Р!
20 ИЮНЯ 2019
19 июня 2019

Дело о вырубке в «Туколони». Щепки летят

Год назад стало известно об одной из самых масштабных вырубок леса в России – в заказнике «Туколонь» на севере Иркутской области. А вчера по этому делу задержали регионального министра лесного комплекса Сергея Шеверду. Пока следователи готовят материалы дела для передачи в суд, лесопатологи планируют новое обследование заказника, чтобы продолжить рубки.

Государственный заказник «Туколонь» расположен в Казачинско-Ленском районе вдоль реки Киренги. Он создан решением облисполкома 5 октября 1976 года. По данным природоохранной прокуратуры, территория является уникальным местом обитания северных оленей, лося, изюбря и косули, а также редких видов птиц — серого журавля, чёрного аиста и клоктуна. Следила за «Туколонью», как и за другими заказниками, упразднённая, а точнее влитая в структуру министерства лесного комплекса с 1 июня 2018 года, служба по охране и использованию животного мира Иркутской области.

«Это уникальное по своей красоте место – даже с туристической точки зрения. А получилось, что к живому заказнику с его богатейшим природным разнообразием отнеслись потребительски, приравняв к месторождению ценного сырья – древесины. Это отношение в итоге и стало решающим», — заявил в майском интервью «Восточно-Сибирской правде» первый заместитель Байкальского природоохранного прокурора Алексей Калинин.

Версия следствия

Прокуратура рассказывает, что вскрыла факты уничтожения уникальной природы в марте 2018 года. А «Новая газета» утверждает, что история началась много раньше. По данным издания, 9 февраля специалист первого разряда службы охраны животного мира Александр Городничий установил в заказнике факт нарушения его охранного режима – сплошные санитарные рубки. Служба сразу же выдала предписания об их прекращении, материалы направила в прокуратуру. Так как реакции никакой не последовало, рубки продолжились, к делу подключился «Гринпис», который попросил Департамент лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу провести проверку. Ведомство подтвердило, что минлеса незаконно назначило сплошную санитарную рубку в заказнике и под видом ухода за лесом ведёт коммерческую заготовку древесины. Несмотря на это рубка продолжалась, и к апрелю 2018 года заповедный лес был уничтожен на площади почти 120 гектаров.

В феврале прошлого года на сайте правительства был размещён релиз с положительной оценкой санрубок, но затем его удалили. Он цитируется на Лесном форуме «Гринпис». Там же приводится официальный ответ из департамента по СФО.

14 июня СК возбудил уголовное дело по факту незаконной вырубки леса в «Туколони». Бывший глава службы, а затем и бывший замминистра лесного комплекса Алексей Туги арестован.

По версии следствия, осенью 2017 года было проведено лесопатологическое обследование леса, пострадавшего от пожаров 2016 года, по итогам назначена сплошная санитарная рубка. Эти работы, как утверждал СК, согласовал Туги. В итоге ущерб от вырубки, по первым оценкам, составил 880 миллионов рублей. Планировалось, что рубки продолжатся и будет вырублено ещё 500 гектаров. Ущерб от этих работ мог вырасти до 2 миллиардов рублей. По данным природоохранной прокуратуры, срубленный лес был отправлен на экспорт, стоимость партии оценили в 1 миллион долларов.

Как рассказывали в ведомстве, рубки в «Туколони» пытались назначить ещё в 2017 году. Но служба их не согласовывала, полагая, что для этого нет оснований. «Но в 2018 году служба была реорганизована указом губернатора и присоединена к министерству лесного комплекса. После этого рубки легализовали уже по факту», — заметил заместитель природоохранного прокурора Калинин.

Версия Рослесозащиты

В июне 2018 года общественники провели первую выездную проверку правильности назначения санитарно-оздоровительных мероприятий, в которой принимал участие и главный лесопатолог России Василий Тузов. Запись выезда есть на странице общественницы Екатерины Удеревской в Youtube.

У Тузова оказалось множество вопросов к заказнику. Например, почему леса не были переведены из эксплуатационных в защитные, для которых запрещены сплошные санитарные рубки? Или почему возникла такая несогласованность в действиях? «Поспешили, надо было привезти людей, показать, доказать, что это надо, но они поторопились, быстренько, все документы были готовы», — заметил лесопатолог. По его мнению, «картина до рубки была неприглядная». «На мой взгляд, хорошо, что хоть лес сохранили. Срубили, значит, обязаны восстановить», — подчеркнул Тузов.

В середине мая 2019 года общественники повторили проверку, заметили ветровалы, установили, что деревья заражены вредителями, и подтвердили необходимость продолжения рубок.

В конце месяца центр защиты леса Иркутской области проводил тренировку для лесопатологов. Для журналистов решили устроить пресс-конференцию с участием Тузова, но самого учёного, видимо, не предупредили. Когда он увидел камеры и журналистов, стал возмущаться, воскликнул: «Это что за подстава-то?» и ушёл разбираться. После этого СМИ вывели на улицу и предложили им брифинг с директором иркутского центра Александром Зверевым. Он заявил, что не хочет сейчас комментировать ситуацию с «Туколонью», но заметил, что рубки нужно продолжать. «Там горельник — рассадник стволовых вредителей для окружающих деревьев. В чём опасность стволовых вредителей — обработать их практически невозможно. У нас один способ — санитарная рубка. Чтобы не допустить катастрофических последствий, нужно провести санитарно-защитные мероприятия», — подчеркнул Зверев.

Хотя по мнению природоохранного прокурора Алексея Калинина, тот лес, которые остался не срубленным, сейчас в идеальном состоянии: «Он зелёный и по некоторым показателям стал даже лучше, чем был. Если бы там действительно возник какой-то серьёзный болезнетворный очаг, к настоящему моменту от леса уже ничего бы не осталось». Но при этом, по его словам, у леса серьёзные проблемы, так как вырубленный участок находился на розе ветров: «Убираешь на одном участке лесные насаждения, а на соседнем деревья ветром начинает валить. Мы выезжали туда с учёными, они предупреждали: лес будет валиться, затем начнёт деградировать почва. Восстановиться лесу будет практически невозможно».

Новое обследование леса в заказнике иркутский филиал «Рослесозащиты» планирует провести уже этим летом, и если запрет на проведение всяких работ в «Туколони», введённый с началом расследования, снимут, то рубки могут организовать в этом году.

Решение арбитража

Параллельно с уголовным расследованием в арбитражном суде оспаривались договоры о проведении санрубок, заключённые 11 и 12 января 2018 года между минлеса и областным лесхозом. Изначальным заявителем была служба по охране животного мира, но после её упразднения истцом стало министерство лесного комплекса. Это породило странную юридическую коллизию, ведь лесхоз – подведомственное минлеса учреждение. По мнению прокуратуры, с момента замены истца оспаривание договоров стало чистой формальностью.

Решение по делу арбитраж вынес 8 мая. Суд фактически отказался признать вырубку леса в «Туколони» незаконной.

Было установлено, что в ноябре 2017 года минлеса утвердило три акта лесопатологического обследования в двух кварталах Карамского лесничества, которые говорили о необходимости проведения сплошных санрубок. С 8 по 14 февраля 2018 года экспертная комиссия выехала на место и осмотрела лесные участки. Рабочая группа выявила очаги стволовых вредителей и ветровал и также рекомендовала рубки. Специалист Александр Городничий справку по итогам выезда не подписал, заявив, что натурное обследование проводилось с нарушениями. Несмотря на это в марте служба всё-таки согласовала «проведение санитарно-оздоровительных мероприятий» при условии обязательного лесовосстановления и создания противопожарной минерализованной полосы.

На суде лесхоз Приангарья потребовал провести дендрологическую экспертизу. Арбитраж поручил это экспертам Братского госуниверситета Елене Руновой и Ивану Гарусу. Они не выезжали на место, а анализировали представленные по делу документы. Эксперты установили, что на месте вырубки были признаки поражения стволовыми вредителями. Причём в актах за 2017 год частота заселённых вредителями деревьев составляла от 10 до 15%. А из справки от 8-14 февраля 2018 года следовало, что состояние пней и невырубленных деревьев на лесосеке существенно ухудшилось и заселение стволовыми вредителями составило уже 58-60 % от общего количества деревьев. Анализировались выводы красноярских специалистов, которые утверждали, что заселение стволовыми вредителями началось в 2016-м, в год пожара, и усилилось в 2017-м.

«Если бы произошло только повреждение пожаром и не произошло бы заселение таким количеством стволовых вредителей, можно было бы обойтись обычными выборочными санитарными рубками. Но поскольку эти вредители перейдут обязательно на соседние участки леса, нужно было принимать меры», — сделали вывод братские эксперты.

В противовес этому прокуратура представила заключение комплексной фитосанитарной экспертизы, проведённой специалистами «Всероссийского центра карантина растений» с 28 ноября 2018-го по 4 февраля 2019-го. Эксперты анализировали 63 спила с пней, часть из которых оказалась заражена малым чёрным еловым усачом. По выводам учёных, пни заселились личинками только в 2018 году. Также установлено, что на всех спилах нет прогара древесины, а обнаруженные гниль и грибы не могли стать причиной гибели деревьев. Но заключение фитосанитарной экспертизы не было принято судом в расчёт. Прокуратура требовала провести повторную дендрологическую экспертизу и поручить это московским учёным, но суд и в этом отказал.

«Министерство лесного комплекса, являясь истцом по делу, высказало позицию о законности вырубки. Таким образом, орган, призванный заниматься охраной и защитой лесного фонда региона, фактически не поддержал свой иск и занял позицию об отстаивании формальной законности отдельных документов, которые не имеют ничего общего с сохранением уникальных лесных ресурсов», — говорилось в комментарии природоохранной прокуратуры по итогам заседания арбитража. Ведомство обжаловало решение арбитражного суда.

Версия Шеверды

После возбуждения уголовного дела глава минлеса Сергей Шеверда заявил, что Туги сам приостанавливал рубки, чтобы убедиться в правильности назначения работ. А жалобы на работы в «Туколони» начали поступать после того, как губернатор в конце февраля 2018-го подписал распоряжения о присоединении службы к министерству. «У нас есть четыре документа из бывшей службы по охране животного мира. Первый — согласие на проведение лесопатологического обследования; затем были три письма от января 2018 года, в первом нам запрещают рубку только в квартале 275, потом — запрещают рубку в шести кварталах из восьми и в третьем разрешают только частичную рубку», — говорил тогда Шеверда.

Он подчёркивал, что лес в заказнике – перестойный, ему более 200 лет. Он также заражён некоторыми болезнями и вредителями, в частности, лубоедом и усачами.

«Рубил лес только лесхоз, никаких подрядных организаций не было. Часть леса была продана, часть использована на собственной котельной, часть реализовали населению. Вырученные средства пошли на подготовку к пожарному периоду, частично — на заработную плату», — подчёркивал министр. По его данным, ущерб от рубки оценивался в 880 миллионов рублей, при этом весь оборот лесхоза за 2017 год составил всего 250-300 миллионов . «Даже если продать весь вырубленный лес как деловую древесину, столько не получится», — замечал Шеверда.

А весной 2019 года выяснилось, что областная защита от пожаров страдает из-за слишком пристального внимания контрольных ведомств. Как заметил после майских возгораний Шеверда, Рослесхоз отменил часть актов лесопатологических обследований, что сделало невозможным проведение санитарных рубок. Вышло так, что лесхоз потерял деньги, которые ранее тратил на подготовку к пожароопасному сезону. Из-за отсутствия этих средств, расходы на борьбу с пожарами пришлось взять на себя областному бюджету.

Но природоохранная прокуратура это опровергает. «На пожары шла определённая составляющая дохода от санрубок, но она не была ключевой. В любом случае это несопоставимо с тем, что выделяется федеральным или областным бюджетами. Ну снизили лесхозу объёмы вырубок и размеры премии, пожары от этого никто тушить не перестанет», — заявлял первый заместитель Байкальского природоохранного прокурора Алексей Калинин.

Что дальше?

Вечером 6 июня задержанного в Москве Шеверду доставили в Иркутск. В ближайшее время СК планирует предъявить ему обвинение по статье «Превышение должностных полномочий, совершённое с причинением тяжких последствий», по которой министру грозит от 3 до 10 лет лишения свободы. Ранее обвинение было предъявлено троим фигурантам, в том числе Алексею Туги. По версии следствия, они незаконно назначили, согласовали и провели сплошную санитарную рубку в заказнике «Туколонь». По уточнённым данным, площадь вырубки составила 119,4 гектара, а ущерб лесному фонду, почвам и объектам животного мира – около 748 миллионов рублей.

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко высказал обеспокоенность из-за задержания министра. Власти в который раз подчёркивают, что законность рубок подтвердили выезды экологов-учёных и решение арбитража. Так или иначе дело о рубках в «Туколони» не только заставило надзорные органы глубже вникнуть в проблему охраны лесов, но и помогло перевести все заказники в защитные леса, а значит — уже защитить уникальные природные территории от бесконтрольного уничтожения.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ