Р!
21 АПРЕЛЯ 2019
Р!
Р!
20 апреля 2019
Р!
Р!
Р!
Р!
19 апреля 2019
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
18 апреля 2019
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!
Р!

«Исчезающий Иркутск»: Подвалы пивзавода Доренберга в Рабочем

Предместье Рабочее, раньше – Знаменское, было местом ремесленников. Здесь работали мыловары, литейщики, кожевенники. Был тут и большой пивоваренный завод Фёдора Доренберга. Несколько цехов занимали площадь в 1,5 гектара на современной улице Баррикад. Сейчас здесь склады и мастерские, но скоро это будет арт-завод, место для креативных иркутян. Пока портал «ИрСити» вместе с историком Алексеем Петровым искал историю в холодных подвалах пивоварни.

Экскурсию по уцелевшим цехам завода Доренберга нам проводила агент развития территории Евгения Ямова. Она является сокуратором проекта арт-завод «Доренберг». По замыслу авторов, здесь будет первый креативный кластер Иркутской области, который соберёт людей разных творческих наклонностей – художников, архитекторов, фотографов, IT-специалистов и даже рестораторов. Уже сейчас сюда заезжают первые резиденты, но впереди ещё много работы – завод занимал огромную территорию.

А вот узнать, когда точно в Иркутске появился пивоваренный завод, не представляется возможным: нет точной даты, в летописи встречаются 1890 и 1900 годы. Но когда именно была разлита первая бутылка пива неизвестно. Зато известно, что проработал завод до 80-х годов XX века, со временем он потерял имя Доренберга, последнее название – «Иркутский пивобезалкогольный комбинат».

На территории – девять корпусов, часть из них сохранились с конца XIX века, часть – постройки советского времени. Восьмой корпус, например, сделан из песчаника и красного кирпича, над окнами сводчатые арки. Сейчас здание ремонтируют, утепляют и прячут всю старину под современные строительные материалы. По словам Евгении, иначе старинные здания не утеплить.

В XIX веке в Рабочем было два пивоваренных завода: Чижевского и Доренберга. А всего в городе пивзаводов было пять. Сам Доренберг в начале 80-х годов XIX века был служащим на пивзаводе Александра Сошникова, но примерно в 90-м он ушёл от Сошникова, решив открыть своё производство. У предприятия было много названий, одно из которых – «Знаменско-Подгорненский пивоваренный завод», но в прессе он известен как пивоваренный завод Доренберга. Последнее упоминание о предприятии с именем пивовара датировано 1920 годом.

«Хотя, знаете, я нашёл чудесную газету от 1925 года, где есть заметка про бывший завод Доренберга, послушайте, она называется «Приходится ходить по воде»: «На бывшем заводе Доренберга плохие условия работы. При входе в бродильню темно, то же самое в самой бродильне и разливочной. Пол асфальтовый, выбитый, на полу вода от таяния льда. Рабочие ходят по воде, рискуя простудить ноги. Неужели нельзя сделать на пол деревянную решётку?» — смеётся Петров, зачитывая материал из газеты «Власть труда».

Вообще Фёдор Доренберг – пермский мещанин. Когда он приехал в Иркутск, установить не удалось, но историк разыскал купчую от 1891 года – у вдовы иркутского мещанина Феоктисты Тимофеевны Глуховой Доренберг приобрёл дом с землёй в Знаменском предместье. Вдова сначала получила задаток в 40 рублей, а остальные 300 рублей должна была получить уже после сделки, которая состоялась 19 марта 1892 года. Однако не очень понятно, что это за дом – может быть, чтобы жить, а может быть, чтобы строить завод.

В 1892 году дума Иркутска избрала Доренберга в санитарные попечители на случай появления в городе холеры. В документах указан адрес купца – Набережная Ушаковки, Знаменское предместье, собственный дом. В сентябре 1894 года Доренберг купил надворные постройки за 600 рублей на улице Подгорной. Учитывая, что завод носил название «Знаменско-Подгорненский», то не исключено, что какие-то цеха работали и в центре города.

Мещанин активно занимался благотворительностью, иногда это была помощь деньгами, иногда – продукцией.

«29 января 1901 года состоялся благотворительный спектакль в пользу иркутского округа императорского российского общества спасения на водах в городском театре, 14 рублей дал Доренберг. 6 января 1901 состоялась рождественская ёлка в здании городской думы, 10 рублей от Доренберга. Июль 1902 года – собираются деньги на сооружение в Иркутске народного дома, 40 рублей поступило от пивовара. «Утоли моя печали» — иркутское благотворительное общество, создано в мае 1904 года, Доренберг дал на это 25 рублей. Но самое удивительное, что он давал ещё и товаром – 25 февраля 1909 года состоялся вечер в пользу детей-сирот забайкальской железной дороги. Доренберг пожертвовал пивом с установкой аппаратов, видимо, были у него ещё и кеги. В январе 1914 года были рождественский вечер студентов – пять вёдер вина дарит Доренберг студентам», — с улыбкой Петров читает найденные материалы.

Несколько раз лавки закрывали, хотя сеть магазинов была у Доренберга внушительной: один магазин был даже в посёлке Иннокентьевском. 21 августа 1914 года её закрыли, по словам Петрова, в это время был введён сухой закон из-за Первой мировой войны. 5 сентября 1909 года вышло постановление иркутского генерал-губернатора закрыть торговое учреждение на период действия военного положения на беспатентную продажу водки, поэтому лавка Доренберга на углу Троицкой и Матаховской (в районе 5-й Армии) была закрыта.

Были и криминальный случаи, связанные с заводом. Например, 4 марта 1906 городовой нашёл на льду Ангары у Кузнецовской больницы (Иркутская областная детская клиническая больница на улице бульваре Гагарина) пять ящиков с пустыми бутылками с завода Доренберга. А 23 сентября 1909 года у завода стреляли: пуля задела решётку забора, но никто не пострадал.

Завод успешно работал и был известен далеко за пределами города: в 1910—1914 годах продукция поставлялась в США, в частности, туда возилось пиво марки «Портер», было известно три этикетки: чёрная, серая и зелёная. А распространителем был Яков Ефимич – известный по тем временам ресторатор.

Неизвестно, что было с Доренбергом в 20-х годах, дожил ли он вообще до этого времени. Есть предположения, что он мог эмигрировать за рубеж. Евгения Ямова говорит, что в соцсетях пыталась найти потомков знаменитого пивовара, но поиски не удались. Интересно, что в московской летописи 1917 года есть упоминания Ф.Ф. Доренберга старшего и младшего, а также Елизаветы Ивановны, единственное, что про них известно, – адрес: Большая Дмитровка, 9. Петров предположил, что из Иркутска Доренберги уехали в Москву, откуда запросто могли отправиться и за рубеж.

Поговорив о незаурядной персоне владельца завода, мы отправились прогуляться по территории бывшей пивоварни. Старые корпуса сильно выделяются среди советских типовых построек: неровная кирпичная кладка, своды из песчаника. Конечно, всё это уже несколько раз переделывалось, стены подлатывали, чтобы сохранить, но от них так и веет столетней историей. Но то ли ещё будет: Евгения открывает двери в первый подвал.

Холодно, пахнет сыростью, но при этом поражают масштабы – огромная площадь со сводчатыми арками. Здесь хранились бочки с пивом, а сейчас подвал аккуратно оштукатуривают, делают гидроизоляцию, готовят для того, чтобы здесь открылся, может быть, винный или пивной ресторан – об этом мечтают авторы проекта.

Второй подвал ещё не тронула реконструкция, стены в кирпиче, подёрнутые плесенью, кое-где песчаник уже рассыпается. Самое удивительное, что здесь сохранилось – это место выгрузки-погрузки пива: жёлоб, по которому катились бочки. Весь пол заложен мелкой плиткой, сколько лет она здесь лежит – остаётся только догадываться. Историку Петрову сразу же пришло в голову, что при демонтаже плитки можно обнаружить какой-то оттиск с названием фабрики, но ждать этого момента придётся до тех пор, пока подвал не заинтересует кого-то, кто захочет сделать здесь фотостудию, квест-комнату или что-то ещё.

Бродя по подвалам, представляется, как сотню лет назад здесь сновали люди, в бочках бродило пиво, наверное, было влажно и пахло брагой. По двору ездили телеги, запряжённые лошадьми, а мужики катали бочки и грузили их, чтобы развести по городу.

Получится ли арт-завод таким, каким его видят авторы, – увидим, в их планах привести на территорию маленькую крафтовую пивоварню как дань истории. Хочется, чтобы дух Доренберга всё-таки остался в многочисленных цехах, где встретятся история и современность.

Больше и жёстче в нашем Telegram-канале
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила

В некоторых случаях у редакции могут появиться вопросы для дальнейшего освещения темы. Укажите свой телефон или email, если это возможно. Данные не публикуются.

Если вы даёте согласие на изменение модератором вашего комментария, в случае, если он не соблюдает нижеописанные правила, то модераторы постараются исправить комментарий так, чтобы его было можно опубликовать. В противном случае комментарий не соответствующий правилам будет удалён.

Мы не пропускаем оскорбления героев публикации, авторов текста, комментаторов, просто третьих лиц. Удаляются обвинения в преступлениях и правонарушениях, подробности личной жизни героев публикации, личной жизни журналиста-автора, комментарии, которые не относятся к теме текста, маты, капс, обильные многоточия, истерики, бессвязная речь, любая реклама.

Комментарий отклонят, если в нём есть призывы к нарушению законов, свержению власти, революции, массовым беспорядкам, нарушению территориальной целостности государства, разжиганию национальной розни, содержат признаки религиозного или языкового превосходства, содержит персональные данные или может нанести ущерб деловой репутации.

Не публикуются комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты, не гарантирующие достоверность публикуемой информации, просьбы о переводе денег героям публикации (если ситуация того требует, эта информация есть в редакции и её можно получить по телефону 400-890). И мы оставляем за собой право не пропускать оценку работы модераторов и редакции.

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ