Р!
22 СЕНТЯБРЯ 2019
20 сентября 2019
19 сентября 2019

Шеверда: Не делайте из меня преступника

Вчера защита арестованного министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверды пыталась изменить меру пресечения, поставив под сомнение само обвинение в превышении должностных полномочий и повторив доводы об обоснованности санитарных рубок в заказнике «Туколонь». Но облсуд оставил чиновника под арестом и лишь незначительно изменил формулировку решения первой инстанции.

Шеверду задержали по делу о рубках в заказнике «Туколонь» 6 июня в московском аэропорту Шереметьево, вечером его доставили в Иркутск. На следующий день ему предъявили обвинение по статье «Превышение должностных полномочий, совершённое с причинением тяжких последствий». Тогда же суд арестовал его на 2 месяца.

Суд начался в половину третьего. Шеверда, связанный с заседанием по конференцсвязи, предложил рассмотреть ходатайство о переносе заседания на 2 дня. Он планировал предоставить апелляционной инстанции дополнительные документы, но не смог. «Я получил решение только в четверг вечером, в пятницу я рассчитывал, что встречусь с адвокатом, чтобы запросить определённые документы, но в пятницу моему адвокату сказали, что меня вывели в медсанчасть по моему запросу. Меня ни в какую медсанчасть не выводили, я целый день находился в камере. Поэтому никаких дополнительных документов запросить я не смог», — объяснил чиновник. Его адвокат Наталья Канина поддержала ходатайство. Судья пыталась выяснить, о каких документах идёт речь, но Шеверда не стал их называть. «Я боюсь, что если я скажу, какие документы, то эти документы за 2 дня не выдадут», — высказал опасения он. Но ему всё равно отказали.

Затем Канина ходатайствовала о проверке материалов дела, так как, по её мнению, первая инстанция их изучила ненадлежащим образом. Шеверда поддержал просьбу, заметив, что доводы защиты не были исследованы. Но и в этом суд отказал.

Во время судебных прений адвокат рассказал практически по часам хронологию событий 7 июня. По её словам, с 10 до 14.50 Шеверде предъявляли обвинение объёмом более 50 листов, а также допрашивали. В 15.37 материалы дела поступили в Кировский районный суд, хотя заседание было назначено на 15.30. Ещё час ушёл на ознакомление с материалами дела. Само заседание длилось более 2,5 часа, после этого 20-25 минут суд провёл в совещательной комнате, чтобы выбрать меру пресечения. «Все эти события, которые я перечислила, свидетельствуют о том, что было исключено достаточное время, чтобы суду не только изучить все эти материалы, которые были представлены не только следствием, но и защитой, но и подготовить сам текст постановления объёмом 4 печатных листа. В этом усматриваются обстоятельства, предусмотренные статьёй 62 УК РФ, а именно – заинтересованность суда в исходе дела», — пояснила Канина, подчеркнув, что были основания для отвода суда.

Также адвоката насторожило, что суд признал законным и обоснованным и задержание, и выдвинутое обвинение, хотя, по мнению защитника, материалы дела не подтверждают само наличие преступления.

Она заметила, что в уголовном деле есть ряд доказательств, которые подтверждают законность рубок, в частности, решение арбитражного суда от 19 мая. Для этого решения проводилась дендрологическая экспертиза, во время которой исследовалось более тысячи срезов пней. При этом в рамках этого уголовного дела представлена экспертиза всего лишь 63 пней, хотя в самом заказнике насчитывается более 10 тысяч деревьев. Более того, обе экспертизы обнаружили в исследуемых срезах вредителей и последствия пожара.

Есть претензии и к юридической стороне состава. По словам Каниной, состав преступления по статье 286 Уголовного кодекса предусматривает совершение должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, а Шеверде предъявлено обвинение в бездействии – непринятие мер. «Органы предварительного следствия, предъявив моему подзащитному обвинение по статье 286-й путём непринятия мер, фактически вышли за рамки диспозиции этой статьи, и у нас появился почему-то новый состав преступления, что прямо противоречит статье 10 УК РФ, которая говорит, что преступные деяния устанавливаются только уголовным кодексом, а не кем-либо ещё», — подчеркнула Канина.

Кроме того, в полномочия Шеверды как министра лесного комплекса не входило согласование проведения санитарных рубок. Зато этими полномочиями обладала служба по охране и использованию животного мира, которая на момент рубок была самостоятельной и решения о согласовании санитарно-защитных мероприятий принимала сама. Согласование по «Туколони» проводилось на основании нескольких проверок обоснованности назначения этих работ.

Раскритиковала защита и справку оперуполномоченного сотрудника ФСБ, который указал, что Шеверда якобы может скрыться, выехав сначала в Сочи, а затем в Абхазию. Но ни билетов, ни свидетелей, ни предварительных договорённостей не представлено.

Канина пояснила, что в Москве Шеверда был сначала в командировке, а затем остался на время отпуска, чтобы сопроводить свою младшую дочь на медобследование. Есть справка, что ребёнок был у врача 4 июня. Но во время обследования у девочки обнаружилось ещё одно тяжёлое заболевание, из-за которого семья решила поехать на лечение в Сочи. Скрыться, по заверению адвоката, он не мог, так как весь год, что идёт следствие, активно сотрудничал, предоставлял все запрашиваемые документы и не пропускал явки по повестке. Кроме одной – 17 мая, когда по распоряжению губернатора министр отправился в командировку по районам, чтобы проверить готовность муниципалитетов к пожароопасному сезону.

Одним из доводов для смягчения меры пресечения явилась тяжёлая ситуация со здоровьем. Шеверда – единственный кормилец в семье, на его иждивении находится жена, перенёсшая тяжёлую операцию, трое детей, младшая девочка требует медицинского ухода, а также родителей-пенсионеров. Сам министр страдает от нескольких заболеваний. Как выяснилось, в день, когда его доставили в Иркутск, ему потребовалось вызвать скорую помощь, так как резко поднялось давление.

«Суд избрал меру лишь на основании тяжести предъявленного обвинения. Тяжесть обвинения не может обусловливать необходимость содержания под стражей, это нарушение презумпции невиновности. Это обвинение надо ещё доказать», — заявила Канина.

Сам Шеверда заявил, что не согласен ни с арестом, ни с обвинением. Он заметил, что сейчас расследуется два уголовных дела, и ни от одной встречи со следователем он не уклонился. Последнюю повестку он получил 14 мая и предупредил, что может направиться в командировку, так как в регионе пожароопасный сезон. До 17 мая защита неоднократно предлагала следователю перенести допрос. Следующая повестка на конец месяца пришла в канцелярию министерства, когда глава находился уже в Москве. «Вместо того, чтобы задерживать и доставлять меня в Иркутск, могли бы просто вручить мне повестку в гостинице, было бы намного дешевле. Я законопослушный гражданин и явился бы на допрос», — подчеркнул Шеверда, а затем добавил: «Следствие идёт больше года, ни одного факта о моём уклонении нет. Год не уклонялся, а за неделю нарушил всё, что можно?»

Он задавал подобные вопросы, когда комментировал положения постановления, в частности, о давлении на свидетелей, сокрытии улик, продолжении совершать преступления. Последнее он проиллюстрировал статистикой. По данным Шеверды, за время его работы министром число незаконных рубок сократилось в 2 раза (при этом сокращение рубок зарегистрировано впервые за последние 10 лет), а налоговая отдача от лесопромышленного комплекса в областной бюджет выросла в 3,5 раза. «Это называется общественной опасностью», — сказал Шеверда.

Он предположил, что находится под стражей, потому что не соглашается с обвинением. Так, по его мнению, произошло с его бывшим заместителем Алексеем Туги, который в начале 2019 года возглавлял службу по охране животного мира. Туги, по словам министра, 11 месяцев, что шло следствие, давал показания, а за месяц до истечения срока содержания резко их изменил. Он вспомнил письмо бывшего зама руководителям правоохранительных органов и президенту, в котором Туги рассказывал, что ему угрожают насилием и побоями, если он не оговорит себя и министра.

Шеверда поделился с судом, что под стражей начал читать «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына. Свою ситуацию он сравнил с описанной в книге.

«Я 44 года не представлял обществу никакой опасности, ни разу не привлекался, ни разу не был судим, так почему я сейчас в одночасье стал таким опасным преступником, который обязательно должен находиться под стражей. Ещё раз вернусь к Солженицыну, который пишет: «Арестован значит виновен». Он пишет про 37-й год, а у нас 2019 год. За это время должно же было что-то измениться, уже правовое всё-таки государство. Не делайте из меня преступника и оставьте меня с моей семьёй», — заявил Шеверда.

После этого выступила прокурор, которая попросила оставить решение без изменений, заметив, что доводы о доказанности вины, квалификации преступления не могут рассматриваться в апелляционной инстанции. При этом она подчеркнула, что в материалах есть протокол допроса Туги и других свидетелей, из которых следует, что «обвинение предъявлено обоснованно, свидетели указывают на обвиняемого как на лицо, совершившее преступление». А решение арбитражного суда не может приниматься во внимание, так как не вступило в силу.

Она также прокомментировала ход заседания по избранию меры пресечения, заявив, что все материалы дела были исследованы, мнения сторон выслушаны, после чего суд удалился в совещательную комнату, то есть процедура была соблюдена, а отводов к составу суда защита не представила. Прокурор назвала необоснованными и другие доводы защиты, в частности, заметив, что заявление Шеверды на отпуск подписано уже после того, как министр уехал в Москву. По словам самого министра, он написал заявление 26 мая, а 27-го уже улетел в столицу. Губернатор не подписывает распоряжение день в день, поэтому на документе указано позднее число.

Адвокат заметила, что прокурор противоречит сама себе, говоря о преждевременности анализа материалов дела, и при этом рассказывая о протоколах допроса Туги. Канина подчеркнула, что ряд протоколов содержит только первый лист. Когда она спросила об этом следователя, тот ответил, что хотелось показать суду число допрошенных свидетелей. По предположению Шеверды, первые страницы допросов положены потому, что там «нет сведений, которые удобны следователю», а Туги – «единственный из всех, кто что-то про меня сказал».

В итоге суд оставил министра под арестом до 5 августа включительно, а постановление Кировского районного суда немного изменил. Из описательно-мотивировочной части исключили ссылку о том, что Шеверда может продолжить преступную деятельность. Адвокат министра заявила, что вопрос о подаче кассационной жалобы будет ещё обсуждаться с её подзащитным, но, скорее всего, борьба продолжится. «Сергей Васильевич готов отстаивать свою позицию, вы сами всё на суде слышали», — сказала защитник.

4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну понятно же что министр это лишь пешка, где генеральная прокуратура которая может докопаться до взяток олигархов в пользу генералов всех структур?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Крайнего нашли! Привлекают ли предыдущего руководителя Службы?? 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не только крайнего, но и не последнего, видать в детстве дяде родители плохо объясняли, что воровать не хорошо, тем более у государства, теперь пусть вот у этого государства харчи поест с сухарями.  

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Надо всех привлечь, кто причастен к вырубке леса и выкачке воды из Байкала. Продают и вывозят государственные ресурсы! И не смотреть олигархи или нет и сколько денег они имеют! Ни в одной стране такого беспредела нету. Да и олигархи становятся богатыми за счёт ресурсов, которые пренадлежат народу. Мошенники должны отвечать по полной программе,  чтобы посмотрев на них у других коррупционеров и воров отпало бы желание воровать! P.S. Плюс ко всему такими своими действиями портят репутацию страны. 

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ