НОВОСТИ
24 ОКТЯБРЯ
23 октября
22 октября
21 октября
20 октября

«Муж ненавидел моего старшего сына и избивал, а я терпела»

Оксана терпела, когда муж избивал её старшего сына, потому что ей некуда было пойти. Татьяну, мать двоих детей, уволили с работы, потому что у неё эпилепсия. Любовь не могла прокормить четырёх детей, так как в её родной деревне не было работы. Сейчас все они нашли приют в благотворительном фонде «Оберег» в Иркутске, который помогает женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Задача фонда не только поставить на ноги своих подопечных, помочь начать новую жизнь без насилия, но и дать понять, что есть люди, которым не всё равно.

«Муж делал всё, чтобы от нас избавиться»

Оксану Королёву с двумя маленькими детьми гражданский муж выставил за дверь, когда понял, что ему не по силам такая ноша.

«Жили мы очень плохо. Муж – отец младшего ребёнка, ненавидел моего старшего сына, избивал его, и делал всё, чтобы от нас избавиться. Меня не трогал. Это продолжалось два года, я терпела, но всё же мы с детьми оказались на улице», — говорит Оксана.

Пойти девушке было некуда, так она и оказалась в «Обереге». Здесь Оксана чувствует себя уверено: никто не угрожает её детям, её уважают, помогают встать на ноги. Девушка бесплатно прошла курсы и подрабатывает сейчас кладовщиком. На полный рабочий день выйти пока не может – младший сын ещё не ходит в детский сад.

Татьяна Суматохина из Черемхово после очередной крупной, как она сама выразилась «жёсткой», ссоры с мужем переехала с двумя детьми в Иркутск к сестре. Сначала всё получалось: Татьяна нашла няню для детей, сняла квартиру и устроилась на работу, но с нового места работы девушку вскоре уволили.

«Меня уволили потому, что у меня эпилепсия, на рабочем месте случился припадок. И хотя мне руководство при увольнении утверждало, что меня уволили не поэтому, слух от коллег дошёл, что именно из-за этого случая. Естественно, мне нечем было платить за квартиру, детей я не могла устроить в детский сад, потому что в Иркутске у нас не было постоянной прописки. Я узнала про фонд и попросилась сюда», — вспоминает Татьяна.

В «Обереге» девушка с двумя детьми прожила около 8 месяцев, потом помирилась с мужем и снова вернулась в Черемхово с надеждами на лучшее. На материнский капитал купила там дом, обустроила быт. У пары родилась третья дочь. Какое-то время в семье всё было хорошо, а потом ссоры и склоки начались снова, и Татьяна во второй раз вернулась в фонд. Причину размолвок девушка отказалась называть, но пояснила, что сбежала она не от хорошей жизни.

«Дом, конечно, остаётся за мной, муж туда не вписан, только я и дети. После того как я уехала, муж прибежал сюда за нами. Теперь старается, помогает с детьми, забирает их иногда из детского садика, к себе на выходные увозит», — делится Татьяна.

Восстанавливать отношения с супругом она не намерена, просто по-дружески общается с ним и позволяет ему видеться с детьми.

«С ним быть я не хочу, но какой бы ни был отец, он отец, в воспитании детей должны участвовать оба родителя», — рассуждает Татьяна.

Сейчас девушка с помощью фонда прошла курсы по шугарингу (способ депиляции, выполняемый с помощью густой сахарной пасты), нашла хорошую работу, сделала постоянную прописку себе и детям, поставила детей в очередь в детский сад. Двое старших уже в этом году пойдут в сад, а младшая – в 2019-м.

История Любови (девушка не стала называть фамилию) отличается от двух предыдущих. Она не пострадала от мужа-тирана, а оказалась в фонде из-за финансовых проблем.

«Я приехала в Иркутск из деревни, потому что там ничего нет. Одна школа, ни детского садика, ни работы. В Иркутске не получилось с жильём ничего, я попросилась сюда, чтобы освоиться, подняться. В деревне с мужем 20 лет жили, разошлись, теперь бегает от алиментов, мне тут говорят: «Подавай документы на алименты», а я что-то тяну, это же волокита, а у меня работы много. Работаю в охране в паспортном столе. Детей у меня четверо, старший сейчас служит в армии», — рассказывает Любовь.

«В России принято терпеть насилие»

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

Фонд «Оберег» уже на протяжении 12 лет помогает женщинам, которые попали в трудную жизненную ситуацию: остались без средств к существованию, устали терпеть насилие и готовы отказаться от своих детей из-за этих трудностей. «Оберег» предоставляет своим подопечным жильё, мамы могут водить детей в детский сад, работающий на базе центра, получать здесь психологическую и социальную помощь.

«С начала 2017 года в фонд уже обратилось около 180 людей. К нам всё чаще стали приходить люди, связано это с тем, что мы больше стали давать информации о нашем фонде. Постоянно к нам приходят женщины с детьми – это наша основная аудитория. Мужчины иногда звонят, был звонок от мужчины, который жаловался на психологическое давление со стороны жены, но он так и не пришёл», — рассказывает куратор Мария Климова.

По словам Климовой, женщины часто терпят физическое, психологическое, эмоциональное и финансовое насилие. И это может быть не только в неблагополучной семье, даже на первый взгляд счастливая семья может скрывать страшные семейные тайны. В фонд также обращаются девочки, которые состояли не в официальных отношения, так называемом гражданском браке.

«Принято у нас в стране терпеть насилие. Женщина приходит к нам только в тот момент, когда мужчина начинает поднимать руку на ребёнка. А если покопаться в прошлом наших подопечных, не всех бил муж, но с травлей они сталкивались. В школе, например. Насилие всегда было и есть. Многие девушки просто не видели хороших, нормальных отношений», — отмечает куратор.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

Сам фонд расположен на улице Помяловского в Иркутске в двухэтажном здании. Сейчас здесь проживает около 70 человек – это мамы с детьми. На первом этаже работает пункт приёма и выдачи вещей.

«Люди нам приносят вещи, девочки формируют по полкам: детское бельё, верхняя одежда, джинсы, обувь. Каждый день приносят порядка 100 килограммов вещей, забирают 50-70 килограммов. Отдают также постельное бельё, игрушки, книжки, даже цветы недавно принесли», — рассказывает администратор фонда Анна Бобрышева.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

Напротив пункта приёма – кухня-столовая с тремя бытовыми печками и небольшой конференц-зал. В комнатах, где проживают мамы с детьми пользоваться плитками нельзя, поэтому женщины готовят здесь.

«Девочки иногда вместе кооперируется и занимаются выпечкой. В этом зале мы также собираемся на небольшие мероприятия, которые сами проводим, или встречаем тут гостей, устраиваем просмотры мотивирующих фильмов, чтобы расшевелить девушек наших, вдохновить их», — поясняет Анна.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

На первом этаже также разместился и детский сад на социальной основе, куда могут ходить 18 детей. Его посещают ребята из многодетных, неполных семей, те дети, которые не могут попасть в муниципальный детский сад, так как нет прописки или ребёнка попросту не принимают. Сюда же и местные мамы водят своих детей, когда уходят на работу. Воспитателями работают тоже подопечные фонда, а также приходят волонтёры, которые проводят с детьми развивающие занятия. У детского сада есть своя столовая. Стоимость услуг – 1 тысяча рублей.

«Наши подопечные занимаются рукоделием, в коридоре фонда выставлены работы, декупаж, вязание, их можно купить. Для девушки это не только возможность отвлечься от проблем и забот, но и подзаработать», — Анна показывает мини-выставку.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

В фонде есть и компьютерный класс, куда девушки могут прийти позаниматься. В ближайшее время руководство фонда планирует организовать для мам курсы компьютерной грамотности. Рядом кабинет юриста. Он бесплатно помогает тем, кто обратился в фонд.

«То есть люди, у которых нет денег, могут прийти сюда и получить юридические консультации и помощь. Юрист помогает составить документы, правильно написать заявление, помогает женщинам развестись, получить материнский капитал», — объясняет администратор фонда.

В цоколе фонда есть спортзал, столярная, швейная. Сейчас в спортзале идёт ремонт. На втором этаже размещается большинство жилых комнат.
«Всего у нас 15 комнат, планировка разная. Вот тут, например, две комнаты и небольшая кухонька, где стоит холодильник, стол со стульями, мультиварка. Почти полноценная квартира. Крупную мебель и бытовую технику мы предоставляем сами, а мелкую технику девушки покупают сами. В комнатах поддерживают порядок и уют, цветы садят, делают ремонт», — рассказывает Анна, заглянув в одну из комнат.

В городе Ангарске у фонда «Оберег» есть филиал, который помогает мужчинам и бомжам. Они проходят реабилитацию и им помогают восстановить документы.

«Тут, в «Обереге», похожая схема. Мы непросто предоставляем жильё, мы занимаемся с девушками, проводятся работы с социальным работником, юристом, психологом. Девушки приходят сюда и у них опускаются руки, они не знают, что делать, с чего начать, очень подавлены. А мы ставим перед ними цели и разбиваем их на маленькие задачи и шаги. Например, нужно получить пособие, но чтобы его получить, нужно оформить документы. Вот и ставим перед мамой задачи, что необходимо сделать, чтобы этой цели добиться», — говорит Анна.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

В фонде женщины имеют возможность бесплатно обучиться. Они сами выбирают курсы и проходят обучение.

«У нас есть поощрение: та девушка, что прошла курсы и потом нашла работу по профессии, получает от нас большой набор продуктов. Поэтому девчонки стараются. Если нет возможности учиться на конкретную профессию, то мы вывешиваем объявления соискателей на неполный рабочий день. Также в фонде у нас есть трудовая дисциплина, есть какой-то план работы: график уборки, график стирки. Есть режим дня, то есть никто не спит до обеда, подъём в 8.00. Единственное те, кто работает посменно, у них, конечно, свой график», — пояснила администратор.

Женщины считают насилие нормой

Все женщины, которые обратились в фонд «Оберег», проходят через психолога Дарью Буинову. Она отмечает, что большинство из них не признают, что в их семье совершалось насилие.

«Нашими девушками насилие не признаётся таковым. У нас это связано с менталитетом. Вспомните банальное «Бьёт – значит любит». Если в нашей стране хотя бы физическое насилие признаётся плохим, то психологическое, эмоциональное и финансовое – нет. Женщины считают, что это нормально», — поясняет Дарья.

Многие девушки и женщины копируют поведение своих родителей. Как правило, это неблагополучные семьи, и в них есть жертва – мать. Девочка, выросшая в деструктивной семье, тоже находит себе тирана, и его поведение не станет для неё чем-то пугающим и неожиданным, потому что это было у неё перед глазами всё детство.

«Девушки маскируют свои психологические проблемы под финансовые и имущественные. Говорят, что пришли сюда, потому что нет денег и квартиры. Но когда начинаешь с ними работать, оказывается, что там много проблем», — рассказывает психолог.

В том, что девушки не осознают домашнее насилие, зачастую виноваты и мифы, которые существуют в обществе. Вокруг все говорят: сама виновата, разозлила мужа, это семейное дело. Женщины боятся мужа и осуждения, поэтому терпят и не рассказывают о домашнем насилии. Думают: «Абы какой, но был бы папа детям», — не понимая, что ребёнок, живя с таким отцом, тоже перенимает ненормальную модель поведения, становится дезадаптивным.

«Женщинам сложно вырваться из своих страхов, рассказать о насилии, изменить свою жизнь. У нас в фонде есть женщина с Востока, несмотря на свой менталитет и принятые модели поведения в обществе, она смогла вырваться от тирана, набралась смелости. Сама она терпела побои мужа, но когда он сильно избил одного из троих детей, причём это была не пощёчина, женщина ушла от мужа, забрала детей. Посольство ей помогло обосноваться в России, выйти на нас», — говорит Дарья.

При работе с женщинами, подвергшимся насилию, большой упор делается на личность, потому что девушки приобретают «синдром избиваемой женщины», а это целый комплекс характеристик: страх, депрессия, низкая самооценка.

«Это очень долгая работа, но ненавязчивая. Потому что опять-таки не все понимают, что у них есть проблемы. К сожалению, часто здесь не получается длительной продуктивной работы, потому что текучка – девушки приходят и уходят», — отмечает психолог.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

«Одна девушка обратилась к нам прошлой осенью, жила с ребёнком от первого брака и с сожителем, от которого родила второго ребёнка. Сожитель крепко выпивал, и она иногда с ним, так как некоторые женщины имеют созависимые настроения. В один из запоев сожитель убил их 2-месячного ребёнка, его заключили под стражу, ей инкриминировали соучастие. У неё было такое пассивное состояние, старшего ребёнка она по заявлению поместила в центр помощи детям, к нам пришла одна. Случай был тяжёлым, большая работа была проделана. В феврале этого года она забрала ребёнка, он сейчас ходит в школу, сама она прошла курсы, устроилась на работу, мужа посадили, она разорвала с ним отношения», — приводит Дарья Буинова яркий пример депрессивного состояния женщины-жертвы.

Как отмечает психолог, если человек воспитан в хорошей среде, вряд ли он попадёт в такую ситуацию. И жертвы, и тираны становятся таковыми ещё в детстве. Дети алкоголика, как правило, найдут себе мужей и жён алкоголиков. Незащищенность в детстве извращает многие понятия, «недолюбленным» девушкам кажется, что защитников они найдут в тиране. Ревность, трактуется как любовь, сверхконтроль, когда он проверяет телефон и социальные сети супруги, запрещает ей работать, заставляет сидеть дома, не отпускает на улицу, воспринимается как забота.

Домашнее насилие носит цикличный характер: сначала муж раздражается, повышает голос, прикрикивает, грубо отвечает, отказывается общаться. Дома этого все боятся, молчат и ходят на цыпочках. Женщина думает: «У него на работе проблемы, я что-то не так сделала, дети разозлили».

«Многие женщины склонны думать, что дети – это только её забота, а мужчину эти заботы не касаются», — отмечает Дарья.

Фазу грубости и криков женщины тоже не воспринимают как факт насилия. Потом происходит само насилие, избиение, после этого – депрессия, разочарование, чувство вины. Третья фаза – медовый месяц, когда муж превращается в идеального мужчину, приносит цветы, сыплет извинения, и женщина думает, что не всё потеряно. И этот цикл происходит чаще, быстрее, становится постоянным.

«У нас была женщина, которая пришла потому, что её избивал муж. Но она стала с ним встречаться вне фонда, приходила избитая, однажды в таком ужасном виде пришла, он очень серьёзно её побил, однако ей это не помешало к нему вернуться», — рассказывает психолог.

Шанс того, что женщина, побывав в такой ситуации, в другой раз выберет себе достойного мужчину, очень невысок, если не будет комплексной психологической помощи. Человека нужно менять со всех сторон: учить правильному отношению к собственным детям, учить общаться с миром, с другими людьми, показать, что есть другие интересные занятия.

Фото: Из группы "Оберег" в "ВКонтакте"

«Женщины, которые попадают к нам после трагичной истории, отрицают вообще новые отношения. Они думают, что все мужчины плохие, нет достойных. И мы учим их восприятию нормальных здоровых отношений с мужчиной», — поясняет Дарья.

По данным МВД России, ежегодно 36 тысяч женщин терпят насилие в семьях, 12 тысяч погибает – это одна женщина каждые 40 минут. В Иркутской области за 8 месяцев 2017 года 955 человек привлечено к административной ответственности за побои, из них 234 женщины, мужчин — 716. Два уголовных дела с января по август возбуждено из-за повторного физического насилия в семье.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить