и Кирилл, которые хотят восстановить здание. Но проблема в том, что областная служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области задерживает выдачу документов на реставрацию. Это связано с тем, что у охраняемых домов каждый вбитый гвоздь должен быть согласован. Сроки, в которые должны были выдать документы, уже прошли, и хотя инвесторы наняли подрядчиков, разработали проект, воз и ныне там.

«Два года назад бывший инвестор выиграл дом на торгах и ничего с ним не делал. Вот в прошлом году мальчишки тут случайно сожгли кладовки, а ветер был сильный и перекинулся на дом, а ведь до этого он целый был! Он ведь уникальный, тут было два этажа и так называемая мансардная комната на третьем. Ещё одну зиму он не выдержит, прогниют балки и всё. А ведь лепнина там такая, такие печки!» — говорит Екатерина.

После этих слов стоять на пороге дома было просто преступлением, нужно было знакомиться с героем изнутри.

Лепнина над русскими печами

Когда открылась входная дверь, сначала стало чуточку грустно: темнота, мусор на полу, открытые люки подвала. Но когда зажглись фонарики, глаза немного привыкли к темноте, а тело к прохладе деревянного дома, взгляду открылась какая-то немыслимая картина: высоченные потолки, украшенные глиняной лепниной. Мы светили на неё в три фонарика, чтобы фотограф проекта запечатлела это чудо. Почему-то подумалось, что в таком доме мог бы состояться первый бал какой-нибудь иркутской Наташи Ростовой. Хотя зал для этого, конечно, маловат.

Фото: Яна Ушакова

А Кирилл и Екатерина продолжали удивлять нас, показали настоящие русские печи. Такие, на которых раньше спали. Вот только сохранились печки не так хорошо, как хотелось бы. Они уже полуразвалившиеся, из-под когда-то белой извёстки то тут, то там выглядывают красные кирпичики, а местами их и вовсе не хватает целыми десятками. Одна из печей стоит в маленькой комнатке с низким потолком, по всей видимости, это было место, где жила прислуга.

«Многое, конечно, пограбили, разрушили. Мы хотим всё воссоздать, даже полы хотим оставить. Нужно всё очистить и начинать реставрацию. Мы будем менять только пару нижних венцов, поднимем дом на железнодорожных домкратах, закатим новые брёвна и опустим обратно. А если нам не дадут разрешения, мы ведь ничего не сможем сделать», — сетует Кирилл.

История дома

Фото: Яна Ушакова

«Если говорить исторически, то мы находимся на углу улиц Среднеамурской (ныне Седова) и Третьей Иерусалимской (Триллисера). Первый раз этот квартал показан на плане Иркутска 1878 года, тогда здесь где-то были хлебные и соляные магазины, а также провиантские склады. И примерно в это же время район начал активно заселяться. А городская дума позже обсуждала вопрос о закрытии этой улицы с запретом на строительство, но приняла решение всё-таки оставить и расширять город в эту сторону. А в 1899 году улицу назвали Среднеамурской, она обозначена в плане», — рассказал Петров.

Конечно, сложно представить себе сейчас соляные магазины и план Иркутска, где этой местности нет и в помине. Но от этого ещё больше шарма у дома и ещё больше любопытства: «А что же всё-таки о нём известно?»

Фото: Яна Ушакова

«В 1882 году владельцем земельного участка был томский мещанин Илья Григорьевич Савинцев. Он, вероятно, и построил здесь дом. Позже усадьба переходит его сыну Ивану Ильичу, который тогда был кассиром склада лесных материалов у купца Дьячкова. А в 1915 году усадьба была записана за Прасковьей Андриановной Савинцевой. Ещё интересно, что, так как строение угловое, то со стороны Среднеамурской владельцем в одно время был записан Иван Ильич, а со стороны Третьей Иерусалимской — Илья Григорьевич. В 1932 году дом был муниципализирован и принадлежал комжилтресту. В 2012 году он стал собственностью Агенства по развитию памятников Иркутска и включён в программу реставрации. Ирина Калинина, известный исследователь архитектуры Иркутска, предполагает, что дом был построен по проекту известного архитектора Владимира Рассушина. Об этом говорят приёмы декоративного оформления», — подытоживает Петров, и становится ясно, что волшебства в этот дом, вероятно, вдохнул знаменитый архитектор. Однако за 2 года дом разрушился больше, чем за все свои 135 лет.

Хочется надеяться, что дом на Седова всё-таки не исчезнет, что все препоны будут преодолены и иркутяне увидят, каким красивым может быть старинный деревянный город. Екатерина и Кирилл пока не решили, что будет в отреставрированном здании, но одно можно сказать точно – у этого дома есть шанс возродиться.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда