Р!
02 ИЮНЯ 2020
01 июня 2020
31 мая 2020
30 мая 2020
29 мая 2020

Проваленный экзамен по прямым выборам мэра Иркутска

Обсуждение возврата прямых выборов мэра Иркутска 26 июня удивительным образом стало напоминать экзамен. Докладчик по вопросу, первый секретарь горкома КПРФ Ольга Носенко — юная, неопытная, трепетная девушка, тщетно пытающаяся сдать его, а четверо депутатов комитета — экзаменационная комиссия, во главе которой руководитель фракции «Единой России» Борис Алексеев — снисходительный преподаватель, который давно написал себе список, кто — сдаст, а кто — провалит.

Одинокая борьба

За две минуты до начала заседания в зале нет ни одного члена комитета по госстроительству и местному самоуправлению. И это при том, что его глава Борис Алексеев всегда отличался пунктуальностью. За столом сидит улыбчивая Ольга Носенко – как представитель инициативной группы, разработавшей такой неудобный для партии власти законопроект о выборах мэра Иркутска. По залу прокатывается лёгкий шёпот: «Может, не состоится?» Но нет, когда в тысячный раз распахивается дверь зала заседаний, в помещение входят четверо депутатов, впереди – Алексеев. Как потом стало известно, ещё один член комитета и один из разработчиков законопроекта — человек, способный жечь глаголом до слёз в глазах оппонентов Владимир Матиенко — находится в отъезде.

Повестка была длинной, но ненасытные журналисты пришли только ради законопроекта о выборах. Вопрос рассматривали трое единороссов и руководитель регионального отделения ЛДПР Олег Кузнецов. Неделю назад они блокировали проведение референдума по возврату выборов, каков был итог этого обсуждения – предугадать несложно. Тем более, что рядом с Носенко не было старшего товарища по партии, как неделю назад, который бы смог одним своим авторитетом снизить градус шутливости обсуждения.

Если коротко, законопроект, который представляла Ольга Носенко, предусматривал возвращение прямых выборов мэра в городе Иркутске, тем самым убирая всякий намёк на дискриминацию административного центра региона.

«В сентябре 2019 года истекает срок полномочий думы города Иркутска, а срок полномочий мэра Иркутска истекает в мае 2020 года. Получается, он (Дмитрий Бердников – ред.) сейчас не депутат, он — мэр города. Если он будет избираться по действующему закону из числа депутатов, ему надо сдавать полномочия мэра, ограничить срок на полтора года, и снова избраться депутатом думы. А затем из числа депутатов будет избираться мэр. Такие подходы возможны, и уже избиратели будут информированы. Но я думаю, что такой подход и мэру, наверно, непонятен. Здесь имеется какой-то законодательный вакуум», — тревожно начала Носенко.

На эту недолгую тираду Алексеев только заулыбался и со смешком протянул: «Ой, Ольга Николаевна».

Качественный мэр

Нервно просмеявшись, Носенко продолжила попытки пробить глухую стену. Она сбивчиво говорила о том, что действующий мэр «качественно исполняет свои обязанности», что разговор не о нём и его команде, а о том, что жителей Иркутска лишили права избирать себе мэра – единственных во всей области. Видимо, почуяв успех, Алексеев, а вместе с ним и Нина Чекотова включили следователей и стали цепляться к любым оговоркам своей коллеги.

— Где вы увидели изъян? – вновь улыбнулся Алексеев.

— Я изъян не увидела, в законодательстве его нет, и Конституционный суд подтвердил это, поэтому нет никаких вопросов, — попыталась отбиться Носенко.

— Что тогда беспокоит? Мэр качественно, правильно исполняет свои обязанности, – вкрадчиво заметил глава комитета.

— Если это не политическая составляющая, если речь не идёт о действующей власти в Иркутске, почему именно сейчас? – включилась в диалог Чекотова.

— А когда? Я объяснила: этот пробел надо сегодня устранить, — серьёзно ответила Носенко.

— Нет, а почему пробел? Вы говорите: изъянов нет, а пробел тут увидели, — прицепился к словам Алексеев.

Носенко пыталась повторить уже сказанное — о тревоге за дальнейшую судьбу Иркутска.

— То есть вы беспокоитесь о судьбе нынешнего мэра? – насмешливо спросил Алексеев.

— Да, беспокоимся… — упрямо начала Ольга Носенко.

— И в то же время по-боевому фракция КПРФ заявляет: «А если бы мы знали, что из числа депутатов будет избираться, мы бы такой бой дали!» — перебил её Алексеев, неожиданно выведя на высокие ноты свой голос.

Первый секретарь горкома КПРФ попыталась пресечь всякие попытки шутить одним из главных доводов коммунистов: в 2014 году, когда проводились выборы думы Иркутска, ни избиратели, ни сами кандидаты в депутаты даже не предполагали, что это не просто выборы представительного органа, это выборы ещё и главы города.

«Если бы это было, наверно, другая кампания была, другие кандидаты в депутаты выдвинулись. И явка была бы не 11%, а наверно, 30%», — предположила Носенко.

Но глава фракции «Единой России» удовлетворённо улыбнулся: уникальный случай – «избрался качественный мэр». «Чего мы торопимся?» — смиренно спросил Алексеев.

Носенко сначала предположила, что Дмитрий Бердников сам бы хотел поучаствовать в прямых выборах мэра, затем вспомнила предвыборные обещания бывшего губернатора Сергея Ерощенко, на что Алексеев только посмеялся: «Сказал, но пока он не вернулся». Потом коммунистка пустила в ход единственную имеющуюся у себя тяжёлую артиллерию: ответ президента Владимира Путина во время «Прямой линии» на вопрос, кто станет его преемником.

«Теперь вопрос: «Кого Вы планируете оставить после себя?» Во-первых, я ещё работаю. Во-вторых, хочу сказать, что это должен определить избиратель – российский народ. Я, конечно, сам когда-то определился: не вижу ничего зазорного сказать, что мои предпочтения так-то и так-то сформулированы, но в конечном итоге мы не должны забывать о том, что избиратель – российский гражданин, только он может определить, кто будет возглавлять регион, конкретный район, город, область или страну» (цитата из официальной стенограммы «Прямой линии» с президентом России — ред.).

Алексеев вновь выбрал умиротворяющий тон, заметив, что закон правильно всё прописывает, изменения внесены удачно, администрация во главе с мэром и дума работают. Мол, что ещё нужно для счастья?

Чекотова решила слегка напугать инициативную Ольгу Носенко: «А где гарантия, что прямые выборы могут дать качественного мэра?». В бровях Бориса Алексеева проскользнула глубокая озабоченность, и он, как будто гладя по голове маленькую девочку Олю Носенко, тихо подтвердил: да, мир меняется, всякое может быть.

Дестабилизация политической обстановки

Ольге Носенко, видимо, это надоело, поэтому она выпалила: «Ну давайте всё отменим, будем назначать глав всех поселений, вернёмся назад!» Она заявила, что сегодня иркутяне исключены из политической жизни Иркутской области, хотя очень хотят в ней участвовать.

Глава комитета строго прервал коллегу, с вызовом сказал, что ему лично как жителю Иркутска нравится нынешняя модель формирования власти.

Тут же Нина Чекотова засомневалась, что возвращение выборов поднимет явку, более того, вообще говорила странные и противоречивые вещи:

«Большая явка на выборах не есть хороший показатель. Когда в обществе всё хорошо и спокойно, явки в 70% никогда не будет, потому что нашим гражданам по большому счёту нужна социальная стабильность, и они не должны рьяно участвовать в политике, они должны заниматься семьёй, детьми, собой».

По логике депутата, явка в 10-20% с выявлением нарушений (подкупы, подвозы, «карусели) – это показатель стабильности в обществе, удовлетворения граждан ситуацией в регионе. А сама Нина Чекотова избралась в депутаты совсем не для того, чтобы «участвовать в политической жизни региона». Нет, что вы, что вы.

«Пока у нас нет и не предвидится никакой стабильности. Поэтому граждане и хотят участвовать в управлении, чтобы они были услышаны, сегодня власть их не слышит, не-слы-шит», — сокрушённо произнесла Носенко.

В этой бесконечной дискуссии кто-то должен был поставить жирную-прежирную точку. И этим «кто-то» стал руководитель правового управления заксобрания Алексей Петров: «Вопрос, почему сейчас выдвигается такая инициатива, отнюдь не праздный, потому что понятно, что особых обоснований нет. Ясно, что принятие такого закона посреди срока полномочий действующего мэра, к которому вроде нет претензий по качеству работы, нет претензий к команде, нет принципиальных претензий к жизни Иркутска, приведёт к дестабилизации политической ситуации в городе».

После недолгих допросов, почему всё-таки инициатива внесена до выборов президента России, Борис Алексеев удовлетворённо предложил инициативной группе внести соответствующий законопроект в 2018—2019 годах. Четверо депутатов – два «следователя» Нина Чекотова и Борис Алексеев, а также промолчавшие Александр Дубровин и Олег Кузнецов – с каменными лицами синхронно проголосовали против законопроекта.

После всех слов

14 июня сессия заксобрания фактически блокировала проведение референдума по возвращению прямых выборов мэра Иркутска. Губернатор Иркутской области, первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко завил, что инициативная группа перенесёт рассмотрение этого вопроса в Конституционный суд РФ. 28 июня состоится заседание регионального парламента, где будет рассмотрен возвращающий выборы мэра законопроект. И мне кажется, что всё повторится. Иначе бы на битву с усмехающимися единороссами не направили одинокую Ольгу Носенко, и защита законопроекта не выглядела бы жалко на фоне её эмоциональных рассуждений о лесной промышленности в регионе несколькими минутами раньше.

Дискуссия была бы жарче, доводы — убедительней, взгляды — красноречивей. Может, выплыли бы наружу страхи депутатов заксобрания-единороссов о возможном «протестном голосовании» на выборах парламента в 2018 году или желание главы региона доказать что-то нынешнему президенту России? Действительно, всё может быть. Или коммунисты и впрямь решили прислушаться к своим извечным политическим оппонентам и перенести триумфальное возвращение прямых выборов ближе к 2020 году?

Хотя, думается мне, пока в головах политиков царствует убеждение, что низкая явка — показатель удовлетворённости населения ситуацией, его счастливой жизни, настоящего счастья мы не увидим — возвращай прямые выборы или нет.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила