Перейти к мобильной версииПерейти к версии для ПК
НОВОСТИ
18 АВГУСТА
17 августа
16 августа

Эпоха возрождения Хайтинского фарфорового завода

Сейчас огромная ржавая махина посреди обычной сибирской деревни – раньше завод с полуторавековой историей и выпуском посуды, в год исчислявшейся в десятках миллионов штук. Это Хайтинский фарфоровый завод в Мишелёвке Усольского района. Некогда он был центром целого посёлка, а в 90-е предательски закрылся, оставив многих людей без работы. В феврале 2017 года администрация района сделала громкое заявление – спустя более десятка лет простоя завод открылся.

Как вернуть то, что, кажется, совсем утеряно, что выпускают и будут выпускать на производстве, почему люди поверили в возрождение и уволились со старых работ, чтобы вернуться на завод, узнавали журналист «ИрСити» и фотограф Кирилл Фалеев в рамках проекта «Город изнутри».

Хайтинский фарфоровый завод был основан в 1869 году купцами из местных крестьян Даниилом и Филиппом Переваловыми на базе залежей каолиновой глины вблизи рек Белая и Хайтинка. В 1880-х Переваловы производили посуду, подсвечники, папиросницы, спичечницы, курительные трубки, туалетные наборы, вазы, мелкую скульптуру и детские игрушки, которые славились чистотой, белизной, тонкостью и прочностью. На заводе был создан музей фарфора – к 1917 году его коллекция насчитывала 11 тысяч экспонатов. В 1907-м производство пришло в упадок, в 1917-м было на грани закрытия, а в 1920 году национализировано. Начался выпуск бытового фарфора с государственной символикой.

Мощность завода после Великой Отечественной войны составляла 35 миллионов изделий в год. С 1992-го в связи с тяжёлым экономическим положением предприятие практически не работало, в 1998-м закрылось. В дальнейшем производство то возобновлялось, то прекращалось.

Мишелёвка находится в двух часах езды от Иркутска, найти завод в посёлке очень легко – это единственное промышленное железобетонное строение среди аккуратных деревянных домиков. Оно закрыто бетонным забором, каждую плиту которого старательно изрисовали выпускники школы прошлых лет, влюблённые и социально активные. На пропускном пункте предприятия нас встретили четыре звонко лающих дворняги и недоуменный взгляд охранника – единственного работника на весь объект. Кажется, тут нас не ждали.

Фото: Кирилл Фалеев

Звоню директору Хайтинского фарфорового завода Валерию Нестеру: «Мы приехали, стоим на пропускном пункте». «Куда? — удивился собеседник – Идите в здание, которое стоит левее администрации».

Так мы узнали, что Хайтинский фарфоровый завод сейчас ютится в двух комнатах небольшой двухэтажной постройки при администрации.

Фото: Кирилл Фалеев

С первых минут общения с директором предприятия Валерием Нестером понятно: человек он деятельный, деловой, готовый к рискам и сложностям. Сам родом из Братска, там много лет занимается выпуском изразцовой плитки. За какой выгодой этот состоявшийся бизнесмен уехал за 500 километров от дома?

«Всё очень просто, я с нашими единомышленниками обратил внимание на фарфор, которого в Братске нет, но раньше делался на Хайтинском фарфоровом заводе. Мы зашли в интернет, посмотрели на то, что осталось от завода, и почему-то решили, что сможем возродить производство. Приехали, переговорили с главами администраций Усольского района, посёлка Мишелёвка. Увидели, что тут переживают за восстановление предприятия», — рассказывает Нестер.

Фото: Кирилл Фалеев

Предприниматель говорит о высоких рисках, а у самого глаза горят от азарта. «Это что-то!» — смакует он.

Мы сидим в одной из комнат завода, сейчас на нём выпускают только сувениры – колокольчики, сов, мамонтов, соболей. На полке стоят статуэтки двух рыб. Всё это пока не продаётся. Мастера набивают руку, отрабатывают модели.

Фото: Кирилл Фалеев

Цель энтузиаста-предпринимателя – добиться выпуска высококачественного фарфора, который когда-то делал завод. В планах найти деньги, закупить оборудование, арендовать и отремонтировать несколько цехов на старом предприятии, владеет которым другой собственник. Словом, без инвесторов дело не сдвинется. Бизнесмен ведёт переговоры с минэкономразвития Приангарья, говорит, надеется на помощь с их стороны. Дело-то хорошее, да и заказчики есть на будущий товар.

Если с финансированием всё сложится, бизнесмен планирует к осени 2017 года закупить оборудование, расширить производство, пока только сувениров. Дальше – больше. Может быть, когда-нибудь можно начать делать облицовочный кирпич разных цветов. Посуда, которая некогда и принесла славу заводу, для производителя пока высший пилотаж. Тонкий белый фарфор как венец всему, что он задумал.

«Мне рассказывали, что сюда приезжали и немцы, и китайцы… Но почему-то к стартовой ленточке пришли мы одни. Почему – до сих пор не знаем. Сложно, очень сложно. Но по-другому нельзя. Другого не ожидали», — констатирует он.

Сейчас в двух цехах трудятся всего 11-15 человек, одни создают формы для изделий и заливают фарфоровые фигурки, другие глазуруют изделие и обжигают его в печи, третьи разрисовывают готовую статуэтку.

Фото: Кирилл Фалеев

«Горю желанием поучаствовать в возрождении фарфорового завода. Я это могу, так как работала главным художником в Калуге на объединении «Стройполимеркерамика», — с горящими глазами рассказывает художница из Ангарска Ирина Гордиенко.

Она узнала о возрождении завода от знакомых и благодаря телевидению, на протяжении многих месяцев звонила и спрашивала, когда открытие. И вот, наконец, доехала до Мишелёвки. Говорит, переехать сюда для неё не проблема, если дело того стоит.

Фото: Кирилл Фалеев

По её мнению, в самое ближайшее время нужно заняться возрождением старых брендовых изделий, «чтобы люди снова увидели, полюбили и поняли, как им плохо было без хайтинского фарфора».

Ирина – одна из немногих новеньких на этом заводе. Почти все сотрудники, создающие статуэтки, раньше работали на том славном предприятии, которое пришло в упадок в 90-е.

Оксана Егорова – зампроизводства, работала на старом заводе с 1985 года и до момента его закрытия, она привела нас в цех гипсолитья в самый разгар трудового процесса. По пути рассказала, что ради нового начинания уволилась из мишелёвского дома ремёсел, где проработала 9 лет.

«Всё это время я сохраняла и развивала традиции, изучала техники изготовления фарфора других заводов. Сейчас настроение в коллективе хорошее, мы ожидаем большего», — с оптимизмом отмечает собеседница.

«Если будете расширяться, откуда специалистов возьмёте?» — спрашиваю.

«Можем набрать и научить», — сначала уверенно говорит Егорова, но потом делает паузу. Проблема всё-таки есть, но положение не безвыходное.

Фото: Кирилл Фалеев

Собеседница перечисляет, откуда бы можно было приглашать студентов – из Иркутского художественного колледжа, из ИРНИТУ – отделения декоративно-прикладного искусства, из химико-технологического института в Усолье-Сибирском, где готовят химиков-технологов.

В это время сотрудники цеха рассказывают о процессе изготовления фигурок: сначала готовится форма – её делает модельщик-каповщик, потом в форму заливается глина, подсохшее изделие идёт на обжиг, потом на глазуровку – становится гладким, потом опять на обжиг, затем на роспись и в третий раз, контрольный, на обжиг. Готово.

Фото: Кирилл Фалеев

Не удержалась, чтобы не спросить у работников Хайтинского завода, чем для них было закрытие того завода, и стало открытие нового.

«Прямо мурашки по телу пробежали», — говорит одна из работниц, когда Ольга Егорова начинает рассказывать, как закрывалось предприятие в 1990-х.

«Для всего посёлка это было трагедией, все остались без работы. Когда люди уходили, думали, что завтра вернутся. У многих там жилетки рабочие остались, тапочки, расправленные краски на столах и отформованные в тележках изделия. Очень неприятное ощущение было, что всё мёртвое», — с волнением говорит Егорова.

По её словам, в 2004 году предприятие ненадолго открывалось, часть старых работников были заняты, но надежда на возрождение жила чуть больше года, потом всё закрылось.

Разрисовщица завода с сожалением отметила, что в посёлке в возрождение завода никто не верит, но не она.

Фото: Кирилл Фалеев

«Я работала на том заводе живописцем лет 10 назад. Штат был большой, цеха переполнены – гипсолитейка, технический, сортировка, глазуровка, все были довольны, посёлок жил. Сейчас всё разрушено, коробки одни, а на восстановление нужны миллионы», — с сожалением замечает женщина.

Руководство завода сейчас готовится к международной выставке сувенирной продукции, которая пройдёт в Иркутске в конце марта. Также к осени планируется участие в выставке в Сочи, в Москве… планов много. Художники озадачены созданием статуэтки духа Байкала, рассчитывают на коммерческий успех среди туристов. Валерий Нестер со страстью рассказывает, что готов принять участие в восстановлении Курбатовских бань в Иркутске, отделку для которого некогда создал Хайтинский фарфоровый завод. Самое главное, ценной глины в карьерах предостаточно – запасы исчисляются 52 миллионами кубических метров. Остальное — вопрос вложений, эффективного управления и веры в успех дела.

2 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Замечательная новость! А где в Иркутске можно купить сувенирную продукцию Хайтинского завода?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я очень рада возрождению фарфорового завода. В 80-е годы наши юбиляры были рады получить в подарок чайный сервиз вашего производства. Мы специально ездили из Шелехова покупать их у вас. Это был тончайший фарфор, он светился. А какая роспись была на чашках. Это было великолепно. Почему мы должны пользоваться посудой Китая, когда у нас рядом есть возможность наладить производство прекрасной посуды. У меня есть часть столового сервиза вашей фабрики Тарелки постоянно были в ходу и осталось их мало. Но супницу и салатницу я берегу как зеницу ока. Решила, что если никогда не откроется ваш завод, то это останется у моих детей раритетом. Ребята, я всей душой с вами, да думаю и все жители Иркутской области. Дай вам Бог силы и терпения!